Вильям Шекспир. Много шума из ничего. Акт 1

Дата: 25-02-2018 | 22:15:32

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


ДОН ПЕДРО, герцог Арагонский

ДОН ГУАН, его побочный брат

КЛАВДИО, молодой аристократ из Флоренции

БЕНЕДИКТ, молодой аристократ из Падуи

ЛЕОНАТО, правитель Мессины

АНТОНИО, его брат

БАЛТАЗАР, слуга дона Педро

КОНРАД

} приближенные дона Гуана

БАРАХОЛЬО

БРАТ ФРАНЦИСКО

БАРБАРИС, констебль

ТИРСО, его помощник

ПИСЕЦ

МАЛЬЧИК

ГЕРО, дочь Леонато

БЕАТРИЧЕ, племянница Леонато

МАРГАРИТА

} камеристки Геро

УРСУЛА

ГОНЦЫ, СТРАЖА, СВИТА, СЛУГИ

Место действия – МЕССИНА.

АКТ ПЕРВЫЙ

Сцена 1.

Перед домом Леонато.

ЛЕОНАТО, ГЕРО, БЕАТРИЧЕ, ГОНЕЦ.

ЛЕОНАТО (прочтя письмо)

Здесь сказано, что дон Педро осчастливит Мессину своим прибытием сегодня вечером.

ГОНЕЦ

Так точно. Сейчас он в трех лигах отсюда.

ЛЕОНАТО

Большие ли потери в этой кампании?

ГОНЕЦ

Рядовых — немного, из офицеров — вообще ни одного.

ЛЕОНАТО

Значит, мы ничего не потеряли, а это — двойная победа. В письме дон Педро удостоил особым упоминанием молодого флорентинца Клавдио.

ГОНЕЦ

Еще бы! Этот юноша поразил видавших виды ветеранов. Кто бы мог подумать: такой ягненок, а дрался, как, извините, лев. Это избитое выражение, но для его доблестей не придумано слов.

ЛЕОНАТО

В Мессине живет его дядя. Вот старик обрадуется.

ГОНЕЦ

Я его уже известил, и его радость была такова, что из деликатности излила себя не приличествующим ей образом.

ЛЕОНАТО

Слезами?

ГОНЕЦ

Нет, рыданиями.

ЛЕОНАТО

Весьма приличное выражение деликатности. Нет чище лиц, умытых подобным образом. Лучше самому рыдать от счастья, чем быть счастливым рыданиями других.

БЕАТРИЧЕ

Скажите, и господин Бретер возвращается?

ГОНЕЦ

Простите, синьора, этого господина я не знаю. У нас нет офицера по имени Бретер.

ЛЕОНАТО

Это вы о ком, племянница?

ГЕРО

У кузины это псевдоним синьора Бенедикта из Падуи.

ГОНЕЦ

О, конечно, вернулся, и такой же задорный, как всегда.

БЕАТРИЧЕ

Да, со своим обычным задором он оклеил Мессину афишками, вызывая на турнир Купидона. А дядин шут прочитал и расписался за Купидона, так что поединок получился потешным. И многих синьор Бенедикт истребил на войне? То есть многих ли он убил, а истреблять его добычу обещала я.

ЛЕОНАТО

Помилосердствуй, племянница! Зачем эти наскоки, да еще за глаза?

ГОНЕЦ

В самом деле, синьора, он хорошо послужил на этой войне.

БЕАТРИЧЕ

Скорей его всеядный желудок — героическим истреблением тухлой провизии.

[Юмористический вариант: тухлой солонины. «Собачье сердце», разумеется.]

ГОНЕЦ

Позвольте-с! Он еще и храбрый солдат-с, мадам.

БЕАТРИЧЕ

Да, храбрый солдат с мадам. А вот с месье?

[В оригинале:

MESSENGER. And a good soldier too, lady.

BEATRICE. And a good soldier to a lady; but what is he to a lord?]

ГОНЕЦ

С ними он ведет себя по-джентльменски, а с простолюдинами — просто по-людски. Он человек многогранный и наполненный дарованиями.

БЕАТРИЧЕ

Да, вроде стакана. Впрочем, у каждого свои пристрастия.

ЛЕОНАТО

Не заблуждайтесь насчет моей племянницы, сударь. У них с Бенедиктом идет юмористическая война. Как только сойдутся — и ну пикироваться!

