Стажёр

Дата: 12-08-2018 | 14:13:20

"Трактористом я работал, на тракторе дизеле. Три копейки заработал, а фуфайку спиз*или!"(частушка)

Весна родилась первого марта, одна тысяча девятьсот семьдесят пятого года.
Буквально через три недели уже предстала перед людьми и земными тварями во всей своей красе - зелёной и нарядной.
Весна живёт мало, всего три месяца. Каждый, прожитый ею день - это год человеческой жизни. По сравнению с мотыльками (живут всего сутки) весна долгожитель. Всё в природе относительно. Люди живут долго,- потому болеют, дряхлеют, выходят на пенсии, воспитывают своих детей, потом внуков, правнуков. Некоторые даже умудряются и с праправнуками позабавиться. Весна живёт быстро и ярко, побуждая всё живое к необузданным и непредсказуемым действиям, направленным на размножение и выживание. Вновь родившейся весне в этот год не повезло.
Солнце выжигало округу так, как будто в последний раз существовало во Вселенной. Птичье многоголосие заходилось рыданиями и всхлипами, переходящими в монотонное: - Пииииить! Люди изнывали от жары и экстренно брали отпуска ближе к северу. Но, поскольку на севере ощутимая нехватка кислорода, то дышать было нечем и там. Весна чахла на глазах и скукоживалась от зноя, растворяясь раньше времени в лете.

Не допахав метров сто пятьдесят зяби, трактор ДТ-54, наречённый механизаторами ласково "бычок",- истошно взвыл и издох. Может мало тяги оказалось у трудяги? Так по бумагам тяги у него как в табуне мустангов. Нет, причиной, преждевременной кончины, стала пятидесятиградусная жара. Перегрелся, бедолага!
Из тракторов, отечественного Прома, самым надёжным считается - ДТ-75.  
Все трактористы стремятся заполучить такой трактор. Комфорта мало, зато надёжен в работе. Но эту машину доверяют только передовикам, да родственникам сельской элиты. Всем остальным - ДТ-54 и Т-74(погремушка).
Колёсных тракторов, типа Т-150, К-700, тогда и в проекте ещё не было. МТЗ-50"Беларус" - был надёжен, но малосилен и для пахоты не годился.
"Бычок" молча жевал солярку, не капризничал, не прыгал с плугом из стороны в сторону, только жалобно стонал при глубокой вспашке. Десять сезонов отпахал, а тут не повезло...

Вдали маячил УАЗик директора совхоза "Путь Ленина".  
"На ловца и зверь бежит!" - почему то вспомнилась Веньке Сукову народная поговорка.
Молодой тракторист поспешил выйти из кабины трактора, но зацепившись за рычаги клешами брюк, выпал из неё и, покрывшись холодным потом, ждал очередного разноса. Он уже привык к истине, что "без пи*ды, как без пряников". Не проходило и недели, чтобы не получил нагоняй от учётчика или механика: - то мелко пашет, то не так проводит техническое обслуживание. Придирки понятны - молодой всё стерпит. А нет - страна большая. 
А тут директор пожаловала собственной персоной на пашню!
Властная женщина спуску никому не давала. При случае, могла пьянице и грубияну и по роже съездить. Механизаторы боялись её, как несчастного случая. 
Венька представил себе отнюдь не радужную картину, с названием: - "Приплыли". 

Только благодаря своему наставнику, Николаю Мицуке, он быстро освоил трактор, узнал все его слабые места и достоинства.
Наставник сглаживал промахи и просчёты стажёра при начальстве, хвалил или ссылался на молодость и недостаток опыта.
Николая в селе ценили, и все проблемы тихо-мирно устаканивались. Венька, в знак благодарности, "накрывал поляну", брал свою трёхрядку и заводил любимую песню Николая "Куба любовь моя".
Мицука надрывно пел и плакал,вспоминая свою загубленную жизнь, молодость, зону. Он был четырежды судим по бытовым статьям. По пьяни, в порыве ревности, отдубасит жену и: - Привет, зона!Редкая свобода для него была как бальзам на душу. Более года, как освободился, держится...Пьёт, но супругу не обижает. Про таких бабы поют: - "Полюбила пьяницу, во пречисту пятницу. Я к нему, а он лежит...Сразу видно не мужик!"
В общей сложности рецидивист Николай отсидел четырнадцать лет.

Трактористы предпочитали работать в ночную - меньше любознательных, больше "шабашек". 
Те, кто настойчиво пробивался в передовики,- пахали весь световой день. За это им и почёт, и медали! А рецедивисту медали не положены. Таких в ночную, подальше с глаз.
Ночью, отцепив навесной плуг, Мицука и Венька таскали трактором, из леса, брёвна и продавали сельчанам. Скрежетали по пням гусеницы, зверем ревел двигатель, рвались троса, но спиленный ствол уверенно двигался к своему новому хозяину. Об этом многие знали, но молчали.
Круговая порука в селе - крепче любой брони!
Денег у селян катострофически мало и потому самая конвертируемая валюта - самогон и сало. 
Задержись, Венька, хотя бы на годок в селе и: - Вас приветствует новый, хронический алкоголик!
А после: - Вас приветствует ЛТП(лечебно-трудовой профилакторий)!А возможно зона или кладбище...

