Генрих Гейне. Валтасар

Дата: 20-10-2018 | 23:03:19

Густеет сумрак. Вавилон
и нем, и сном оцепенен.

Дворец царя огнем залит —
и в нем безумие царит.

По-царски спесью обуян,
пир правит царственный тиран,

устроив при дворе своём
пренатуральнейший содом.

Царю в мозги ударил хмель.
Он изрыгает похабель

и, ржаньем рабьим вдохновясь,
совсем уже сползает в грязь.

Перо моё не передаст
всего, что делал оргиаст.

И вот во власти куража,
от возбуждения дрожа,

осатанелый богохул
на храмовое посягнул.

Внесли сосуды для царя
с ограбленного алтаря

святого храма Иеговы.
Он чару золота литого

рукой кощунственной берет.
Налил и опрокинул в рот.

От пены уст не отерев,
Царь разверзает наглый зев:

"Иегова! Слышишь ли? Один
я в Вавилоне господин!"

Но, только сбрендивший царёк
слова ужасные изрёк, —

как бы ударенный под дых,
он замер. Гомон тут же стих.

И то ли мнится, то ли снится —
возникла в воздухе десница,

и чертит на стене она
пылающие письмена,

за иероглифом — иероглиф...
Вот скрылась, стену испещрив.

На буквы пялились канальи,
но ни аза не понимали.

Пришли премудрые волхвы.
Но письмена для них мертвы.

А Валтасар был ночью той
убит холуйскою рукой.

Heinrich Heine
Belsatzar
Die Mitternacht zog näher schon;
In stummer Ruh lag Babylon.

Nur oben, in des Königs Schloß,
Da flackert’s, da lärmt des Königs Troß,

Dort oben, in dem Königssaal,
Belsatzar hielt sein Königsmahl.

Die Knechte saßen in schimmernden Reih’n,
Und leerten die Becher mit funkelndem Wein.

Es klirrten die Becher, es jauchzten die Knecht’;
So klang es dem störrigen Könige recht.

Des Königs Wangen leuchten Glut;
Im Wein erwuchs ihm kecker Muth.

Und blindlings reißt der Muth ihn fort;
Und er lästert die Gottheit mit sündigem Wort.

Und er brüstet sich frech, und lästert wild;
Die Knechtenschaar ihm Beifall brüllt.

Der König rief mit stolzem Blick;
Der Diener eilt und kehrt zurück.

Er trug viel gülden Geräth auf dem Haupt;
Das war aus dem Tempel Jehovas geraubt.

Und der König ergriff mit frevler Hand
Einen heiligen Becher, gefüllt bis am Rand’.

Und er leert ihn hastig bis auf den Grund,
Und rufet laut mit schäumendem Mund:

Jehovah! dir künd’ ich auf ewig Hohn, –
Ich bin der König von Babylon!

Doch kaum das grause Wort verklang,
Dem König ward’s heimlich im Busen bang.

Das gellende Lachen verstummte zumal;
Es wurde leichenstill im Saal.

Und sieh! und sieh! an weißer Wand
Da kam’s hervor wie Menschenhand;

Und schrieb, und schrieb an weißer Wand
Buchstaben von Feuer, und schrieb und schwand.

Der König stieren Blicks da saß,
Mit schlotternden Knien und todtenblaß.

Die Knechtenschaar saß kalt durchgraut,
Und saß gar still, gab keinen Laut.

Die Magier kamen, doch keiner verstand
Zu deuten die Flammenschrift an der Wand.

Belsatzar ward aber in selbiger Nacht
Von seinen Knechten umgebracht

Это републикация текста, который впервые был опубликован здесь (13-10-2018 21:41:43).

А. Лукьянову

Дата: 15-10-2018 | 06:19:10

"1 дистих хорошо сделан"

Надо же! Хоть что-то мною сделано хорошо. Знаете, и мне нравится: и тьма сгущается, и "народ безмолвствует" и погружен в сонное оцепенение.

"2 дистих - в оригинале всё же da lärmt des Königs Troß, как Вы сами перевели - буйство королевской свиты. А Вы пишите безумие царит"

а) Слово безумие имеет, помимо психиатрического, весьма широкий спектр значений. То, что происходило на этом пиру, было форменным безумием.

б) Царит надо рассматривать в единстве с другими однокоренными словами в строфах 2-3: царя, по-царски, царственный. Это моя попытка хоть каким-то образом передать четырехкратный повтор у Гейне: Königs Schloß, Königs Troß, Königssaal, Königsmahl, чего, кстати, Михайлов не делает, и, как сейчас выяснилось, отчасти делает Левик. Я, между прочим, пытался и формально воспроизвести эти повторы, получилось очень уродливо.

"Не совсем точно передано состояние свиты"

Его более точная передача перенесена в 4-ый дистих: пренатуральнейший содом, т.е. то самое буйство (lärmt des Königs Troß), а не то, что некоторые могут подумать. (Лично у меня были ассоциации с "содомом крыс" в "Докторе Живаго".)

К этому слову я еще вернусь.

"3 дистих

По-царски спесью обуян,

пир правит царственный тиран,

в оригинале всё просто.