БЕАТРИЧЕ

Только он для этих пикировок недостаточно экипирован. В нашей последней перепалке ему изменили все умственные способности, кроме злопамятности. Остальные четыре

[Пояснение: Четыре способности: здравомыслие воображение, изобретательность, рассудок. Пятая — память.]

драпанули с позором, и только ею одной теперь управляется весь его органон. Только благодаря ей в нем еще теплится жизнь, и только ею он отличается от своей лошади, сохраняя хоть какое-то право относиться к разумным тварям. Кстати, у него же всё время новые друзья. С кем он побратался навек в этом месяце?

ГОНЕЦ

Как можно, синьора!

БЕАТРИЧЕ

Еще как можно! Стиль его дружбы вроде фасона шляпы: меняется в зависимости от нового манекена.

[Вариант: в зависимости от очередной дубовой головы.]

ГОНЕЦ

Я вижу, синьора, этот господин не упоминается в реестре ваших фаворитов.

БЕАТРИЧЕ

Разумеется, иначе я спалила бы весь свой архив. Так кто же у него сейчас закадычный друг? Неужели ни один молодой вертопрах не готов отправиться с ним в экспедицию к Вельзевулу?

ГОНЕЦ

В последнее время он напал на благородного Клавдио.

БЕАТРИЧЕ

Боже сохрани благородного Клавдио от такой напасти! Это же безумие хуже чумы. Если бедного Клавдио поразила эта зараза, то не отвяжется и за тысячу дукатов.

ГОНЕЦ

Да, синьора, я бы предпочел быть вашим другом.

БЕАТРИЧЕ

Почему бы нет, друг мой.

ЛЕОНАТО

А вот ты, племянница, от Бенедикта явно не очумеешь.

БЕАТРИЧЕ

Разве что лето наступит в январе.

[Юмористический вариант: Разве что летом, в середине января.]

ГОНЕЦ

Чу! Я слышу приближение дона Педро!

Входят

ДОН ПЕДРО, ДОН ГУАН, КЛАВДИО, БЕНЕДИКТ, БАЛТАЗАР

и прочие.

ДОН ПЕДРО

Ба! Синьор Леонато! Вы так любезно устремились навстречу своим заботам. Радушие теперь не в моде, хорошим тоном считается экономия, а вы сами усложняете себе жизнь.

ЛЕОНАТО

Ради вашей светлости не может быть никаких затруднений. Кончаются труды — наступает застой, а это самое прискорбное.

ДОН ПЕДРО

Хорошо, если вам это не в тягость. Насколько я понимаю, это очаровательное дитя — ваше?

ЛЕОНАТО

По крайней мере, ее мать беспрестанно уверяла меня в этом.

БЕНЕДИКТ

Беспрестанно, синьор? А вы, значит, не переставали сомневаться?

ЛЕОНАТО

Нисколько, синьор Бенедикт. Ведь вы и тогда были сущим ребенком.

ДОН ПЕДРО

Что, проглотили, Бенедикт? Ваш характер обрисован одним штрихом: и тогда. (Геро) А кто ваш отец, синьора, — это читается в ваших чертах. Какое счастливое сходство — просто одно лицо!

БЕНЕДИКТ

Счастье, что только одно лицо, а не вся голова целиком. А то бы этой голове пришлось думать за всю Мессину.

БЕАТРИЧЕ

Вы меня удивляете, синьор Бенедикт! И что за страсть изощряться в празднословии, когда этого никто не ценит!

БЕНЕДИКТ

А, Мисс Язва!

[Пояснение. Выглядит как чемпионский титул: Мисс Европа и т. п.]

Вы еще не сошли на нет?

БЕАТРИЧЕ

Как же Язва сойдет, пока она может поедать поедом плоть синьора Бенедикта? Сама Деликатность превратится в Язвительность при виде такого деликатеса.

БЕНЕДИКТ

Это превратно понятая Деликатность. А вообще-то ко мне благосклонны все женщины, кроме вас. Даже неловко, что я никому из них не отвечаю взаимностью. Что делать: сердце у меня — кремень.

БЕАТРИЧЕ

Это большая удача для женщин. В противном случае они были бы угнетены несносным любовником. Но, по счастью, мы с вами два сапога — пара, в том смысле, что я так же холодна. Для меня лай моей собачки на ворон содержательнее, чем мужские любовные клятвы.

