Роберт Сервис. Прилюдия

Дата: 21-02-2020 | 19:44:29

Прилюдия
Я негой вас не трону и не раню.
Моим рукам, увы, подчинены
Не лиры Аполлоновой бряцанья -
Бренчания расстроенной струны.
Задам сентиментальности я жару!
В обшарпанной таверне на юру
Я прореву запевки под гитару,
Рефрен раблезианский проору.

Я менестрель, до выпивки охочий,
Дружбан и куражу, и кутежу,
Я вас регтаймом, а не bella voce,
Хри-пеньем укулеле услажу -
Не музыкою золотоголосой:
Кого ее красоты здесь проймут?
И всё же, всё же... не смотрите косо.
Всё ж заплатите барду грош за труд.

Чеканю рифмы для концертов в пабах.
На задницу я критику бичей
Себе снискал. Интеллигентный лабух,
Живу в Литерратурии своей.
И, в полудрёму впав, мечтатель нищий,
Бросаю звёздам вызов мой хмельной
В союзе с верной музой-либидищей
И трёпаной банджовою струной.

Robert William Service
Prelude
To smite Apollo’s lyre I am unable;
Of loveliness, alas! I cannot sing. –
My lot it i, across the tavern table,
To start a chorus to the strumming string.
I have no gift to touch your heart to pity;
I have no power to ring the note of pain:
All I can do is pipe a pot-house ditty
Or roar a Rabelaisian refrain.

Behold yon minstrel of the empty belly,
Who seeks to please the bored and waiting throng,
Outside the Opera with ukulele,
And raucous strains of syncopated song.
His rag-time mocks their eager hearts a-hunger
For golden voices, melody divine:
Yet... throw a penny to the ballad-monger;
Yet... listen idly to this song of mine.

For with a humble heart I clank rhyme’s fetters,
And bare my buttocks to the critic knout;
A graceless hobo in the Land of Letters,
Piping my ditties of the down-and-out.
A bar-room bard... so if a coin you're flinging
Pay me a pot, and let me dream and booze;
To stars of scorn my dour defiance ringing
With battered banjo and a strumpet Muse.

Александр Владимирович, мне понравился перевод. В нем разудалость есть, как и в оригинале. 

Но - очень не понравилось слово либидище. 
И еще - Прилюд - это опечатка? 

Елена, спасибо.
Напомните Ваше отчество, пожалуйста.
Прилюд - это не опечатка, хотя, возможно, и ошибка. Я сначала хотел назвать стихотворение - "Прилюдия". Это игра слов: прелюд(ия) и прилюдная исповедь.
А возможная ошибка здесь вот в чем. Прелюдия - это обычно введение, а прелюд - самостоятельная пьеса. Я решил, что поскольку вряд ли буду переводить этот цикл, то для меня уместнее прелюд.
Либидища - конечно, эвфемизм того, что употребила Н.Н. Пьянкова, производный от либидо. Не материться же, в самом деле.
В юности я для названия девиц нетяжелого поведения ввел в свой лексикон словечко либиделла, позаимствованное из "Аниары" Харри Мартинсона.
Здесь у этой лексемы есть еще дополнительная роль: она по звучанию ассоциируется с лебедью, а искусство ЛГ - с лебединой песней.
Тут соединяются грубость и нежность. Игра на грани фола не переходит границ.
Возможно, Вам перевод понравится еще больше, я его с утра отредактировал.

Александр Владимирович, моё отчество тоже Владимировна. Мне комфортно быть просто Еленой, но если Вам удобней обращаться по отчеству, то пожалуйста. ))

У меня снова есть небольшие замечания по этому переводу. Например, хри-пенье укулеле. Разве укулеле хрипит? Это же струнный инструмент. 
Если у Вас там и интеллигентный лабух, и бичи, то может и к Музе более современное (и не такое неприятное, как в Вашем варианте) определение подобрать. Например, секс-бомбище ? :) 

Елена Владимировна, я допускаю, что расстроенная струна может хрипеть.
В оригинале артист
Outside the Opera with ukulele,
And raucous strains of syncopated song -
за пределами Оперы (можно сказать: "не из той оперы"), с его укулеле и хриплыми (осипшими) мелодиями синкопированной песни. Да, инструмент как бы отстраняется от мелодий, но ведь они создаются им, инструментом. Я стараюсь исходить из оригинала.
Эта тема еще возникает в конце - в связи с battered banjo.
Что касается его голоса, то он (ЛГ) ревет, а это вызывает ощущение силы. Я так понимаю, что голос у него хороший, а инструменты плохие.
(Еще добавлю, что он и рифмами звенит: I clank rhyme’s fetters - всё, что зависит лично от него, - громкое, сильное, звучное.)
И, кстати, на инструментах он, видимо, играет виртуозно. Похоже, что он человек-оркестр, и, кроме струнных играет на дудочке (I can do is pipe a pot-house ditty) и на фортепиано, если упомянут регтайм.
(Добавлю, что он и о стихах заботится, подчиняясь их "оковам". То есть работает честно.)
Забудьте про бичей в жаргонном смысле. Нет у меня их. Бичи - кнуты, плетки и проч.
И не надо делать Музу "секс-бомбищей", это вообще уклон не в ту сторону.

