Законы поэтической термодинамики. Интервью со Светланой Ефимовой

1klyxxeqpowvrrdc8kwiuubmqttgyg1r2sucnlr ibgeo8ghe9kapiwc10p39xpigtmnzt8ugltjt srmqmxlxiz

Светлана Викторовна Ефимова родилась в г.Тавде, Свердловской области. Давно. Работала контролёром ОТК на фанерном комбинате, освобожденным секретарём комсомольской организации, директором детского дворового клуба, страховым агентом, в настоящее время репортёр городской общественно-политической газеты «Тавдинская неделя».

Стихи печатались в районных газетах, в сборниках стихов тавдинских поэтов и в других региональных поэтических сборниках, в московском журнале «Свет», сборнике «Венценосная семья», альманахе «Жарки Сибирские», тюменском альманахе «Живое слово», в сборниках «Поклонимся, друзья, фронтовикам», «Тихая родина», «Слово о войне» и т.д.

Лауреат региональных поэтических фестивалей в Нижней Тавде (Тюменская область), Ирбите, Берёзовском (Свердловская область). Лауреат Тюменского областного конкурса «Слово о войне» (2015 г.). Лауреат международной литературной премии имени Игоря Царёва (2019 г.). Финалист премии «Моё солнцестояние» (Издательство СТиХИ, 2020 г.)

В 2017 году выпущен первый поэтический сборник «Тавдаград» (ГАУК ТОНБ), в 2021 году вышла короткая книга стихотворений «Позвони» (г. Москва, Издательство «СТиХИ»).

Страница автора на сайте https://poezia.ru/authors/cvetlana004 

 

 

 

    Светлана, как пишутся стихи?

 

    – В пятом классе писать прозу меня не тянуло. Читала всё подряд и запоем, а вот писать, увы, не любила. В том числе и сочинения.

«Вид из окна» – что тут скажешь, если из окна (мы жили уже в многоквартирном доме) видны лишь другие дома и деревянные постройки? Ага, вон воробей прыгает в луже! Как описать его воробьиную жизнь? Три строфы сложились быстро и безболезненно (от лени или практичности?) – чего там раздумывать. Стишок не сохранился. Но он был! И он был первый…

  Потом я не однажды пользовалась подобным приемом (помню, написала сочинение в стихах даже по картине Г. Коржева «Поднимающий знамя»), и всегда успешно.

Бывает, придёт мысль – ухватишься за неё и носишь-носишь-носишь, обрастаешь эмоциями…Напишешь, удалишь всё, забудешь, вспомнишь, опять пишешь – и длится это до бесконечности долго…Правишь постоянно.

  Или придёт строчка, например, «Мы все квадратно-гнездовые» («вдохновил» на неё контур идущей впереди женщины), казалось бы, понятно, о чём будет стихотворение – ан, нет! – мысль развернулась совершенно в противоположную сторону:

 

…Но выдерни с корнями нас, –

Найдём врага, намылим выю

И, где Макар телят не пас,

Отправим, дав совет в дорогу –

Нас больше никогда не трогать!

 

    Всё, связанное с созданием текстов, парадоксально. Сделала вывод для себя: поэт – это переводчик накопленной им метафизической энергии на человеческий язык, при этом он использует не всегда рифму, но всегда тот или иной ритм, оказывающий вибрационное воздействие на слушателя или читателя. Умение владеть своей внутренней энергией, вкладывать её в собранные воедино слова – великое дело, потому, к сожалению, графоманские, часто безграмотно сложенные, но энергетически наполненные стихи, принимаются массами на ура и воспитывают у людей плохой вкус, прививают превратное понятие культуры. Сложный вопрос, пусть мэтры разбираются.

  Про себя считаю – «переводить» могу, вкладывать энергию не умею. Но не мне судить.

В любом случае, безоговорочно прекрасные стихи, стремящиеся к Гармонии, становятся поэзией и остаются на века. Что такое поэзия – другой и долгий разговор.