БЕНЕДИКТ

Да поможет вам небо сохранить такое умонастроение! Это избавит некоторые мужские физиономии от предначертанных царапин.

[Пояснение. В оригинале: a predestinate scratched face.]

БЕАТРИЧЕ

Физиономия, подобная вашей, не пострадает даже от начертанных царапин.

БЕНЕДИКТ

Вы могли бы преуспеть в пополнении лексикона попугаев.

БЕАТРИЧЕ

Птица, перенявшая мой язык, интеллигентнее зверя, взявшего повадки у вас.

БЕНЕДИКТ

Что до зверей, желал бы я своему жеребцу не уступать в борзости вашему языку. Впрочем, я сворачиваю наш диспут.

БЕАТРИЧЕ

В конце вы всегда сворачиваете на какую-то жеребятину.

ДОН ПЕДРО

Будь по-вашему, Леонато. Клавдио, Бенедикт, господа! Мой любезный друг Леонато умоляет нас погостить в его доме. Я обещал, что мы останемся на месяц, но он надеется на оказию, которая задержит нас дольше. Готов поклясться, что это непритворное гостеприимство.

ЛЕОНАТО

Клянитесь смело, принц, вы не заблуждаетесь. (Дону Гуану) Ваше высочество, позвольте выразить вам почтение. Вы помирились с братом, и я всецело к вашим услугам.

ДОН ГУАН

Благодарю. Я не многословен, но благодарю.

ЛЕОНАТО

Соблаговолите пройти вперед, ваша светлость?

ДОН ПЕДРО

Только с вами вместе. Вашу руку.

Уходят все, кроме БЕНЕДИКТА и КЛАВДИО.

КЛАВДИО

Бенедикт, привлекла ли твое внимание дочь Леонато?

БЕНЕДИКТ

Нет, она бросилась мне в глаза, но внимания совершенно не привлекла.

КЛАВДИО

Что ты говоришь: бросилась в глаза! Разве она не скромница?

БЕНЕДИКТ

Это зависит от того, что вы хотите услышать: моё частное мнение или суждение, пристойное мне как воинствующему женоненавистнику.

КЛАВДИО

Разумеется, то, которое настоящее, но пристойное.

БЕНЕДИКТ

А которое настоящее? Извольте: она не заслуживает никаких дифирамбов: ни ослепительных, ни высоких, ни громких. Для ослепительных она чересчур смугла, для высоких — миниатюрна, для громких она тихоня. Положительного могу сказать о ней только одно: изменившись, она утратила бы свою индивидуальность, а такая, как есть, она не в моем вкусе.

КЛАВДИО

Тебе всё шуточки, а я спрашиваю всерьез: она тебе нравится?

БЕНЕДИКТ

А ты просто интересуешься, или у тебя тут интерес?

КЛАВДИО

Разве можно надеяться владеть таким бриллиантом?

БЕНЕДИКТ

И даже вместе с приданным ему футляром. Но я все-таки не пойму, в каком тоне ты поешь — меланхолическом или пародийном. Может, Купидон для тебя — меткий охотник на зайцев, а Вулкан — виртуоз-краснодеревщик? Подскажи мне ключ, басовый или скрипичный, — и тогда я подлажусь под твою мелодию.

КЛАВДИО

Мои глаза ослеплены ее красотой.

БЕНЕДИКТ

Зато мои глаза не ослеплены и обходятся без окуляров. Вот ее кузина... Не будь она такой ехидной,

[Пояснение. Слово ехидной каждый волен понимать как прилагательное или как существительное. В оригинале: possessed with a fury.]

ее красота процвела бы, и твоей прелестнице было бы до неё, как декабрю до мая. Надеюсь, ты не возжелал окрутиться?

[Пояснение. В оригинале: But I hope you have no intent to turn husband. Самый точный вариант у Т. Щепкиной-Куперник: Но, я надеюсь, тебе не захотелось обратиться в женатого человека?]

Или возжелал?

КЛАВДИО

Я не поверил бы себе, если бы я сказал: нет. Особенно если бы она согласилась стать моей.

