Суинбёрн-28 Песня времён порядка

Дата: 24-06-2020 | 00:06:36

Суинбёрн Песня времён порядка.1852
(С английского).

Мы рвёмся сквозь мели
с тягчайшим трудом
к намеченной цели,
пока не умрём.

И ветер навстречу -
он зол и ретив, -
наш парус калеча,
к нам гонит прилив.

Пригнулись все травы
меж грядами скал.
У облачной лавы -
кровавый оскал.

Дождались погодки,
где нас не догнать.
Нас трое на лодке -
дерзнувших бежать.

Всё лгут нам отвратно
про милость враля... -
Кровавые пятна
в когтях короля.

Везде чинодралы,
что держат бразды;
князья-объедалы,
что всем нам чужды.

Всех держит за глотки
бесстыжая знать.
Нас трое на лодке -
дерзнувших бежать.

Все ветры - как в сходке -
нас стали трепать.
Нас трое на лодке -
дерзнувших бежать.

Решили за благо
повесить свой флаг.
Вид алого стяга
для нас - не пустяк.

Мне выдали карты
решенья судьбы:
на столб Бонапарта,
а Папу - в рабы.

Тот предал всё стадо
а наглый бастард
не стоит пощады -
совсем не Баярд.

И флаг наш - в чечётке.
И некуда вспять.
Нас трое на лодке -
дерзнувших бежать.

Повсюду то бремя:
Кайенна да хлыст;
то ливни нам в темя,
то муторный свист.

Пусть рухнут решётки !
В нас гордая стать.
Нас трое на лодке -
дерзнувших бежать.

Algernon Charles Swinburne А Song in Time of Order. 1852

Push hard across the sand,
      For the salt wind gathers breath;
Shoulder and wrist and hand,
      Push hard as the push of death.
 
The wind is as iron that rings,
      The foam-heads loosen and flee;
It swells and welters and swings,
      The pulse of the tide of the sea.

And up on the yellow cliff
      The long corn flickers and shakes;
Push, for the wind holds stiff,
      And the gunwale dips and rakes.

Good hap to the fresh fierce weather,
      The quiver and beat of the sea!
While three men hold together,
      The kingdoms are less by three.

Out to the sea with her there,
      Out with her over the sand;
Let the kings keep the earth for their share!
      We have done with the sharers of land.

They have tied the world in a tether,
      They have bought over God with a fee;
While three men hold together,
      The kingdoms are less by three.

We have done with the kisses that sting,
      The thief's mouth red from the feast,
The blood on the hands of the king
      And the lie at the lips of the priest.

Will they tie the winds in a tether,
      Put a bit in the jaws of the sea?
While three men hold together,
      The kingdoms are less by three.

Let our flag run out straight in the wind!
      The old red shall be floated again
When the ranks that are thin shall be thinned,
      When the names that were twenty are ten;

When the devil's riddle is mastered
      And the galley-bench creaks with a Pope,
We shall see Buonaparte the bastard
      Kick heels with his throat in a rope.

While the shepherd sets wolves on his sheep
      And the emperor halters his kine,
While Shame is a watchman asleep
      And Faith is a keeper of swine,

Let the wind shake our flag like a feather,
      Like the plumes of the foam of the sea!
While three men hold together,
      The kingdoms are less by three.

All the world has its burdens to bear,
      From Cayenne to the Austrian whips;
Forth, with the rain in our hair
      And the salt sweet foam in our lips;

In the teeth of the hard glad weather,
      In the blown wet face of the sea;
While three men hold together,
      The kingdoms are less by three.

Примечания.
Стихотворение "Песня времён порядка" проникнуто сочувствием к ряду либеральных движений в Европе в середине XIX века, после революционных событий 1848-49 гг. 
Стихотворение привлекло внимание нескольких русских переводчиков.
Иван Александрович Кашкин (1899-1963) опубликовал свой перевод в 1937 г.  Георгий Евсеевич Бен (1934-2008) перевёл в 2003 г. Эдуард Юрьевич Ермаков - в 2008 г. Все эти переводы подробно прокомментированы в Интернете. Особо нужно отметить перевод Александра Владимировича Флори, помеченный датами 1985 г. и 2014 г.  Он эмоционален, энергичен
по своему ритму и более близок по содержанию к английскому оригиналу,
чем публикуемый перевод.

Владимир Михайлович, здравствуйте.
Вы меня еще забыли.

Александру Владимировичу Флоре
Прошу меня извинить. Я был в неведении. Ваш перевод
весьма интересен, эмоционален и ближе по содержанию к подлиннику, чем мой. Вношу добавление в мой  комментарий.
ВК
 

Владимир Михайлович, я бы ничего и не сказал.
Просто на мой перевод первым откликнулись именно Вы - давно, а потом забыли.

Александру Владимировичу Флоре
Увы !  Не самый весёлый факт. Годы нас не только обогащают опытом, но и проветривают память. Правда, несколько лет тому назад я ещё не занимался Суинбёрном,  а сейчас Интернет меня вывел на
Кашкина, Бена и Ермакова, а Вас придержал на
запас.  
ВК


Владимир,
а зачем Вы размер укоротили. В коротком размере многое исчезает из оригинала. Иногда увеличивают  размер, чтобы больше влезло текста при переводе. Но никто не сокращает.

Александру Лукьянову
Мне хотелось ,   чтобы стихи звучали более энергично
и уверенно, но перевод А.В.Флори показывает, что такого эффекта можно было добиться и без сокращения  размера.
ВК

Владимир, я всё понимаю. Это Ваше право. Но я сторонник близости перевода к подлиннику и по форме, и по размеру. Тем более, что здесь не ямб и не хорей. Это какой-то странный анапест, скорее дольник. 

Александру Лукьянову
Это очень важная, но уже другая сторона вопроса, помимо размера. В обеих "Песнях" сразу же обнаруживаются трёхсложные стопы, это увидели и
другие переводчики. Но нельзя сказать определённо, что это анапест, амфибрахий или дактиль, встречаются и стопы из двух слогов. Я, поневоле,
пошёл по самому лёгкому во всех отношениях пути.
ВК





Да, этот стих с разным размером, порой непонятно каким. Есть такие у Суинбёрна. Можно переводить тоже по-разному. Для читателя лучше сделать ритмический стих, но не укорачивать его. Иначе пропадает много метафор и образов Суинбёрна. Его стихи насыщенны такими словами. Сложный поэт.