 

 

 

    – Ваше первое воспоминание?

 

    – Одно из первых воспоминаний: я (мне года полтора) на маминых коленях сижу в кабине грузовика. Куда-то едем. Зима. «О, гляди-ка, беляк дорогу перебежал», – восклицает шофер и глушит мотор. Меня выносят и ставят на хрустящий под валенками снег. Темно, пронзительно тихо вокруг. Волшебно... Существует только пространство, освещенное фарами грузовика.

  Родиться угораздило меня в глубинке между областными центрами Свердловском (ныне Екатеринбург) и Тюменью. Посчастливилось жить в частном доме на улице, расположенной на высоком речном берегу. Желтый песок тропинок и тогда ещё мало где асфальтированных городских дорог, белый – на подступах к речке; стрижи, разрезающие воздух над Тавдой-рекой – до сих пор я сама ещё парю во снах над волнующей водной гладью – и много-много яркого солнца (!), притом, что у нас не юг, однако.

Детство – не в особом достатке, но радостное. Воспитание – в любви, но в строгости.

  Посчастливилось месяцами жить у тетушки в деревне, особенно в период летних каникул. Там – первые цветы (венерин башмачок), увиденные мной в этом мире, лесные дороги, болота, бескрайние поля пшеницы, ржи, овса, покосы, пчелиные соты и укусы (в Пол-Кедровке, в одиннадцать домов, пасека была у каждой второй семьи: пройти по улице – всякий раз подвиг, пчелы с утра до вечера носились над головой, летали, как мне, семилетнему ребенку, казалось, друг к другу в гости). И опять – много-много солнца!

  Я к чему всё это? Любовь к прекрасному рождается не на пустом месте, а поэзия – прекрасное в обычном: даже в некрасивом лице может найтись идеальная черта, которая примирит его с нашим взглядом; яркая белизна ствола самой кривой берёзы может заставить залюбоваться ею; единственная восхитительная строчка в «бескровном» стихотворении способна породить бурю разных эмоций, вызвать споры, диаметрально противоположные толкования и даже привести к долгим дискуссиям – всегда наслаждаюсь «пойманным» прекрасным, понимая, что ничто не может быть всецело идеальным. За редким исключением.

 

 

 

     – Как происходило Ваше поэтическое становление?

 

    – Первые книги, в детстве прочитанные самостоятельно от корки до корки: сборник сказов уральского писателя П.П.Бажова «Малахитовая шкатулка» и «Путешествие на «Кон-Тики» норвежского путешественника и писателя Тура Хейердала. Первые стихотворные строки:

 

…Молю тебя — в тишайшей тишине,
или под дождь, шумящий в вышине,
или под снег, мерцающий в окне,
уже во сне и все же не во сне —
весенней ночью думай обо мне
и летней ночью думай обо мне,
осенней ночью думай обо мне
и зимней ночью думай обо мне.

 

Да, Евгений Евтушенко. Его «Заклинание». И что? Человеку нужен человек, правильно говорят. Разлука с мамой, пусть даже на короткий период времени, может заставить затосковать, а тут как нельзя кстати – сборник стихов известного поэта и его нарратив «думай обо мне»…

 

  Поступала в УрГУ, не поступила. Сдавала на «хорошо» и «отлично», но к концу экзаменов чувствовала себя не в своей тарелке – домой рвалась всеми фибрами нежной души. Несмотря ни на что, девочка-то была домашняя – никогда никакого пионерлагеря, общежития и шумной компании.

А может, сыграла свою роль имеющая место быть неспособность к языкам?

А может, провидение спасло от необходимости стать философом с какой-нибудь учёной степенью? Сейчас-то я понимаю – не моё это.