Ночная пахота и "шабашки" - лишают, напрочь, сил матёрых трактористов, но не молодых стажёров. Эти могут сутки напролёт не спать и оставаться свежими и бодрыми. Ночью, после шабашки, наставник обычно спал под кустом, для крепости сна приняв на грудь положенный штоф самогона, а стажёр пахал при свете фар. Утром наставник исправлял ночные огрехи стажёра, а стажёр кемарил в кустах. После приезжал учётчик со своей третьей ногой и замерял вспаханные гектары.
- Что-то мало опять! На премию и прогрессивку не тяните! - ныл учётчик.
Эх, знать бы ему, что в ледяной кринице уже ждут - три литра самогона, в кустах - колбаса и два шмата сала с лучком и хлебом! А премия и прогрессивка - это как подмышкам щекотка. Помусолишь руками и обхохочешься!

Тракторист, как бы он не старался, считался в селе второсортным специалистом.
Все лавры первенства доставались шоферам! Шофёру - всегда самый лакомый кусок и самая полная первая чарка водки. О девчатах и речь не шла - все были страстные поклонницы водил. А таким, как Венька, только частушка: - "Тракториста я любила, трактористу я дала, три недели сиськи мыла и соляркой год ссала!" В сварах, между собой, бабы кричали: - Да тебя тракторист *б! После этих слов, оппонентше крыть было уже нечем.
Ходила байка в сёлах: - Дать шофёру - это равносильно подъему на Олимп! Редкая женщина откажется от такого первенства.
Может это и вымысел деревенских пустозвонов, но "не бывает дыма без огня".
Деревенские девушки оберегали свою девственность почти до замужества. И шоферам, за редким исключением, как и трактористам - светил большой облом.
Крайне редко, но находились и давалки - доверчивые дуры или истосковавшиеся по мужской ласке вековухи. А чаще, приезжие из города на практику специалистки (медички, учителки, агрономши).
И тогда парни отрывались по полной. 
"Маркитантки" спасали подрастающие поколения от рукоблудства, но не от венерических диспансеров. Рукоблудие - это как в бане кипяток, - выплеснул на каменку и получил верх блаженства. Чего не скажешь о венерических заболеваниях....
Бромистое серебро в концах и бициллин в шприцах - это для городских пижонов. В сёлах - сок лука или марганцовка, - спасали от гонококка и трихомонад. А самым действенным средством (от мандавошек) была солярка! Благо солярки было, хоть залейся. Пострадавшие сидели в двухсотлитровых бочках с соляркой, как нынче мажоры в джакузи. Но, не дай бог, коварная спирохета (сифилис)...Её боялись все поголовно. "Тошно жить и пиво пить, если триппер подхватить!Если спирохету, можно сразу в петлю!" 
Но не болезни были страшны, а позор и сплетни. 

Веня был однолюб, - подобные женщины его не интересовали. Но, иногда, он замечал, что и его подруга Нинель с завистью и вожделением смотрит на шофёра Володьку Солодкина.
Предложи, Владимир, свои ласки ей - может и не устояла бы!?
Ударник учёбы в СПТУ - Венька мечтал стать шофёром, а тут - трактор...Эх! Плакать бы, да лучше смех! 
Все потуги, достичь желаемого, были тщетны.
- Автопарк - не резиновый гондон! - отвечал на просьбы механик гаража Лепила.

Вечера Венька коротал с возлюбленной - целовался до одури, ненароком щупая твёрдую, стремящуюся обнажиться грудь.
Любимая впадала в нирвану, стонала от доставленного удовольствия. Что ещё надо, если ласки в кайф? И всё же пиком наслаждения и блаженства был упругий женский сосок. На большее - ни,ни...
После брёл домой, отягощённый немощью в паху, - проклиная ночь, луну и свидание. А на следующий вечер всё повторялось вновь.

- Что случилось? Почему стоим? - проворковала директор.
- Красивая женщина! Зачем ей этот мазутный геморрой? - первое, что успел подумать тракторист.
- Масляный радиатор потёк... Движок заклинило...
- А хер у тебя не заклинило, когда всю ночь с девками блукал? Где старший? Почему один?
 - Я первый день уже самостоятельно пашу...
 "Я и вижу, напахал!? Тащите трактор в мастерскую, на ремонт! Я, старшего твоего, только что гоняла...С мужиками на кладбище пил, за магазином. Езжай-ка ты в город, пока не посадили за порчу социалистической собственности! А за движок? Из зарплаты вычтем..."

Впервые Веня увидел разъяренную бабу при исполнении, и его неокрепшая, лирическая душа скользнула куда-то ниже пяток, а мозг отметил: - Ну, бл**и, доберусь я ещё до вас! Жгла обида, но почему-то сильно хотелось жить.
В это "доберусь" он вложил столько смысла, что хватило бы на две жизни. А сам, разглядывая кеды, стоял и размышлял: 
- Паспорт есть, да и в армию скоро...Родителей жаль, не оправдал их надежд. Наставника Николая подвёл...Он хоть и пьяница, но настоящий мужик. А не махнуть ли на комсомольскую ударную стройку КамАЗ, вместе с Нинель?

Венька ещё не знал, что у Нинель были свои планы на будущее.
Перво-наперво - отработать практику после училища, а потом выйти удачно замуж.
Так и случилось - на практике она вышла замуж. Не осуждаем тебя, Нинель! У каждого своя судьба и дорога!
А Венька? Вениамин всё-таки стал шофером в далёком Татарстане. Но об этом уже другая история.




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!