Генри Филдинг. Судья в силке. Акт 1

Дата: 14-10-2017 | 12:34:11

Генри Филдинг

Судья в силке, или Кофейный политикан

ПРОЛОГ

В Элладе славной, что по всем статьям

была законодательницей нам,

правдивый Смех, язвительный до слез,

аттическую соль с собою нес.

Злодеи, невзирая на чины,

всегда бывали изобличены.

Сатирик зло излечивал бичом.

Тогда он не страшился нипочем

публично оподлившуюся знать

публичному позорищу предать.

Так было, но Порок, набравшись сил,

юстицию собою подменил,

в законе он возвел себе оплот —

законодатель он не только мод.

И в обществе, растленном и гнилом,

опасно стало возмущаться злом.

Порок совсем заматерел, и он

законом защищен со всех сторон.

Над мелюзгой — усмейся, но вельмож

своими инвективами не трожь.

И, чтобы не нарваться на пинки,

оружье притупили остряки.

Но Музе надоело шею гнуть —

она вернулась на забытый путь

и, возродив былое мастерство,

разит дракона в логове его.

Нет, к власти мы почтительны весьма —

но той, что служит обществу сама.

А кто людей желает только стричь,

тех не минует обличенья бич.

У этих обитателей высот

Комедия оваций не сорвет.

Пусть бесятся: «Вульгарщина и стыд!»

Зато галерка нас благодарит.

Кто любит правду, тот счастливей всех.

Кто честен, у того в чести и смех.


АКТ ПЕРВЫЙ

Явление 1.

Кабинет в доме ПОЛИТОМАНА.

На столе кипа газет.

Входят

ХИЛАРЕТ и КЛАРИСА.

ХИЛАРЕТ

Как хотите, Клариса, но это чистейшая авантюра. Можно ли положиться на молодого поклонника? Столько всяких мыслей лезет в голову.

КЛАРИСА

Я понимаю! А мне разве после свадьбы не было страшно от всяких мыслей? Тоже не знала, можно ли положиться на мужа. А потом как положилась — и ничего. Муж — он ведь как пугало: страшен, пока вблизи не увидишь.

ХИЛАРЕТ

А если он и вблизи окажется не того?

КЛАРИСА

А вы его переплюньте. Он заведет полюбовницу — а вы заведите аманта.

[Вариант: ухажёра. В оригинале: do you keep a Gallant]

Он шастает по шалманам — а вы устройте дома...

ХИЛАРЕТ

Что?

КЛАРИСА

Салон. И проводите время в свое удовольствие.

ХИЛАРЕТ

Значит, вот это называется «переплюнуть»?

КЛАРИСА

Как бы ни называлось, я предпочитаю именно такую тактику — из принципа. Муж у меня был ходок и вообще паразит. Изменял мне чуть ли не на глазах, все мои денежки спустил на потаскух. В общем, козел. Однако же и я отплатила ему с лихвой! Знаете, есть такие мужья, которым, на манер важных господ, не мешало бы иметь при себе делопроизводителя — для сбережения репутации.

ХИЛАРЕТ

А если бы вы любили мужа?

КЛАРИСА

Так я и любила. Любовь, как говорится, зла — полюбишь и козла. Однако же и я не овечка.

ХИЛАРЕТ

Нет-нет, моему дорогому Константу верить можно. Я думаю так: если полюбила по-настоящему, лучше по-настоящему и верить. Ах, Клариса, легче своротить гору, чем влюбленную женщину.

КЛАРИСА

Не знаю, как там совратить гору, а вообще любовь — это дом на песке.

ХИЛАРЕТ

Любовь всегда любовь, вне зависимости от ее предмета. Порою мы присваиваем любимому существу самые идеальные достоинства. Мы видим его сквозь призму очарования, и это впечатление навсегда останется с нами. Любовь как религия — не нуждается в доказательствах.

КЛАРИСА

По крайней мере, вашему дружку можно верить и без них. Мне это подсказывает опыт — или я вообще не разбираюсь в людя́х. Капитан Констант — мечта любой женщины: и молодой, и красивый, и воспитанный, и благородный, и, само собой, верный. Констант, одним словом. В переводе с античного — постоянный. Как сказал поэт...

[В оригинале: as Mr. Cowley says — как говорит мистер (Абрам) Каули — поэт-сатирик.]

Явление 2.

ПОЛИТОМАН, ХИЛАРЕТ и КЛАРИСА.

ПОЛИТОМАН

А, заладили, как метроном: так-так, так-так! А потом дождемся, что колокол прозвонит: динь-дон! Дождемся, дождемся: где сойдутся две женщины — там непременно зарождается какой-нибудь сюрприз.

