Владимир Прокопенко


Четверостишия (13-24)

ЧЕТВЕРОСТИШИЯ (13-24)

13. ВЕКОВЕЧНОЕ

Из века в век, из рода в род
Поэты ищут в море брод.
Для всех эпох и поколений
Поэтам море - по колено.

14. СЕМИСТРУННОЕ

Во все эпохи- времена
Звенит гитарная струна,
В сердцах аккорды отзовутся,
Да жаль - сердца и струны рвутся…

15. ФИЛОСОФИЧЕСКОЕ

Приобретения, потери,
И первый вдох, и первый шаг -
Чтоб возводился светлый терем,
Чтобы проклюнулась Душа!

16. ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННОЕ

И те, кто при пульте,
И те, кто при гайках,
Ещё не лютуют,
Но уже погавкивают.

17. КОРРУПЦИОННОЕ

А как стране хотелось верить,
Влача ракетные вериги,
Что вверен руль руке Коперника,
А не сановного ворюги!

18. ПРОВИДЧЕСКОЕ

Экономику России
Две напасти подкосили:
Не на тех налоги и…
Нанотехнологии?

19. ДИВЕРСИФИКАЦИОННОЕ

Господь послал нам «на халяву»
И нефть, и платину, и медь,
Судьба сказала нам «Ай лав ю»:
Пора б и совесть поиметь!

20. ЭНТОМОЛОГИЧЕСКОЕ

Сужу, конечно, однобоко,
Но стал всемирно знаменит
Любитель бабочек Набоков
Из-за книжонки «про Лолит».

21. ПОЭТОЭРОТИЧЕСКОЕ

Когда в возне пододеяловой
Осталась поэтесса яловой,
Тут Музу нечего винить,
Иная у сюжета нить…

22.ПАЛИНДРОМИЧЕСКОЕ (поэтессе Рите Б.,
сочинительнице рискованных палиндромов).

Негоже даме материться,
Тем паче, ежели девица.
И, вообще, с таким бедром
На кой Вам леший палиндром?

23. ПЕССИМИСТИЧЕСКОЕ (поэту Л. М.)

Жизнь мужская, увы, не проста ты:
Простатит, аденома простаты,
Кружка пива, бутылочка сидра...
В результате – сплошная клепсидра.

24. ОПТИМИСТИЧЕСКОЕ (ему же)

Удалив аденому простаты,
Вместо стонов - от радости пой.
Пусть завидуют все супостаты:
Не клепсидра теперь, а брандспойт!


Про лелеку

ПРО ЛЕЛЕКУ

«Поклала мати коло хати
Маленьких діточок своїх;
Сама заснула коло їх».
(Т.Г.Шевченко, 1847).

Садок вишневий коло хати,
Хрущi над вишнями гудуть,
Летить дитину колисати
Лелека «грач»*. Його вже ждуть
Веселi хлопцi бiля тину
Чи то в гаю коло ставка –
З iграшкою ПЗРК.

Летить лелека вже, летить!
А далi як кому щастить:
Чи то - ракетою в хатину,
Чи то – в ставок, в'юнів ловить.

Гуркне гармата, гупне мiна –
Де та дитина, де хатина?
Вогонь i кров, прокльони, плач…
Летить, летить лелека "грач".
Така, Тарасе, Україна.

30.06.2014
_________
*Лелека – аист (укр.), "грач» - Су-25 (военный жаргон).


Призрачны дни, уходящие в тень...

***

...Призрачны дни, уходящие в тень,
Но годы покровом мшистым
Вовек не посмеют укрыть этот день -
День встречи с фашистом.

Он вписан в историю - день - не пером,
Не рукой летописца хилой:
В древней Каменке над Днепром
Братская есть могила*.

Его в нашу душу вписали окопы,
Врезали борозды танков,
Горем осела кровавая копоть
Освенцимов и Майданеков.

Мальчишки, мы видели, как перед смертью
Вдыхают минуты считанные
И как палачи, наливаясь медью,
Зверееют над беззащитными...
...........................................

1956
__________________
*В братской могиле г. Каменки-Днепровской
похоронены 407 жителей, казнённых
немецко-фашистскими оккупантами.


Торквемада (версия)

ТОРКВЕМАДА
(версия)

1.
Помост, глашатай – голос зычен.
Для эпителия ноздрей
Горящей плоти смрад привычен.
Суров крещёный иудей!

Нет, он, конечно, не злодей.
Он патриот, служитель рьяный
Кастилии и королю,
Страны родной врачует раны:
Ведь коренной испанский люд,
Бесхитростный и добродушный,
Опутали удавкой душной
Ростовщики и наглецы,
Эти мориски и марраны –
Тайнохранители Корана,
Талмуда тайные чтецы.

Господен пёс, доминиканец,
А то, что кровью не испанец
И, значит, сам не без греха,
То должен быть святее Сикста:
Так что бери погуще сито,
Усердней раздувай меха!

2.
Двадцатый век. Партийный выкрест
Сын Януария, Андрей,
Подводит под чекистский выстрел
Затылки и мозги людей -
Во имя чистоты идей.

Нет, он, конечно, не злодей.
Он - верный пёс.
Великий Сталин
Простил досадный эпизод,
Случившийся в тот странный год,
Когда события настали,
Предсказанные в «Капитале»,
Прописанные до и от.

И вроде прошлое забыто,
Но если сам не без греха,
То выбирай погуще сито,
Усердней раздувай меха!


Видение

ВИДЕНИЕ

Мене ж болить її
Відвічнеє страждання
(Іван Франко)

Украина моя, Украина,
За какие грехи - провина?
Укажи хоть одно столетие
Без усобицы, без лихолетия.
Вековечные слёзы твои,
Украина, ты Храм на Крови.

Украина моя, Украина,
Окровавленная, в руинах...
Продолженьем чернобыльской боли
Снова чудится Дикое Поле.
Чуть закроешь глаза – оно чудится,
Неужели видение сбудется?

Украина моя, Украи…
Украина, ты Храм на Крови.





Впечатление

***

Уверен голос, взор кристаллен,
Нет перехода на басы...
Нет, он пока ещё не Сталин,
Но пробиваются усы.


Ни двора, ни кола - только небо над Родиной


***

«Мне поставят памятник на селе!
Буду я и каменный – навеселе!» (Н.Р.)