  Интересный факт: в первый, по-моему, год поступления – нас, абитуриентов, познакомили с темами будущих сочинений, выбрала что-то вроде «В. Ленин в произведениях М. Горького». Накидала мысленно две строфы и на следующий день с ними направилась в университет. Начало положено, а дальше – отважные три страницы немудреной рифмовки. На экзамене по литературе показывают мне мой текст, а он весь испещрен красными чернилами! «Почему «отлично?» -- спрашиваю в недоумении. Стихи потому что.

Но в итоге одного проходного балла всё-таки не хватило.

Такое себе с обучением…Мой любимый бард-исполнитель Александр Дольский в стихах «Воспоминания о школе» пишет (и поёт тоже): «Есть ещё образованье души – самое высшее образованье». Уверена, так и есть. Или пытаюсь себя успокоить?

Чаще всего люди бояться быть самими собой, быть простыми, не желая показаться простоватыми – отсюда растут ноги хамства и ёрничества…А ведь быть самим собой – истинная свобода!

 

 

 

    Бытует мнение, что настоящие поэты рождаются в глубинке. Вы согласны?

 

    – Когда возникла в наших краях тяга к стихотворчеству, история умалчивает, но уже в тридцатые годы XX века «районка» печатала стихи местных самодеятельных поэтов.

В нашей глубинке хотя бы раз в жизни не рифмовал только ленивый. Есть люди, знаю, которые, находясь и в юном, и в зрелом, и в серебряном возрасте, потихоньку пишут в стол вполне достойные тексты.

  Сегодня почти в каждом мало-мальски уважающем себя городе и городке Свердловской области работает литературное объединение, в Тавде оно тоже существует, и не только для того, чтобы на базе музея лесной и деревообрабатывающей промышленности стихотворцы могли ежемесячно радовать друг друга новыми произведениями; выступления в школах, на городских культурных мероприятиях – вот наше всё!

  В 1994-95гг. в Тавде проходил поэтический фестиваль «Тавдинская ветка», тогда перед тавдинцами выступали московские знаменитости Сергей Никитин, Дмитрий Сухарев, Римма Казакова, свердловчане Любовь Ладейщикова, Юрий Конецкий, Анатолий Азовский и многие молодые поэты.

  Почти четверть века в городе проходит замечательный фестиваль музыки, поэзии и авторской песни «Струны осени». Однодневный: три-четыре часа длится концерт на большой сцене ДК им. Ленина, вторая часть – «свободный микрофон» в малом зале.

Фестивалим. К нам приезжают из разных городов и весей Свердловской и Тюменской областей, из Челябинска, Казахстана и Краснодарского края… Едут в дальнюю даль, чтобы прочитать одно-два стихотворения или исполнить песню для поклонников, которые, представьте, билеты покупают на это зрелище!!!

  В свою очередь, на фестивали к друзьям в Нижнюю Синячиху, Реж, Алапаевск, Артёмовский, Ирбит, Мортку, Нижнюю Тавду отправляется тавдинский десант…Отрадно, «Управление культуры» творческих людей поддерживает: транспорт для поездок выделяет, каждые пять лет совместный сборник стихов выпустить помогает. Любовь, так сказать, взаимная.

  Перечислила только те фестивали, на которых тавдинцы бывают ежегодно. Но много куда мы не попадаем, это и Новоуральский фестиваль авторской песни и поэзии, Каменск-Уральский, Петрокаменский, Талицкий и т.д. и т.п.  

Если без прикрас, любой фестиваль имеет свои плюсы и минусы, но в маленьких городах подобные праздники поэзии более чистые, что ли...И настоящие поэты тоже есть, не сомневайтесь.

В 2019 году по случаю побывала я на одном из фестивалей в Тюмени – хорош, ничего не скажешь, великолепно организован, но… лупа не нужна, видно – ангажированный. Да и ладно, всё равно не пожалела, хоть В. Пеленягрэ вживую повидала, руку ему как золотому призёру пожала.

  Гудит поэзией Магнитогорск и Челябинск, это знаю от выступавшей на «Струнах осени» культуртрегера и издателя Марины Волковой из Челябинска. Недавно представители Тюменского регионального отделения Союза писателей России побывали в Москве на книжном фестивале «Красная площадь».