БЕНЕДИКТ

Ты зашел так далеко? Останется ли во вселенной хоть один человек, не одержимый жаждой возбуждать подозрения, надевая головной убор? Неужели таких нет даже на седьмом десятке? Впрочем, дело твое. Неймется таскать ярмо — да на здоровье! А уж какое счастье — по воскресеньям зевать у семейного очага! Однако сюда идет дон Педро — видимо, по наши души.

Входит ДОН ПЕДРО.

ДОН ПЕДРО

Вы всё еще здесь? Секретничаете? О чем же?

БЕНЕДИКТ

Не могу сказать, пока не получу приказ вашего высочества.

ДОН ПЕДРО

Во имя твоей присяги отдаю тебе такой приказ.

БЕНЕДИКТ

Слушайте, граф Клавдио: когда речь идет о секретах, я не говорю ни слова, сами знаете. Но во имя присяги — присяги! — вынужден подчиниться приказу. Ваше высочество, он врезался. Вы, конечно, спрашиваете меня: в кого? Это вы спрашиваете, и я опять-таки принужден отвечать незамедлительно: в малышку Геро — как вы изволили заметить, дочь Леонато. Я так излагаю?

КЛАВДИО

Если так и есть, значит, так.

БЕНЕДИКТ

Как говорится: так — да не так. Боже избави, чтобы так оно и было.

КЛАВДИО

А если это непреходящее чувство? Боже избави, чтоб было не так.

ДОН ПЕДРО

Аминь. Если вы ее любите, это очень достойный выбор.

КЛАВДИО

Ваша светлость, это уловка, чтобы проверить меня?

ДОН ПЕДРО

Клянусь, я говорю то, что думаю.

КЛАВДИО

Клянусь, я говорю то, что чувствую.

БЕНЕДИКТ

Так ведь я тоже — клянусь! Даже дважды.

КЛАВДИО

Я чувствую, что люблю ее.

ДОН ПЕДРО

Я думаю, что это достойная партия.

БЕНЕДИКТ

Я не думаю и не чувствую ни того ни другого, и за это убеждение пойду на костер.

ДОН ПЕДРО

В вопросе о прекрасном ты играешь роль неисправимого еретика.

КЛАВДИО

Я бы сказал: он переигрывает.

БЕНЕДИКТ

Отнюдь! Женщине, которая вы́носила меня, я благодарен. Женщине, которая меня воспитала, — моя двойная благодарность. Но если женщина способна привесить к моему лбу воображаемый роговой оркестр, — благодарю покорно! А поскольку немилосердно обижать недоверием одну женщину за всех, я предпочитаю не доверять всем как одной. Отсюда вывод: я выбираю холостую жизнь.

ДОН ПЕДРО

А вот я не умру, пока не увижу, как ты побелеешь от страсти.

БЕНЕДИКТ

Я могу побелеть от голода, от болезни, даже от страсти — например, от ярости, но от любви — никогда. И то сомнительно: любую потерю крови я легко возмещу красным вином. А если нет, можете ослепить меня пером графомана и вывесить над дверями непотребного дома вместо эмблемы — незрячего Амурчика.

ДОН ПЕДРО

Это мы учтем. Если ты когда-нибудь отречешься от своего кредо, тебя расстреляют градом увесистых насмешек.

БЕНЕДИКТ

Хоть градом каменьев, как кошку в кувшине. А того, кто меня поразит сильнее всех, похлопайте по плечу и объявите Робин-Гудом.

ДОН ПЕДРО

Время покажет. Как сказал поэт: «И вольный тур смирится под ярмом»

БЕНЕДИКТ

Вольный тур пускай смиряется — он дикий. А если смирится разумный Бенедикт — пересадите бычачьи рога ему на лоб. И еще пусть намалюют самую мерзкую карикатуру на это чудище и, наподобие надписи: «Лошадь напрокат», выведут: «Бенедикт, человек женатый».

[Юмористический вариант: Бенедикт, женатый антропос. См. в «Человеке в футляре»: Какой-то проказник нарисовал карикатуру: идёт Беликов в калошах, в подсученных брюках, под зонтом, и с ним под руку Варенька; внизу подпись: “влюблённый антропос”]

КЛАВДИО

А не разовьется ли у тебя бодучая болезнь?

ДОН ПЕДРО

Скорее падучая. Если Купидон не расстреляет своего колчана в Венеции, ты, Бенедикт, падешь, его стрелой пронзенный.