Ни двора, ни кола –
только небо над Родиной.
Да звезда в полынье,
да погост за рекой…
А Рубцов Николай,
вологодский юродивый,
Гениальный поэт вновь уходит в запой.

Ни двора, ни кола,
только небо над Вологдой.
Да звезда в полынье,
да погост под дождём.
Эй, Рубцов Николай,
не по воле – так волоком,
Выходи из запоя,
Песню Зимнюю ждём!..

И очнётся поэт,
беззащитно-безбашенный,
И в ладони возьмёт,
как птенца, чуть дыша,
Ту деревню, в которой
огни не погашены,
И от горького счастья заплачет душа.
...........................................................
...За строчку с похмельной пророческой болью,
За то, что она с каждым вдохом родней,
Платить бескорыстной, щенячьей любовью
Готов до конца мне отпущенных дней.

2013


Капли капели (созвучия)

***
Капли капели –
Пели!
О том, что сосульки вспотели
То ли от бликов на теле,
То ли от солнечных дум.
О том, что ушли метели,
О том, что грачи прилетели,
Вот только неясно – те ли,
Которые в прошлом году…


"Увы, увы! Иное мне дано..."

***

Увы, увы! Иное мне дано:
В подвале, в темноте, от духоты дурея,
Сканирую магнитное пятно
При помощи эффекта Фарадея.

Рисует на дисплее фототок
Дрожащий облик тайны мироздания.
Мгновение – и истины росток
Проклюнется... Но, одолев восторг,
Привычно выжать норовлю из тайны я
Унылую статью – эдак страниц с пяток.

Галерный раб «высоких технологий»,
Зарыв - какой ни есть! -
лирический талант,
Забыв про оды и эклоги,
Всё «отрабатываю грант»...

26.02.13


Читая Бродского

ЧИТАЯ БРОДСКОГО

«Грустная ночь у меня сегодня» (И.Б.)

Что делать ночью
Перекати-полю
С блоковской мощью,
С маяковской болью?

Васильевский остров,
Литературные Мостки –
Вы ль спасёте от острой
Тоски?

Среди задранных ног,
Минаретов стоячих,
Как же он одинок,
Этот мальчик*.
………………………….
Под звёздно-чужою крышею
Как не хватало рыжему,
Ошельмованному,
изгнанному,
Всегалактически признанному,
С обидой на Родину-мачеху,
Как не хватало мальчику
Просто – страны и дома.

Просто – страны и дома,
Где и солома едома.

_________
*"Какую биографию делают нашему рыжему" (А.А., вариант - "мальчику").


2013



Радуга в городе

РАДУГА В ГОРОДЕ

Мариян Шейховой

Гроза ушла на Абакан,
Посевы влагой радуя,
Посторонились облака
И засияла радуга.

Спектрально-чистая дуга
Взор изумлённый манит:
Нет, не Винсент и не Дега,
А явный Пиросмани!

Ведь радуга сошла с ума:
Как он,
канон
отбросив,
Рисует кисть её – сама! -
На все столетья-времена
Сюжет про синь и осень.

Вот-вот с небес сойдёт рыбак
С уловом речки горней,
Зайдёт в духан (он же кабак)
И на клеёнке чёрной
Изобразит…
(Нет – воплотит!
Тем разжигая аппетит)
Раздолье снеди разной,
Мечту пирушки праздной.

…Да!
Радуга сошла с ума!
А что художнику – сума
И раньше срока проседь
За молнии житейских гроз,
За миллион тех алых роз,
Так он того и просит!
…………………………….
Гроза ушла на Абакан,
Посторонились облака,
В полях ликует озимь,
Сияет неба просинь,

Промытый ливнем воздух свеж
И так пьянит озоново,
Что кажется - пора надежд
Вот-вот вернётся заново!


РАДУГА В САЯНАХ

На горы наплывает тьма,
Но, словно скифский лук,
туга
От помрачения ума
Спасает радуга.

Ни сладкий яд заморских чар,
Ни гнёт чиновных янычар,
Ни гнев космических угроз,
Ни даже русское «авось»!

Ведь под дугой её светло –
Сияние.
И, как мелодия без слов, –
Саяны ей.
…………………………………..
За спектр надежд, дарящих свет,
Декарту* – пламенный привет.

2012



______________________
*Рене Декарт (1596-1650), французский физик,
объяснивший механизм возникновения радуги.




Голгофа-89

ГОЛГОФА-89

О, как отраден своре гончей
Дозволенный по зверю гон!
Догнать, загнать его, прикончить
За то, что чуть картавит он.

Вот он восходит к микрофону,
Свободный от державных пут,
Ещё живой, не на иконе:
Его Голгофа, крестный путь.

Распни, распни его, Россия!
Забудь, что в роковые дни
Он спас тебя от Хиросимы.
Распни Спасителя, распни.




Свобода

СВОБОДА

Свобода приходит нагая,
Срывая отрепья веков,
С отметинами нагаек,
Со струпьями от оков.

Свобода приходит – святая,
Как первый зелёный росток,
Как миг, когда в душах светает
И робко алеет восток.

Свобода приходит - внезапная,
Как взрыв, как призыв к мятежам,
Как буря, сорвавшая запань,
Чтоб молем на волю кряжам!

Свобода приходит хмельная,
Обкуренная и обколотая,
Оглохшая, полуслепая,
С серпом, с автоматом и с молотом.

От Зимнего до Синая –
Она не бывает иная,
Но вовсе не в том вина её,
Что щедро струится кровь.

В итоге – когтистая лапа
И кукиш привычный под нос:
На ней треугольная шляпа
И лысина - как поднос*.

Души и судьбы сминая
Державной железной ногой,
Свобода уходит - больная.
...И снова приходит- нагой.
____________
*Есенин ("Гуляй-поле").


Ожидание

ОЖИДАНИЕ
(у картины Константина Васильева)

Простоволосая Россия
Закаменела у окна:
Подруга, мать или жена,
Ждёт друга, мужа или сына?

Пока горит её свеча,
Пока дыханье плавит наледь,
Его - ни лезвие меча,
Ни ложный друг,
ни зверь,
ни нелюдь –
Не сгубят.
Ни лихое слово.
И с каждым веком – снова, снова…


Праведник (памяти Анатолия Василовского)

ПРАВЕДНИК

Памяти Анатолия Василовского

Не часты были наши встречи,
Но всякий раз
Как будто озаряли свечи
Иконостас.

