"Ванная комната. Зеркало. В нем – розоватый овал лица..."

Дата: 21-11-2018 | 14:31:29

* * *

Ванная комната. Зеркало. В нем – розоватый овал лица. 
Яков Семенович, мило мурлыча что-то невнятное, бреется, 
Яков Семенович корчит специальные рожи, способствующие бритью, 
И завершает невнятную музыкальную фразу отчетливым «only you…». 
В зеркале видно, как у него за спиной медленно отворяется дверь – 
В ванную комнату вплывает крадучись, как черный хищный зверь, 
Смерть с огромной острой косой, чтобы, как и ведется на нашем веку, 
Срезать Якову Семеновичу только что вымытую и чисто выбритую башку. 
Смерть тихонько заносит косу, приноравливаясь то так, то сяк, 
Выбирает удобный момент, верный угол и… коса, задев о дверной косяк, – 
Вжжжихх! – отклоняется от намеченной траектории, слетает с нее 
И, не задев Якова Семеновича, перерубает веревку, где сохнет белье. 
Яков Семенович слышит запахи завтрака и выбегает из ванной прочь. 
Смерть остается торчать одиноким столбом, черным как ночь, – 
На капюшоне ее болтается розовый в белую клетку носок, а с косы 
Важно свисают лазоревые, что твои берлинские небеса, трусы. 

Кухня. Скворчит, затихая, омлет на тарелке. Бурчит «Маяк». 
Сахар с веселым – плюх! – ныряет в кофе. С негромким – шмяк! – 
Падает на пол кошка, спеша усесться в первом ряду, 
Чтобы оттуда с укором глазеть на то, как хозяин уписывает еду. 
Яков Семенович тянет свой кофе, прикрыв глаза, и, конечно, не видит, как 
Сзади подкатывает Смерть, излучая хтонический мрак, 
Целится – в воздухе вспыхивают и гаснут формулы, время почти не течет – 
Определяет верный угол, прочерчивает траекторию, начинает обратный отсчет, 
И на цифре «ноль» – тррррр! – внезапно звонит телефон – 
Яков Семенович подскакивает и опрометью бросается из кухни вон. 
Вжжжихх! – коса разбивает чашку, 
...........................…...........отшвыривает ложку, 
..................................................опрокидывает плошку, 
........................................................................….пугает кошку – 
.........................................................................................кошка орет 
Страшным голосом, не помня себя от ужаса, бросается куда-то вверх и вперед, 
Делает сальто и, растопырив когти, приземляется Смерти на капюшон. 
Мимо, приплясывая и подпрыгивая, проносится Яков Семенович – он 
Счастлив: ему назначена встреча! Входная дверь говорит сначала – хлоп! – 
..............................................................................……..………..после – щелк! – 
Кошка на всех восемнадцати когтях съезжает по Смерти вниз – черный шелк 
Распадается на тонкие полосы. Смерть нелепа. Ее когда-то жуткий наряд 
Напоминает пропущенный через шредер «Черный квадрат». 

Улица. Яков Семенович несется по тротуару с блаженной улыбкой на круглом лице. 
В это время Смерть прилаживает к косе лазерный целеуказатель, 
..........................................………………...........приклепывает оптический прицел, 
Делает несколько пробных взмахов и, лелея страшную месть, 
Мчится за Яковом Семеновичем со всех ног, или что там у Смерти есть. 
Яков Семенович, не будучи в силах скрыть обуявший восторг, 
Подлетает к ларьку и у красивой цветочницы покупает самый красивый цветок. 
Смерть берет его в окуляр, подводит резкость и, продвигаясь к цели напрямик, 
Делает решительный шаг на мостовую, где – бац! – попадает под грузовик. 
Визг тормозов, отборный мат. Водитель, обнаружив себя в великой тоске, 
Медленно покидает кабину, держа монтировку в могучей руке. 
Смерть отряхивается. Водитель видит на бампере вмятину, гневно топорщит усы – 
И прямо среди улицы завязывается жестокая дуэль: монтировка против косы. 
Резкие выпады, свирепые выкрики, удары стали о сталь! 
Зрители подначивают друг друга: «Ставь на черного!» – «Нет, на усатого ставь!» – 
«Черный просто какой-то монстр!» – «Усатый не хуже! Ему бы кинжал, а не руль…» 
Бой продолжается. Но тут подъезжает случайный полицейский патруль, 
Разгоняет зевак и, не разбирая мотивов каждой из сражающихся сторон, 
Валит водителя мордой, а Смерть – тем местом, где предполагается морда, в бетон. 
Яков Семенович, ощущая одновременно сладостную тревогу и благодать, 
В сквере находит условленную скамейку и принимается ждать. 