Александр Владимирович,

Я понимаю, что фантазии творческого человека не имеют границ, но с этим заявлением Вы явно погорячились: Похоже, что он человек-оркестр, и, кроме струнных играет на дудочке (I can do is pipe a pot-house ditty) и на фортепиано, если упомянут регтайм. Вот словарная статья из  Оксфордского словаря:

To pipe - to speak or sing in a high voice or with a high sound

И, само собой разумеется, никакого рояля в кустах у данного персонажа не было. Регтайм был настолько популярен в то время, что его исполняли даже чистильщики обуви под гитару и банджо.

Когда я писала первый комментарий, старалась быть дипломатичной насколько это возможно. Сейчас скажу прямо, я согласна с Аркадием. Это слово опошляет в общем неплохой перевод. Оно из того же языкового пласта, что и у..ище. Пример Псоя, конечно, заразителен, но он пишет своё и с юмором. Вы, продолжая настаивать на том, что в моём переводе матерщина, глубоко заблуждаетесь. Там прямоговорение, именно оно присуще Сервису наравне с ясными запоминающимися метафорами. Он никогда не прибегает к словам-мутантам. К жаргонизмам, если они необходимы по тексту, - да, но это естественный язык, а Ваша либидища чужеродна Сервису. Но наши переводы – наша интеллектуальная собственность, если Вас устраивает это слово, let it be.

Нина Николаевна, сообщаю Вам, что слова бывают многозначными, а есть еще и контекст. (Может, ЛГ высвистывал мотив кабацких куплетов - я допускаю и такой вариант.) ИМХО, high voice не очень монтируется с roar. Что касается человека-оркестра и регтайма, я только высказал свое предположение по поводу текста. По-моему, это не исключено. В оригинале разве сказано, что ЛГ играет регтайм не на фортепиано?
"Когда я писала первый комментарий, старалась быть дипломатичной насколько это возможно"
Извините, но, по-моему, дипломатия - не Ваше призвание.
Личная просьба: может, пора уже перестать материться в прямой и косвенной форме? Если Вы желали произвести известный эффект, Вы этого добились: читатели поражены.

Александр Владимирович,

хорошо технически сделанный перевод. Но интеллигентный лабух – это вряд ли, на мой взгляд, не сервисовская жеманность в выборе выражений: «ж … зад», «либидище. За такое критики точно бить не будут. Почему бы Вам не перевести хотя бы одно единственное девственное стихотворение того же Сервиса. Пусть свершится сакральный акт прилюдно, а то всё перепереводы. У Сервиса более тысячи стихотворений. Думаю, что переведено не более трети. Неужели Вас не привлекает стезя первопроходца?

Нина Николаевна,
не повторяйте инсинуации неосведомленных и недоброжелательных авторов. Я кое-что сделал и на стезе первопроходца: некоторые молдавские тексты, допускаю, что и болгарские, которые я переводил из хрестоматии. Не знаю, были переведены полностью сонеты Донна, когда я их переводил с ксерокопии, или нет. Некоторые были (5 сонетов в БВЛ, но я-то перевел почти все). Сонет Б. Гриффина, возможно, не переведен до сих пор - я других переводов не встречал. И так далее.
Я перевожу то, что хочу, и не спрашиваю об этом ни у кого.
И я делаю не "перепереводы", а настоящие переводы, п.ч. они не совпадают с существующими и часто бывают поточнее. У меня есть детали, отсутствующие у других. Так что, пожалуйста, следите за словами.
Что касается лабуха, это словечко появилось в 1920-е или 30-е гг. и было известно даже в Америке (перенесено вместе с эмигрантами).
Повторяю: либидища - женского рода. Смотрите на окончание: либидищей.
К жеманству не приучен, зато не могу без хулиганства, а критики бьют за всё.
У меня есть довольно много претензий к Вашему переводу, но я сейчас ухожу на работу. Если хотите, поделюсь потом.
Надеюсь, Вы это не сочтёте за месть. Мне это действительно не нравится.

я же сказала, что перевод хороший. Потенциал у Вас большой, я только за популяризацию творчества Сервиса. Чем больше его переводов, тем лучше.

Потенциал у меня был 30 лет назад, а сейчас, смею сказать, умение. В 40-50 лет пора что-то и уметь.
Сервис не тот автор, которым мне хотелось бы заниматься. Это добротный, хороший уровень, но меня этот поэт не привлекает.

Понравился перевод. Энергетика, действительно, очень Сервисовская. Но зачем Вам ж...? Без нее, как мне кажется, было бы лучше. Я бы изменила ударение в "банджовой струне" : и трёпаною бАнджовой струной.
Не поняла про бичей - по-моему они в специфично русском контексте существуют. И, думаю, "и" в названии без Ваших комментариев само-по себе не сыграет. А зачем тогда игра слов если ее надо все время объяснять? По-моему это перегруз. А в целом - очень здОрово.

