Критики

Дата: 14-03-2019 | 20:39:16

Ну что, голубчик, как у нас дела?
Не надо слёз, вам только простынь пачкать.
Кто виноват, что нас судьба свела
И в персонале не хватает прачек?

Нет дорогой, не принят ваш отказ,
Мы помогаем каждому больному
И уж поверьте, нам не в первый раз
Без хлороформа резать по живому.

Не шевелитесь, шприц, тампон, зажим,
Полегче здесь, смотрите как изранен,
А мы голубчик терпим и лежим,
Да вы похоже инопланетянин.

Мелькает инструмент который час,
Тут всё не так, больной, не надо дрожи,
Внутри всё как-то столбиком у вас.
На нашу прозу вовсе не похоже.

А что то наш больной совсем притих,
Ну где там спирт, чего резину тянем?
Так то был стих? Действительно был стих?
Разлили? Ну, поехали. Помянем.

Здравствуйте, Юрий Петрович. Можно я к вам с монологом критика?

 

Да что же Вы, голубчик, в самом деле?

Вам противопоказаны стишки.

Я Вам четвёртый раз за две недели

вправляю выпадение кишки.

Вредны Вам неоправданные страсти.

Зачем тревожить вздохами зарю?

В сельпо для джипа завезли запчасти...

От сочинительства, больной, одни напасти.

Поверьте мне, я дело говорю.

: ))

Там нет углов, во тьме прозрачны вены,
Надрывный крик и эхо мне в ответ,
Но рифма болью истончает стены
И вот уже сквозь них струится свет.

Пусть в ужасе ко мне взывают предки,
Я вижу свет бьёт копьями из дыр.
Я помню боль, когда грудную клетку
Ломаешь, чтобы выйти в этот мир.

Какой простор, тебе спасибо, Боже!
Я слышу, как с друзьями крепнет связь,
Да вот они такие же - без кожи
Меня толкают вниз на землю, в грязь.

Видать, есть опыт. В болевые точки,
Не торопясь, они умеют бить.
В лицо, в живот, по печени, по почкам,
И с клеткой всё прочнее, толще нить.

За что же так? Скажи, о Боже, где ты?
Сопение, тяжёлый перегар,
А ты не знал? Да, это мы - поэты.
Терпи, мужик, умей держать удар.

И я лежу в холодной, грязной жиже,
Я всё стерплю, лишь надо переждать.
Свернусь в клубок, мне надо, надо выжить,
Чтобы стихи об этом написать.

Юрий Петрович, тут к Вам недавно заходил мой знакомый критик. Если он всё ещё у Вас, передайте ему, пожалуйста, message:

Да не стучите Вы, я с дамой!
Меня для Вас сегодня нет.
С какой? Конечно же, с той самой,
с которой должен быть поэт.
Вы к ней? Спрошу. У вас к ней дело?
Сказала - спит обнажена.
(Признаюсь Вам - такое тело...
И что приятно - не жена!)
Свободная, шальная Муза!
Мы познакомились в кафе.
Профессия? Студентка вуза,
а Вы к ней прётесь в галифе!
Хотя бы форму сняли, критик.
На крайний случай - сапоги.
Она не хочет знать Вас, нытик.
Вы ей смешны и далеки.
У Вас своих хватает девок!
Так что ж Вы лезете к чужим?
Своих используйте для спевок.
Моя уйдёт - поговорим.

Про критиков не в курсе. Да я и сам неглиже и не один.

В полумраке блестят на столе два фужера,
И рука у меня затекла на весу,
Молчаливая женщина в свете торшера
Повернувшись спиной заплетает косу.

Вероятно куда-то она не успела,
Ну какой же ей смысл ехать ночью домой?
Может что-то не так между нами горело,
Может что-то не то было сказано мной.

Сколько времени вместе? Пол ночи, не меньше,
Сигарету курю совершенно без сил.
Знаю только одно, у полуночных женщин,
Я ещё ничего никогда не просил.

Но сейчас для неё, может быть даже пошло,
Под усталой рукой прозвучит перебор,
И угрюмый романс о загубленном прошлом,
Приглушит мягкий бархат сиреневых штор.

Ей всего-то пройти пару метров до двери,
Здесь кончается наше ночное пике,
Я надеюсь, что женщина песне поверит,
И рукой проведёт по небритой щеке.

