XXV.I.MMXVIII

Дата: 25-01-2018 | 16:46:26

Студенты идут по улице вялым таким шажком,
Машут таким флажком, закусывают пирожком.
Высоцкий берет гитару, аккорд берет –
Гитара немного врет, Высоцкий не врет.
Знаешь, Татьяна, у нас остается день:
Хочешь – пальто надень, хочешь – меня раздень.
Как же так вышло, что в сердцевине зимы,
На белой макушке года, вдали от всего,
Встретились мы – как любовной тоской, полны
Общностью отщепенчества своего?

Студенты заходят в кабак. В кабаке темно:
Стойка, трюмо, безрадостное вино.
Высоцкий заходит в кабак, под мертвый неон.
Двое за столиком: «Он?» – «Да как будто бы он…»
Там, за окном, мерцает белесая простыня.
Таня, у нас с тобой остается всего полдня.
Серый подшерсток, синий вечерний мех,
Искристый смех на острие огонька.
Вив ля Татьяна! Хаг Татьяна самеах!
Имя твое, сердце твое, рука.

Ныне студент не тот – всё гаеры, фраера,
Стразики, мишура, тупая мигрень с утра.
Высоцкий, ревевший на мир из последних жил,
Умер. Один только Фродо жив (если только жил).
Неужто и ты, мой полуночный страх,
                                         мой бессонный страж –
Лишь голая голограмма, голимый мираж?
Снег – утолитель страстей, спаситель души –
Падает – белая бабочка, сытая саранча,
Мягкая альфа, колкая ижица, ветхий шин…
Десять минут остается. Тише. Не отвечай. 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!