КЛАРИСА

Я бы сказала иначе: если сойдутся мужчина и женщина — тогда точно зарождается какой-нибудь сюрприз. Хотя для этого занятия лучше, если сойдутся они, чем две женщины.

ПОЛИТОМАН

И вы что же, моей дочери внушаете такие мысли?

ХИЛАРЕТ

Папенька, в этом нет надобности. Я сама того же мнения.

ПОЛИТОМАН

Мнения! Вот уж нет, никаких мнений я в своем доме не потерплю.

ХИЛАРЕТ (в сторону)

А что ты сделаешь?

ПОЛИТОМАН

Подозреваю, что у кардинала Флери меньше проблем со всей Европой, чем у меня — с этой девицей. Как сказал один античный философ, управлять собой труднее, чем государством. А я скажу так: держать в ежовых рукавицах одну женщину труднее, чем двадцать государств.

ХИЛАРЕТ

По моему скромному мнению, папенька, напрасно вы переживаете за кардиналов и управление государствами больше, чем за семейный бизнес. На кой вам трудности какого-то Дона Карлоса? Вот если бы он был моим женихом...

ПОЛИТОМАН

Что?!! Не допущу! Ни за какие сокровища! Да вы понятия не имеете, что такое этот Дон Карлос! Я вам сейчас открою глаза...

ХИЛАРЕТ

О, нет! Всё равно я не смыслю ни бельмеса в этой вашей дипломантии.

[Пояснения.

Ни бельмеса — слово тюркское, возможно, турецкое. Как выяснится через несколько минут, Политомана заклинило на турецкой теме. Юмор, однако, состоит в том, что турки не собираются завоевывать Англию, однако это успешно делает их цивилизация. В язык вошли слова тюркского происхождения, употребляемые в том числе в доме Политомана, а сам Политоман не пьет ничего, кроме кофе (надо полагать, по-турецки).

Дипломантия — в оригинале: Nay, I do not understand one Word of your Politicks. Я думаю, Хиларет это говорит с иронией. Я придумал слово, в котором смешались дипломатия, хиромантия, мания.]

ПОЛИТОМАН

Весьма прискорбно! Разве это было бы возможно, если бы вы читали газеты, а не романы? Да одна заметка из новостного листка содержит больше смысла, чем любая эпопея!

ХИЛАРЕТ

Больше вымысла — это пожалуй. Из газет я читаю только «Северную Аврору», потому что ведь других — нет.

[Пояснения.

Едва заметная аллюзия на «Собачье сердце».

«Северная Аврора» — аллюзия, разумеется, на Пушкина. В оригинале: Whitehall Evening Post. Вариант исключительно хулиганский — «Утренняя Звезда», т. е. «Морнинг Стар».]

ПОЛИТОМАН

Как это нет! Я могу назвать сорок, а то и пятьдесят газет, которые необходимо прочитывать ежедневно. А по субботам — даже восемьдесят. И только неукоснительно держась этой методы, через год вы будете разбираться в политике не хуже самого опытного и проницательного э́ксперта из нашего кофейного клуба. Итак, чем тратить время на политес, углубитесь лучше в политику.

ХИЛАРЕТ

Извините, папенька, но вы, по-моему, в ней уже просто погрязли.

ПОЛИТОМАН

Какое заблуждение! Какое растление ума! Вас совратил с пути истинного один молокосос (я даже догадываюсь кто). О, вы еще доживете до моего звездного часа, когда мою голову признают одной из величайших в Англии. Разве я не предсказывал три года назад, что Гибралтар будет либо наш, либо не наш? И разве мой прогноз не оправдался? И всё равно ваш отец — дилетант, он выжил из ума, лучше бы он оставался бизнесменом и не лез в политику... Я вас вижу насквозь! Но если бы я не лез в политику, что стало бы с моими фантастическими планами, плодами моих грез? Я приготовил двадцать разнообразных прожектов и могу внести их в парламент немедленно. Они стяжают мне великую славу и послужат интересам государства! Знаете ли вы, что я измыслил, как погасить внешний долг Англии, не потратив ни одного пенни?

ХИЛАРЕТ

А вы сами заработаете на этом предприятии хотя бы один пенни?

ПОЛИТОМАН

Нет, нет и нет! Когда речь идет о государственном благе, упоминать деньги просто кощунственно. Я не взял бы даже двадцать тысяч фунтов за свою идею. Мой прожект три года хранится у одного депутата Палаты Общин, который твердо обещал пролоббировать его в парламенте в самое ближайшее время, хотя и не в этой сессии.

ХИЛАРЕТ (про себя)

И не в этом веке вообще.

