Лалла Рук Гл III Обожатели огня (06) (Т.МУР)

( продолжение )

L. Отец был слеп, в тени забрала

Одна лишь злоба обитала -

Глаза алкали только кровь,

Язык, уставший от проклятий,

Не признавал, что лишь любовь -

Залог небесной благодати.

А Гинда скорбью и стыдом

Питая пламя грешной страсти,

Уж не надеялась на счастье,

А над любовным алтарём,

В душе её, найдя обитель,

Тщедушен, робок, бельмоглаз,

Незрячий чахнущий хранитель

Склонял чело в порочный час,

Когда она, молясь тайком,

Вдруг забывалась зыбким сном…

 

LI. Семь раз полночное светило,

Брега залива озарило

С тех пор, как растворился след

Челна Гафедова в пучине.

Полночный час – предвестник бед,

Тревог и слёз её причина.

Напрасно, сидя у окна,

Подолгу не меняя позу,

Глядела Гинда в ночь сквозь слёзы,

Надеждой тщетною полна.

Лишь крик совы, носимый эхом,

Ответом был на этот взгляд

Да отзывался хриплым смехом

Смердящий гриф, пируя над

Остатком трапезы чужой.

И воцарялся вновь покой.

 

LII. Глаза эмира этим утром

Сверкали ярче перламутра,

Штормов зарницы, что горят,

Геркендский небосвод терзая,

Таких, как сей горящий взгляд,

Невзгод и бед не предвещали. [47]

«Вставай, о дочь моя, проснись,

Дыханьем страшным раструб керна, [48]

Пророчит гибель всем неверным!

Благословенный день, явись,

Языческой насытясь кровью,

И страшной ночью разродись,

Когда я перед сном омою

Карающей десницы кисть

В крови врага. Последний бой!

Гафед, страшись! Ты будешь мой!»

 

[47] - Явление наблюдаемое в Герендском заливе, во время затишья перед штормовыми ветрами происходят вспышки, похожие на огненные сполохи (Т.М.)

[48] - Своего рода труба, которую в преддверии битв использовал  Тамерлан , звук издаваемый такой трубой, описан как необыкновенно ужасный и настолько громкий, чтобы быть услышанным на расстоянии нескольких миль. – (Richardson).

 

LIII. «Гафеда кровь…» - она вскричала,

Глаза упрятав в покрывало,

Он хищно усмехнулся «Да!

Ни ров, ни вал, ни стены башен,

Ни пламя ада, ни вода -

Не сберегут Гафеда, страшен

Его последний будет час.

Оружье мне послал Создатель -

В бандитском стане есть предатель.

Он знак условный мне подаст.

И…да взойдет звезда Востока,

Когда язычник будет спать.

Карающая длань Пророка

Гяурам ясно даст понять

Сколь глубоко у Мести дно,

Когда Пророк и Месть – одно!»

 

LIV. «Пророк, клянусь венцом священным,                             

В бою Ухудском [49] помраченным,

Что каждый стон твоих врагов,

Который пытку увенчает,

Брильянтом местных рудников

В твоей Святыне засияет! [50] 

Но что с тобою, дочь моя?

Мутнеет взгляд, мертвеют губы,

О, да… Поход вещают трубы -

Такая жизнь не для тебя.

Где твой отец оставил разум,

С собою взяв тебя? А сам -

Он понадеялся, что сразу

Падет Иран к его ногам…

Но раб желает в землю лечь,

Он дерзко поднимает меч!»

 

[49] -  «У Мохаммеда было два боевых шлема одинаковых по виду и форме; один из них, названный Al Mawashah, увенчанный цветочной гирляндой, он надел перед сражением при Ухуде».  И это была первая и последняя битва, которую Мохаммед проиграл. – (Universal History).

[50] – имеется ввиду - Кааба (куб) – маленький храм,  мусульманская святыня в виде кубической постройки, находится внутри мечети Масджид аль-Харам в Мекке. Ей около 1400 лет. В восточную стену Каабы встроен черный камень, священный для мусульман. Есть предположения, что это метеорит. Раньше вокруг Каабы стояло 360 изображений идолов, которым поклонялись аравийские племена. В 630 году пророк Мухаммед уничтожил их, оставив изображения Мириам и Исы. Каждый год для Каабы делают кисва – специальные покрывала, на которых золотом вышиваются аяты Корана. (И.Т.)

