Вуалехвост

Иногда они приходят сами собой.
Странные воспоминания.
Детская спальня.
Синеватый простор в единственном окне.
Улица, утекающая длинным чулком
К троллейбусной остановке.
Вдоль стены аквариумы – изумрудное царство,
Искусственно созданное, о чём день и ночь гудят
Компрессоры, подающие воздух.
На стёклах слизисто-слёзные образования
Улиточных кладок.

Уставшая мама облокотилась на стол
И опустила лицо в ладони.
Она наблюдает за жемчужными гурами.
Усиками на брюшках они беспрестанно
Ощупывают дно и соседствующих
С ними яичных скалярий.

Скалярии были куплены мной летом
В зоомагазине на Карла Маркса.
Я везла их домой в стеклянной банке.
Часть пути – на речном трамвайчике.
Подвыпивший мужчина предлагал
Выпустить моих рыб в Ангару
И дико смеялся.
Я смотрела на него, как на безумца,
И прижимала банку к груди руками.

Ночами тёплые травяные волны
Колышутся на потолке
И комната становится похожей
На малахитовую шкатулку.
Я погружаюсь на самое дно.
Мягкие лапы элодеи гладят и гладят
Меня по лицу: спи, наша девочка, спи…
Будет тебе сниться пустая палата
Ивано-Матрёнинской больницы.
Доктор Эмма Николаевна с чудесными глазами.
Ты навсегда запомнила её прокуренные пальцы,
Перекрывшие подачу воздуха в твоё горло.
И такой же прокуренный голос,
Несопоставимый с ультрафиолетом её глаз.

В этом сне ты маленькая рыбка –
Палевый вуалехвост.
В аквариуме залитой лунным светом палаты
Ты бьёшься в огромное квадратное окно
Не занавешенное ничем.
Сквозь него больничное пространство
Перетекает в пустынное пространство города.
Единственное, что тебя успокаивает,
Это мысль о том, что где-то там за стеклом есть Бог.
Он глядит на тебя,
Опустив в ладони усталое лицо.

...есть Бог