Там, в королевском зале,

Валтасар пирует.

и всё. Нет тиранов, нет спеси"

Александр, Вы не видите здесь аллюзий? Я-то старался, чтобы они чувствовались:

А деспот пирует в роскошном дворце,

Тревогу вином заливая,

Но грозные буквы давно на стене

Уж чертит рука роковая!

(революционная песня "Вы жертвою пали". К вопросу о стиле Гейне. Я полагаю, Вы не будете отрицать, что ему свойствен революционный пафос, в том числе и в этом тексте?). Ну, и, конечно, "Сатана там правит бал" - очень подходит к тому, что этот монарх вытворял на пиру. Этим я также предвосхищаю объяснение оборота "осатанелый богохул".

Конкретно в этих строчках у Гейне аллюзий нет, но его идиостилю вообще аллюзивность не чужда.

"4 дистих

устроив при дворе своем

пренатуральнейший содом.

это вообще не соответствует оригиналу, там

Слуги сидели сверкающими рядами,

И опустели чашки с игристым вином.

какой красивый образ у Гейне, и нечто неприятное у Вас"

Почему же неприятное? По-моему, очень хорошо сказано: и озорно (озорство опять-таки в стиле автора - почитайте, скажем, "Атта Тролля"), и звонко.

Во-первых, как я уже сказал, это перенос характеристики свиты из 2-ой строфы. Нормальное явление в переводе.

Во-вторых, содом относится и к царю: бесчинство, кощунство и проч.

В-третьих, здесь тоже есть аллюзия - на город, разрушенный Иеговой. Участь Вавилона была не буквально такой же, но сходной.

5 дистих

Царю в мозги ударил хмель.

Он изрыгает похабель

читатель подумает, что и Гейне мог сказать "похабель" (на немецком), но он ошибётся".

Я, конечно, сужу только по переводам (я не устаю повторять, что не знаю немецкого языка), но Гейне вообще много чего мог сказать и похлеще.

"Гейне написал

Es klirrten die Becher, es jauchzten die Knecht’;

So klang es dem störrigen Könige recht.

Звенели чаши, рабы ликовали;

Их звучание напоминало речь упрямого царя

почему слова строптивого, непокорного царя вдруг названы похабелью? таким слэнговым словом?"

Потому что хмель в голову ударил - не мне, разумеется. Я не думаю, что он изъяснялся как Цицерон.

А также я сужу по реации "публики", поскольку "рабы ликовали". Последнюю фразу я понимаю таким образом, что их восторги звучали в такт речам правителя.

"6 дистих

и, ржаньем рабьим вдохновясь,

совсем уже сползает в грязь.

в оригинале всё другое

Щеки императора горят, как угли

Выпив, он ведёт себя смело (не боится Бога)"

Не вижу особого противоречия. Пьяная разнузданность обычно не выглядит вальяжной и импозантной.

"Какая грязь имеется ввиду?"

В виду имеется пьяная разнузданность - см. выше.

"7 дистих

Перо моё не передаст

всего, что делал оргиаст.

В оригинале

И смелость ослепляет его;

И он богохульствует грешным словом.

тоже ничего общего. Слова богохульства - это одно. Дела оргиаста - другое. Может, он раздеваться стал, или под стол полез"

Не знаю, не знаю. Я же говорю, что перо не передаст того, что он делал. Богохульство вполне вписывается в оргию.

(Кстати, в 8-ом дистихе сказано, что он впал в дикость: und lästert wild.)

А вообще сказано - и особенно зарифмовано - отлично.

"9 дистих

осатанелый богохул

на храмовое посягнул.

в оригинале, конечно, другое

Царь позвал (слугу) с гордым взглядом

ничего осатанелого нет"

Нечто осатанелое есть - гордый взгляд. Гордыня - и есть главное качество сатаны.

"10 , 11 ,12, 13  дистихи довольно близко  передают Гейне. Хотя добавлен лишний дистих и есть "наглый зев", которого нет у Гейне. Рот есть, нет наглого:)"

О наглости говорится в 8-ой строфе: Und er brüstet sich frech. Еще один случай переноса.

"И то ли мнится, то ли снится" —

По-моему, очень здорово сказано. И оригинальный эквиваент авторскому повтору: Und sieh! und sieh!

возникла в воздухе десница,

и чертит на стене она

пылающие письмена.

У меня был вариант:

А дальше... дальше... только глянь:

из воздуха возникла длань.

"за иероглифом — иероглиф...

иероглифов у Гейне нет никаких"

Это вообще интересно, что было в реальности и что есть у Гейне.

"Потому что их и не могло быть. Это были не иероглифы, а буквы арамейского алфавита. Какие слова - все знают"

Вот именно - ВСЕ ЗНАЮТ. А у Гейне это, похоже, так и осталось тайной.

О Данииле, который всё это прочел и расшифровал, - ни слова. То есть - у Гейне - что там было написано и какими знаками - строго говоря, мы не знаем. Библейская версия - это одно, гейневская - (возможно) другое.

"Тем более, что в следующем стихе у переводчика – буквы".

