Суинбёрн-26.1 Святая Доротея.1

Дата: 05-06-2020 | 06:15:38

Суинбёрн Святая Доротея.1
(С английского).

Всем слышно было, и такая цель была, -
ведь пелась Богу нежная хвала,
и струнный инструмент без перебоя
звучал и вторил звонкому гобою*.
Отраден был налаженный не вдруг
согласный и красивый этот звук.
Но робкую униженную лесть
Бог отвергал и не считал за честь,
и ссылки мудрецов о том известны -
пустые восхваленья неуместны.
10
Листку, слетев, на Солнце не попасть.
Старались все - доходы делит власть.
Куда ни глянешь - низость победила...
Весь Рим ценил красавца Теофила
с хорошим направлением идей:
хотел добиться счастья для людей,
чтоб каждый был всем нужным обеспечен.
Сам был, на что ни глянешь, безупречен,
хотя не добывал свой хлеб горбом,
но красный ястреб был его гербом.
20
Тот хищный ястреб как лихой добытчик
всегда бил с лёту всех ершистых птичек,
гордясь своею раной впереди
на собственной расклёванной груди
Кровавая "лампадия" светилась,
и всем врагам за стадию грозилась
в сражениях с хоругвей молодца
и вдохновляла дружные сердца
в его походах вплоть до Гадитана
и скальных гряд вблизи от океана.
30
Там высились Геракловы столбы -
как памятники сказочной судьбы.
А за восточной далью горизонта
взманили воинов просторы Понта,
края морей, степей и мощных гор.
Туда шёл путь сквозь яростный Босфор.
Наш воин где-то, глянув сквозь решётку
узрел пленившую девичью сходку:
красавицы вечернею порой
распелись, тешась струнною игрой.
40
Смущали одурявшие куренья
корней да трав, вводивших в искушенье.
Их в Азии, собрав в ночной часок,
толкли и растирали в порошок.
Шафран, алоэ, кассия, мускат
давали приворотный аромат.

Одна из всех с её венком душистым
могла пленить одним лишь взглядом чистым.
Её дыханье пахло, как имбирь.
В руках держала изукрашенный Псалтырь.
50
И Теофил, пленившись, не лукавил,
вскричавши: "Помоги, апостол Павел !
Да будет праздник ! Я любой ценой
беру её. Пусть будет мне женой !"
Внезапно став рабом своих причуд,
не думал, счёл излишним этот труд.
В нём вдруг возник порыв неудержимый,
не согласованный с его любимой.
Не смог предвидеть, будто одурев,
что только будит боль и сеет гнев.
60
Он - как рыбак, что вечно без улова.
Бросает сеть, вытягивает снова.
И каждый раз она совсем пуста.
И каждый раз всё это неспроста.
Любой заброс кривой в руках слепого.
Бросает не туда и бестолково.
Всё то, что ладим скверно, без ума, -
обречено, весь прок поглотит тьма.
А то петлёй кому-то шею давят,
а тот смешком себя в ответ забавит.
70
Наш воин не забыл свою затею,
узнал: девицу называли Доротея,
и род её отменный - не бедна.
Был рад, что выбрал пару не со дна,
что девушка его вполне достойна,
и очень симпатична и спокойна.
Но без упрямства, а скорей нежна,
к примеру, кровь ей с детских лет страшна.
Узнал, что необычно милосердна
и в этом зачастую беспримерна.
80
Она всегда страдала, видя боль,
жалела впавших в тяжкую юдоль.
Детей, бывало, даже часто, в школе
за всякие провинности пороли.
Она просила милости, чтоб Бог
и в этом деле как-нибудь помог.
Ещё жила языческая вера,
и в Риме был роскошный храм Венеры.
И были две часовни, то ли три -
со скинией Венериной внутри.
90
Там были чудо-окна с витражами -
вся жизнь Богини яркими мазками,
а в алтарях - посуда, что полна
особенного сладкого вина
из мёда и в лесу добытых ягод
для ритуалов и веселья на год.
В нём был и золотой и красный цвет
и сказочный магический букет.
Вино его испившим диктовало,
чтоб в их сердцах Любовь торжествовала.
100

