Стихи о любви

Учительница обществоведения Эмма Васильевна говорила, что научит меня любить светлые идеалы коммунизма. Но политический момент был таков, что стоило произнести магическое заклинание «эстония-латвия-литва!», и Эмма Васильевна надолго впадала в депрессию – это позволило кое-как дотянуть до той поры, когда светлые идеалы коммунизма были вынесены из образовательных учреждений и бережно сложены до лучших времен в специально оборудованных местах.

Младший сержант Крылов говорил, что научит меня Родину любить – для этого мы должны были стоять на одной ноге, вытянув вперед другую, и только спустя полчаса меняли ноги. Так себе, доложу я вам, методика. Через год, не добившись особых успехов, старший сержант Крылов ушел на дембель, и Родина последовала за ним.

Отец Сергий, настоятель нашего Покровского храма, говорил, что научит меня любить Бога. Давайте я опущу дальнейшие подробности.

Бизнес-тренер, имени которого я не запомнил, говорил, что научит меня любить работу. Подозреваю, от увольнения всех нас спасло только то, что после тренинга даже директор почувствовал ненависть к производственному процессу.

Психолог Таня говорила, что научит меня любить самого себя. Сеанса три или четыре я успокаивал психолога Таню, я внушал ей, что всякое научное знание имеет границы, что даже самые совершенные методы изредка дают сбой. При этом я чувствовал себя последним гадом.

Оперуполномоченный Гарифуллин говорил, что научит меня любить закон. Я поинтересовался, будет ли наша с законом любовь взаимной – вместо ответа оперуполномоченный Гарифуллин ощутимо пожелтел, однако взял себя в руки и сообщил, что для первого раза ограничится устным предупреждением.

Так они и не справились с поставленными учебными задачами, мои учителя. Они сказали, что я необучаем, что нет в моем сердце места для любви. Они сказали, что прокурор вызывает моих родителей, что из-за меня весь трудовой коллектив неделю будет драить портрет Ленина зубными щетками, что я должен немедленно подняться из-за парты и, положив дневник на край амвона, два часа отстоять в углу комнаты психологической разгрузки, что негативистские тенденции моего сознания препятствуют успехам в стрельбах и строевой подготовке, что все дети как дети, бойцы как бойцы, прихожане как прихожане, работники как работники, индивидуумы как индивидуумы, граждане как граждане – и только я.

И после всего этого приходишь ты и говоришь, что научишь меня любить – после того, как лучшие педагогические силы эпохи отступились в отчаянии. На что ты надеешься – ты, чья кожа смугла, как песок в пустыне моих праотцев; чьи волосы рассыпаются по плечам, как торфяная вода, бегущая из недр Похъёлы; чьи очи столь черны, что время, заглянув в них, уже не может оторваться и останавливается?

Эти BLM - такие, они кого научат, а кого и заставят. Не любить, так без любви ботинки целовать.
:о)