Не в пышном храме,
а в церквухе,
Где весь приход –
Две одинокие старухи
И рыжий кот.

Где сам Господь при алтаре
В побитом молью стихаре
Ведёт неспешную беседу,
Толкует, вроде и не Бог,
О том о сём,
А больше – сетует,
Что зря он сына-непоседу
Отговорить тогда не смог.

Ведь всё – опять на пропастину
И псу под хвост.
А где тот совестливый инок,
Единственный из неповинных
За Холокост?

И в горле кость:
невыносимо,
Что в дни манхеттенских затей
Не отвратил от Хиросимы
«Энолу Гэй».

А то, что не доходят руки
До телепастырей прорухи, –
Иных забот невпроворот…

Скорбит Господь,
молчат старухи,
На паперти томится кот.
2011


Читая Павла Когана

ЧИТАЯ ПАВЛА КОГАНА


Уносились тучи ветром северным,
Уходили к югу корабли.
Девушка с глазами дикой серны
Оставалась в сумрачной дали.

Треплет ветер на пустынной пристани
Пряди у девичьего виска.
Даль – это не просто образ выспренний,
Это расставания тоска.

По ночам над головою – звёзды Козерога,
По ночам тоскует капитан:
Млечный Путь, небесная дорога,
Окунулся в Тихий океан.

Можно жизнь прожить домашними обедами,
По ночам целуя глаз миндаль…
Океан – огромный, неизведанный –
Тянет в удивительную даль.

.......................................
Изодрали паруса на парусину,
Шар Земной и мал и тесен нам,
В море синем запах керосина
Разгоняет ветер по волнам.

Мы, конечно же, умнее наших предков:
Знаем, что такое «пентагрид»*,
Разъясняют импульсы конкретно нам,
Как звезда с звездою говорит.

Отчего же сердца ритм размеренный
Рвётся, а в глазах моих – туман?
…Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан.
1955
________________
*Электронная лампа с семью электродами
(теперь уже подзабылось).


Письмо бабушке Любе в санаторий от внучки Веруньки

ПИСЬМО БАБУШКЕ ЛЮБЕ В САНАТОРИЙ ОТ ВНУЧКИ ВЕРУНЬКИ

1.
Дорогая баба Люба,
Мы тебя все очень любим,
Поскорее приезжай:
У кота опять лишай,
Одичал как арестант
И царапает сервант.

Без тебя во тьме холодной
Ходит-бродит дед голодный,
Да и папа, как барбос,
Весь щетиною оброс.
И хоть божий день уже,
Все гуляем «неглиже».

А ещё мой младший брат
Свету белому не рад,
Весь в печали: жизнь горька
Без любимого горшка.
В этой ёмкости блины
С вечера заведены.

2.
А с тобой – другой узор:
Бритый папа тешит взор,
Мама вся кудрями вьётся,
Дед наелся и смеётся.
А потом совсем притих,
Видно, сочиняет стих.

Кот блаженствует в истоме,
Пахнет шанежками в доме,
И, как будто в Новый Год,
В гости к нам спешит народ.

3.
Приезжай скорее, баба.
Я рисую баобаба,
К дню рожденья, к ноябрю
Дорисую – подарю.

Я куплю тебе жевачку,
Научу тебя жевать,
Будем жить да поживать.
Ты меня вязать научишь,
Ты меня научишь прясть.
Я такой же – самой лучшей! –
Стать, как ты, желаю страсть.

Вместе будем деда «жучить»:
Он совсем не гладит брюк!
С каждым годом он всё жутче
Отбивается от рук.


Межзвёздные рифмы

МЕЖЗВЁЗДНЫЕ РИФМЫ

В классе
сипея
ору,
бегаю:
- Кассиопея!
Лира с Вегою!

А класс, как гейзер
от перегрева,
Орёт:
- Бетельгейзе!
Спика!
Дева!

А где-то
в далёкой – далёкой галактике,
(на самом краю
или в самом начале),
Завидуя мне,
кусает локти
мой звёздный коллега.
Он – в печали:

Ихний министр,
галактический Фурсенко,
Не то с бодуна,
не то из экономии
(зря не скажу, а точнее не в курсе я)
Отменил изучение астрономии.


"Когда военная дорога..."

***
Б.О.

Когда военная дорога
Вела Россию на Берлин,
Поэзия молила Бога:
Ведь у неё Булат – один…

С мольбою воздевали руки -
Покинувшие мир людей,
Но воплотившиеся в звуки -
И Франсуа, и Амадей.

Чтоб не погасли в пойме Буга
Его армянские глаза,
Молились и форель и буйвол,
И виноградная лоза.

Погибель с посвистом железным
Уже кружила у виска,
Господь прицел смертельных лезвий
Сместил на четверть волоска.

За то, что смертную дорогу
В тот раз сумел пройти поэт,
Я говорю «спасибо» Богу.
Не важно, есть Он или нет.


Первомайское

ПЕРВОМАЙСКОЕ

Ильич стоит спиной к райкому
(теперь уж – задом к новой власти),
А я, привычкою влекомый,
Иду с колонною горластой.

Колонне важно докричаться –
До Путина или до Бога,
Что нет трудящемуся счастья
И нагло торжествует погань.

Колонна, правда, худосочна
(народ окучивает сотки),
Но вся страна кричит заочно –
От Кенигсберга до Находки.

И голос лозунгов неистов,
Впору 17-му году:
«Долой министров-капиталистов»!
«Чубайсов – к ногтю»!
«Власть – народу»!

2011


"Чёрный квадрат - голограмма креста"...

***
«Чёрный квадрат – голограмма креста»?* -
А ведь неспроста.

Знать, ведают нечто любители глючить,
Не всё ж с бодуна,
Раз из «мазни» Откровения лучик
Высвечивает волна?

Краску размазав ослиным хвостом,
Не надрывая души над холстом,
Итог обрамляя в рамы,
Пожалуй, и не помышляя о том,
Синтезируют голограммы.
...........................................
Сол Гуггенхайм, с когерентной волной
Пройтись по музеям бы заново:
Глядишь, воссияет в юдоли земной
Евангелие от Сезанна?
_____________________________
*См. «Пророчество Казимира Малевича».