Ирис, здравствуйте.
Вы же понимаете, что с ба́нджевой будет совсем не тот эффект. Да и не надо, чтобы ЛГ говорил слишком грамотно. В принципе, он мог бы написать и "прилюдия". Хотя он, конечно, не без образования (ЛГ, а не автор).
Кстати, прилагательного от банджо нет вообще - в словарях. В НКРЯ тоже не нашел.
Можно в заглавии написать: "Прилюдия", чтобы уж точно было видно, что это прием.
Что касается, извиняюсь, задницы, я это уже исправил. Могу только повторить то, что я сказал ОБГ: с ж-ами переведет любой, а вы попробуйте без них. Я не против.
Просто у меня был один из промежуточных вариантов: на собственную ж задницу свою. Там это было не лишено хулиганского остроумия, а так просто плоско.
Спасибо.
PS
"Не поняла про бичей" -
кнутов, конечно. Критику бичеванием. Кстати, я именно так понимаю critic knout: не кнут критика (профессионала, пишущего рецензии), а критику посредством кнута. ЛГ ругают - бичуют - все, кому не лень, а вовсе не литературные и музыкальные рецензенты.

Ирис, здравствуйте.
Я бы изменила ударение в "банджовой струне"
Я всё смотрю. Неужели никто насчет "банджовой" не догадался? Это ведь аллюзия на весьма добротный источник. Или они своей голой матерщиной так заняты? Которой в оригинале нет.
Ну, я могу подсказать: вспомним Дину Верни...

Мадам Банжа? Но Дина Верни, кажется, не была Музой Роберта Сервиса?

Боже упаси от такого истолкования! Я никоим образом не имел в виду Дину Верни, а только песню, которую она исполняла.
Просто я хотел подать примеры эвфемизмов через солидные культурные контексты. (В смысле: банджо у него... плохое.)

Александр Владимирович, здорово! Но  Муза... Эпитет заставил задуматься. Либо я ханжа, что не исключаю, либо с чувством юмора проблемы)). 
В своё время меня эпатировали словарём Гулага).

Наталия, Вы не ханжа. Я тоже за чистоту речи. Но здесь-то в чем грязь? Нет ее.
Что касается эпитета, почему-то никто не обращает внимание на другой эпитет - что она (Муза) верная.
Спасибо.

Александр Владимирович, по поводу эпитета верная  - но в оригинале нет такого слова, там только a strumpet Muse
Может, ее вертихвосткой назвать? 

Ну никому же из тех, кто здесь высказывался, не понравилось то, как Вы ее назвали. Вы ведь переводы свои делать не только для узкого профессорского круга, не так ли? 
В стальном Ваш перевод отличный! Вот еще бы эту либидищу убрать из него ))

Елена Владимировна, не надо ее называть вертихвосткой.
Неужели за пределами узкого профессорского круга ни у кого не возникнут ассоциации со словами "либидо" и "лебедь"?
Я ведь уже говорил: ЛГ в моём понимании этого образа - человек не без образования. Может, даже с одним-двумя курсами консерватории. Он вынужден выступать в кабаках, но к делу своему относится честно.
Кстати, никто не обратил внимания на фразу всё же, всё же не глядите косо. К кому она обращена? К публике, о которой он всё понимает и говорит:
Не музыкою золотоголосой:
Кого ее красоты здесь проймут?
Это его собственные страдания, что он вынужден опуститься до кабатчины.
Спасибо за искренность и доброе отношение.
А вообще в этом переводе столько нюансов!

Александр Владимирович, это ж какому критику ЛГ снискал 100 раз бичей? Жалко мужика, хотя, возможно, и зоил. Муза-либидища - это... похлеще, чем кёртл вам на красоту. Ежели это то, о чем я подумал, то ударение вроде как на второй слог должно падать. По-моему, это ужасно. В общем, я в полнейшем недоумении, как персонаж из стишка "Стою на асфальте я, в лыжи обутый..." Причем я вполне допускаю, что второе предположение этого лыжника как раз верное.

Спасибо всем, кто поставил лайки.
Перевод явно не оставил читателей равнодушными.
Позволю себе привести выдержки из письма моего друга, профессора философии, мнением которого я действительно дорожу.
Дорогой Александр Владимирович, здравствуйте!
Прочитал я присланный Вами перевод и дискуссию вокруг него" (Речь о моем переводе, я также дал ссылку на Н.П. - А.Ф.). (...) мне в голову пришла такая мысль: (...) Неужели она не понимает, что кабацкая лексика, которую она себе позволила, рушит весь образный строй стиха?!
(...) эвфемизм составляет в определенном смысле сущность культуры, ядро утонченности. (...) Например, Вы изобрели "либиделлу" (здесь неточность: либиделлу придумал нобелевский лауреат Х. Мартинсон, а я продолжил словообразовательное гнездо - А.Ф.) и "даму всеобщего употребления" (в переводе Филдинга - А.Ф.). (...) Не надо оправдывать использование грязной лексики  ссылками на правду жизни. Жизнь включает в себя и высокое, и низкое, и светлое, и мрачное, и подлость, и геройство. Но искусство на то и искусство, чтобы пробуждать добрые чувства, чтобы вытягивать человека по внутренней вертикали вверх"
Я так хорошо формулировать не умею.

