Максим Богданович. Вероника

Дата: 06-09-2018 | 06:59:25

Вот хуторок моих счастливых
Начальных лет и старый дом:
Замшели стены, пыль на всём,
А стекла в радужных отливах.
И грустно мне. Я в сад иду.
Но в одичалом том саду —
Тоска. Безлюдно и безлико.
Лишь запустение кругом.
Что было — поросло быльем.
И только имя Вероника
На липе врезалось в кору.
Воспоминанья соберу
Я вновь. Как памятник былого
Упрочься, древо, и расти,
Чтоб имя в высоту нести.
Рождайся, песенное слово:
Пусть годы будут вдаль нестись,

Ты имя милое возвысь.

Максiм Адамавiч Багдановiч
I зноў пабачыў я сялiбы,
Дзе леты першыя прайшлi.
Там сьцены мохам параслi,
Вясёлкай адлiвалi шыбы.
I ўсё ў пылу. I стала мне
Так сумна, сумна ў цiшыне.
Я ў сад пайшоў, ўсё глуха, дзiка,
Усё травою зарасло.
Няма таго, што раньш было,
I толькi надпiс «Веранiка»,
На лiпе ўрэзаны ў кары,
Казаў вачам аб тэй пары.
Расьцi, ўзмацовывайся дрэва,
Як манумент жывы ўставай
I к небу надпiс падымай.
Хай нерухомы словы сьпева:
Чым болi сходзiць дзён, начэй,
Тым iмя мiлае вышэй.

Блестяще, Александр Владимирович!
Одна из любимых мною песен "Песняров" обрела здесь новую жизнь. 
Увы, погиб Мулявин. И нет уже тех "Песняров"... Няма таго, што раньш было...
с БУ,
сш



Спасибо, Сергей Георгиевич.

Я тоже обожал старых "Песняров". Но воспринимал их просто как хороший ансамбль - ребенком был, чего Вы хотите! И вот сейчас начал понимать, какое это было чудо. И Борткевич, и Лученок. Как говорится в другой их песне, как олени с колен, пью их родниковую правду.
И Богданович прекрасен.
С БУ
А.В.

прекрасная песня, Александр Владимирович!
четкие рифмы, особенно понравилось: счастливых - отливах.
одно место, на мой взгляд, можно улучшить:
Я вновь. Как памятник былого - на слух воспринимается как одно предложение. 
может быть: воспоминаньем на ветру / мне было...,
или еще как-то?

Спасибо, Алена. Тут много чего можно улучшить.
То, о чем Вы говорите, воспринимается как единое предложение при пении, а не при чтении, в том числе вслух. Я стараюсь избегать анжамбеманов при переводе песен, но не жертвовать же ради этого грамматикой. Пробовал по-разному, лучше пока не получается. Конечно, поищу другой вариант.
Здесь передо мной была специфическая задача, которая возникает при переводе с близкородственных славянских языков: воспроизводить лексику и рифмовку оригинала. Существует несколько таких переводов "Вероники", соответственно, очень похожих друг на друга. Есть переводы, которые от этого уходят. Я тоже стремился дать свой собственный рисунок.
Да, рифма счастливых - в отливах неплохая, но, кроме того, счастливых созвучно слову из оригинла сялiбы (селенья).
Спасибо за доброжелательный отклик.
А.В.

"прекрасная песня, Александр Владимирович!
четкие рифмы"
Совсем недавно Вы были о моих рифмах лучшего мнения. Как же оно изменилось из-за нескольких замечаний о запятых!
Кстати, никто до сих пор не обратил внимания на оборот "как памятник былого". Почему не "памятник былому", тем более, что "Няма таго, што раньш было"?
А потому что древо - живой монумент. Это памятник не мертвому, а живому. Памятник не "той поре", а "той поры". Подбирать грамматические эквиваленты интереснее, чем подбирать слова.

Отличный перевод, Александр! И слово, как мне кажется, Вы удачно нашли - упрочься.  А почему Вы решили использовать "древо" вместо "дерево"?  Упрочься, дерево, расти... :)
С уважением,
НБ

Спасибо, Надежда. Приятно, что перевод нравится человеку, говорящему на белорусском языке.

Вопрос насчет древа довольно интересный. В самом деле, почему? Насколько я знаю из курса славянских языков, в белорусском, как во всех восточнославянских языках, полногласие: галава, горад, малако, бераг, золата. Но есть и неполногласные слова: дрэва, срэбра. То есть в русском языке общеупотребительным является полногласный вариант дерево, а в белорусском — неполногласный: дрэва.

У Ж.-П. Вине и Ж. Дарбельне есть очень важное понятие "сверхперевод", когда буквальный или формальный перевод из-за различия языковых систем порождает стилистическую окраску, когда в оригинале — нейтральный стиль. Иначе говоря, если мы переводим нейтральное дрэва как древо (старославянизм), то в русском возникает книжный стиль.

Но, по моему впечатлению, у М. Богдановича в заключительном фрагменте вообще стиль приподнятый, возвышенный. Поэтому я употребляю там старославянизмы, правда, не очень яркие, почти незаметные: воспоминанья, рождайся, возвысь, самое выразительное — древо. Старославянизмы — элементы высокого штиля еще со времен Ломоносова — это в моем переводе стилистический эквивалент возвышения имени, которое уносится в небо.

Спасибо еще раз.

С уважением

А.Ф.

Спасибо, Александр! Интересная и понятная аргументация. Меня как раз вот эта "книжность"напрягла. :) Мягкость белорусского языка плюс атмосфера заброшенности, запустения, печали делает (для меня)  Веронику  душевной, камерной, лишенной сухого книжного. Возможно, это только моё восприятие. И Вы вправе видеть иначе.
С уважением,
НБ

Да я не думаю, что моё восприятие отличается от Вашего. И мягкость, и задушевность - это я тоже чувствую. Но и приподнятый, торжественный тон у М. Богдановича есть:
Як манумент жывы ўставай
I к небу надпiс падымай.
Хай нерухомы словы сьпева.
У меня торжественный тон дается тоже как бы "под сурдину", приглушенно.
Спасибо.
С уважением
А.Ф.

Замечательно переданы нюансы средствами другого языка.

Спасибо. Я переводил это стихотворение с большой любовью.