Да, следуя букве оригинала.

Что касается иероглифов (я подчеркнул условность этой лесемы ударением), это слово имеет два значения, оправдывающих его употребление в данном тексте:

а) подлинные иероглифы, в самом прямом лингвистическом смысле, означали не только целые слова, но и слоги и звуки, т.е. функционально соответствовали - в том числе - буквам;

б) слово "иероглифы" имеет еще нетерминологическое значение: непонятные (неразборчивые) знаки.

Повторяю: по тексту Гейне мы не можем судить, какими буквами (знаками) было написано послание, которое, видимо, осталось непонятым до самого убийства царя.

"На буквы пялились канальи,

но ни аза не понимали.

у Гейне просто слуги (рабы), никакие не канальи"

Судя по их поведению - восторженному одобрению богохульства - именно канальи. Даже по тому, что о них сообщает Гейне.

"Это личный вклад переводчика"

Да. Это нравственная оценка.

"Насчёт аза – то же самое. Это чисто русское понятие"

Это шутка лингвиста. В смысле: они не понимали ни одной буквы.

Скажу больше: у меня там было название другой буквы...

Были и другие варианты, один - просто гениальный, но какой - не скажу.

Один из не самых плохих вариантов:

Таращится толпа немая,

послания не понимая.

А вообще-то у Гейне "пялился" царь:

Der König stieren Blicks da saß.

К вопросу о стиле автора.

Пришли премудрые волхвы.

Но письмена для них мертвы.ну хоть что-то переведено близко к Гейне.

Маги пришли, но никто ничего не понял,

Они не смогли объяснить пламенные слова на стене"

Это не близко, а очень близко к Гейне.

Если буквально, то:

Маги (волхвы) пришли, но никто не оказался настолько мудр,

Чтобы прочесть огненные слова на стене.


"Но снова личный стиль переводчика - холуйской рукой"

Холуи, лизоблюды, параситы обычно и убивают. Что тут странного?

У меня есть и другие варианты:

А Валтасар был ночью той

зарезан рабскою рукой...

убит холопскою рукой.

Как будто по основным вопросам высказался.

Перевод Михайлова, конечно, очарователен, особенно:

Его до дна он осушил
И с пеной у рта возгласил.

Здравствуйте, Александр! Не ожидал, что Вы снесёте к чертовой матери все комментарии и не успел скопировать список рекомендуемой литературы по теории перевода. И ещё хотелось бы прочесть что-нибудь из мировой литературы в переводах этих корифеев переводческих наук. Посоветуйте, пожалуйста.
С уважением 
Валентин

Здравствуйте, Валентин.
Снес я главным образом флуд - судите сами, как мало полезной информации получается от комментов в сухом остатке.
Жаль, что пришлось невольно обидеть нескольких человек, проявивших доброжелательное и заинтересованное отношение к этим двум переводам. Я им от всей души благодарен.
Из лингвистов можно почитать А.В. Федорова, Л.С. Бархударова, А.Д. Швейцера, В.Н. Комиссарова, Ю.В. Ванникова, учебник "Теория перевода" С.В. Тюленева. Полезен сборник "Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике" (1978).
Еще С. Влахов и С. Флорин, "Непереводимое в переводе". И. Левый, "Искусство перевода".
Из литературоведческих работы по переводоведению - кроме всем известного "Высокого искусства" К.И. Чуковского (книги блестящей, но скорее научно-популярной), все, что только сможете найти у Е.Г. Эткинда. Разумеется, Ю.Д. Левин - всё, что сможете найти. Конечно, "Художественный перевод и литературные взаимсвязи" Г.Р. Гачечиладзе. Интереснейшая книга П.И. Копанева "Вопросы истории и теории истории перевода". Сборник "Поэтика перевода" 1988.
Разумеется, Н.Я. Галь "Слово живое и мертвое".
Очень рекомендую роман Л.В. Гинзбурга "Разбилось илшь сердце моё".
А вообще литературы - море.
Я лет 10 назад отошел от преподавания теории перевода, уже не слежу за ней специально.
Мне оччень хорошо известна более чем странная, но не оригинальная точка зрения, будто ученые-транслятологи не способны переводить сами. Опыт таких корифеев, как Ю.Д. Левин и Е.Г. Эткинд, показывает обратное.
Был бы талант у человека, а наука еще никому не мешала.
С уважением
А.Ф.

Александр, огромное спасибо за обзор литературы! Но я действительно нахожусь в жестком цейтноте, и пространные велеречивые комментарии для меня - непозволительная роскошь. Даже читать приходится урывками.
Извините

Вот прочитал классика и подумал - как актуальна поэзия Генриха Гейне и ныне.
Спасибо, Александр.

Спасибо, Геннадий.
Стараюсь, хотя мне преизрядно досталось за "искажение классики". А ведь для меня это не самоцель, я просто излагаю текст так, как его чувствую.

Не бывает так, чтобы все-все каноны были соблюдены. Идеальный перевод это: с одного листа перетащить на другой, не меняя букв - 100% копия. Всем не угодишь, доверяйте своему вкусу - главное!