БЕНЕДИКТ

Скорее шар земной пронзит она.

ДОН ПЕДРО

Время покажет и это. А сейчас, любезный синьор Бенедикт, ступайте к Леонато, кланяйтесь ему и подтвердите моё намерение прийти к нему на ужин. Они там стараются вовсю.

БЕНЕДИКТ

Вот в этом я с большим усердием выступлю полномочным послом вашего высочества. Вверяю вас...

КЛАВДИО

Божией милости. Отправлено из моего замка (если бы таковой имелся)...

ДОН ПЕДРО

Шестого июля.

[Вариант: Четырнадцатого февраля.]

Страстно влюбленный Бенедикт.

БЕНЕДИКТ

Очень смешно! Ваш махровый юмор, шитый белыми нитками, латаный-перелатанный, состоит из обрывков чужого остроумия. Да вы бессовестно обкорнали даже эту пошлую ветошь. С чем и оставляю вас.

БЕНЕДИКТ уходит.

КЛАВДИО

Могу ли я просить вас, государь,

О покровительстве?

ДОН ПЕДРО

Оно с тобою

И с просьбой обращается само:

Задай ему урок, хоть самый трудный,

Оно, его прилежно заучив,

Послужит твоему благополучью.

КЛАВДИО

А сыновья у Леонато есть?

ДОН ПЕДРО

Нет, только Геро, если ты об этом,

Наследница его. И ты влюблен

Без памяти?

КЛАВДИО

Я душу вам открою.

Когда мы отправлялись на войну,

Которую так славно завершили,

Тогда на Геро я еще смотрел

Воистину солдатскими глазами,

Осознавая, что война груба

И с долгом воинским несовместимо,

Чтоб любованье выросло в любовь.

А ныне голова освободилась

От мыслей бранных. И сейчас в душе

Живут наинежнейшие желанья,

[Вариант:

От мыслей бранных. Эту пустоту

Любовные заполнили томленья]

Которые подсказывают мне,

Что был я очарован юной Геро,

Когда мы отправлялись на войну,

Которую так славно завершили...

ДОН ПЕДРО

Когда всё это в страсть перерастет,

Любовником ты будешь эталонным:

Ведь ты безжалостен уже сейчас,

Терзая слушателя эпопеей

О том, что любишь Геро. Так люби,

Но молча — мне оставь переговоры

И с нею самою, и с ее отцом.

Считай: она — твоя. Ведь к этой цели

Ты тянешь риторическую нить?

КЛАВДИО

Как тонко вы болезнь мою прозрели!

Как бережно взялись ее лечить!

Прибегнул я к пространному рассказу,

Чтоб показать, что... врезался не сразу.

ДОН ПЕДРО

Огромный мост для маленькой реки

Не строится. Во всем потребна мера.

Поэтому, что ты ни изреки,

А суть одна: что ты влюбился в Геро.

И превосходно. Ночью, я слыхал,

Отец ее устраивает бал.

К ней за тебя под маской подойду я

И, ей готовя нежную тюрьму,

Очаровательницу очарую

Сердечной речью сердце в плен возьму.

Потом уже останутся детали,

Я с Леонато их оговорю —

И приведем мы Геро к алтарю.

Теперь за дело взяться не пора ли?

Уходят.

Сцена 2.

Комната в доме Леонато.

Входят ЛЕОНАТО и АНТОНИО.

ЛЕОНАТО

Брат, где же ваш сын? Он ведь отвечает за музыку.

АНТОНИО

Не беспокойтесь, брат, он не подведет. Вы лучше вот что послушайте. У нас такое заваривается, что вам и не снилось.

ЛЕОНАТО

К добру?

АНТОНИО

Смотря в какие формы это выльется. Но предварительные признаки весьма добрые, даже обнадеживающие. Принц и Клавдио гуляли в моем саду, и мой слуга, проходя мимо куртины, совершенно случайно услышал самый конец их разговора. Принц кого-то хочет посадить в нежную тюрьму, но главное — другое: он сам признался Клавдио, что любит твою Геро. Он желает незамедлительно ей открыться и, если очарует, тогда сообщит вам об этом.

ЛЕОНАТО

И даже руки не попросит — только сообщит? У вашего слуги имеются мозги? Он мелет сущий вздор!