Итожу: творим, всяк в силу своих способностей, ездим – выступаем, публикуемся, издаем поэтические (и не только!) книжечки и книги. Жизнь кипит, одним словом.

И да, кто бы спорил, в столицах всё по-другому, возможностей больше, потому иногда шальная мысль появляется как джин из лампы: а не махнуть ли нам к «источнику»? Смешно. «На дубе том» все цепи заняты.

 

 

    – Всегда ли Вам нравится написанное Вами?

 

    – Фёдор Иванович Тютчев выпустил первую книгу стихов в пятьдесят. Я долго не нуждалась в читателе, но в 2008-2009 годах (по возрасту немногим раньше) поддалась на уговоры и передала, как тогда считала, неплохие тексты в руки местного издателя. Самиздатом вышли несколько тоненьких сборников: «Снежность», «Светотени», «Стразы», «Серебряный свет», «Созвездие грёз», чуть позже «Солнечный сад». Теперь умираю от стыда за большинство напечатанных в них так называемых стихов – сейчас я не показала бы их никому, но поздно, книги раздарены.

Друзья, у кого эти непутёвые книжицы есть, не читайте! Читайте Марину Кудимову, Игоря Царёва, Юрия Казарина, Виталия Кальпиди и других по-настоящему хороших поэтов…ну, можно и из моего последнего что-нибудь…

 

 

    – Прокомментируйте, пожалуйста, Ваше кредо «Человек должен научиться быть свободным в пределах своей несвободы».

 

    – Свобода привлекает неограниченными возможностями, даёт комфорт и иллюзорное чувство счастья. Но человек ограничен с рождения – телесной оболочкой, здоровьем, законами общежития, социально-экономической, политической сферами жизни и т.д., он зависим от всего, что его окружает. Из несогласных вырастают бунтари. А тот, кто понимает, что цивилизации необходима определенная структура и организация, – освобождается из самой прочной клетки – вечного гнетущего недовольства своим положением.

 

 

    – В наше время перемен поэзия так же приобретает новые несвойственные ей черты, или она неизменна, а меняется лишь человеческая составляющая?

 

    – Баланс добра и зла на планете сохраняется, люди в этом плане не меняются, но язык, как живой организм, меняется, что безусловно влияет на конечный результат вдохновения – поэтический текст. Мир другой – другая поэзия. Стихотворцы всегда искали, пытались нащупать какие-то новые её формы, создавать индивидуальные ритмы – и будут продолжать свои эксперименты (часто неудачные!), потому что стагнация – болезнь и распад.

 

 

    – Ваше мнение: общедоступность интернет-публикаций и платных бумажных изданий сыграли положительную или отрицательную роль в литературе XXI века?

 

    – Буду последовательна: свобода лишней не бывает, значит, положительную всё-таки. Низко художественной литературы, конечно, стало больше в разы, в том числе поэтической, но её ещё попробуй продай – не так-то просто! – хоть в интернет-, хоть в обычном книжном магазине. Отрадно, что наряду с этим стала доступней и хорошая литература, в книжных магазинах есть выбор, в интернете можно отыскать множество крайне полезных публикаций, в открытом доступе есть даже бесплатные обучающие лекции, для поэтов крайне полезные, как, например, в Издательстве «СТиХИ» у Аллы Поспеловой, или опять же здесь, на площадке Поэзия.ру. Уверена, очередная пена схлынет, да и народ наш в большинстве своем умный – тратить драгоценное время единственной жизни на чтение «ширпотреба» не станет. Как говорит Черниговская Т.В., профессор кафедры общего языкознания СПбГУ: общайтесь с хорошими людьми, смотрите хорошие фильмы, читайте хорошие книги!

 

 

    – Есть ли у Вас намерение войти в состав какой-либо официальной писательской профессиональной организации? Как Вы относитесь к членству в профессиональных союзах?