ПОЛИТОМАН

Вам, конечно, не терпится узнать, в чем состоит мой сверхъестественный план? Элементарно! Потребуется всего-навсего изобрести машину, которая волоком доставит наш торговый флот за сто миль отсюда. И нам откроется путь в Ост-Индию через Средиземноморье.

ХИЛАРЕТ

Желаю успеха вашей сверхъестественной утопии. Но уже поздно, сэр. Спокойной ночи.

Уходят ХИЛАРЕТ и КЛАРИСА.

Явление 3.

ПОЛИТОМАН один.

ПОЛИТОМАН

Какая там спокойная ночь! Я лишился покоя из-за Турции. Она явно что-то затевает. Я не засну, пока не проникну в замыслы турок. Неужели они на самого германского императора замахнулись? Так ведь это чревато новой венгерской кампанией! А вдруг они на этом не успокоятся и двинут свои галеры в наши проливы? Страшно даже представить последствия! Ну, ничего, я не доживу, а после меня хоть...

Явление 4.

ПОЛИТОМАН, БУЛЬК.

БУЛЬК

Катастрофа, сосед Политоман! До чего мы дожили! Наши дела просто аховые!

ПОЛИТОМАН

Господи, спаси нас! Что, эстафета о выступлении турок?

БУЛЬК

Нет, депеша о смерти дофина.

ПОЛИТОМАН

Да, дела и так не ахти, а это, что называется, последний аккорд! Впрочем, я рад вашему визиту, мистер Бульк. Мы приятно проведем время, обсуждая это несчастье. Располагайтесь поудобнее, закуривайте. Надеюсь, теперь ничто не помешает Дону Карлосу внедриться в Италию.

БУЛЬК

Боюсь, что так.

ПОЛИТОМАН

Простите?

БУЛЬК

Боюсь, мы недооцениваем исходящую от него опасность.

ПОЛИТОМАН

От Дона Карлоса, мистер Бульк?

БУЛЬК

От кого же еще! Теперь-то он покажет своё истинное лицо.

ПОЛИТОМАН

Сэр, его истинное лицо — пустое место. Это не голова (С). Это нуль в европейских делах. Вот турецкая экспансия, доложу я вам, — действительно вызывает тревогу. Я пытаюсь разгадать, чем вызваны таинственные приготовления, и прихожу к выводу, что мне этот предмет совершенно непонятен.

БУЛЬК

Не слишком ли далеко вы зашли, когда несчастье у самого порога? На Западе сгущаются тучи, а вы глядите на Восток. Со смертью дофина Дон Карлос становится сильным до ужаса...

ПОЛИТОМАН

То есть вы хотели сказать: император становится сильным до ужаса?

БУЛЬК

Этот ваш император — просто пшик!

ПОЛИТОМАН

А ваш Дон Карлос — просто швах, мистер Бульк!

Смотрят друг на друга со снисходительным неодобрением.

БУЛЬК

Дорогой сосед, как вы полагаете: насколько обширна территория Тосканы?

ПОЛИТОМАН

Территория Тосканы? Как я полагаю? Насколько обширна? Эй, Личард, еще табаку! Значит, Тоскана? Я полагаю, не меньше Франции... Пожалуй, даже побольше.

БУЛЬК

Побольше Франции! Шутить изволите, сосед! Вы бы еще сказали, что эта трубка величиной с пушку. Тоскана, сэр, — это город. И если целый гарнизон вторгнется в Тоскану — в город Тоскану...

[Пояснение. На самом деле Тоскана была не городом, а Великим Герцогством — А.Ф.]

ПОЛИТОМАН

А я вам сейчас докажу, что вы ошибаетесь, сэр! Личард, принесите карту Европы.

БУЛЬК

Возможно, вы сильны в политике, но не в географии, сэр.

ПОЛИТОМАН

В этой географической политике я посильнее вас и вообще кого бы то ни было!

Явление 5.

ПОЛИТОМАН, БУЛЬК и ЛИЧАРД.

ЛИЧАРД

Сэр, вашей дочери нигде нет! Ее не могут найти!

ПОЛИТОМАН

Я не могу найти слов для возмущения вашим недомыслием в вопросах политики, сэр! Вы мне просто завидуете, сэр!

БУЛЬК

Завидую, сэр? Да где же карта?

ПОЛИТОМАН

Не надо! У меня все карты в голове. У меня не голова, а колода... то есть атлас. Целый атлас мира.

ЛИЧАРД

Сэр! Ваша дочь...

БУЛЬК

Если атлас заменяет вам голову, я представляю, куда это вас заведет, сэр.

ПОЛИТОМАН

Да уж не так далеко, чтобы назвать Тоскану городом, хотя бы за это мне пожаловали всё Тосканское королевство, превосходящее по площади Францию, сэр.

