Сезариу Верде. Героическое

Дата: 10-02-2019 | 15:09:09

О, да, меня страшит простор морской,
Страшат торнадо, водокруты, штормы.
Перед тобой бессильны до сих пор мы,
О море, море, взлет и непокой!

Страшны мне твой разнузданный разбой
И чрево, вечно алчущее корма.
Могилой без размера и без формы
Нам угрожает плеск волны любой.

Однако не по мне смиренье рабье,
И на хребтину зыбкую твою
Я вывожу, дерзанья не ослабя,
Щелястый ялик, будто бы ладью,
И, мужествуя, в бешеные хляби
На их угрозы с хохотом плюю!

Cesário Verde
Heroísmos

Eu temo muito o mar, o mar enorme,
Solene, enraivecido, turbulento,
Erguido em vagalhões, rugindo ao vento;
O mar sublime, o mar que nunca dorme.

Eu temo o largo mar, rebelde, informe,
De vítimas famélico, sedento,
E creio ouvir em cada seu lamento
Os ruídos dum túmulo disforme.

Contudo, num barquinho transparente,
No seu dorso feroz vou blasonar,
Tufada a vela e n’água quase assente,

E ouvindo muito ao perto o seu bramar,
Eu rindo, sem cuidados, simplesmente,
Escarro, com desdém, no grande mar!

Приветствую, Александр Владимирович!
С оригиналом, понятное дело, не сравнивал. По-русски стихотворение мне понравилось.
Не знаю, почему выделены курсивом белая ладья и мужествуя. "Белая ладья" у меня, как бывшего шахматиста, вызывает ассоциации со знаменитым ежегодным шахматным турниром и с грузинской командой, победившей в нём (кажется, в 1974 году), за что их наградили поездкой в пионерский лагерь "Артек" и, соответственно, встречей со мной :) (Игоря Кузьмина, с которым я сдружился в Артеке, до сих пор помню). Наверное, Вы хотели подчеркнуть противопоставление белой ладьи утлому ялу... А "мужествуя" - отличное слово, даже без выделения курсивом!
Только два момента вызывают сомнения:
1. Американское торнадо в Португалии?
2. Нам угрожает плеск волны любой. После торнадо, водокрутов, штормов плеск волны не выглядит угрозой. Хотя, конечно, перед штормом всегда бывает затишье...
В любом случае - от меня палец вверх!
С БУ,
СШ




Сергей Георгиевич, Вы снайперски попали в болевые точки. Разумеется, меня смущало то и другое.
Торнадо, конечно, американская реалия. Но меня привлекло то, что, во-первых, по-португальски смерч - tornado, во-вторых, по-моему, это красивое соседство двух вихрей - воздушного и водного (водокрута) (в оригинале их нет).
Для португальского побережья смерчи, вроде, не характерны, но стихотворение абстрактное, мы не знаем, какой регион имеется в виду.
Что касается плеска волны, здесь такой смысл: в любом морском шуме (плаче, всхлипе) слышится эхо могилы, у которой нет формы. Я хотел взять "всхлип", но отказался из-за неблагозвучия.
Ладья и "мужествуя" приплыли в мой перевод из Н. Языкова:
Полетит на скользки волны
Быстрокрылая ладья! (...)
Будет буря: мы поспорим
И помужествуем с ней
(Пловец)
Здесь я передаю привет русской классике (Вы хорошо знаете этот мой прием обыгрывания цитат - потому они и выделены курсивом), а, кроме того, конечно, как филолог, хочу пропагандировать прекрасное слово "мужествовать".
Ваша трактовка из области шахмат блистательна.
Это стихотворение С. Верде есть на сайте в переводах И. Фещенко-Скворцовой и Ю. Лифшица.
Спасибо Вам от всей души.
С БУ
А.В.
Да, забыл сказать: тут есть еще одна цитата: "О, море, море!" (Таласса! Таласса!) из "Анабасиса" Ксенофонта. В оригинале автор повторяет слово "море", хотя и не подряд. Смысл этой аллюзии в том, что ЛГ не только страшится моря, но и приветствует его, - вполне в соответствии с подлинником.

