В. Шекспир. Макбет. Акт II

Дата: 12-01-2017 | 22:04:53

АКТ ВТОРОЙ

Сцена первая.

Инвернесс. Двор в замке Макбета.

Входят Банко и Флинс с факелом.

Банко

Который час?

Флинс

Луна, по крайней мере,

Зашла. Сказать точнее не могу.

Банко

Так, значит, полночь?

Флинс

Нет, пожалуй, больше.

Банко

Дай меч. Не тароваты небеса

На освещенье: ни единой плошки

Не теплится в кромешной тьме. Налит

В меня свинец тяжелой полудремы,

Но не посмел бы я сомкнуть глаза.

Святители, рассейте мрак сомнений.

Тревожащих мой слабый, грешный ум.

Входят Макбет и слуга с факелом.

Дай меч скорей! Кто здесь?

Макбет

Свои.

Банко

Помилуй!

Ты на ногах! Вот это так слуга!

Король сражен твоим гостеприимством,

Он челядь одарил и бриллиант

Велел послать усерднейшей хозяйке,

С тем он и удалился почивать.

Макбет

Он нас застиг врасплох. Мы не сумели

Его, как подобает, угостить.

Банко

Да что ты говоришь! Ну, ты и скромник!

А знаешь, я вдруг вспомнил тех сестер:

Не так уж плохи эти ворожеи.

Макбет

Да, да! А я про них ведь и забыл.

Всё хлопоты... Но мы в любое время

Поговорим об этом.

Банко

Я готов.

Макбет

Бери с меня пример, и преуспеешь.

Банко

Согласен, если б только не пришлось

За почести платить потерей чести.

Макбет

Покойной ночи, друг.

Банко

Спокойных снов.

Банко и Флинс уходят.

Макбет

Я пить хочу. Поди, скажи хозяйке,

Потом ложись. Она мне позвонит.

Слуга уходит.

Что это в воздухе передо мною?

Кинжал? Он рукоятью обращен

Ко мне, но сквозь него проходят пальцы.

Он ясно видим, хоть неощутим.

Что это, призрак? Он правдоподобней

Кинжала-близнеца в моей руке!

Да, наважденье, ничего не скажешь!

Скорее путеводная стрела,

Летящая к своей ужасной цели.

Не знаю, что со мной: глаза ли лгут,

Или открылось внутреннее зренье,

Но только в воздухе парит клинок.

Покрылся он испариной кровавой:

То раскаленный мозг моим глазам

Явил наглядный образ злодеянья.

Полмира цепенеет в забытьи.

За ширмой сна отплясывают тени.

Терзает спящих собственное зло.

Слетаются на шабаш чародейки.

Ледащий волк, оборотясь к луне,

Убийство пробуждает завываньем,

И, как Тарквиний, крадучись, оно

Всё ближе к обреченному подходит.

Оглохни, гулкая земная твердь,

Шагам моим не отзывайся криком.

Всё замолчать должно в такую ночь.

Но хватит слов, иначе болтовнёю

Я дело окончательно расстрою.

Звон колокола.

Итак, пора. Дункан, под этот звон

Ты будешь в рай иль ад препровожден.

Уходит.


Сцена вторая.

Там же.

Входит леди Макбет.

Леди Макбет

Их развезло, а я возбуждена.

Они погасли, я воспламенилась.

Но что такое? Уханье сыча —

Вещанье рока и предтеча смерти?

Макбет у входа вместо часовых,

Которые храпят, забыв о долге.

Я упоила их таким питьем,

Что сны — природный и потусторонний —

За эти две душонки бой ведут.

Макбет (за сценой)

Кто здесь? Кто здесь?

Леди Макбет

Да что он, в самом деле?

Орет, как резаный! Того гляди

Разбудит сторожей, и мы пропали!

А было б жаль погибнуть без вины.

Я на виду кинжалы положила,

Конечно, он не мог их не найти.

Я за него могла бы всё содеять,

Но схож Дункан во сне с моим отцом.

А вот и муж!

Входит Макбет.

Макбет

Всё кончено. Слыхала

Ты что-нибудь?

Леди Макбет

Нет. Уханье сыча

И стрекотание сверчка. А что ты

Кричал?

Макбет

Когда?

Леди Макбет

Сейчас.

Макбет

Спускаясь?

Леди Макбет

Да.

Макбет

Постой. Чья это спальня?

Леди Макбет

Дональбайна

Макбет (глядя на свои руки)

Ну что, не страшно ли тебе?