БУЛЬК

А я не осмелился бы сравнивать их, даже если бы меня сделали королем Франции и мэром Тосканы заодно, сэр.

Явление 6.

ПОЛИТОМАН, БУЛЬК, ЛИЧАРД и АФФЕКТ.

АФФЕКТ

Потрясающая новость, джентльмены! Его больше нет!

ПОЛИТОМАН

Что, еще одна смерть? Кого больше нет?

АФФЕКТ

Кризиса. Дофин жив и здоров.

ПОЛИТОМАН

Да, это прекрасная новость.

БУЛЬК

А сведения точные?

АФФЕКТ

Архиточнейшие. Прямо из канцелярии министерства.

ПОЛИТОМАН

Вы просто ангел, мистер Аффект! Ваша новость возрождает меня.

ЛИЧАРД

Сэр! Боюсь, как бы моя новость не убила вас. Мисс Хиларет, ваша дочь, ушла из дому в неизвестном направлении!

ПОЛИТОМАН

Ушла из дому? Что ж, это слегка огорчает меня. Но счастье оттого, что дофин жив и здоров, перевесило бы потерю хоть двадцати дочерей. Но, джентльмены, к сожалению, я вынужден вас покинуть, дабы расследовать это происшествие.

БУЛЬК

Главное: не теряйте оптимизма, сэр. Разве может хоть что-нибудь омрачить радость, которую вы только что испытали! Всё личное должно померкнуть перед государственным!

Все уходят.

Явление 7.

Улица.

ДРЕБАДАН, ШЛЁНДЛ.

ДРЕБАДАН

Постой! Неужели ты хочешь сбежать из нашей веселой компании ради какой-то очередной юбки? Да чтобы все эти шлёндры загнулись от дурной болезни! Развратили всех моих собутыльников — ну, это еще полбеды. Но почему я из-за этого должен страдать? Сколько мне еще ложиться в четвертом часу утра ни в одном глазу? Да если бы все фемины разом провалились в пекло, я пожелал бы им добраться поскорее и выпил на посошок.

ШЛЁНДЛ

А я кинулся бы за ними в это самое пекло. Ведь это прекрасный пол! А как звучит: фемина! Лучшее из слов! Какая музыка! Магия! Марк Антоний рачительно употребил своё достояние, бросив целый мир ради женщины: он завладел сокровищем по бросовой цене.

ДРЕБАДАН

А по мне, если бы он вместо бабелины приобрел бочку доброго кларета, выиграл бы гораздо больше.

ШЛЁНДЛ

Вино — это прелюдия к любви. Оно возбуждает наши предвкушения. Бутылка — это лишь первая ступень одра наслаждений. Дикари пьют ради опьянения, а любовники — ради куража.

ДРЕБАДАН

Что за профанация — божественный напиток использовать для такой убогой цели!

ШЛЁНДЛ

Напротив, для янтарных гроздьев это самое прекрасное употребление. И для Бахуса во всей божественной табели о рангах не найдется высшего звания, чем камер-юнкер Венеры.

ДРЕБАДАН

Да чтоб я больше не пил ни капли, кроме какой-нибудь поганой пинты в день, если еще раз пойду в кабак с субъектом, который норовит смотаться после первой бутылки! Да лучше я вступлю в клуб трезвенников, которые пьют из наперстков из опасения, что вино разбудит в них фантазию раньше, чем они созреют для элементарного понимания своих слов. Скорее я буду пить кофий с каким-нибудь маньяком, сбрендившим от политики, чай — со старой девой или крюшон с каким-нибудь господинчиком, но не вино со своими дружками. Доводить их до кондиции, а потом передавать всяким профурсеткам...

ШЛЁНДЛ

Что ты злишься, как вакханка, в самом апогее узревшая падение своего любовника!

[В оригинале: Why, thou art as ill-natured and as angry as a Woman would be, who was disappointed in the last Moment, when her Expectations were at the highest.]

ДРЕБАДАН

Так ведь это тоже облом, хотя и другого рода.

ШЛЁНДЛ

Мужчина лучше всего вступает во взаимодействие с женщиной в состоянии легкого охмеления. Еще одна бутылка отнимет у меня способность к любому взаимодействию вообще.

ДРЕБАДАН

И прекрасно! Тогда тебя вынесут на щите! Джентльмен не имеет права дезертировать из трактира, как солдат — с поля брани. А вы, денди, норовите откосить от того и от другого, прячась за бабьи юбки. Меня от вас с души воротит, как солдата от шкурников. Поэтому, сэр, пеняйте на себя, если я, увидев вас на улице, перейду на другую сторону.

ШЛЁНДЛ

Смилуйся, дорогой Силен. Я ненадолго отойду по надобности и сейчас вернусь. Вот тогда я поступлю в твое распоряжение и под слоганом «Смерть Бургундскому!» буду сражаться на его уничтожение, пока не паду, как подкошенный.