Уважаемый Александр Владимирович, мне приятно, что моя полностью переведённая книга (единственная) Верде вдохновила уже не одного переводчика на собственные работы. Мне в Вашем переводе больше понравились катрены. Терцеты (кстати, почему Вы их не разделили?), на мой взгляд слабее. В них звучат не свойственные этому непризнанному (практически до сих пор!) португальскому гению ноты: он бы никогда не сказал про себя "мужествуя", "не по мне смиренье рабье", "дерзанья не ослабя" - ну, поверьте мне, кто прочёл о нём много книг и перевёл все его стихи, поверьте - это не стиль Сезариу... Для этого у него слишком тонкая, искренняя, не терпящая фальши и самовозвеличивания душа художника...

Да, забыла ещё: "приветы русской классике" -Это, конечно, дело хорошее, но не в ущерб точности перевода. (белая ладья). И вообще эта строка читается с трудом: "Свой утлый ял, как белую ладью" . Не обессудьте, не хочу обидеть, понимаю, Вам это может представляться по-иному...

Да, Ирина Николаевна, представляется. А то, чего Вы не хотели, Вам удалось.
Ваш новый текст я, по-моему, уже читал?

Если обидела, простите, пожалуйста, Александр Владимирович. Сказала то, что думала. Тем более, что катрены у Вас хорошие, думала помочь в исправлении терцетов. Но, видно, получилось, как всегда... Новые два перевода были сделаны на этой неделе, так что Вы вряд ли их могли читать. 

Ирина Николаевна, что значит "получилось как всегда"? У нас с Вами было одно недоразумение по поводу Ф. Пессоа, но один раз - это не означает "всегда".
За помощь я был бы только благодарен, если она, конечно, не будет выражена в таком высокомерно- пренебрежительном стиле. Я, человек грешный, сам его частенько позволяю - в ответ на чужую бесцеремонность, но о Ваших переводах всегда высказывался уважительно, совершенно искренне считая их хорошими.
Значит, насчет Ваших новых переводов (вернее, Пессоа) я ошибся. Вы мне показывали много его переводов. Наверное, у него были сквозные мотивы.

Александр Владимирович, "получилось, как всегда" - это часть поговорки: "Хотел, как лучше. а получилось. как всегда". Простите ещё раз, очень надеюсь, что "высокомерно- пренебрежительный стиль" Вам померещился, я не имею привычки так говорить ни с кем. Тем более, с Вами: я же знаю. что Вы - специалист-филолог. Наверное, надо было как-то косвенно намекнуть на то, что мне не понравилось, но у меня сейчас столько проблем, которые наслаиваются одна на другую... Вот и написала коротко, всё, что увидела, обо всех недостатках. Я же тоже - не святая, бывают погрешности, и Вы, помните? мне на них указывали на ВП, и я, благодаря Вам, исправила несколько рубаи Пессоа. Ну, а с чем-то, понятно, не согласилась. Александр Владимирович, когда говоришь, не - глядя в глаза, а сухо пишешь комментарий, собеседнику может такое померещиться. Давайте не будем ссориться, честное слово, не хотела обидеть...

Что у меня фальшивого и проч.?
И не понимаю, чем белая ладья (кроме ассоциации с шахматами) хуже оседланного левиафана, который мне, кстати, понравился. Он ведет свой утлый ялик с такой гордостью, как будто это белая ладья - крамольный образ? Для человека, плюющего в "великое море" (я не ошибся в понимании этого образа?)
Хорошее русское слово "мужествовать" слишком высокопарно по отношению к сонету, который скромно и непритязательно называется "Героизмы".
Давайте не будем ссориться. Объясните мне тогда, пожалуйста, содержание последних 6 строк - буквально.