 

    – Хорошо отношусь: если сочинитель считает, что в писательском союзе ему будет лучше (может, он шедевры создавать начнёт и ждёт его признание и слава) – ради бога, пусть душеньку потешит. Или самолюбие. Я знакома с творчеством части стихотворцев из городов Свердловской и Тюменской областей, членов региональных отделений Союза писателей России и Союза российских писателей, видела их порой стилистически безграмотные тексты (уже не беру в расчет самодеятельную пунктуацию) – такие писательские профессиональные организации для меня не авторитет, тем более что я сама не без греха. В общем, не достойна я, недостойная.

 

 

     – Ваша мысль «поэт переводит накопленную им метафизическую энергию на человеческий язык» напоминает первый закон термодинамики, сформулированный М.В. Ломоносовым: "Энергия не исчезает и не теряется в никуда, она всего лишь переходит из одного состояния в другое." (Закон известен также как «закон сохранения энергии»). Попробуете адаптировать к поэзии второй и третий законы?


      Ну и задачу вы мне, Любовь, задали – перед сном думаю, просыпаюсь – думаю: тривиально отвечать не хотелось бы, а истина какова – кто знает?

Начнём, пожалуй, с третьего закона термодинамики: энтропия любой термодинамической системы стремится к нулю при стремлении к нулю абсолютной температуры системы или, если более понятно, – невозможен процесс, в результате которого тело могло бы быть охлаждено до температуры абсолютного нуля.

Однако существование такой системы – нематериальной в материальном мире – можно предположить, как зеркальной для мира бытийного, системы другого энергетического порядка – информационного. Это не термодинамическая система, поскольку не состоит из частиц и не идеальный мир Платона, который вечен и неизменен – он записывает (отражает) все движения термодинамических систем, состоящих из частиц и может «поделиться» любой информацией (например, с поэтом) в любое время в любой точке пространства.

 

Второй закон термодинамики гласит: невозможен процесс, единственным результатом которого является самопроизвольная передача энергии в форме теплоты от тела, менее нагретого к телу более нагретому.  Мы имеем две системы: мир материальный и мир информационный – одна из них термодинамическая, вторая – нет: казалось бы, законы термодинамики в отношении их мы не можем применить. Но нет, можем!  Разве полученный нами импульс предчувствия, предощущения рождения слова, мысли, действия – не то самое, вспыхнувшее на грани двух сообщающихся миров? Находясь в определенном состоянии (назовем это состояние вдохновением), человек начинает генерировать внутреннюю энергию и становится проводником информации – кто на что заточен боженькой: стихотворец пишет стихи, а плотник – да-да, и плотник! – делает табуреты и т.д.

Естественно, энергетические порции информации – это не готовые образы и идеи вещей и действий, они ещё требуют «перевода» на понятный нам язык, требуют вложения человеческой энергии, ведь знаем, да? – получив одинаковые куски глины, один создаст прекрасную Галатею и вдохнет в неё жизнь, другой – слепит лошадку и обожжет её в печи.

Кстати, справедливости ради, замечу, что стихотворцы – те ещё транжиры энергии…

Повсюду – тайна, волшебство, физика, переходящая в метафизику.

И пусть лирики, читая мои размышления, покривят рот в улыбке снисходительной, физики закидают камнями, а философы покрутят пальцем у виска…

Для разрядки приведу одну цитату из книги «Курс лекций по Древней философии» А. Н. Чанышева: «Аристотель никогда не называл свою философию метафизикой. Вообще во времена Аристотеля этого слова не было. Это неологизм, возникший, по-видимому, в 1 в. до н. э. Когда Андроник Родосский систематизировал рукописи Аристотеля, то он поместил собственно философские «книги» философа после «книг» по физике и, не зная, как их назвать, обозначил словами: «То, что после физики» («после» по-древнегречески «мета»). Так образовалось новое слово – «метафизика», получившее со временем широкое распространение в философии».