[Пояснение.

Смерть Бургундскому!

В оригинале: Burgundy shall be the Word. Под слоганом я подразумеваю боевой клич (на гэльском: sluagh-ghairm).]

ДРЕБАДАН

Что ж, я вижу, что ты честный собутыльник, и охотно пойду тебе навстречу. Можешь пить за всех своих шлёндр. Кроме того, открою одну тайну: в какой-то момент вино тебе их всех заменит. Для человека с фантазией бутылка — лучшая сводня. Она кинет тебе в руки хоть самую надменную ломаку, хоть самую отъявленную кокетку в этом городе. Ты будешь обладать ее прелестями, какие бы художества она ни откалывала. А потом ее прелести так развернутся, что этого не сумеет изобразить никакое художество. И поутру, упившись наслаждением в дребадан, ты пробуждаешься — а рядом ни жены, ни детей, заделанных по пьянке.

ШЛЁНДЛ

Воистину — опьяняющая картина!

ДРЕБАДАН

Именно так, дружище. Если твоя воображаемая красотка — порядочная, ты посрамишь ее добродетель, если развратница — вынудишь ее краснеть со стыда. В общем, я займусь пополнением наших запасов и буду тебя ждать. (Уходит, напевая: «Налей, налей стаканы»)

[Пояснение. Шутка. Это «Застольная» Бетховена, которой этот персонаж, конечно, петь не мог. Впрочем, в оригинале: Fill every Glass. (Sings).]

Явление 8.

ШЛЁНДЛ один.

ШЛЁНДЛ

Вот в этом он весь. У этого душа никогда не уходит в пятки, потому что она у него в глотке. Он вечно что-то глотает, не зная пресыщения. И опьянения тоже: на это способна скорее бочка вина, только не он. Жаль, что я из другого теста. А голова у меня вообще из папье-маше, черт бы ее побрал! Только погребешь spiritus vini в своей утробе — как этот spiritus воспаряет к кумполу. Впрочем, это самое подходящее состояние для какой-нибудь легкой авантюры. Вот бы мой добрый гений — а для кого-то злой — послал мне подходящий объект! Ха, вот и он — подходящий! Дьявол услышал мою мольбу!

Явление 9.

ШЛЁНДЛ, ХИЛАРЕТ.

ХИЛАРЕТ

Вот ведь напасть! Из-за этого уличного побоища я потеряла служанку, а сама не знаю, куда идти. Что же мне делать?

ШЛЁНДЛ

Клянусь честью, вот она — авантюра!

ХИЛАРЕТ

Боже милостивый! Кто вы, сэр?

ШЛЁНДЛ

Шевалье, мадам! Рыцарь — странствующий, или, вернее, шлёндающий шевалье.

[Пояснение. Не думайте, что «шлёндающий рыцарь» — моя вольность. В оригинале: A Cavalier, Madam, a Knight-Errant rambling about the World in quest of Adventures. В оригинале его имя - Рэмбл (Ramble)]

Я ночной авантюрист. Меня зовут Джек. Моё хобби — разорять вдов, бесчестить девиц, сокращать число хулиганов и увеличивать поголовье рогоносцев. В общем, я джентльмен удачи.

ХИЛАРЕТ

В таком случае, удачи вам, джентльмен. (Пытается уйти.)

ШЛЁНДЛ (преграждает ей дорогу)

Мадам, моя вылазка в самом начале, а первая удача уже улыбается мне. Ну, улыбнитесь же!

ХИЛАРЕТ

Оставьте меня, сэр! Я не имею ничего общего с вашим хобби.

ШЛЁНДЛ

Зачем же так категорично, мадам? Насколько я могу судить, ваша профессия очень даже подходит к моему хобби. Мы прямо как поп с монашкой — идеальная пара.

ХИЛАРЕТ

Моя профессия?

ШЛЁНДЛ

Мадам, я имею некоторое представление об уставе вашего монастыря. Пожалуй, я даже знаком с вашей аббатисой. Я только неделю назад ступил на сушу, а уже опробовал с полдюжины ваших сухопутных галер.

[Пояснение. В оригинале нет. «Сухопутная галера» — иносказательное наименование проститутки — взято мною из «Отелло».]

ХИЛАРЕТ

Сэр, вы пьяны и несете какую-то околесицу. Не знаю, на каких галерах вы были, но я — не то, что вы думаете, поэтому я готова простить вашу неучтивость.