Александр Владимирович, мнение интересное, но не бесспорное в своей категоричности. В споре об употреблении обсценной лексики в литературном произведении вообще, я не на Вашей стороне. Но мы же обсуждаем сейчас, насколько уместно или неуместно такое употребление именно в данном конкретном переводе из Сервиса - исходя из стиля, настроения и прочих качеств стихотворения в оригинале, а не просто из морально-этических и наших собственных нестрогих или пуританских взглядов.

Ирис, в данном случае оно однозначно неуместно.
Даю запасной вариант последнего катрена:
Но, стоит мне мечтаньем подзабыться,
Бросаю звёздам вызов мой хмельной
В союзе с верной Музою-блудницей
И верною банджовою струной.
Это не потому, что я уступаю, извиняюсь за выражение, критике по поводу "либидищи" (женского, а не среднего рода!!!) - она мне нравится, - а потому что это более точный перевод.
Привожу по этому поводу свои ремарки, адресованные Наталии Корди:
1
слово strumpet, которое встречается даже в архиклассическом 66 сонете Шекспира, причем не в вульгарном, а в книжном контексте:
And maiden virtue rudely strumpeted.
Старый добрый В.К. Мюллер дает определение:
уст. проститутка. То есть это словечко даже устаревшее. Архаизмы у нас по умолчанию обычно относятся к книжной речи.
Получается, что точный перевод - даже не проститутка, а блудница.
2
Наталия, у меня еще одно маленькое замечание методического характера.
Словарь В. К. Мюллера вышел в 1935 г., т. е. как раз в эпоху, когда создавался этот цикл, и отражал содержание английской лексики того времени.
Впрочем, то издание, которое у меня дома, опирается на исправленное и дополненное издание 1960 г., в котором, как сказано в предисловии, учитывается современная англоязычная литература. В частности, скорректированы стилистические пометы. Помета устар. оставлена без изменений.

Согласна, что блудница действительно не годится - именно из-за своей книжности. Она убивает всю эмоциональность.

Ирис, я не откажу себе в удовольствии процитировать еще один фрагмент из письма моего друга. Он человек высочайшей речевой культуры, блестящий стилист. Присылает мне свои статьи, чтобы я глянул на них лингвистическим глазом. В моих услугах он почти не нуждается. Я не делаю ему никаких серьезных замечаний, только даю рекомендации в наиболее спорных и сложных случаях.
И вот что он пишет:
"Да всему пишущему народу нужно по утрам петь гимны в честь лингвистики, а по вечерам произносить молитвы за здравие лингвистов"

Ирина, а я за блудницу. На мой взгляд, ничего она не убивает. А то, что пока что сохраняется в тексте, ни в какие ворота... Тем более что ничего похожего в оригинале нет.

Юрий, "блудница" употребляется обычно в контексте Священного Писания и несет оттенок осуждения непотребства, поэтому, на мой взгляд, здесь было бы крайне неорганично вкладывать это слово в речь ЛГ. По мне, более всего подходит "шлюха". Но Александр Владимирович имеет право на свое решение, как мне кажется, коль скоро оно у него не случайно появилось, а реализует определенный замысел.

Ирис, совершенно верно: замысел.

Ну, это само собой, Ирина. Только вот что делать читателю, если он не ведает этого замысла? На мой взгляд, и мы неоднократно об этом полемизировали с АВФ, замысел при переводе должен быть один: быть как можно ближе к оригиналу и не утратить при этом его поэтических достоинств.

Читателю, я думаю, надо читать и выбирать то, что ему ближе.

Ирина, что читатель может понимать, если он не знаком с оригиналом? Ровным счетом ничего. Читатель, если таковые еще имеются у переводной поэзии, обычно клюет на громкое имя. Но это далеко не всегда гарантия качества. Вот и является на свет в переводе из Тициана Табидзе такая строфа:

Да, скажет, был у нас такой несчастный малый,

Орпирских берегов большой оригинал.

Он припасал стихи, как сухари и сало,

И их, как провиант, с собой в дорогу брал.


У автора этих строк тоже имелся определенный замысел, но благодаря ему читатель вводится в заблуждение. Хорошо еще, что переводчик горилку не приплел в это грузинское стихотворение. А вот голый подстрочник:

Скажут так: жил-был бедный

На берегу Орпири выросший парень,

Его провизией были стихи,

Он ни на шаг от этого не отступал.


Разве автор перевода - большой оригинал - не обманывает читателя? 

Юрий, автор перевода - большой поэт - и уже в силу этого не обманывает.

Ирина, как поэт, может, и не обманывает, хотя по Платону все лгут поэты, а как переводчик несомненно обманывает. запихивая сухари с салом в котомку грузинского поэта. 