Прощальные рифмы

ПРОЩАЛЬНЫЕ РИФМЫ

«…разрешите ПРЕСТАВИТЬСЯ» (А.В.)

1.
Прощайте,
прощайте,
прощайте!
Дощатый мой дом
забивайте,
Прощальный зевок не скрывайте,
В привычность себя возвращайте.

Шучу я, конечно,
простите.
Новые травы растите,
Новые зори встречайте,
Прощайте,
прощайте,
прощайте.

А я ухожу в неизвестность.
Кто знает, какая там местность,
Какие там травы и нравы,
Кто там виноватый, кто правый;
Какие озёра и реки там,
И как с «крышеваньем» и рэкером…

Что ждёт нас за гранью былого:
Сиянье Святого Чертога?
Эвенкского идола логово?
Скрижаль с подведеньем итога?

Мол, житель Земли имярек
Отныне навеки и присно
Неведомой волей капризной
Зачёркнут в графе «человек».

2.
Сознанье кристаллом застынет.
Забуду земные святыни,
Забуду Иисуса и Будду,
Земные заботы забуду.

Забуду любимого Блока,
Летящую поступь и локон,
И взгляд Твой, пророчески пристальный,
И тёплые губы на пристани.

Прощайте,
простите,
прощаю…

…Но я не забуду - про щАвель!
Про бурый паслён за сараем,
Про ветхий сортир, за…раемый
Голодным военным поносом;
Про то, как с хохляцким "прононсом"
Читает мальчишка прыщавый,
Голодный и, кажется, вшивый,
Забытый и Буддой, и Шивой,
И всем их небесным синклитом, -
Читает стихи Аэлитам:

Про близкие звёзды в июле,
Про добрый космический улей,
Про синюю Вегу в зените
И – явные! – к Моцарту нити.

Простите,
прощайте,
а впрочем…
Что – «впрочем»?
Похоже, что - прочерк.

2007


"Опять кета идёт на нерест..."

***

Памяти Авенира Барышева,
строителя и художника.

Опять кета идёт на нерест,
Взрывая струи водопада,
Как будто Саломея Нерис
В строку Чюрлёнисова ада.

Опять комбат встаёт на бруствер,
Посмертный будет ли Указ,
Но батальон, загнув по-русски,
Пойдёт и выполнит приказ.

А метастазы – в средостенье
И каждый вдох уже как стон.
Но он – Строитель, строит стены
Больницы. Для таких, как он.

Зачем кета идёт на нерест?
Зачем о камни словопада
Рвёт душу Саломея Нерис
В строке Чюрлёнисова ада?

Зачем комбат встаёт на бруствер
В минуту боя роковую?
Зачем солдат, загнув по-русски,
Идёт в атаку штыковую?

Зачем Строитель строит стены
Больницы для таких, как он?..
…А метастазы – в средостенье.
И каждый вдох уже – как стон.


14 апреля 1930 года

14 АПРЕЛЯ 1930
(версия)

"Осознав, какому дьяволу служило его перо..."
(А.Ваксберг)

Когда в народе дух недужен
И содрогается планета,
Творец, спасая наши души,
Для искупленья шлёт Поэта.

Господь вложил в него немало:
Дал взор орла, дал баса рокот,
Чтоб вся Вселенная внимала
Громовым истинам пророка.

Но дьявол, гад и потрох сучий,
Прельстил заманчивой идейкой,
Подстраховав на всякий случай
Накрашенною иудейкой.

И, позабыв предназначенье,
Дары, ниспосланные свыше,
Поэт «поставил в услуженье»
Идее той и стерве рыжей.

Лубянских «меценатов» стая
Сплетала паутины сети…
Пусть лживых слов туман растаял,
Но как порвать тенёты эти?

В итоге - дуло пистолета
И окоём до точки сужен.
…И вновь Россия ждёт Поэта,
А дух народный всё недужен.


Вариант эпитафии

ВАРИАНТ ЭПИТАФИИ

Он был вполне нормальный гений –
Не Гёте, правда, и не Гейне.
Не Бродский даже и не тень его,
А так… на уровне Иртеньева.


Армия выходит из казарм!..

ПРЕДВЫБОРНЫЙ МАРШ ГЕНЕРАЛА МАКАШОВА

Армия выходит из казарм
Для спасенья русского народа,
Драной демократии коза
Не пройдёт в кремлёвские ворота!

Армия выходит из казарм,
Хватит демагогии дешевой,
Граждане, отдайте голоса
Ваши генералу Макашову.

Перед грозной поступью полков
Дрогнут Афанасьев и Попов...
И вообще - кончай базар:
Армия выходит из казарм.

1990


Памятник

ПАМЯТНИК


Когда державный рухнул Голем,
То стало ясно: я - король!
В друзьях и Рю, и Билл, и Коль...
Король же оказался голым.

Рукою прикрываю срам
Пред новогодним микрофоном,
Пылает Артемиды храм,
Устои рушатся со стоном.

Я памятник себе воздвиг
Позорней славы Герострата:
Сценарии придворных игр
Во все века строчат кастраты.

Казну страны отдал ворью,
Мздоимцам – право на законы,
А гнев народный, заоконный…
Пойду, простите, отолью.

Но был же, был мой звёздный миг!
На августОвском бэтээре
Я был воистину велик,
Явив стране свободы лик,
Путь открывая новой эре!

Как важно вовремя уйти:
Случись тогда умелый киллер
Иль сердце разорвись в груди -
Меня б веках боготворили.

Враньё Чубайса и Чечня –
Всё б это было без меня.


Предвесеннее

ПРЕДВЕСЕННЕЕ

Шаманит поэт на созвучиях,
Как щуку рыбак - на блесну,
Шаманит - а вдруг что получится! -
И тем призывает Весну.

Весна - это сплошь эндорфины,
Задаром, за то, что живой.
Не винный и не героиновый -
Всемирный весенний запой.

Хмельные вскрываются реки,
В деревьях - любовная мистика.
Берёзовые табуретки -
И те всё о почках и листиках!


Я пасу коз

Я ПАСУ КОЗ

Там, где кентавров раскосых*
Стрел острия трёхгранны,
Мои киммерийские козы
Сеют горох на курганы.