ШЛЁНДЛ

Скажите, какая важная птица! Может, мы с вами одного и того же аристократического происхождения? Только вот что, милочка моя, что мне за дело до вашего статуса! Кто ваш папенька, разъезжает ли он в каретах цугом или сам сидит на козлах — это мне без разницы. Я чувствую себя превосходно в объятиях хоть жены боцмана, хоть одалиски Великого Могола.

ХИЛАРЕТ

Сэр, у вас вид джентльмена, и я уверена, что вы просто заблуждаетесь на мой счет. Да, я понимаю, довольно странно увидеть честную женщину в эту пору на улице...

ШЛЁНДЛ

Да, странновато...

ХИЛАРЕТ

Но когда вы узнаете мою историю, то вы, конечно, сами придете мне на помощь. Иначе и быть не может. Дело в том, что этой ночью я бежала из отчего дома, чтобы отдаться возлюбленному — в руки, а вы что подумали? Со мной была служанка, но мы попали в уличную драку, бежали и потеряли друг дружку. Теперь, сэр, вы всё знаете, и я полагаюсь на ваше благородство. Если вы поможете женщине выпутаться из опасного положения, вы заслужите не только мою признательность, но и дружбу одного очень порядочного господина.

ШЛЁНДЛ

Этому господину я готов быть не другом, а покорнейшим слугой. Но вас я нахожу слишком соблазнительной, чтобы сохранять для другого. Окажись вы тем, за что я вас поначалу принял, я расстался бы с вами без сантиментов. Но сейчас я разглядел, что аристократизм прямо-таки впечатан в ваш лоб. (В сторону.) Пусть побудет герцогиней, если ей хочется. Проще раздавать воображаемые титулы, чем отсутствующие деньги.

ХИЛАРЕТ

Теперь вы перегибаете палку уже в другую сторону.

ШЛЁНДЛ

Миледи, этот фортель изобличает вашу незаурядность. Вы или аристократка, или то, что я подумал с самого начала. Убогие благопристойные буржуазки живут строго по регламенту. Они и вообразить не в состоянье такого благородного безумства. Выкрутасы, вроде ваших, доступны только тем, кто способен вознестись над своей репутацией.

ХИЛАРЕТ (в сторону)

Его самого занесло...

ШЛЁНДЛ

Так вот, душа моя, не знаю, «светлость» вы или нет, но вам придется посетить это заведение и уговорить вместе со мною бутылочку бордо.

ХИЛАРЕТ (в сторону)

Есть только одно средство отделаться от него.

ШЛЁНДЛ

Летим, ангел мой! О, какая милая, нежная ручка!

ХИЛАРЕТ

Будь я уверена, что моя честь вне опасности...

ШЛЁНДЛ

Ну, так и будьте уверены. Даю в залог... что же я даю... (Про себя.) Только не часы, конечно.

ХИЛАРЕТ

Но моя репутация не пострадает?

ШЛЁНДЛ

Тому порукой ночная тьма. (Про себя.) Честь! Репутация! Уличные девицы разучили новую песню. Долго же я не был в Англии!

ХИЛАРЕТ

Вы ведь не сможете меня вечно любить.

ШЛЁНДЛ

Отчего же? Смогу и вечно! Не сомневайтесь.

ХИЛАРЕТ

Но вы же не слишком...

ШЛЁНДЛ

Только слишком! А как же иначе!

ХИЛАРЕТ

Но вы будете почтительны?

ШЛЁНДЛ

О, разумеется! (В сторону.) Вот что ей нужно! А я думал — деньги...

ХИЛАРЕТ

Что ж, тогда я рискну. Тут как раз на углу я заметила харчевню. Идите, а я за вами.

ШЛЁНДЛ

Воспитание не позволяет. Идите вы первая.

ХИЛАРЕТ

Ах, не беспокойтесь. Я хочу идти за вами.

ШЛЁНДЛ

Чтобы подставить мне подножку? Или вас смущает мой непрезентабельный костюм? Не беспокойтесь: я честный морской волк, и чтоб меня черти забрали, если я попробую покуситься на вас.

ХИЛАРЕТ

Покуситься? Что вы такое говорите?

ШЛЁНДЛ

Хотите фунт настоящего индийского чаю? Такого сейчас уже нет.

ХИЛАРЕТ

Сэр, не искушайте меня.

ШЛЁНДЛ

Не хотите чаю? Мне это нравится. Я думаю, вы совсем недавно пошли на панель. Однако мое терпение истощается. Если вы такая нежная барышня и вам нужны церемонии — пожалуйста, я согласен.

ХИЛАРЕТ

Сэр, вы переходите границы!

ШЛЁНДЛ

Что вы играете со мной? Неужели вам непонятно, что я совсем недавно сошел на берег, а до этого полгода видел одни облака на небе да матросов вокруг. И сейчас появление женщины для меня так же томительно, как возвращение солнца на небо Гренландии после полярной ночи. Я не какой-нибудь пресыщенный петиметр, для которого женщина — только десерт. Нет, у меня брюхо сводит от голода, а ты для меня — овсянка.

