Перебирая вины прошлых лет

* * *

Перебирая вины прошлых лет,
Чего ищу: пощады или чуда?
Чужая всем, я дождь из ниоткуда,
И в никуда переходящий свет.

Мне имя – степь. Мой безграничный дом.
И всадников сверкающие лица!
Я чувствую, как рвётся под седлом
За край небес гнедая кобылица,

И крови вкус дрожит на языке,
Солёный воздух рассекают стрелы,
И мёртв мой брат, и конь несёт к реке
Победный вскрик и взгляд оледенелый,
На красные ступая ковыли.

Не стоит приучать таких к неволе
И связывать их узами земли.
Лови, лови влюблённый ветер в поле!
Убей! но повседневностью не мучь.

Я виновата, что моя свобода
Взломала ночь, и чувства, и сургуч,
Закаменевший на устах народа –

Он был со мной, когда я не была,
Он мой навек – я кровь его и тело.
Нам рвали рты и души удила –
Там на́ша речь на ковылях густела!

Ни смерть, ни бездна не разделят нас.
Но жарче всех горят мои возвраты,
Когда луна прозрачная видна,
И движется сквозь дым голубоватый

Далёкий всадник посреди степи,
Протяжно кличет в поднебесье птица,
И ветер налетающий слепит,
И сам слезой кипящей серебрится.

2020

Вирель, мне понравилось!
"Текст полный жизни".
Есть крамольное предложение:
Первое четверостишие сделать post scriptum, тогда энергично зазвучит начало: "Мне имя – степь".

Большое спасибо, Семён! 
Это интересно, я подумаю.)

Любовь, Сильно!
Я бы даже сказал, не по-женски сильно!
Отчётливо прорисована и ощущается правда состояния ЛГ.
Один штришок позволю себе:
Мне имя – степь. Мой безграничный дом.
И всадников сверкающие лица!

Здесь (ихмо) прилагательные делают предложения незаконченными. м/б как-то так:
Мне имя – степь. Мой безграничен дом,
И всадников моих сверкают лица!  

С уважением,
К.Ъ. 

Спасибо Вам, Константин!
Подумаю.)

С уважением,
Л.Б.

По накалу страсти так и напрашивается Блок  - 
"Летит, летит степная кобылица и мнёт ковыль..."
Люба,  всё здесь есть - и экспрессия, и красота, и сила мысли. Классика, одним словом!
Нина Гаврилина.

Сердечное спасибо, Нина! Всегда Вам рада!