 

 

    – Поэзия.ру для Вас площадка для публикаций, поэтическая школа или общество людей с близкими интересами?

 

    – Однозначно – школа. Со временем понимаешь, что общими, близкими интересы у членов группы бывают только на каком-то ограниченном этапе: люди могут любить тебя, жалеть, помогать в чем-то, как, впрочем, и ты тоже, но личное – для каждого априори на первом месте. И это нормально. Отсюда уходят, в порыве эмоций хлопнув дверью, сюда возвращаются…

Мне посчастливилось застать (можно сказать, последние минуты) прежнюю версию сайта, потом он стал другим, и я долго не могла привыкнуть к новому формату. Сейчас Поэзия.ру меняется на глазах, активизируется, может быть, когда-нибудь мы доживем и до появления рубрики видео поэзии.

Ах, да, про школу. Подмечаешь всё: как надо и как не надо писать, что нравится и что не нравится (и почему) авторам сайта – делаешь выводы, которые можно делать и на других поэтических площадках, но делаешь здесь, где сердцу милей, комфортней, где публикуют произведения личности не близкие, но однозначно талантливые в большинстве своем – у них есть чему учиться и это дорогого стоит.

 

    А закончить мне хотелось бы вот чем. «Демон — дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, при всем этом дух властный, величавый», – писал о своей картине «Демон сидящий» потрясающий Михаил Врубель. Для меня этот шедевр художника – безапелляционный пример внутреннего творческого процесса, зарождающегося на границе двух состояний – бытийного и метафизического; смешение реального и фантастического миров –антураж не только поля картины, но и поля, куда попадает поэт, каждой клеткой своего тела ощутив наступившую амбивалентность: Демон с печальными глазами и мечтой о прекрасном, которое можно добыть и преподнести слепцам, при этом став поверженным…

Тут стихотворцы могут возмутиться: «Ну, и сравнение! Поэты – демоны, это ж надо было додуматься! У многих есть красивая романтическая, тонкая любовная лирика – они больше ангелы, чем…».

Да, да, конечно, вы правы. Только ангелы пишут не стихи. Ангелы пишут музыку.

 

 

 

Беседовала Л. Берёзкина

 

 

 

 

 

Февраль

 

Открою дверь, а там снеговорот.

В одеждах светлых, божеского роста,

Се Человек, за ним – Искариот

удерживает Алконоста, –

 

так наш февраль безумственно метёт;

сплошь снежные перемежая толпы,

за стену непроглядную их шлёт

на поиски Святой земли и полбы.

 

Порядком – ниоткуда в никуда –

они уходят, погружаясь в ветер,

им в спины воют в черных проводах

гонители из пройденных столетий.

 

Смотреть в окно и крошки не подать,

зарыться в пятый угол, что есть мочи?

Открою дверь – февраль свистит как тать,

и вьюга то рыдает, то хохочет…

 

Твердят: виденья – зеркало души,

порывы – выбросы энергий в целом,

но там, за дверью, правда, снег лежит,

и оттиски босых ступней на белом.

 

                       

 

***

 

Ни «здравствуй», ни «прощай» –

Уходишь незаметно.

Январь завёл печаль

Позёмкою и ветром.

Под вечную печать

Над Храмом на Крови, –

Бессмысленно кричать, –

Ведут следы твои…

 

Я вижу: силуэт

В пучине белой тонет…

Бледнеет, меркнет свет

На мраморной ладони.

Груз жизни на плечах

И всезаснежен локон.

Ни «здравствуй», ни «прощай»…

Ни фонарей, ни окон…

 

Слабеет цвет и звук,

Как отключили ток.

Не оглянулся друг,

Наверное, не смог.

 

Две даты – крылья ввысь –

Оставит скорбный почерк.

А между ними жизнь –

 

Лишь чёрточка.

Лишь прочерк.

