Каждую ночь в опустевшем хлеве

Каждую ночь в опустевшем хлеве,
В самый темный час перед рассветом,
Ей мерещатся звуки
И блики света по стенам.
Там хлопочут куры,
На задки приседают гуси,
От коровьей морды дух травный и хлебный,
Как в тот час, когда народился Исусе.
Но она-то знает, за стенкой ветхой
Тишина и тьма и пустые ясли.
Только кот соседский ночует, если
Не пустили в дом его.
Понапрасну
Не расходуй силы, сховайся в сене,
Пережди морозную ночь до света.
На четвертой страже проснётся петел.
И, конечно, мы все потом воскреснем.
Но сначала нужно дождаться лета.

- Алён, а с какой целью вами употреблено слово (сховайся...(!?) из языка недружественной нам страны?..

Там еще и падеж звательный не к месту. Алексей Ивантер давеча попенял. Во имя мира на земле, дорогой мой Иван Михайлович. Ничего не имеете против мира на земле?

- я сам-то не против, но дружба дружбой, а табачок врозь... :о)))bg

"Там" ещё и вопрос, как вы решили проблему местного хлеву́ // хле́ве

да нехай живет какое есть колченогое..
у нас тут вообще это заведение называется "стайка"

Алена, не сочтите за придирку, но Исусе (правильней Иисусе) – это звательный падеж.  Иначе говоря, обращение. В строке же у Вас падеж именительный, Вы в Нему не обращаетесь, поэтому должно быть – Исус (Иисус).


Николай, благодарю вас сердечно. Не сочту. Ибо вы правы. Зательный падеж был мной упомянут выше. Иисусе и Исусе.. в данном случае имееет место быть просторечие.

 Задымился вечер, дремлет кот на брусе,
Кто-то помолился: "Господи Исусе".

Алёна, я, конечно, знаю эту есенинскую строчку. Но есть нюанс: Есенин передает речь жителя села или деревни. А сам поэт наверняка написал бы "Иисусе".
Но дело, конечно, Ваше.