Сизиф

Он жил не так, как нам хотелось всем.
Дни истончались хлопковой мережкой,
А он катил по узкой полосе
Тропинки допотопную тележку,
Что об одном помятом колесе.


Он тридцать лет возил на ней песок
На заболоченный участок.
Сизифов труд

Бездарным и напрасным
Казался мне. А ныне тут растут
Берёзы наши.


Он сам себе придумывал работу:
Вставать чуть свет, вернее – до восхода,
Литовку взять, в предутреннюю хмарь
Идти в росу. Пока гудит комар
И розов край тугого небосвода,
Срезать косой звенящую траву
И в эту землю прорастать ногами,
Сминая дёрн литыми сапогами.
И никому не возводить в вину
Свою судьбу.


Не верить в бога и в загробный мир.
«Есть скорбь и тлен, червей могильных пир»
Он говорил и улыбался тихо.
А нынче вот приснился. Как он лихо
Свою тележку по тропе катил!
Как глаз белки покойницки блестели.
Рубашка на его тщедушном теле
Сама собой торжественно плыла.
И вот тогда во сне я поняла,
Что до сих пор он увлечён неверьем.
И даже там, за сумрачною дверью,
Он линию свою упрямо гнёт.
В тележке возит траурную землю
И никого за это не клянёт.


Просто красиво! Рад за себя, что я это прочёл!

"Красиво" комплимент сомнительный) но благодарю)

Так я ведь за себя радовался! А Вам - всё равно спасибо! Что-то Вы затронули под моей толстой шкурой!

Спасибо, Максим) улыбаюсь)