Просвет про свет

Дата: 20-04-2020 | 16:05:25

-1-

Столица

Т. С.

Гудели горячие рельсы
и пахла горячая ржа.
Склонились два тихих корейца
над горькою у гаража.

А небо сгорело, похоже,
и стало золою-зола.
Пойдём-ка со мною, прохожий,
пойдём-ка ко мне, Узала.

Мы сядем в квартирке на первом,
усядемся мы на полу,
и чтоб успокоились нервы,
я спеть попрошу Узалу.

Не в славные горы Тайгета,
не в эллинов тёмные сны,
со мною уйдёшь по тайге ты,
по сладкой водице весны.

И духи обступят толпою
ушедших в зелёную мглу
за нежностью странной такою,
как в чащу ныряющий луч.

Промокнем насквозь - до озноба,
вода заворчит в сапоге.
Но есть несовместное - злоба
и мой проводник удэге.
.....
Над серой столицей эстонцев
чего ожидаю, Дерсу?
Что вспыхнет нанайское солнце
в дремучем прекрасном лесу.

Что мой проводник смуглолицый
откроет мне правду чудес,
что это не город - столица,
а дикий торжественный лес,

где шепчутся древние боги,
а я поминаю Христа,
и счастье в объятьях тревоги
роняет потоки с куста.

-2-

Вестерн

Так моя сестра их рисовала,
вороных, саврасых и гнедых,
ручками из школьного пенала,
кисточкою в пальцах молодых.

Где они, стесавшие подковы
на дорогах юности моей?
Живы? Искалечены? Здоровы?
Что со мной? Наверно, им видней.

Помню только сестринский подарок.
Я на нём домчался до широт,
где пейзаж пустынный слишком жарок
и жуют прохожие пейот.

Он косил таким усталым глазом,
так ронял он пену и хрипел,
что пришлось его прикончить разом,
потому что друг мой ослабел.

Много лет прошло. Прошёл я через
тысячу пустынь. Но на меня
всюду смотрит верным взглядом череп
моего уставшего коня.

-3-

Белый ангел Милешево

Неба синяя извёстка,
ветра синего покров.
Приглашал святой мой тёзка
отовсюду мастеров.

И пришли тогда горами -
шли под солнцем и дождём -
те, кто звался мастерами,
и пришли они с вождём.

Был он мощный и кудрявый,
очи были синевой.
Век ужасный и кровавый
богомаз прикрыл собой

от презрительного взгляда,
жало выдернул злоб`е.
Оттого и духам ада
до сих пор не по себе.

Знают духи - в храме белом
белый ангел, белый свет.
И крыло его вскипело,
потому что смерти нет.

Не огонь, не пламень боя,
не сверкнувшая гроза,
небо сине-голубое -
эти нежные глаза.

Пусть крылат он, словно птица,
тайну он откроет нам -
белых ангелов глазницы
мастер дал своим глазам.

-4-

Византийство

Небеса огнём царапали
воспалённые глаза.
Повстречал тебя в Сарапуле -
ты же двадцать лет назад
был убит в моём посёлочке,
и упал ты на бегу,
а вокруг стояли ёлочки,
словно девочки в снегу.
Не спасли тебя занятия
карате и крепкий пресс.

На груди твоей распятие,
ты взаправдашне воскрес.
На ладонь слетают сизые,
крошки хлебные клюют.
В небе с праздничными ризами
византийское поют.

Небо красное, прекрасное,
с позолотой по краям.
Византийство ненапрасное -
это родина твоя,

где ты встал, где инкрустация -
золотая вечность дней,
где соборная нотация
мозаичных голубей.

-5-

Ветер с юга

Н. П.

Прости, Господь, что умер я так мало!
С. В.


Не в белый день, а белой-белой ночью
услышу стадо и траву сухую,
моей любимой сердце-колокольчик
и тишину, которую, воркуя,

приносит в дом печальный ветер с юга,
приносит хлебом с каменною коркой,
и тёплая сиреневая вьюга
на эту корку опадает горкой.

Потом глаза прикрою и приснится,
как по горам пастух уводит стадо,
как потечёт ручьём и опреснится
багровая прохлада винограда.

Твоё лицо - индейская картинка
в витрине черноморского киоска,
где бывший касик черноту ботинка
доводит до космического лоска.

И в уличном гудении и шуме
пускай картинка андская услышит -
Прости меня, я слишком мало умер! -
проснётся и заплачет и задышит.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!