Изящные, как балерины,
Инстинкт материнский включая,
Полезные ищут былинки
В зарослях молочая.

Уже оплывают окопы,
Ещё попадаются мины,
Близится время окота,
Козам нужны витамины.

Не видит беспечный пастырь:
Любимица бабкина Поля
Идёт по тропе опасной
В сторону минного поля.

Там и «колючка» провисла
И покосилась табличка,
Что поле «проверил лично»
Сапёр с ефрейторской лычкой.

Да что от таблички толку?
Надёжней поверить факту:
Недавно колхозную тёлку
Пришлось дорезать «по акту».

Ветер листает страницы
«Истории древнего мира»:
К морю Евфрат струится,
Торгуют Ефес и Смирна,

В понте Эвксинском неба
Плывут паруса Язона...
...В кармане горбушка хлеба
Ржаная и чуть присоленная.

Она - и обед, и ужин.
А если мятеж в команде,
Любую строптивую душу
Горбушка смирит и приманит.

Солнце уже к закату,
В небе - трирем регата,
Пугают громов раскаты
Счастье моё рогатое.
_______________________
*Место действия - Каменское Городище,
древняя столица скифов.


О корнях

О КОРНЯХ

Ни Сталин - с его лагерями,
Ни Гитлер - с его дивизиями:
За правду цепляясь корнями,
Во всех испытаниях выжили мы.

А корни у нас - от песен
И от крамольных листовок,
От Пушкина и от Пестеля,
От Разина и от Толстого.

С тех пор славянин России
Не то чтобы стал покорней,
Но в общем-то прогрессируя,
Похоже, что рубит корни...
......................................


О себе

О СЕБЕ

Я хохол с сермяжным нутром,
Домотканны мои онучи,
Не нажил ни боярских хором,
Ни привычки подачки канючить.

Перед сильным не падаю ниц,
А смешную зарплату доцента,
Обучая юнцов и юниц,
Отрабатываю до цента.

А ещё у меня есть душа,
Но она прикипела к Сибири,
Хоть зовут и меня кореша
В палестины сплошных изобилий.

А ещё у меня есть мечта:
Для страны времена такие,
Чтобы вместе - и Минск, и Чита,
И Москва, и Тбилиси, и Киев...


Читая Брэдбери

КОНЕЦ СВЕТА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ
(читая рассказ Брэдбери "И грянул гром")

А-у-у-у! –
одичало кричали в ночи паровозы,
Заплутавшие в дебрях забытых эпох.
А-у-у-у! –
доносилось в ответ –
то ли эхо,
то ли в роще спросонья языческий бог.

А у
перевоза,
У переправы Харона
Предпоследняя в очередь к древнему греку
Чья-то явно ручная
вдруг чихнула ворона,
И покатилась монетка в реку!

Оглянувшись на чих,
плюнув в речку с досады,
Грек весло отшвырнул,
срывая злость:
– Это ж надо,
Опять не срослось!

Вроде всё шло по плану,
как задумал Всевышний:
В созвездии Льва угасал Регул,
Осыпалась Луна черепичной крышей…
…Но покатилась монетка в реку!

Ритуальный обол,
он был выделен каждому,
В рот под язык – медный пропуск в Аид.
Но никто не подумал
о чихании с кашлем,
О простудной погоде Мартовских ид.

И я, самый крайний в той скорбной очереди,
«Кина не будет» - парадигму постиг:
Будет завтрашний день,
да и ночь впереди,
Так что нужно, пожалуй, дописывать стих.

2010


Скульптурная группа

СКУЛЬПТУРНАЯ ГРУППА
(из цикла "Оттепель-56")

Квадрат оградой вымерен,
В цветах - шмели и осы,
На лавочке с Владимиром
Беседует Иосиф.

Сработана, поставлена
Скамейка на века.
И обнимает Сталина
Ульянова рука.

О, если бы мышцы руки той ожИли!
Взлетев, как пушинка пУховая,
Кубарем катился бы чугунный Джугашвили,
Шмелей сапогами распугивая.

1956 г., на автостанции, близ Днепропетровска.


Читая А.К.Толстого

ЧИТАЯ А.К.ТОЛСТОГО

…………………………………..
…Иосиф Джугашвили
Завёл порядок нам,
Он раздели Россию
Примерно пополам:
Одни сидят в Советах,
Другие – в лагерях,
И славен был за это
Из Грузии варяг.

Иосиф трубку курит,
Порядку очень рад,
Тем более, что фюрер
Сердечный друг и брат,
Тем более, что нация
В году тридцать седьмом
Сумела разобраться
Со всяческим дерьмом.

Россия пахнет розами,
Как сад после дождя,
Поём многоголосо мы
Кантаты про вождя.
Чтобы вождя порадовать,
Не пожалеем сил…
…Тут фюрер свой порядок
России предложил.

Эх, Миша Тухачевский,
Блюхер и Якир!
Всё-таки нечестно
Сталин поступил:
Сталинским ударом
Время бить врага,
А Сталин командармам
Обломал рога.
…………………………
А дальше - война.
Поэтому дальше всерьёз:

Уже тускнеет гранью
Гранит могильных плит,
А все открыта рана,
А все она болит.

Давайте шапки снимем,
Минуту постоим,
Побудем сердцем с ними
И поклонимся им:

Тем, кто четырехгранным,
Прославленным штыком
Броню Гудериана
Царапал с матюгом!

Тем, кто днепровской поймой,
Зарыв лихих ребят,
С овчарками не пойман,
Шел через фронт, в штрафбат.

Тем, кто под Сталинградом
Хрипел «Держись, сынки»,
Был не убит снарядом,
Но умер от цинги.

И им, сынкам, державшим
В сорок втором году
Огромную державу,
Попавшую в беду.


"На лобовом стекле КАМАЗа..."

ИЗ ПОЭМЫ «СТАЛИН» (отрывки)

…На лобовом стекле КАМАЗа
Правитель трудных дней России –
Творенье фотобогомаза –
Приклеен изолентой синей.

Я рад за Вас, товарищ Сталин:
Как бы начав вторично жить,
Чего-то символом Вы стали,
А это нужно заслужить.

