лимитное

Дата: 12-06-2019 | 15:17:04

Все попытки выбраться в пророки,
пресекались бытом на корню.
Чаще бог йапонский правил строки
под свиные рёбрышки в меню.
Жизнь дубила нордами по шкурке,
льдины били окна, медный грош
кубриком катился в Инстербурге 
под сержантский крик: - Калаш не трожь!
Тили-тили, трали-изваляли
годы тихим сапом паренька.
Будет всё – маячило вначале.
Был ли мальчик – дождик четверга
каждый раз выстукивал по крыше.
Шекель на ашдодской мостовой
зайчик приблудивший делал рыжим
с золотой отрыжкой под хандрой.
***
В графе прихода Каменка с Кухтуем,
хотя по жизни Летой в энный Стикс
внутри хамсина много лет дрейфует
потомственный маляр с идеей-фикс
среди палящих темя кабысдохов:
когда отключат семечки и секс,
затянет шарик враз чертополохом,
маляр, доев неспешно свой бифштекс,
закрутит в небо LEDы. Чертыхнувшись,
что у погасших звёзд не та резьба,
припомнит всуе павших и минувших,
но подзатыльник с криком: - Шантрапа!!!-
получит в тот же миг от б-га свыше:
- Еврейчик, обрезай - не обрезай
своих мальчишек, руки прочь от крыши.
Кому гореть - решает Адонай!

Идея-фикс – ответы, неуклюже
вдохнув поглубже, выдать декабрю
в нависшие дождями б-жьи уши
подобием неспешных "не люблю"
рассветной женщине в своей постели. 
Добавив позже виски пальца три
на палец грусти, серой акварелью
маген давид раскрасить изнутри…
***
Всё проходит. Я пройду когда-то,
вязких будней вылакав лимит.
Виски, горгонзолу с сервелатом
мне ни б-г, ни доктор не велит.
Музы ровно на одну затяжку
(да и та, как правило, в шабат).
Годы давят свитером в обтяжку,
что вязала тридцать лет назад.
Хочешь в детство? Ножницы, бумага,
камень… поцелуи нашепчу.
Во дворе асфальт покрылся влагой -
это б-гу точно по плечу.
Дремлет подуставшее либидо,
возраст пить чаи, а не грешки,
и на кухне грузным и небритым
пеленать ненужные стишки.

3.12.16

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!