 

 

 

Птица ли рыба ли…

 

...вынырнешь вечером в тёплой лагуне

бледной медузой луна

светит до синего дна

где между флоксов цветных и петуний

яблони ветки к земле опустив

сладко качают свой белый налив

яблоки для вдохновения        

каждое стихотворение

                               

мимо плывёшь а вокруг арабески

бусина света повисла на леске

уличного фонаря

там за ажурной оградою сада

не соловей ли выводит рулады

наперекор голосам автострады

может быть зря

 

маленькой рыбкой огромной ли птицей

что тебе ночью наставшей не спится

ждёшь ли когда прокричат петухи

свет над лагуной под крышкой фаянсовой

по горизонту чертой опоясано

небо и зреют тихонько стихи

 

ты их глотаешь как воздух наверное

сотое тысячное как первое

всполох эфира тишь

и наступает момент воспарения

птица ли рыба ли без опасения

летишь...

 

 

 

Снег

 

Сегодня ветер огрызается –
Порывист, злобен и речист.
Он снегом яростно бросается,

Который чист.

В меха зарывшись, нос упрятав,
Настырный в деле журналист
Уходит в снег, который рядом,

Который чист.

Какое это наслаждение -
Укутавшись, под вой и свист,
Увидеть снега всполошение,

Который чист.

В груди с окалиной бесценной
Впорхнуть в метель, где вечер мглист.
Где – только снег во всей вселенной.

Который чист.

 

 

 

Яшенька юродивый

 

«Тили-тили тесто», ах, как интересно!
Лёша машет не кайлом, Кривда вышла на гумно – трудно не заметить.
За бугром в тумане дом, и к нему сквозь бурелом пробиваются гуртом взрослые и дети.
Дядя каменный, почто
Он – в пальто, "жена" – а то! -- гравий да железо.
На боку лежит страна:
то больна, а то пьяна – трогать бесполезно.

Трали-вали, братцы, а нам куда податься?
Брызжут пеной изо рта эти: «Вот вам!», эти: «На! – кушайте, пожа-луй-ста!».
Не предъявишь Правду-мать, если неоткуда взять, некому пожалиться.
Дядя – памятник. Почто он – никто, она – никто, я – не губернатор?
Это площадь.
Это дом.
Трактор бурит напролом, – кто в том виноватый?!

Тык-с, «яблочко, да на тарелочке»: были мальчики – Свобода! – стали девочки.
Разноцветное стило и язык как помело. Братство и богатство.
Вышел месяц, вышел год, кто – мочага, кто – Фагот, стали разбираться.
Тут я, Яша-нищеброд: «Эй, мочага, эй, Фагот, хватит трали-вали!
Скисли ваши щи, а днесь Дядя был – да вышел весь.
Женщинку б подняли…»

 

 

Провинциальные поэты

 

Ни набережных нет, ни парапетов,
Ни лестниц каменных и ни чугунных львов.
Ни Пушкиным, ни Бродским не воспета
Моя провинция. Никто здесь из столпов
Поэзии не хаживал.
Вковал
Нас, восхищенных,
В это мироснежье,
В свою оправу горную Урал –
Земля вогулов. Угол наш медвежий.

Не плакали и не бежали прочь,
Не прятались, не выли и не ныли.
Мы здесь росли в гармонии полночной
Из звонких слов, которыми мы были.
И музыка, и первый строй стихов,
Стук каблуков, скрип снега под ногами,
Таёжный край из баб и мужиков –
До нас
И после нас –
Всегда был нами.

 

 

 

Сорвавшись с высоких карнизов…

           

        Жизнь есть личное творчество.
                                       А.Белый
       
Сорвавшись с высоких карнизов,
Сквозь солнца весеннюю дрожь,
На тонкие нити нанизан,
Бусит восхитительный дождь.

Но высохнет майское небо,
И сможешь опять убедиться:
Дождь кончился, вроде и не был,
А жизнь будет длиться и длиться.




Редколлегия Поэзия.ру, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 339 № 168617 от 10.07.2022

4 | 0 | 235 | 13.08.2022. 18:31:56

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.