Ведь не на «Волге» у грузина,
Не контрабандой из Пекина,
Не по указу из Кремля,
Не ради календарной даты
Не воевавшие солдаты,
Не у парторга взяв, а сами
Цепляют маршала с усами,
Купив за кровных три рубля.
……………………………………………..
За рулём – парнишка,
волосы русые,
Глаза у парнишки –
честные, русские,
Крепкие руки
жилы обвили…
…Что вы знаете, внуки,
О нём, Джугашвили?

Дед под Сталинградом
Захлебнулся кровью,
Поминает бабка
Пахоту коровью
Да историк – не прямо,
В пределах программы –
Плетёт околичности
О культе и личности.
………………………………..
Что случилось с тобою, Россия,
Или ткнул кто железным перстом,
Как свою простоту ты скрестила
С беззастенчивым воровством?

Ворует пролетарий,
Ворует бюрократ,
В любой доступной таре,
При язве, при катаре
Евреи и татаре
И наш российский брат –
Все тащат, всё подряд.

Один ворует премии,
Путёвки и квартиры,
Другой, кряхтя от бремени,
В заборе ищет дыры,
А третьи – не без трепета –
Крадут хоть не бессмертие,
Так звёзды и мундиры!
……………………………………….
Вдруг стали привычней, чем косинусы,
Взятки и чаевые
И сумасшедшие конкурсы
В «торговые» и в «пищевые»:

«У людей –
хрусталь в квартире,
У людей – Версаль в сортире,
А у меня – дешёвка-полировка,
На стене ковёр облезлый,
Во дворе гараж железный,
Перед человечеством неловко!

У подруг – уже дублёнки,
Возют «Волгами» с "продлёнки",
А у нашей – дошка на ватине…
Но я возьму судьбу за жабры,
Будут люстры-канделябры,
Только бы в торговлю перейти мне!»
……………………………………………….
Да пропади она пропадом –
Надежда на жирный куш –
Под лицемерные проповеди
Зажравшихся бонз и чинуш!

С запада эта глиста ли нам,
Родимая ль гниль в струне,
Но, может, и правда – Сталина
Не хватает стране?

Были в Кирова выстрелы,
Круто Берия гнул,
Но ведь выжили, выстояли
Какую войну!

Целый мир поразили,
Щедро в танках горя…
…А по всей по России –
Лагеря, лагеря…

А по всей по России,
По родимой стране –
Пионеры босые,
Колоски на стерне.

А в берёзах – осколки
И бинты в блиндажах.
И не ступни исколоты,
А – душа.
1978




Менталитет

МЕНТАЛИТЕТ

"За горами гори, хмарами повитi,
Засiянi горем, кровiю политi."
(Кавказ, Т.Г.Шевченко)

- Вам, живущим в низинах,
В суете муравьиной
Вольной жизни орлиной
Не понять за века.
К нам созвездия – ближе,
Нам туман ноги лижет,
Нам друзья облака.
Горизонт у нас шире,
Наши мышцы не в жире,
Наша поступь легка.

Наш извечный обычай:
Всё чужое – добыча.
Если в тупости бычьей
Белый царь шлёт войска,
Нас от пушек оскала
Сохранят наши скалы
И ущелий тоска.

Может, это проклятье,
Только мы вам не братья.
Мы иные, мы – волки.
Волк овцу тащит волоком -
Так велела натура -
Что ж, считать грабежом?..

Шепчем суры корана,
Режем горло барана,
Режем глотку гяура
Тем же самым ножом.

В лабиринтах столетий
У Аллаха мы – дети,
Умирая – поём.
Нам, во имя Аллаха,
Не нужны ваши «блага»,
Не старайтесь натужно
Сузить наш окоём.
………………………..
Ничего нам не нужно!
...Разве что - АКМ.


Предзимнее

ПРЕДЗИМНЕЕ

Пожелтели берёзы,
Покраснели осины,
Над рекой пар белёсый –
Первый вестник предзимья.

Холода на подходе,
День короче на треть.
По такой вот погоде
Хорошо умереть:

И груздочки для тризны,
И брусника для морса,
И родные, и присные,
И земля не промёрзла.

Путь земной оратая
И покинутый дом
Листопад* орыдает
Беспросветным дождём.
___________
*ноябрь (укр.).


"Когда я умру..."

***
Когда я умру,
а умру обязательно я,
Первым делом к Иисусу Христу на приём запишусь.
Не дождавшись рассвета,
заявлюсь к нему затемно
И скажу ему:
- Здравствуйте, Иисус.

Извините, конечно, моё нетерпение
(я, похоже, и Землю покинул до срока),
Но явился я слушать не райское пение,
Я пришел Вам напомнить:
Земля ждёт Пророка.

Он рассеет всемирно сгустившийся морок,
Он укажет дорогу – зачем и куда.
Что нам эти примеры – Содом и Гоморра,
Мы и сами умеем сжигать города.

И воскликну, отчаянно руки заламывая:
- Иисус, ты ведь знаешь,
ведь близится срок…
И услышу я голос:
- Читайте Шаламова.
Он в последней Вселенной
последний Пророк.




"Поэзия, увы, порок..."

***
Поэзия, увы, порок:
Её как хворь наслал Всевышний,
Эпидемический порог
По всем параметрам превышен.

Отважно юные пророки
И перезрелые предтечи
Строчат рифмованные строки.
И, так сказать, ещё не вечер.

Но как прекрасен миг творенья,
Когда твоё стихотворенье
Из ничего, из пустоты
Рождается. И счастлив ты.

В полночный час, пред монитором,
С горящим, как у психа, взором
Беззвучно дёргаешь губой
И восхищаешься собой:
- Ай да Владимир, сукин сын!

А дело тут не без изъяна,
Виновен бета-эндорфин.

Как та дурная обезьяна,*
В мозгу которой электрод,
Которая не ест, не пьёт,
Ни с кем и вообще не спит,
А знай себе на кнопку жмёт, -
Увы, таков и ты, пиит.
___________________
*По слухам, опыты проводились не только с крысами.


"Последний гроб закрыт и забит..."

***
Последний гроб закрыт и забит,
Зачинщики пойманы и опознаны,
Пора успокоиться и забыть
О "прискорбных событиях в Познани".

Да и правда ли - были события?
Может, и танков басы,
И тротуары с убитыми -
Выдумка Би-Би-Си?