К ЮИЛ: просьба не разворачивать дискуссию по поводу Пастернака, хотя это один из моих самых любимых его переводов - для меня гениальный и недостижимо прекрасный и поэтичный.
Но здесь несколько иная тема. Прошу учесть, что мои страницы - не место для пропаганды идей всем известной школы.
О "либидище" уже поговорили, о главном, т. е. о замысле, насколько я понимаю, говорить желания нет. Есть желание в очередной раз сказать, как плохо переводил Пастернак. Но об этом, пожалуйста, не здесь.

Вы же знаете: мне неведомы никакие школы. А то, что учинил БЛП с этим и многими другими стихами из грузинской поэзии иначе как лингвистическим погромом назвать нельзя. Впрочем, умолкаю вследствие табу. Один только - последний - момент. В старом советском фильме маленькая девочка, увидев вывеску "Оптика, говорит: "Я думала, что правильно "аптека", а оказывается: "опти'ка". У нас в районе остановки "К/т "Мир" кто-то решил соригинальничать, назвав свое заведение "БулоШная". Или вот крошка-сын к отцу придет да и спросит кроха: "Папа, у нас в музыкальной школе на нотах пишут "прЕлюдия", а я вот на одном сайте увидел "прИлюдию". А как правильно?" Можно представить, что ответит папа.

"Вы же знаете: мне неведомы никакие школы"
Как раз этого я не знаю. Я могу это сказать только о своей "школе", которой Вы уж точно не следуете.
Ее квинтэссенция в том, что при переводе главную роль играет не размер, а вся языковая фактура текста - в системе, в единстве.
Поскольку буквальными средствами воплотить ее невозможно, то переводчику следует искать свои средства, чтобы адекватно воплотить это единство.
Это обстоятельство делает переводческую интерпретацию неизбежной.
Здесь я следую за П. Флоренским, В. Брюсовым (трактатом "Фиалки в тигеле"), а также за Ю.М. Лотманом.
Что касается оптики и аптеки, у меня тоже возникал такой вопрос, но мой батюшка-провизор мне это сразу же объяснил. Как филолог, я могу констатировать: он сделал это очень грамотно. И уж точно он не матерился при этом. Как интеллигентный человек и культурный молдаванин, он питал к русскому языку повышенное уважение, которое привил и мне.
Моя Maman, гениальный Врач (Вы ее знаете), была виртуозом русского языка. Она не материлась. Но какие придумывала замены! Куда мне!
И за что же меня порицают? За то, что я верный сын (нет, убогий эпигон) своих прекрасных, обожаемых родителей?

Папу Вашего я не знал, а маму Вашу - Нину Михайловну Серебрякову - мы с Таней нередко вспоминаем. Благодаря Нине Михайловне, возможно, не развился у Тани нехороший процесс. Мы помним, как Ваша мама приняла нас, как осмотрела Таню, назвала хорошего специалиста, к которому следовало обратиться, напоила чаем с печеньками, проводила и даже вышла на крыльцо посмотреть на нас... Царствие небесное Вашим родителям...

Но вернемся к нашим переводам. В статье "Поэт о критике" Цветаева написала: «Первая обязанность стихотворного критика — не  писать самому плохих стихов. По крайней мере — не печатать. Как я  могу верить голосу, предположим N, не видящего  посредственности собственных стихов? Первая добродетель критика — зрячесть. Этот, не только раз — пишет, а раз печатает — слеп!» Вы, находясь на своем лингвоэстетическом Олимпе, очень высоко поднимаете критическую планку касательно чужих текстов. Нет ничего удивительного в том, что и на Вас обрушивается шквал критики, когда Вы допускаете какой-нибудь ляпсус вроде этого... либидища. Конечно, Вы профессор, филолог, лингвист, доктор наук и все такое, но порой Вам изменяет, прошу прощения, чувство меры, вкуса и стиля. Никакие объяснения, никакие Ваши концепции и замыслы делу не помогают: огрех остается огрехом, ляпсус ляпсусом. Тем что замыслы и концепции, как правило, привнесены извне, а не вытекают из переводимого стихотворения.

Кстати, за время дискуссии я изобрел целых три новых слова: 1. неолингвизм; 2. аквалингвистика (аквалингвист); 3. либидонна (либидон). Последнее - наш "ответ Чемберлену" с его либиделлой.

