Опубликовано интервью с Александром Закуренко в "Пифийском оракуле"

19 %d0%b8%d1%8e%d0%bd%d1%8f 2022

С первого момента, когда я услышал внутри себя поэтическую речь, ритмы, рифмы, созвучия, этот поток вовлеченности меня не оставлял никогда. Он усиливался, глох, но никогда не иссякал. Графомания – это ведь маниакальная одержимость письмом, знаком. Великий поэт, как и бездарный – одинаково захвачены речью. Одинаково пребывают в мании, зависимости. Разница, если и наступает, то в понимании/попытке понять источник такого потока, который великий поэт призван осознать, и в отношении которого уже включает свой опыт, свою экзистенцию, и графоман в классически негативном смысле – тот, кто так и остается маньяком, то есть видит себя первым и главным источником – а тот поток, ту захваченность, как принадлежащую себе.

Графоман как первичность себя в языке и творчестве – это господин, а поэт – всегда слуга…

Я бы сказал, что творчество в его сущности – всегда такая захваченность изначально. Но часто она такой и остается до конца.


Захваченный речью. Интервью с Александром Закуренко


20.06.2022