В газетах: "Отдельными лицами",
Сдуру, а также спьяну.
Вот и пришлось полиции
Слегка отрезвить смутьянов...
..........................................
С мёртвыми ли, с живыми ли
Асфальт пожарные вымыли.

Под звёздно-дырявой крышею,
Спеша и себе нализаться,
Хлещет и хлещет рыжую
Жижу канализация.
1956



Русский полонез

РУССКИЙ ПОЛОНЕЗ

Солдату армии Андерса
и моей бабушке,
зима 1942 года.

Родина, как далека ты!
Я в памяти скорбной унёс
Красные веки заката
И капли свисающих звёзд.

Милая, милая Висла,
Жизни и счастья исток ...
Сёстры на север высланы,
А я ухожу на восток.

Позвали под чуждые флаги
Сражаться с врагами враги.
Вчера - конвоиры и лагерь,
Сегодня - всевластье пурги.

Приволжская степь промороженная
Душевным теплом не нища:
Спасибо избе придорожной,
Согрела тарелкой борща.

Спасибо старухе украинке.
И я ей - за пищу и кров -
Щепотку пшеницы, украденной
У встречных в степи колосков.

Недвижно зерно на ладони -
И закаменела сама:
Сын где-то "в излучине Дона"
И всё не приносят письма...

В печи догорает солома,
Уже остывает жильё.
Молчим. У судьбы на изломе
У каждого горе своё.


Читая Некрасова

ЧИТАЯ НЕКРАСОВА

Победно ликует «элита»,
Безмолвствует «электорат»
И только гранитные плиты
Об общей судьбе говорят.

Строптивых сгубили в ГУЛАГе,
Отважные пали в боях:
Так рейте ж, трёхцветные флаги,
На реях газпромовских яхт!

Вздымайтесь, и замки и виллы,
Чиновных и прочих хапуг.
Но как ни пляши в Куршевеле,
Какой-то заметен испуг.

Какая-то бродит мыслишка:
Не то про осиновый кол,
Не то про заметный не слишком,
Но зреющий грозный раскол...

А вдруг да настанет минута,
Проснётся исполненный сил
Народ, хоть и клятый и гнутый,
А вдруг не навеки почил?!
…………………………………………….
Пускай извинит мне Некрасов
Невольный почти плагиат,
Но чудится знамя мне красное
И вижу, как виллы горят.


Читая Хлебникова

ЧИТАЯ ХЛЕБНИКОВА


На Руси повелось издревле:
Для спокойствия духа в народе
На печи Илья Муромец дремлет,
А в округе юродивый бродит.

Если вдруг супостат навалится
Потрясать в государстве основы,
Замахнётся Илья грозной палицей,
А юродивый скажет Слово.

И такая в том Слове сила,
И такая у палицы слава,
Что какой ни полезет, псина,
Сразу тут ему швед и Полтава.

Опасаюсь, кто-то нахмурится:
- Не по теме рифмуете вроде Вы?
Промолчу я дальше про Муромца,
А поэт на Руси – юродивый.

Босиком, с холщёвою торбой*
Не идёт он дорогою торной,
Выбирает тропинки странные,
Крест несёт, растравляет раны.
Изрекает пророчества смутные -
На века, а не сиюминутные,
Их вплетает в заветные песни свои
И умрёт, не дойдя до Персии.
…………………………………………..
Что ж сегодня? Коль враг навалится,
Кладовыми сибирскими влЕкомый,
Замахнёмся ракетной палицей,
А вот Слово сказать-то и некому…
____________________________
*Если верить В.Катаеву, Хлебников
носил разрозненные листы рукописей
в холщёвой наволочке.



А ведь поэзия...икра!

***
А ведь поэзия - икра!
Бесценна каждая икринка.
В ней радость глупая с утра,
Парное молоко и крынка
В дрожащей сморщенной руке:
- Попей, милок, оно полезное...
И призрак счастья вдалеке,
И эта самая ... поэзия.


Птица

ПТИЦА
(у картины Андрея Поздеева «Охота на птиц»)

Выстрел птицу размазал - по холсту!
Кровь, перья.
Криком зашлась Природа:
"Как буду жить теперь я?
Как восполнить маленькую,
но пустоту?

Не летать мне - к дождю -
вдоль дороги низко,
Не орать мне в утреннем оре,
Не лелеять птенцов за оконным карнизом.
Горе мне, горе."

Выстрел птицу размазал по холсту,
Краски пылают.
Плотник небесный две перекладины кресту
Ладит.
Гончие Псы над бездной
лают.

На орбите-тропе застыла Земля:
Да и как ей кружить после этого?
...А где-то в толпе земных поселян
Колыхнулось сердце поэтово.


Хосе Ороско

ХОСЕ ОРОСКО
(в Эрмитаже)

Сомбреро, винтовки и кони,
Христос и изрубленный крест,
И женщины облик иконный,
И не оглянуться окрест:

Погоня и снова погоня,
Хмельная мозаика дней,
Расстрелянные пеоны
Лежат у порталов церквей.

Зато догорает гасьенда
В огне, что таился давно.
...В дыму проступает Альенде
И чудится Нестор Махно.

Зачем это всё? Нет ответа.
Кроваво струятся ручьи.
Похабная баба Победа
Стоит по колено в крови.

Но если в стране камарилья
Теряет и совесть и стыд,
Седлает коня Панчо Вилья
И грозно Сапата сопит.

Усы промокнУв от текилы,
Без лишних движений и слов
Крестьянское грузное тело
Привычно бросает в седло.

И вновь прорывает коросту
Народного гнева гнойник.
...Стекают с палитры Ороско
Легенды и мифы о них.


Читая Пелевина (рэп)

ЧИТАЯ ПЕЛЕВИНА (рэп)

Чапай который год не спит,
Хлебает с кокаином спирт,
А рядом - с пулемётом - Анка.
Из глины этот пулемёт,
Кто понимает - тот поймёт,
А по-над пропастью во ржи
Летит афганская тачанка.

Вожжами правит Фаэтон,
Взорвётся сотня мегатонн,
А вдалеке маячит Разин:
То ли Андрей, то ли Степан...
На облучке - пропавший пан,
Вскипает возмущённый разум.