АНТОНИО

Нет, он весьма востёр. Я кликну паренька, он разъяснит вопрос.

ЛЕОНАТО

Нет, я хочу пока побыть во власти грез. Дано ли сбыться им? Не знаю. Подождем. Но Геро знать дадим мы в случае любом. Вдруг герцога любовь осуществится въявь? Ты Геро подготовь и на ответ наставь. (Слугам) В общем, вы сами всё знаете, работайте. (Антонио) Брат, идемте, мне нужны ваши советы, а тут еще конь не валялся!

Уходят.

Сцена 3.

Другая комната.

Входят ДОН ГУАН и КОНРАД.

КОНРАД

Что за мрак, ваша светлость, у вас на лице?

ДОН ГУАН

У меня на лице мрак, потому что на душе муть.

КОНРАД

Почему бы не рассеять ее внушениями рассудка?

ДОН ГУАН

Какие плоды принесет такое рассеяние?

КОНРАД

Если оно не изменит вашего положения, то хотя бы внушит покорность.

ДОН ГУАН

Покорнейше благодарю. Ты в самом деле родился под знаком Сатурна? Что ты взялся проповедовать покорность? Да разве смертельная болезнь излечивается самовнушениями? Я не способен маскироваться. Когда есть основания грустить — грущу, вместо того чтобы ржать в ответ на похабщину. Ем, когда голоден, не дожидаясь приглашения на чужое пиршество. Когда устаю, ложусь спать, не спрашивая высочайшего дозволения. И, наконец, смеюсь тому, что считаю остроумным я сам, а не любители вульгарных розыгрышей.

КОНРАД

Это всё нормально, только надо ли вам вести себя так естественно, пока вы не стали сувереном? Ваша с братом усобица закончилась, вы опять в лучах его милости, но, чтобы укорениться, вам не следует отрываться от плодородной почвы. А время плодов еще придет.

ДОН ГУАН

Я предпочитаю быть дикоросом, чем оранжерейным цветком его милости. Согласно моей природе я скорее готов быть изгоем, чем красть любовь лицемерием. Пусть отказывают мне в ханжеской добродетели, пусть считают злодеем, но откровенным. Меня осчастливили доверием, надев намордник, и предоставили полную свободу передвижения в кандалах. Но не заставят меня распевать в клетке! Нет, пускай снимут с меня намордник — я стану разнузданным, пускай снимут кандалы — я стану раскованным. А до лучших времен оставьте меня самим собой, я всё равно не изменюсь.

КОНРАД

Неужели вы не можете найти употребление своему недовольству?

ДОН ГУАН

А чему я еще могу найти употребление? Недовольство — единственное, чего у меня довольно. Кто-то идет.

Входит БАРАХОЛЬО.

Что скажешь, Барахольо?

БАРАХОЛЬО

Я только что от стола. Леонато оказал принцу королевские почести. А еще готовится свадьба.

ДОН ГУАН

О, на этом можно спрожектировать интригу. И какой же безумец возжаждал наручников Юноны?

БАРАХОЛЬО

Правая рука вашего брата.

ДОН ГУАН

Что, пресловутый Клавдио?

БАРАХОЛЬО

Так точно.

ДОН ГУАН

Знатный кабальеро. А кто она? Какой предмет завладел его взором?

БАРАХОЛЬО

Вообразите, Геро — дочь и наследница Леонато, хозяина Мессины.

ДОН ГУАН

Птенчик растет. Молодой, да ранний. Но как ты узнал?

БАРАХОЛЬО

Мне было велено кадить фимиам...

ДОН ГУАН

Кому?

БАРАХОЛЬО

В доме.

[Вариант:

БАРАХОЛЬО

Мне было велено опрыскать дом...

ДОН ГУАН

Зачем?

БАРАХОЛЬО

Для амбре.]

Вхожу я в одну комнату, глядь — а там эти двое расхаживают с видом заговорщиков, принц держит Клавдио под локоть. Я сейчас юрк за аррасский ковер и навострил уши. Так вот: герцог сватается к Геро, получает согласие и отдает в руки графа.

ДОН ГУАН

О, тут есть чем утолить мою ненависть. Этому звездохвату слишком много чести за участие в моем позоре. Ну, ничего, ты у меня так поскользнешься... Я с большим удовольствием перекро́ю твою карьеру. Могу я рассчитывать на вашу помощь? Вы — мои люди?