Леди Макбет

Ничуть.

Какая чепуха! Чего бояться?

Макбет

Один из них во сне захохотал.

Другой вскричал: «Убийцы!», и мгновенно

Проснулись оба. Я оцепенел

И, притаившись, наблюдал за ними.

Но оба захрапели, помолясь.

Леди Макбет

И пусть.

Макбет

Один вскричал: «Помилуй, Боже!»,

Другой в ответ ему сказал: «Аминь!»,

Как будто ощутив мое соседство

И защищаясь от кровавых рук.

А я хоть услыхал: «Помилуй, Боже!»,

«Аминь» промолвить недостало сил.

Леди Макбет

Ты лучше бы оставил эти бредни.

Макбет

Но почему я не сказал: «Аминь»?

Как мне была нужна поддержка свыше!

А я «Аминь» как будто проглотил.

Леди Макбет

Забудь об этом, а не то свихнешься.

Макбет

Тут крик раздался: «Больше спать нельзя!

Макбет зарезал сон – тот сон безвинный,

Что вмиг распутывает все клубки

Дневных забот и недоразумений

И в вечность переносит каждый день,

Смывает с тела нашего усталость,

Рубцует раны духа и при том

Сладчайшее из блюд нам преподносит

На пиршестве земного бытия!»

Леди Макбет

О чем ты?

Макбет

Был весь мир наполнен криком:

«Не спите! Спать нельзя! Гламисский тан

Зарезал сон! Отныне тан Кавдорский

Не сможет спать! Макбет не будет спать!»

Леди Макбет

Кому кричать-то? Мой достойный Кавдор!

Себя воображеньем не терзай.

Побеспокойся лучше об уликах,

К твоим рукам приставшим. Кровь отмой.

Зачем же ты сюда принес кинжалы?

Снеси назад и кровью запятнай

Охранников.

Макбет

Благодарю покорно!

Опять туда?!

Леди Макбет

Совсем ты ослабел.

Что спящие, что мертвый – не опасней

Малеванных чертей. Они страшны

Лишь детям. Ну да ладно. Дай кинжалы.

Сама снесу. Довольно крови там?

Кровавой краской, будто позолотой,

Я стражников покрою, и они

У нас без слов сыграют двух злодеев.

Уходит. Стук за сценой.

Макбет

Стучат? Но где? Да что это со мной?

Шарахаюсь от шороха! От тени?

А эти руки? Чьи они теперь?

Мои глаза как будто вырывают.

Нет, даже не они — их вид один.

Ничем я этой крови не отмою.

Я руки окунул бы в океан,

И бездны бирюза преобразилась

В кровавый пурпур.

Леди Макбет возвращается.

Леди Макбет

Руки у меня,

Как и твои, теперь омыты кровью,

Но в жилах у тебя течет вода.

Стук.

Стучат, как будто, в южные ворота.

К себе вернемся. Руки сполоснем –

И всё отмоется. Всё завершится.

И станет нам тогда легко-легко!

Встряхнись же, наконец, и будь мужчиной!

Стук.

Опять! Переоденемся скорей!

А то ведь мы себя разоблачаем.

А эти размышления – к чертям!

Макбет

Скорей уж я туда отправлюсь сам.

Стук.

Да кто это колотит беспрестанно?!

О, если б разбудили вы Дункана!

Уходят.


Сцена третья.

Там же.

Стук.

Входит привратник.

Привратник

Ишь, как колотят! Был бы в аду привратник – работал бы как проклятый: всё бы открывал да закрывал, открывал да закрывал (Стук). Вот стучат! Да кто там, черт вас задери! Может, фермер, который удавился после большого урожая. Что ж, подоспел в самый раз. Только платками запасись, взопреешь в аду! (Стук). Вот стучат! Да кто там, задери вас чертова бабушка! Наверно, облыжной свидетель, который клялся и нашим и вашим. Врал, врал, а местечка в раю так и не вырвал. Входи, лжесвидетель! (Стук). Вот лупят! Да кто там? А, верно, аглицкий портной, обкорнавший французские панталоны, чтобы и себе выкроить пару штанов. Входи, портной! Ужо нагреют для тебя утюг! (Стук) Вот дубасят! Еще кого-то принесло! Ни минуты покоя! Кто там! Для пекла здесь не особенно жарко! Ну, хватит, хорошенького понемногу. А то еще задубеешь на этой адовой работе. Много я впустил всякой швали, идущей широкой стезей прямиком в преисподнюю, – и будет. (Стук). Да сейчас, сейчас! Неймется им! Готовьте чаевые! (Отворяет).