Александр Владимирович, этот приём, который Вас так рассердил: сливать слова, конечно, несколько утрируя при этом получившееся звучание, - приём обычный, им часто пользуются переводчики, когда хотят показать, почему такая фраза неблагозвучна.  А пошёл он, думаю, от детского недопонимания, когда они сливают слова, да так и запоминают, не понимая смысла. От моего детства остался не лучший пример «Киноударник» (кинотеатр назывался «Ударник»), а есть просто чудесные примеры в литературе, сейчас не помню. Кстати, я пыталась в конце фразы с этим слитым словом поставить улыбку, но получился ноль, я недоглядела, да так и осталось :) На ВП переводчики постоянно пользуются этим приёмом, и никто, вроде, не обижался...

В отношении «белой ладьи», да, всё зависит от ассоциативного ряда читателя. Для меня эта метафора выглядит искусственной, не несущей никакого смысла в этом контексте. Для Вас, видимо,  - по-другому. Решать Вам. Что касается моего «Левиафана», то оправдание - «хищный хребет» присутствующий в оригинале. А как Вы оправдываете свою «белую ладью»? Ладье, кажется, нет места в португальском стихотворении...

Тем более, что даже у меня (которая только в детстве с отцом играла в шахматы) сразу выплывает ассоциация с шахматной фигурой. И Сергей о том же писал. А когда на одно и то же намекают двое – это уже о чём-то говорит... Да, сонет называется «Геройства» или «Героизмы», но этим только и ограничивается прямое упоминание о мужестве, больше нигде в контексте не говорится ни о мужестве, ни о дерзании героя. Я не хочу давать подстрочник здесь, если Вам он нужен в самом деле, пришлите мне письмо на мой мэйл, пожалуйста. Море здесь, скорее, "огромное", чем "великое". Всего Вам доброго.

 

Обсуждать дальше нет смысла, пока я не увидел правильного подстрочника.

Спасибо, Ирина Николаевна, за точный перевод. Да, мой подстрочник совпадает с Вашим почти дословно, значит, я понял текст правильно.
Как хотите, а мне мой перевод нравится, и он, по-моему, не идет вразрез с оригиналом.
Взять хотя бы очень важную фразу
No seu dorso feroz vou blasonar.
Вы в своем переводе (в другом месте) употребили глагол "бахвалюсь", который имеет как раз крайне отрицательную коннотацию: хвастаюсь, кичусь, проявляю самодовольство.
Я перевел vou blasonar как: буду красоваться (на свирепой спине океана). Вот он и красуется: выводит свой утлый ялик на эту "зыбкую хребтину" с такой гордостью и достоинством, как будто это белая ладья викинга. Это парафраз - т.е. развертывание слова в сравнение, в образ. Это очень мужское чувство.
Белую можно убрать, но уж очень не хочется: и красиво (ведь красиво же!), и аллитерация торжественная и праздничная.

Я думаю, Александр Владимирович, что "бахвалюсь" Верде употребляет с оттенком тонкой самоиронии, самоирония присутствует и в других его стихах, это как раз очень приятная нотка в общей симфонии его поэзии. Это ни в коем случае не резкое самоосуждение, а так, лёгкое кокетство, лёгкая насмешка над своей гордостью преодоления собственного страха, что, как мы все знаем, и является подлинным мужеством. Но сказать о себе: я - мужественный челоевк, это, сами понимаете... (Кстати. многие считают, что нескромно говорить о себе: я - поэт. Я не отношусь к этим людям. Да, я - поэт, а хороший или плохой. об этом гловорят мои стихи, судите сами). С белой ладьёй решайте сами. В конце концов, последнее слово за самим переводчиком. 

Да понимаю я, что она искусственна. Это фантастический образ - вроде Росинанта у Дон-Кихота. Аллегория доблести. Поищу что-нибудь.
Еще раз спасибо.

И Вам спасибо, особенно за пунктуацию и за "фантомы". 

Ладью оставил, но несколько снизил градус патетики и ослабил красивость аллитерации. ЛГ, в соответствии с оригиналом, "красуется", но поскромнее.