За окошком рассвет совершенно непрошен,
Старый тополь ветвями шуршит о бетон,
А гитара печально поёт о хорошем,
Подстилая аккорды под мой баритон.

Не допев до конца, песню тихую скомкав,
Сигарету курю не одет и босой.
Сладко спит за спиной у меня незнакомка
Закрывая лицо расплетённой косой.

Попробовал разместить сей экспромт под комментом А.Ш., ему и адресованный, не получилось! Однако:

Не верю вам, голубчик суесловный!
Твардовский прав! На свете никому
Я не доверю говорить о главном
В моей судьбе - и знаю почему!
И в маленьких моих переживаньях
Есть, есть-таки такая глубина,
В которой тонут глыбы мирозданья!..
И ваша спесь в ней смысла лишена.



Ровно, по секундам капает из крана,
Злобно в душу ноут пялится экраном,
Тянет занавеску кот по кличке Гитлер,
Это повод веский. Надо выпить литр.

Пятница привычно сменится субботой,
Старый дом кирпичный погружён в дремоту,
Под дождём унылым сиротится слива,
На балконе было две бутылки пива.

Скоро на работу, как в каменоломню,
Вроде был женатым, вот лица не помню,
Плавали на лодке позапрошлым летом,
Где-то есть в кармане старые билеты.

Что у нас осталось? Овощи на даче,
Под дождём соседка почему-то плачет.
Если приглядеться - ничего на рожу,
Наши двери рядом, позову быть может.

Одному тоскливо, может быть и хватит,
Лифчик свой забыла женщина в кровати.
На столе окрошка, день в тумане тает,
За стеной соседка на меня гадает.

В коридоре грохот, кот задел корыто,
Неохота в погреб, на столе допито,
Дым по крышам крутит, затопили печи.
Сяду за компьютер и на стих отвечу.

Здравствуйте, Юрий. На мой email пришло два одинаковых сообщения с Пру от Вас. Подумал, Вам важно знать, прочёл ли я Ваш стих. Прочитал. Не уверен,
кому он адресован - мне, или персонажу моего стишка, но это не существенно. Хорошее стихотворение.  

Аркадий, персонажу, конечно! 
Спасибо за оценку!

Полегчало!
: ))

Хорошее чувство юмора!
: ))

Плохое чувство юмора - нонсенс! (Аксиома.)
: ))

Скорее всего - драма!

Простите, тезка, мой ответ предназначался не вам... Публикуя свой экспромт, я размещал  его под стихами Аркадия, но что-то в хитросплетениях отзывов сломалось, и комменты размещают как им вздумается! Не серчайте! У Вас хорошие стихи! А оппоненты были, есть и будут! И слава Богу! Пересмешникам и всевозможным критикам, не будь талантливых стихотворцев, и сказать-то было бы нечего !..
P/S А стихи, которые Вы убрали замечательные!.. На свой счет я их и в страшном сне не принял бы!..

Без самоиронии нельзя, а что касается критики, то она должна быть рекомендательной, а не командной.

О Муза ты, Гомерами воспета,
Весь Колизей восторженно затих,
Внимай же Рим величию поэта,
Когда звучит с арены этот стих.

Подайте кубок, вдохновенья чашу,
Вина плесните жертвуя богам
Внимайте все, сейчас я матерь вашу,
Стихом ударю фавну по рогам.

За мудрость пьём решительно, помногу,
За смысл слов уложенных в строку,
Но кубок пуст, мы поправляем тогу,
Раз амфора легка и на боку.

Вещаем стих и рукоплещут мавры,
Летит с трибун, давай поэт! Ещё!!!
А я стою и поправляю лавры,
И лавры пахнут кухней и борщём.

Дерзай поэт, ведь ты сегодня в форме,
Звенит у лиры тонкая струна.
Лабай стихи, поэта рифма кормит.
Ещё несите амфору вина.

Легко играю кольцами Сатурна,
Над головой сияет лёгкий нимб,
Я в Колизее, в тоге, на котурнах
И мне подвластны боги, и Олимп.

Иди за мной, и не постигнет кара,
Мне Муза всё, любовница и мать.
Эй, кто там есть? Зовите санитара.
Пусть даст таблеток, ручку и тетрадь.

Ну вот укол, кровать, потухли краски,
Мне хорошо, как в море кораблю.
Спасибо брат, оставь в покое связки.
Спокойной ночи. Баиньки. Я сплююююююууу.

Согласен!