Algernon Charles Swinburne  St.Dorothy

It hath been seen and yet it shall be seen
That out of tender mouths God's praise hath been
Made perfect, and with wood and simple string
He hath played music sweet as shawm*-playing
To please himself with softness of all sound;
And no small thing but hath been sometime found
Full sweet of use, and no such humbleness
But God hath bruised withal the sentences
And evidence of wise men witnessing;
No leaf that is so soft a hidden thing
10
It never shall get sight of the great sun;
The strength of ten has been the strength of one,
And lowliness has waxed imperious.
There was in Rome a man Theophilus
Of right great blood and gracious ways, that had
All noble fashions to make people glad
And a soft life of pleasurable days;
He was a goodly man for one to praise,
Flawless and whole upward from foot to head;
His arms were a red hawk that alway fed
20
On a small bird with feathers gnawed upon,
Beaten and plucked about the bosom-bone
Whereby a small round fleck like fire there was:
They called it in their tongue lampadias;
This was the banner of the lordly man.
In many straits of sea and reaches wan
Full of quick wind, and many a shaken firth,
It had seen fighting days of either earth,
Westward or east of waters Gaditane
(This was the place of sea-rocks under Spain
30
Called after the great praise of Hercules)
And north beyond the washing Pontic seas,
Far windy Russian places fabulous,
And salt fierce tides of storm-swoln Bosphorus.
Now as this lord came straying in Rome town
He saw a little lattice open down
And after it a press of maidens' heads
That sat upon their cold small quiet beds
Talking, and played upon short-stringed lutes;
And other some ground perfume out of roots
40
Gathered by marvellous moons in Asia;
Saffron and aloes and wild cassia,
Coloured all through and smelling of the sun;
And over all these was a certain one
Clothed softly, with sweet herbs about her hair
And bosom flowerful; her face more fair
Than sudden-singing April in soft lands:
Eyed like a gracious bird, and in both hands
She held a psalter painted green and red.
This Theophile laughed at the heart, and said,
50
Now God so help me hither and St. Paul,
As by the new time of their festival
I have good will to take this maid to wife.
And herewith fell to fancies of her life
And soft half-thoughts that ended suddenly.
This is man's guise to please himself, when he
Shall not see one thing of his pleasant things,
Nor with outwatch of many travailings
Come to be eased of the least pain he hath
For all his love and all his foolish wrath
60
And all the heavy manner of his mind.
Thus is he like a fisher fallen blind
That casts his nets across the boat awry
To strike the sea, but lo, he striketh dry
And plucks them back all broken for his pain
And bites his beard and casts across again
And reaching wrong slips over in the sea.
So hath this man a strangled neck for fee,
For all his cost he chuckles in his throat.
This Theophile that little hereof wote
70
Laid wait to hear of her what she might be:
Men told him she had name of Dorothy,
And was a lady of a worthy house.
Thereat this knight grew inly glorious
That he should have a love so fair of place.
She was a maiden of most quiet face,
Tender of speech, and had no hardihood
But was nigh feeble of her fearful blood;
Her mercy in her was so marvellous
From her least years, that seeing her school-fellows
80
That read beside her stricken with a rod,
She would cry sore and say some word to God
That he would ease her fellow of his pain.
There is no touch of sun or fallen rain
That ever fell on a more gracious thing.
In middle Rome there was in stone-working
The church of Venus painted royally.
The chapels of it were some two or three,
In each of them her tabernacle was
And a wide window of six feet in glass
90
Coloured with all her works in red and gold.
The altars had bright cloths and cups to hold
The wine of Venus for the services,
Made out of honey and crushed wood-berries
That shed sweet yellow through the thick wet red,
That on high days was borne upon the head
Of Venus' priest for any man to drink;
So that in drinking he should fall to think
On some fair face, and in the thought thereof
Worship, and such should triumph in his love.
100
 Примечание.
В отличие от канонического жития Святой Доротеи, Суинбёрн излагает свои версии различных эпизодов. Изображение становится более подробным и ярким, но возможны отдельные нестыковки.
*Речь идёт, конечно, не о современном гобое, а об инструменте, его
примитивном старинном предке, который называется по-английски shawm.




Владимир, всё здорово, стиль, лексика выдержана. Только вот гобоя в римские времена ( 4 век) не было. Гобой придумали в начале 18 века. Речь в оригинале идёт о shawm - шом, деревянная дудочка с расширенным концом как у трубы. Она послужила образцом для гобоя. Конечно, можно оставить и гобой, но потом дать примечания. 

Имя героини надо писать так, как в русской традиции христианской - Доротея. А не Дороти, как англичане произносят.

Успеха, 


Александру Лукьянову
Александр !   Вы правы.  Поправки и пояснения нужны.
ВК