КОНРАД

До последнего дыханья, ваша светлость!

ДОН ГУАН

Идемте на это королевское гульбище. Они тем больше наслаждаются, чем горше мне. О, если бы я мог передать повару каплю своей жёлчи! Идемте, определимся на месте, что делать.

БАРАХОЛЬО

Мы всецело в вашем распоряжении!

АЛександр, Владимирович!

Спасибо за перевод моей любимейшей комедии.

Когда я попадаю в  стихию её остроумия, в её интеллектуальную атмосферу, я, честное слово, молодею.

Вам удалось передать искрометность живого диалога, непридуманных острот, РОЖДАЮЩИХСЯ МГНОВЕННО,

и это не единственные, случайные реплики, а ДИАЛОГ,
Какие люди, какие страсти, какие характеры!

Не тратьте время на разговоры с редакторами - п е р е в о д и т е!

Спасибо ещё раз.

А.М.


А Барахольо - это Вы придумали?

Ася Михайловна, большое спасибо Вам за добрые слова. Очень приятно, что на Вас этот текст оказывает духоподъемное действие - ради чего еще нужно работать над классикой, если не для создания живого и воодушевляющего текста!

Я тоже попал в его "карнавальную" стихию и резвлюсь вовсю, в том числе как филолог. Кстати, у Шекспира в этом акте нет рифмованных стихов.

Барахольо не столько я придумал, сколько придумалось само. У Шекспира - Борачьо (Borachio), у А.И. Кронеберга - Борахио.

С уважением

А.В.

Мне очень нравился спектакль с музыкой Т.Хренникова (по-моему, не ошибаюсь в имени композитора). Но и другие - тоже. А стражники и слуги здесь - заслушаешься, хоть и неправдоподобно.

От любви до ненависти - один шаг.

Бенедикта и Беатриче разыграли, п.ч. они с самого начала - самые-самые и очень похожи. Вся линия поведения Беатриче по отношению к Бьянке - акт мужества и благородства и тяжкое испытание для Бенедикта. Выдержал, движимый любовью!

Самая ренессансская из всех комедий Ш.

Вы сказали: наслаждаетесь как филолог.

Спасибо за формулу, которая начисто отрицается на сайте.

Будьте благополучны.

А.М.

 


Совершенно верно, вахтанговский спектакль с Ц.Л. Мансуровой - Беатриче, музыка Хренникова. Я его помню с детства в радиозаписи.

В 1980е гг. был еще фильм-мюзикл "Любовью за любовь", очень академичный, там и вовсе Нестеренко с Пугачевой пели.

А я лично больше люблю музыку Э. Колмановского к "Двенадцатой ночи".

У меня отношение к "Много шума из ничего", так сказать, плебейское. Я смотрю на эту "ренессансность" с "карнавальностью" глазами простого человека, чужого на этом празднике жизни. Это праздник для избранных. Моральные, с позволения сказать, ценности объявлены сразу: на войне погибли только рядовые, а значит, ничего и не потеряно, можно веселиться.

Нравы там довольно грубые и развлечения мерзкие, вроде кошки в кувшине (потом еще речь зайдет о повешенных собаках - и тоже походя, со смехом). Так что я добавляю в текст изрядную дозу скепсиса и иронии.

Если честно, мне в этой пьесе по душе Беатриче и Бенедикт, а "сладкая парочка" Геро и Клавдио - не очень. Слишком уж сладкая. И Клавдио, конечно, влюбился без памяти, но он уж очень удачно выбрал, в кого ему влюбиться без памяти.

Откровенно говоря, я солидарен с изрядной частью того, что говорит дон Гуан, которого Шекспиру было угодно сделать злодеем. Приходится и мне, хотя я бы охотнее посочувствовал человеку в состоянии унижения. Из чего, собственно, следует, что он плохой, а дон Педро - хороший? (Это вообще типично для Шекспира. Почему, например, Кассио лучше Яго? Из чего следует, что король Гамлет лучше своего брата Клавдия? Почему Лира мы должны считать идеалом добродетели? и проч.)

Я сейчас приболел, больше лежу. Так что мне не совсем до переводов, особенно таких масштабных.

Еще раз спасибо Вам за филологическую солидарность.

С уважением

А.В.