Юрий Иосифович, спасибо за добрые слова о моих родителях.
Увы, слово "неолингвизм" - не Ваше изобретение. Это как раз то, чем я занимаюсь (допустим, не совсем этим, но отчасти): лингвоэстетика, эстетический идеализм. Неолингвистика - это школа последователей Б. Кроче, а в Германии - К. Фосслера.
Упомянутый "Чемберлен" - тоже не я, а Харри Мартинсон, классик шведской литературы. Мне понравилось его словечко, я его взял в лексикон и развил.
Огрехов я стараюсь не допускать. Огрехи и ляпсусы - это случайные промахи, от неумения и незнания. Я же всё делаю сознательно.
Что, например, ужасного во фразе "Укатан, как речей блекота", которую не оплевал только ленивый?
Это Каванах (мой Каванах) говорит не о себе. Можно назвать блекотой плохую речь? Можно. Это можно понимать по-разному: невразумительная речь или блёклая. В общем, плохая. И взыскательный к себе поэт выражает тревогу: неужели я исписался? неужели мой стих становится похож вот на это?
Нет, конечно, он преувеличивает. Само использование яркого словечка "блекота" говорит о том, что его собственная речь не заезженная, не затасканная. Считайте это неудачным экспериментом, но это моё языковое решение. Почему мне отказывают в этом праве? Не хотите использовать блекоту и перетык, о которых я же Вам рассказал, - не используйте. Я, конечно, иронизирую: Вы их использовали.
То же и с либиделлами, либидищами и проч. Остроумное слово Мартинсона - почему бы не взять его в свой арсенал? Не нравится - не берите. Я взял и обосновал своё решение тем, что предпочитаю игру слов, а не матерщину, отвлекающую от неважно написанного текста.
Кстати, с ударением либи́дища Вы неправы. Либи́дища - это очень сильное либидо, вернее, очень сильная страсть, п.ч. женского рода.

Юрий Иосифович, спасибо за добрые слова о моих родителях.

Не за что, Александр Владимирович.


Увы, слово "неолингвизм" - не Ваше изобретение. Это как раз то, чем я занимаюсь (допустим, не совсем этим, но отчасти): лингвоэстетика, эстетический идеализм.

Я так и думал, что это может быть научная дисциплина. Но либидонна - замечательное словцо.


Упомянутый "Чемберлен" - тоже не я, а Харри Мартинсон, классик шведской литературы.


Вы об этом неоднократно сказали в ходе полемики. Ему и направлен мой ответ.


Что, например, ужасного во фразе "Укатан, как речей блекота", которую не оплевал только ленивый?


Поэтому и не стоит провоцировать ленивых.


Можно назвать блекотой плохую речь? Можно.


Может быть, и можно, но, думаю, не нужно. Зачем читателю разгадывать ребусы? "Люблю обычные слова" (Самойлов).

Само использование яркого словечка "блекота" говорит о том, что его собственная речь не заезженная, не затасканная.


Беда в том, что это мертвое слово, которого никто не знает. Можно представить текст, в котором используются такие вот "яркие" слова. Придется к каждому давать комментарий. 

То же и с либиделлами, либидищами и проч. Остроумное слово Мартинсона - почему бы не взять его в свой арсенал?


Потому что их придется растолковывать, чем Вы и занимаетесь, отбиваясь от критиков. Языковое решение - это не то, чем следует заниматься, особенно если используются незнакомые или вычурные слова. Заниматься следует поиском интерпретационных решений. А слова могут и должны быть самыми простыми. Их только надо протереть "как стекло - и в этом наше ремесло" (Самойлов). "Несрочная весна" Баратынского и 200 лет спустя выглядит свежо и ярко.


Не нравится - не берите. Я взял и обосновал своё решение тем, что предпочитаю игру слов...


Если игры слов нет в оригинале, не стоит вводить ее и в оригинал.


Кстати, верная ли... шлюха наводит на мысль о Маньке Облигации ("Ты только скажи - я тебе всю жизнь верная буду").

Юрий Иосифович, если хотите, я Вам подскажу, как убирать такие огромные междустрочные пробелы.
Не надо отвечать "Чемберлену", т.е. Х. Мартинсону. Поэма изумительная. Она изобилует неологизмами, и либиделла - один из самых остроумных. Ну, и хватит об этом.
"Поэтому и не стоит провоцировать ленивых"
Я никого не провоцирую и пишу не ради провоцирования местного, извиняюсь, "бомонда", периодически устраивающего полоскания в горном водоёме. Я не намерен ради их удовольствия отказываться от собственного почерка. Так можно вообще дойти до того, что станешь писать их почерком.
"Может быть, и можно, но, думаю, не нужно. Зачем читателю разгадывать ребусы?"
Интеллектуальная деятельность, в том числе разгадка лингвистических ребусов, полезна. Обогащение своего словаря тоже.
Я уже говорил, что почти не придумываю новых слов, а оживляю старые (т.е. следую примеру Пастернака) - и вот опять. Блекота, падуга и проч., от чего так возбуждаются отдельные личности, - не мои изобретения. Да, я именно протираю вполне обычные слова, как стекло.
"Языковое решение - это не то, чем следует заниматься, особенно если используются незнакомые или вычурные слова"
Чем мне следует заниматься, я решаю сам. Тем более что здесь ПРУ, а не ВП.
Вы только мне читаете такие нотации? Когда пройдет известный срок, я, возможно, Вам кое-что процитирую.
Заниматься следует поиском интерпретационных решений"
Вот этим я и занимаюсь - в меру своего понимания. Только обычно мне именно этим колют глаза.
Кстати, о моей интерпретации Вы почему-то не сказали ни слова.

Океюшки, Александр Владимирович, пусть будет по-Вашему.