[Пояснение. То есть птица. В оригинале именно так: Ortelan. Другой вариант: шутка переводчика: а ты моя... ты ж моя перепелочка. Поймут любители белорусского фольклора. А вообще-то в оригинале тоже этнический колорит — французский: and you are an Ortelan.]

ХИЛАРЕТ (возмущенно)

Овсянка, сэр?!! Это птица?

ШЛЁНДЛ

Естественно, не каша. И я тебя съем! Или чтоб я только этой кашей и питался. (Хватает ее в объятия.)

ХИЛАРЕТ

Я позову полицию!

ШЛЁНДЛ

Лучше не противоречьте природе, это опасно. Впрочем, опасности — моя стихия. Ну же, моя маленькая Венера! Сдавайся, или я возьму тебя силой!

ХИЛАРЕТ

Помогите! Насилуют! Насилуют!

ШЛЁНДЛ

Потише! Не надо играть так натурально, а то еще подумают, что ты действительно сопротивляешься.

ХИЛАРЕТ

Спасите! Насилуют!

Явление 10.

ШЛЁНДЛ, ХИЛАРЕТ, ДУББИН, полицейские.

ДУББИН

Взять его!

ШЛЁНДЛ

Назад, канальи! Не видите — мы играем.

ДУББИН

Нет, сэр, это вам следовало бы отступить, а то вы уже заигрались. Мадам! Вы обвиняете этого субъекта в насилии над вами?

ХИЛАРЕТ

Я слова не могу вымолвить от страха!

ДУББИН

И не надо. Абсолютно очевидное и явное изнасилование. Сэр, вы маньяк, что ли, если кидаетесь на женщин прямо в публичном месте?

ХИЛАРЕТ

Умоляю вас, господин полицейский, не оставляйте меня и проводите в безопасное помещение.

ДУББИН

Будьте уверены, мадам, уж мы-то доставим вас, куда надо. Уж мы-то вас не выпустим, пока не установим все факты.

ШЛЁНДЛ

Что ж, если мне придется провести ночь в обществе этих господ, я прихвачу и вас за компанию, миледи! Мистер констебль! Я вышел на свой обычный мирный моцион, а эта женщина пыталась совершить надо мной развратные действия. В противном случае она угрожала обвинить меня в совершении таковых действий над нею самой.

ХИЛАРЕТ

Подонок!

ШЛЁНДЛ

Да, миледи, а вы как думали? Пусть вас накажут в назидание другим. Хороши у нас порядки, если трезвый джентльмен подвергается на улице нападению женщин!

ХИЛАРЕТ

Ради всего святого! Как можно верить ему!

ДУББИН

Увы, мадам, у нас имеются только его слово против вашего, два огульных обвинения. Мы обязаны взять вас обоих под стражу. А утром состоится разбирательство. (ХИЛАРЕТ) Не расстраивайтесь, мы соберем все факты насчет вас.

ХИЛАРЕТ

Какое бедствие для честной женщины!

ДУББИН

Если вы честная женщина, этот джентльмен будет повешен за попытку похитить у вас честь. Если же нет, то вы подвернетесь бичеванию за клевету, ибо он не мог лишить вас того, чего не было.

ХИЛАРЕТ

Я растерялась от страха. Но сейчас, мистер констебль, я готова взять свои слова назад, лишь бы только вы отпустили меня.

ДУББИН

Это очень подозрительное заявление, и оно будет использовано против вас.

ШЛЁНДЛ

На воре и шапка горит.

ДУББИН

Увести их!

ПОЛИЦЕЙСКИЙ

Надо же, а с виду приличная женщина.

ШЛЁНДЛ

Чтобы черти драли этих приличных женщин! С ними нельзя иметь дела: тебя или окрутят, или повесят.

Они куда как ловки,

и в их руках равны

объятиям веревки,

объятия жены.

Уходят.

Ну какой шалман в Англии 18 века:) Осовременивать классику таким образом - это тупиковый путь. Филдинг и так остёр и полон иронии. Настоящей, английской, а не нынешней российской (честно говоря, не смешной и примитивной). Англичане никогда в 18 веке (да и сейчас) не называют женщин феминами. Это чисто российский феномен языковый. Просто по английски женщина - female (пренебрежительно). 


А так большая работа, конечно.

"Ну какой шалман в Англии 18 века:)"

А разве в Англии 18 в. не было вульгарных кабаков (что и означает "шалман"), а были только фешенебельные ресторации?
Здесь игра слов шалман - салон.