Ждать приходится долго, так как если – и это известно повсюду и всем – 
Дама назначает встречу на семь, то подразумевается, что это ты приходишь в семь – 
Дама же может и припоздниться. Но чу! Нарастающий грохот, галдеж и гам – 
Это, конечно же, добрый знак – так всегда бывает при появлении запаздывающих дам. 
Лейла Ахмадмусоевна приближается, изящную бровь подводя на ходу. 
Яков Семенович вытягивается, лик его озаряется, будто он услышал 
.........................................................…………………………......…...архангелову дуду. 
Но почему вокруг Лейлы Ахмадмусоевны этот гвалт, погром, содом: 
С дикими воплями разлетаются голуби, рушатся фонари, обрываются провода? 
..................................................................……………………....................А дело в том, 
Что по пятам за Лейлой Ахмадмусоевной следует Смерть Номер Два, 
Дышащая едва, от какого-то дикого остервенения ни жива, ни мертва, 
Силясь срезать прекрасную голову Лейлы Ахмадмусоевны с восхитительных плеч, 
Бесперечь машет косой, да все головы опричь, будто хочет весь мир обречь 
Верной и страшной погибели. И мир обреченно никнет, смертно дрожит – 
Только лишь Лейла Ахмадмусоевна, ничего не видя, скорее летит, чем бежит, 
К скверу, к заветной скамейке! И, смахивая непрошеную слезу, замечает, как 
Яков Семенович, завидя ее, размахивает цветком и подпрыгивает как дурак. 

Яков Семенович и Лейла Ахмадмусоевна падают в объятия друг другу. Стучат сердца. 
Смерть Номер Раз выглядывает из кустов, подкрадывается и прицеливается. 
В это время, срезая траву на сено, кусты на веники, дерева на дрова, 
К ним прорубается осатаневшая буквально до крайней точки Смерть Номер Два. 
И, наплевав на то, что любовь – бесценное чудо и, по сути, Господний дар, 
Обе Смерти, приблизившись с противоположных сторон, наносят смертельный удар – 
Хряк! – раздаются два вскрика, слышен хруст пробитых металлом голов… 
Яков Семенович и Лейла Ахмадмусоевна замирают, не находя подобающих слов. 
Смерти, пронзенные косами, застывают, как столбы огромных черных ворот: 
Первая – что твой Челубей, Вторая – что твой Пересвет. А может быть – наоборот. 
Пауза. Солнышко ласково светит с небес, негромко шумят деревца. 
Смелый комарик тщится прокусить балахон у Смерти, но тот не прокусывается. 

Ну, и финал. Направо, меж радостных лип, как в светлый дверной проем, 
Яков Семенович и Лейла Ахмадмусоевна навстречу счастью идут вдвоем. 
Влево, меж темных, угрюмых елок, как в жуткий и мрачный грот, 
Смерти скользят. Но гляди: одна другую осторожно за ручку берет, 
Обе робко вздыхают, как будто предчувствуя некий особый момент, 
И исчезают за поворотом дорожки. 
................................................…..The end. 

Дмитрий,
впечатления, как от яркого триллера,
и еще Пратчетта чот напомнило.
здорово, like!

Да, про Пратчетта мне уже говорили. Жаль, что чукча его не читал.