Я еще вот что хотел сказать насчет roar a Rabelaisian refrain.
ИМХО, раблезианский - тоже эвфемизм. ЛГ его употребляет, чтоб было не так противно заниматься своим ремеслом. Внушает себе, что это "тоже искусство".
Лосев (абсолютно не мой кумир) высказался по поводу книги Бахтина о Рабле, что раблезианство - "это эстетический апофеоз всяческой гадости и пакости. Хотите считать такой реализм прогрессивным - пожалуйста, считайте".
На мой взгляд, ситуация, как говаривал Бахтин, амбивалентная. С одной стороны, реализм Рабле безусловно прогрессивен.
Но, с другой, в чем-то прав и Лосев. Бахтин объективно оказал культуре неважную услугу. Теперь любая гадость и непотребщина, без малейших признаков остроумия и художественности, может именовать себя "карнавализацией" и проч.
Конечно, это не вина великого ученого, а его драма. Опошлить и испоганить можно всё.

Вот Вам еще одна прелесть - насладитесь.
Косиченко:
"Мы прослушали с вами "Прилюдию" А.Флори. Этот банджоист надеялся, что резвые нимфы сбегутся к нему и произойдёт ещё многое приятное в том же духе. Но, как видите, ничего этого не случилось, никакие нимфы не сбежались, и музы дань не принесли, а, напротив, поголовно саморазоблачились в своём горном водоёме на г.Геликон, по соседству с Парнасом и Лебетроном"
Я от души посмеялся - главным образом над Булгаковым, а не над Косиченко, эпигонски перенявшем мою же идею насчет сеанса саморазоблачения.
Однако почему же музы не сбежались? Как раз сбежались.
Но, если вспомнить тот же культовый роман, то "как он (Косиченко) угадал!"
Я ведь в самом деле, не Сальери, которому меня поверхностно уподобили некоторые, а Скупой рыцарь. У него есть замечательные слова - "Я знаю мощь мою. С меня довольно сего сознанья"

Не наговаривайте на себя, Александр Владимирович. Вы не скупой рыцарь. Потому что "он плохо кончил".

Я еще и не ростовщик. Напротив, у меня "занимают" все, кому не лень, и почти никто не отдаёт.
Я хотел еще обратить внимание на Букварию - Land of Letters (помнится, была радиопередача о Литературии - Стране литературных героев, "которой нет на глобусе").
Буквария - по аналогии с Болгарией, Баварией - имеет двойной смысл: указание на элементарность искусства ЛГ - на уровне азбуки, "прописей", но, с другой стороны, это нечто фундаментальное, как алфавит.

Кстати да. Это мое упущение, что я не сказала: Буквария - это прекрасно и точно.

Ирис, после замечания А. Шляпинтоха
полез в Интернет. Там, оказывается, этих "стран Букварий" полным-полно!
Жаль, что я придумал такую банальную вещь. Придется искать что-то новое.

Жаль, Буквария хороша. Но спасибо Аркадию: расширил наш кругозор.

Придумал вариант, вроде, нигде не засветившийся:
Литерратурия.

Это очень хорошо, но тоже было: в  детстве слушала по радио литературные передачи и там была музыкальная заставка: "... что есть страна/ что есть страна/ Литературия". У Вас терра - в этом отличие.

Я знаю, Валентин Никулин пел. Это была моя любимая передача. Я уже выше вспоминал эту песню.
Терра - это и земля, и ужас (в искусстве ЛГ есть нечто ужасное)

Да что ж все так вцепились в эту Музу? Как будто в стихотворении нет ничего другого.
Это же не про кабацкого певца — это о состоянии культуры в современном мире. Возьмите актеров, даже успешных и, так сказать, знаменитых. Что, у них принципиально другое положение? Они хотели бы и могли бы (талант есть) играть великие классические роли, а вынуждены сниматься во всякой дряни на потребу... (Кстати, кому на потребу? Я всё недоумеваю: неужели публика в самом деле жаждет смотреть именно это?)
Разве не видно, что сильнейший драйв этого (моего) стихотворения — растрата огромных сил впустую?
ЛГ пытается сохранить остатки достоинства, он не потерял совести, чувства стыда.
Он глумится над высоким искусством, ёрничает, бравирует тем, что он "не из той оперы", но понимает, что есть Искусство, есть Идеал и Золотой Стандарт — а его Муза (ну все помнят, кто она, не будем повторяться). Но Идеал он все-таки уважает и по мере сил старается ему соответствовать: на плохих инструментах играет виртуозно, стихи пишет безукоризненно.
Раблезианство раблезианством, но до матерщины он не доходит (как, впрочем, и Сервис), заменяя ее эвфемизмом, не лишенным грубого изящества (хоть убейте, не откажусь от такой его оценки). И это тоже работает на образ: ЛГ пребывает в неустойчивом положении, но все-таки удерживается.
Он уступает вульгарным вкусам, но у него есть и точки сопротивления: обыватель любит сентиментальность, а он, ЛГ, ее не приемлет и издевается над ней (а не только над негой и золотоголосой мелодией).
И разве непонятно, что звездам он бросает вызов по пьяни, забывшись не только полудремой, но вообще забывшись, и что этот вызов столь жалок, сколь дерзновенен? (Примерно как Евстигнеев-Сатин, который понимает, что "Человек — это великолепно" и "это звучит гордо", но это не про него.) А потому что не надо уступать энтропии.
Не надо растлевать и проституировать свою музу.
И мне ЛГ совсем не жаль. Понять я его могу, но не испытываю к нему ни уважения, ни сочувствия.
Вот самое главное в моем переводе. И не думаю, что это сильно расходится с Сервисом.