Что касается "фемины", то Шлендл - "полиглот" (см. акт 2), и его дружки, надо полагать, тоже.
Я больше скажу: имя Шлёндл, которое я подобрал для этого персонажа, которого зовут Ramble, фонетически тоже не очень-то похоже на англицизм, но это не страшно.

В Англии были вульгарные кабаки. Они назывались пабами, тавернами. И их так обычно и переводят на русский. Шалман - это современный жаргон. Можно назвать пивнушками, кабаками. Шалман - специфически русское слово. Слышишь его и теряется сразу образ старой Англии. Это очень сложная задача, сделать перевод на русский, и в то же время, чтобы читатель чувствовал дух Англии, а не современной российской глубинки. Надо переводить Англию 18 века русской классикой 19 века, сохраняя определённую ауру . Языком Пушкина, Достоевского, Куприна.  Переводчики старые обладали этим мастерским даром. Вспомнить классические переводы Шеридана, того же Филдинга, Смоллетта, Стерна.

У Филдинга он называется таверной.

"Шалман" - во-первых, не жаргонизм, а вульгаризм (возможно, арготического происхождения, это другое дело, но в России это было общеупотребительное словечко).

Во-вторых, отнюдь не современное. В эпоху вышеупомянутого Куприна оно широко использовалось.

В-третьих, это не "специфически русское слово", а, если я не ошибаюсь, тюркизм. Как, кстати, таверна, используемая Филдингом, не англицизм, а итальянское или французское заимствование латинского происхождения. Заимствования бывают в любом языке, включая английский, поэтому из-за одного слова вряд ли потеряется образ старой доброй Англии.

О "классическом языке" при переводе этой пьесы уже позаботились Т. Литвинова и К. Чуковский.

Но не думаю, чтобы я напрочь игнорировал ауру и уж слишком осовременивал оригинал.

Совершенно верно, шалман - это тюркизм. Вот потому он и смотрится среди английской действительности 18 века слишком современно. Таверна - итальянское слово. Оно вошло в английский язык - tavern, в русский и другие языки. Дело не в этом, а в стилистически верном употреблении тех или иных слов, создающих правильное или неправильное представление о той или иной европейской эпохе . 18 век - это век Просвещения. Классицизм в прозе и поэзии. Чистый язык, правильный, выверенный, чистый. Даже шутки и остроты создаются на чистейшем английском языке.

Допустим, у Филдинга язык достаточно демократичный и разнообразный.

Классицизм - явление неоднородное и отнюдь не дистиллированное. У Филдинга классицизм сочетается с элементами сентиментализма и реализма.

А то касается стилистики, то я проработал речевые партии персонажей достаточно четко, и каждый из них говорит по-своему.

Согласен. Я отметил только некоторые слова, резко отличающиеся своим НЕ 18-м веком:), если можно так сказать.

Вообще-то я стараюсь не настаивать на глупостях из чистого упрямства. Проще простого в прозаическом тексте заменить "шалман" на "кабак", тем более что это тоже тюркизм. Это ничего? (Кстати, у Т. Литвиновой и К. Чуковского - кабак. Им можно использовать тюркизмы в переводе английской комедии? Только, пожалуйста, не отвечайте, это вопрос риторический.)

Объясняю, почему я пока не отказываюсь от своего варианта.

1) Он небанален.

2) Он экспрессивен, это образ "порока в квадрате" (к пьянству присоединяется еще криминальный оттенок, актуальный для данной пьесы). В этой комедии кабак - не просто питейное заведение, а именно злачное место.

3) Игровая парономазия шалман - салон.

4) Оно входит в тюркский лексический слой пьесы (ни бельмеса, диванный политик, султан, ага, янычары), для которой актуальна турецкая тема.

Всё это как раз и относится к стилистике.

И само это словечко не настолько современно, чтобы выглядеть явным анахронизмом.

Кабак тоже лучше не использовать. Вообще тюркизмы для Англии 18 века - это стилистически не совсем верно. Султан, гарем - да. Это общеизвестно. Есть хорошие классические слова - притон, берлога, нора, погребок. К примеру, когда я переводил Рочестера (конец 17 века), у него есть вариант celler (нора, погребок), где собираются пьяные грузчики и швейцары, и куда ходила герцогиня Кливленд потрахаться Of a dozen of Pricks for a dozen of Ale.


всё таки  шалман слишком тюркизировано и ороссиянино.


Но Ваше право, конечно.


Живо и занимательно, мне понравилось.

Как говорил Авраам... поэт...

Спасибо. Тут двойная аллюзия. С одной стороны, конечно, отсылка к "Покровским воротам" (Л. Зорин, кстати, и поэт тоже). С другой стороны - довольно близкий к тексту перевод.