Полу-ангел, полу-самец

Img4

Среди заметных поэтов культурного подполья не было ни одного участника новых религиозных движений. Однако сектантский мир в его русском изводе нашел свое отражение в творчестве Александра Миронова, Елены Шварц, Евгения Сабурова и некоторых других авторов. Присущее хлыстовским радениям дионисийское начало манило, звало. И поэты, склонные к психологическим изыскам, бросились в дебри спиритуализма. Одни погружались не очень глубоко, юмор позволял сохранять известную дистанцию между лирическим героем и автором; другие, что называется, входили в роль. Как свидетельствует Виктор Кривулин, «словесные игры осуществлялись на опасной грани между христианской мистической практикой и богословскими штудиями, с активным включением мотивов сектантской, религиозно-космической (раннекоммунистической) идеологии и элементов буддизма, переосмысленных в русле послесталинской антиутопии». «Наша жизнь, – признается он, – была пронизана чувством религиозного абсурда. Абсурд оказался эффективным методом обнаружения реальности в ее пограничных состояниях…»

Читать http://www.ng.ru/ng_exlibris/2019-02-21/971_12_angel.html


04.03.2019