Александру Флоре
Хорошо !  Смело ! Раскованно, не по профессорски -
рискованно. Филологически умело.
ВК

Спасибо, Владимир Михайлович, я тронут.
С Праздником Вас! Здоровья Вам, радости от жизни и новых замечательных стихов.
С уважением
А.В.

И чего спорить. Это вообще не Сервис. Так, пародия на него в хлебниковском стиле. Баловство филолога:))

Лукьянов
И чего спорить. Это вообще не Сервис. Так, пародия на него в хлебниковском стиле. Баловство филолога:))
Правильно, это лучше. По крайней мере, по глубине и сложности интерпретации темы. Да еще в хлебниковском стиле. Как выразился В. Шкловский, по гамбургскому счету "Хлебников был чемпион".
Только это не баловство, а очень серьезная и филигранная проработка текста, выполненная не без искры юмора.
Удалите меня уже из своего ЧС - отвечать неудобно.

А. Лукьянову
Всё хотел увидеть, что Вы называете замечательной поэзией, которую Вы постоянно противопоставляете моей.
Я увидел.
Роса - глаза - прелесть что за рифма, не говоря о вызываемой ею ассоциации (Плюй в глаза - всё божья роса).
Каскад банальных рифм (за каждой - длинный ряд имен, не говоря о любителях): утром - перламутром (совсем недавно у кого-то ее уже видел; где, кстати, в оригинале этот перламутр?) (самое знаменитое: Осень, прозрачное утро... Даль из тонов перламутра); беспечно — быстротечна, зыбкой - улыбкой.
Так что и тема не оригинальна, и воплощение тоже. Форма гармонирует с содержанием.
А спондей! Жизнь слишком быстротечна - не говоря о произношении жизнь слишком.
А порядок слов! С улыбкой бы встречал восход... Осталось дней наперечет (Дней осталось наперечет)
Ну, и рассогласованность времен, конечно. И еще некоторые премилые детали (например, солнце бьет в глаза - чем? - утром).
Они еще о размере спорят.
Нет, я таким образцам следовать не буду.

Флоря, хватит болтать. Много о себе воображаете. Вас вытягивает Ирис за Ваши хвалебные постинги в её адрес. На самом деле Ваши перевод Сервиса - это не Сервис по стилю и лексике. Только здесь Вы можете бла-бла и бла-бла. Приводить примитивный и неверный разбор каких-то строк, которые используют все поэтические возможности и доказывать, что Ваши строки - идеальны с точки зрения филологии. Может быть. Но с точки зрения поэзии - тяжелы и посредственны. Филологи никогда не были хорошими поэтами. Им мешает стать ими их приверженность правилам:))

Лукьянов, меня лишили возможности высказываться на территориях авторов, которых Вы расхваливаете, в упор не видя элементарных вещей.
"...доказывать, что Ваши строки - идеальны с точки зрения филологии. Может быть. Но с точки зрения поэзии - тяжелы и посредственны"
Вы уж не заговаривайтесь, присваивая себе "точку зрения поэзии". Лучше посмотрите, скольким человекам понравился этот перевод. А то, что все они возражают против того самого эвфемизма, как раз говорит об их непредвзятости.
"Вас вытягивает Ирис за Ваши хвалебные постинги в её адрес"
Возможно, Вы не догадываетесь, что оскорбили Ирис и что вот это как раз и есть инсинуация.
"Филологи никогда не были хорошими поэтами"
Не присоединяйтесь к сеансу массового саморазоблачения. Ну, речь, я думаю, идет не об армии поэтов с филологическим образованием, а об ученых-переводчиках. То есть профессор Ю.Д. Левин, профессор С.Ф. Гончаренко, дважды профессор Е.Г. Эткинд, акад. М.Л. Гаспаров - поэты плохие? У проф. Г.А. Шенгели, допустим, были не сплошные удачи, но, например, "Старых мастеров" Верхарна он перевел так, как Вам не снилось.

Здравствуйте, дорогая Наталия.
Спасибо Вам за поддержку.

Спасибо, Ирис, за поддержку.

Мне нравится, но с "либидищей" действительно тяжело согласиться. Хотя, если прелюдия, то почему не может быть либидищи? так сказать вводная стадия:)) 

Спасибо.
Следующая стадия - лебединая муза во второй "Прелюдии".

Воистину, некоторым "лучше жевать, чем говорить". По моему мнению, и писать тоже.