Входят Макдаф и Ленокс.

Макдаф

Ты, видно, засиделся допоздна,

Раз так безбожно утром припозднился?

Привратник

Ваша правда, сэр. Пили мы до вторых петухов, а у пития всегда бывает три последствия.

Макдаф

Какие же?

Привратник

Сизый нос, мертвецкий сон и переполнение михиря. Ведет питие также к блуду, но не доводит до деяния. Это сущий враг людского рода: и возбуждает, и охлаждает, и завораживает, и расхолаживает, и ставит на дыбы, и валит с ног.

Макдаф

И сегодня ночью свалило?

Привратник

Опять ваша правда. Но и я в долгу не остался. Уж как меня мутило, как все внутренности выворачивало, но я таки от него избавился.

Макдаф

Хозяин твой поднялся?

Входит Макбет.

Вот и он!

Его мы разбудили.

Ленокс

С добрым утром.

Макбет

И вас.

Макдаф

Король проснулся?

Макбет

Нет... еще.

Макдаф

Идем. Я. к сожаленью, задержался.

А должен был явиться поутру.

Макбет

Я провожу вас.

Макдаф

Нет, не беспокойтесь.

Макбет

Какое беспокойство! В эту дверь

Пройдите.

Макдаф

Разбудить его придется.

Уходит.

Ленокс

Король сегодня уезжает?

Макбет

Да.

Ленокс

Какая буря ночью разразилась!

Из крыши выкорчевало трубу,

И говорят, что в завыванье ветра

Был ясно различим предсмертный крик

И слышались мольбы, проклятья, стоны,

Как будто прорицанья новых смут,

Земля дрожала, словно в лихорадке.

Макбет

Не дай Господь еще такую ночь!

Ленокс

Я ничего подобного не помню.

Вбегает Макдаф.

Макдаф

Чудовищно! Ни осознать умом,

Ни передать словами!

Макбет и Ленокс

Что случилось?

Макдаф

Храм осквернен! Святилища душа

Похищена!

Макбет

Душа?

Ленокс

Чья? Государя?

Скажи ясней!

Макдаф

Ясней? Ослепнешь ты,

Как перед новой, злейшею, Горгоной,

Увидев это! Может быть, тогда

Найдешь слова получше.

Макбет и Ленокс уходят.

Тут измена!

Вставайте! Банко! Дональбайн! Малькольм!

С себя сдерите сон — подобье смерти!

Выпутывайтесь из его тенёт!

Смерть наяву страшней ночных кошмаров.

Восстаньте, как из гроба упыри

Или как мертвые, когда архангел

Их призовет трубой на Страшный суд,

Которого прообраз пред вами

Откроется сейчас! Гуди, набат!

Звон колокола.

Входит леди Макбет.

Леди Макбет

Кто, мирно спящих вырвав из постели,

Как бы в атаку поднимает всех?

Макдаф

Я не могу ответить, что случилось:

Вы женщина, и это вас убьет.

Входит Банко.

О Банко! Государь зарезан!

Леди Макбет

Боже!

Здесь, в нашем доме!

Банко

В вашем иль другом –

Какая разница? Всё — преступленье.

Но неужели вправду он убит?

Ведь я ослышался? Иль ты ошибся?

Входят Макбет и Ленокс.

Макбет

О, если бы я умер час назад!

Тогда б я был счастливейшим из смертных.

Всё обернулось прахом: слава, честь

И жизнь сама. Ее вино иссякло.

Один осадок в погребе моем.

Входят Малькольм и Дональбайн.

Дональбайн

Что здесь произошло?

Макбет

Вам неизвестно?

Вы юностью цветете, а меж тем

Подрезаны под корень. Вы лишились

Главы, начала рода своего.

Остановился ток монаршей крови.

Макдаф

Убит отец ваш августейший.

Малькольм

Кем?

Ленокс

Телохранителями, вероятно.

Они в крови, и кровь на их ножах.

На нас бессмысленно глядели оба.

Безумьем было им доверить пост.

Макбет

Как жаль, что я зарезал их на месте.

Макдаф

Зачем?

Макбет

Кто знает? Может человек

Рассудок сохранить, впадая в ярость?

Ты или холоден, или горяч.

Но быть посредственностью золотою

Нельзя! Я слишком предан королю,

Чтоб рассуждать. Оцепенел мой разум.