 

LV. «Не унывай, ветрам покорен,

Корабль сегодня выйдет в море,

Он к Аравийским берегам

Умчит тебя и грохот боя

Тебя не потревожит там,

А кровь иранского изгоя

Булат дамасский окропит…»

Расчет и прост, и гениален -

Предатель жаден и коварен,

Но глуп. И он не устоит

Пред всемогущим блеском злата.

Подлец не ведает греха -

Всё – на продажу. Честь Солдата,

Свобода, Вера – чепуха!

Тот, в ком огонь святынь угас,

И мать, и Родину продаст!

 

LVI. Вчера, лишь тьма укрыла солнце,

Отряд вооруженных горцев

Свершил стремительный набег.

Средь павших от арабских сабель,

Дрожа, не размыкая век,

Лежал и он – живая падаль,

Оплакан братьями, как те,

Кому воздали честь по праву,

Почившими  на ложе славы,

А он живой меж мертвых тел

Пред Митры восходящим ликом,

Глумливо Бога презирал

Легко – без ропота, без крика

Отдав бессмертье за металл.

Где ты, проклятий гневный хор,

Чтоб заклеймить его позор?!

 

LVII. Пусть он из кубка бранной славы

Пьет лишь предательства отраву,

Пусть радость обратится в прах,

Как плод, взращенный Мёртвым Морем,

Что вмиг истлеет на губах. [51]

Пусть счастье обернется горем,

Пусть стыд детей за сей позор

Сожжет покой его и силы

И братьев сирые могилы

Взывают, как немой укор!

Пусть окруженный миражами

Живительных, кристальных вод, [52]

Он с пересохшими губами

В пустыне выжженной умрёт!

И пусть в аду, глотая стон,

Блаженство Рая видит он!

 

[51] - "Они говорят, что на берегах этого моря растут яблони, которые приносят прекрасные на вид плоды, но внутри все они полны пепла." – (Thevenot).

[52] - "Suhrab или Вода Пустыни, как говорят, вызваны разреженностью атмосферы от чрезвычайно высокой температуры, это - частое заблуждение, такие видения наблюдал и я - кустарники и деревья, отраженные в этих миражах можно было рассмотреть до мельчайших подробностей" – ( Pottinger).

 

А ночью накануне чудный сон,

Нежданно снизошедший Лалле Рук,

Развеял всю тревогу за судьбу

Героев страстной песни Ферамора.

И сделал сердце лёгким, как перо,

И щёк румянец освежил подобно

Внезапно налетевшему Бидмаску[53].

Принцессе снилось, будто бы она

С цыганами морскими в океане

Кочует средь чудесных островов.

И вдруг, она приметила плывущий

Навстречу легкий, золоченый барк,

Загруженный цветами и дарами

Владыке Вод, Царю седых морей

Однако, приглядевшись, рассмотрела…

 

Свой сон она, однако, не успела

Пересказать придворным потому,

Что Ферамор внезапным появленьем

Привлёк к себе внимание Двора,

И заразил всех жутким нетерпеньем

Услышать поскорее продолженье

Истории трагической любви.

И Ферамор, свою настроив лютню,

Так продолжал волнующий рассказ:

 

[53] - Ветер, который преобладает в феврале, названный Bidmusk, по имени маленького и пахучего цветка, того же названия. Ветер, приносящий эти запахи обычно длится до конца месяца 

[54]  - На Борнео проживают две расы - одна, грубая, воинственная и трудолюбивая нация, которая считает себя исконной обладательницей острова. Другая – разновидность морских цыган или странствующие рыбаки, которые живут в маленьких закрытых лодках, и наслаждаются бесконечным летом в Индийском океане, перемещаясь по воле муссонов, кружащихся вокруг острова. 

(Продолжение следует)

Ну вот Вы снова появились после долгого молчания.  Конечно, где-то есть не совсем точные рифмы (рифмоиды). Лучше рифмовать точно, как в оригинале.
И сам оригинал  желательно разместить. А так звучит красиво, легко читается.

По поводу рифм мы с Вами, помнится, уже общались, тут я  согласен  с Вами. Ссылку на оригинал для неле-нивых  даю
http://www.columbia.edu/itc/mealac/pritchett/00generallinks/lallarookh/

Благодарю за отзыв.