Воспламенилась верность. Предо мной

Лежал Дункан. Серебряную кожу

Позолотила царственная кровь.

Зияющие раны говорили,

В какие бреши гибель ворвалась.

Лежали подле короля убийцы,

Заклеймены злодейским ремеслом.

Ножи, как будто в алых капюшонах,

В крови Дункана. Я не утерпел

И делом доказал любовь к монарху.

Из камня разве сердце у меня?

Леди Макбет

О помогите!

Макдаф

Помогите леди!

Малькольм (вполголоса Дональбайну)

А мы-то что безмолвствуем? Кому

И горевать, когда не нам?

Дональбайн (вполголоса Малькольму)

Не время:

Нам слезы не должны туманить взор.

Того гляди и с нами будет то же.

Малькольм (вполголоса Дональбайну)

Пожалуй, показать свою печаль

Уже становится небезопасно.

Банко

На помощь леди!

Леди Макбет уносят.

Надо нам одеться,

Чтобы от холода не околеть.

Потом мы доберемся до истоков

Злодейства. Да, мы ошеломлены,

Но я, себя вручая провиденью,

Зову на бой незримого врага!

Макдаф

И я.

Все

Мы все.

Макбет

Оденемся в доспехи

И соберемся в зале.

Все

Хорошо.

Уходят все, кроме Малькольма и Дональбайна.

Малькольм

А нам что делать? Нас же растерзают

Те, что сейчас горюют громче всех

Я в Англию поеду.

Дональбайн

Я к ирландцам.

Побудем порознь, чтобы уцелеть.

Тут за улыбками ножи таятся.

Кто ближе к нам по крови, тот сильней

Кровопролитья жаждет.

Малькольм

Хоть убийца

Послал стрелу, она еще летит.

Ну, нет уж, мы не станем подставляться!

В седло и прочь отсюда поскорей!

Невежливо, но не до церемоний:

Ведь мы не промышляем воровством,

А лишь себя у гибели крадем.

Уходят.


Сцена четвертая.

Перед замком Макбета.

Входят Росс и старик

Старик

Мне семьдесят, я много повидал,

Но все былые бедствия померкли

Пред тем, что в эту ночь произошло.

Росс

Ты прав, старик. Омрачено светило

Позорищем трагедии земной.

Заря стыдится людям показаться,

Или ее сразили силы тьмы,

Но мы лишились солнечного света,

И день и ночь для нас теперь – одно.

Старик

Затменье это естеству противно.

А что же здесь не против естества?

В минувший вторник – сам я видел: филин

Напал на сокола и растерзал.

Росс

А племенные жеребцы Дункана

Взбесились вдруг, конюшню разнесли,

Как бы в отместку ненавистным людям,

И ускакали, всё топча кругом.

Старик

Они потом друг друга перегрызли.

Росс

О, да! Я это видел. До сих пор

Стоит перед глазами этот ужас.

Входит Макдаф.

Ну что, какие новости, Макдаф?

Макдаф

А вы не знаете?

Росс

Нашли убийцу?

Макдаф

Убийц. Так их зарезал сам Макбет.

[Вариант:

Росс

Нашли убийцу?

Макдаф

Так ведь Макбет зарезал — тех двоих.]

Росс

Да им что за корысть? Не понимаю.

Макдаф

А подкуп? Ведь Малькольм и Дональбайн

Тайком бежали и разоблачили

Свой умысел.

Росс

Противный естеству.

Что за бессмысленное преступленье?

Макбета королем провозгласят,

Я думаю.

Макдаф

Уже провозглашен.

На коронацию поехал в Скон.

Росс

А короля уже похоронили?

Макдаф

Да, в склепе упокоен, на Кольмхилле.

Росс

А вы, конечно, в Скон? Все наши там.

Макдаф

Нет, в Файф.

Росс

А я как все.

Макдаф

Удачи вам.

Но не перестарайтесь: говорят,

Что новый нам стеснителен наряд.

Возможно, в старом посвободней было.

Росс

Старик, прощай.

Старик

Храни вас Божья сила,

А также всех, кто с вами, в свой черед,

Оковы зла в добро перекует.

Уходят.


Читается, как всегда у Вас, отлично! 

Со старым Новым годом, Александр! Здоровья и всех благ!

С БУ,

СШ

Спасибо, Сергей.

Вас тоже с праздником.

А я продолжаю.

С уважением

А.Ф.