Пещера, тени, грек Платон,
Танцует осень вальс-бостон...
Но это, впрочем, Розенбаум.
Зато взлетают тиражи,
А если честно, не по лжи,
Пора кончать, пора по бабам.


Читая Есенина

ЧИТАЯ ЕСЕНИНА

***
Утих в душе мятеж стихий,
Осталась ей одна отрада:
Читать прозрачные стихи
Под звёздный шелест листопада.

Стихи о том, что жизнь прошла,
Что впереди сплошные траты
И что зовёт Чумацкий Шлях
Туда, откуда нет возврата.

Зовёт в неведомую тьму,
В ничто, в иные измеренья,
Непостижимые уму...

***
...Где Бог, как в первый день творенья,
Ещё привычно деловит,
Но всё ему уже до фени,
Давно устал он делать вид
Самовластителя мгновений.

А в Мироздании - бардак,
Похлеще даже, чем в России.
Купить бы дачу и гамак
И слушать музыку Россини.

Когда ж придёт последний срок,
Взорвётся новый звёздный кокон
И будет явлен новый Бог,
Возможно, даже Стивен Хокинг.*
____________________________
*Парализованный гениальный астрофизик.




Подражение классику

ПОДРАЖАНИЕ КЛАССИКУ

"С утра садимся мы в телегу..."
(А.Пушкин)

Новый год -
будто за ночь нападавший снег:
Нехоженный,
Искристый,
чистый.
Утром проснулся - и с ног со всех
В простор выбегай лучистый!

По этому снегу идти б и идти
(жизнь ведь - не клетка для чижика).
В каждом идущем
в начале пути
Сидит озорной мальчишка.

Целый мир мальчишке нужен,
Каждый встречный -
не чужой.
Показал язык чинуше,
Посмеялся над ханжой.
Запустил снежком в ворону -
Не со зла, а как родня, -
Чтобы каждым электроном
Ощутить сиянье дня.
.....................................
Год к концу. Усталость в теле.
Мы бредём по целине,
Выдирая еле-еле
Ноги из сугробов дней.

Прожитых годов котомка
Спину стремится согнуть...
...Эх вспомним, товарищ, о том как
Мы начинали свой путь!

1957. 2010.


А.В.

***
А.В.

Получали, конечно, достойные.
Но родная страна - не помеха ли?
Получали "сменившие стойло",
Получали те, кто уехали.

Прикипело российское небо ли
Или слушалось русское эхо?
Он, конечно, достоин был Нобеля,
Но - не уехал.


"Поднимите Вию веки..."

***
Поднимите Вию веки,
Пусть услышит, как звенит
В голубом сиянье Веги
Звёздной полночи зенит.

Поднимите веки веку,
Волкодаву. Он поймёт,
Подползёт и человеку
Руку преданно лизнёт.

Чтоб межзвёздною дорогой
Нам нести Благую Весть,
Поднимите веки Богу.
Если он, конечно, есть.


Митинг в "Лужниках"

МИТИНГ В "ЛУЖНИКАХ"

Среди асфальтовых полян
Народный гром "Но пасаран!"
Не для того, чтоб новый клан
Власть над Россией заграбастал:
Осточертело,
хватит,
баста!

Возможно, Ельцин или Гдлян
Считают, что народ - баран
И просто для ворот таран
(ворот на площади, на Красной),
Так эти чаянья напрасны.
Народ орёт "Но пасаран!",
И пусть дрожит любой тиран -
Хоть узколобый, хоть лобастый.

...Борис! Когда бразды правленья
Возмёшь из дрогнувшей руки, -
Не забывай про "Лужники".

Май 1989 г.

p.s.: "Боже, какими мы были наивными..."
Июнь 2010 г.


Пророчество Казимира Малевича

ПРОРОЧЕСТВО КАЗИМИРА МАЛЕВИЧА

"Чёрный квадрат" - голограмма креста.
Вечности миг быстротечен.
Две тысячи лет ожидаем Христа,
Неужто Малевич - Предтеча?

Лазерный луч наведи на квадрат -
Вспыхнет креста сияние.
А не Голгофа ли - Сталинград,
Богоизбранные россияне?

Кровью пропитан Мамаев курган,
Кровью страна мироточит.
А не дорогу ли на Магадан
"Чёрный квадрат" пророчит?

Две тысячи лет поджидали Мессию -
Устали.
На шпалах Транссиба распяли Россию.
Спасибо, товарищ Сталин.

Спасибо родимым и пришлым иудам,
Пилатам и фарисеям.
...Спасибо "народу", пропившему удаль
Былую. А с ней - и Россию.

03.о4.2010


Продовольственная программа

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА
(выступление на политинформации)

Снова пленум исторический
(как семнадцать лет назад)
Относительно количества
Зерновых и поросят.

У советского народа
Калорийный рацион,
Повышаясь год от года,
Кое в чём был искривлён.

Кой-чего недовзрастили
Или в чём другом здесь соль,
Но калории сместились
Из закуски в алкоголь.

Как нарочно, год из года,
Все семнадцать славных лет
Хулиганила природа,
Никакого сладу нет:

То жара, то наводнение,
То мороз на Рождество,
То идейные сомнения,
То сплошное воровство;

То поляки по соседству
Вдруг поднимут вой и хай,
То неважное наследство
Царь оставит Николай.

Но теперь все беды кончены,
Тает прошлое, как сон,
Путь открыт колбасам кОпченным
В наш советский рацион.

Из картофельного плена
В царство жареных котлет
Нас ведут решенья Пленума
И Программы новой свет.

Для быстрейшего внедрения
Изобилия харчей
Приступаем к изучению
Выступлений и речей...

1981


"Выхожу из наркоза..."

***

Выхожу из наркоза,
Стены сдвинулись косо,
Мир из граней и призм.
Кубизм.

Выхожу из наркоза.
Мир ещё не опознан.
Бог в лиловом хитоне
Смысл таит бытия.
Кто-то стонет.
Не я...

Выхожу из наркоза -
Где-то сок абрикосовый,
Но нельзя ведь пока?
Бог в лиловом хитоне
Вынул боль из виска.
Вынул жало стилета.
То ли Стикс, то ли Лета,
То ли просто река...
В ней грядущее тонет,
Плот качает слегка.
Рядом чья-то рука.

Выхожу из наркоза.
Идиотская поза.
Как курчонок распластан -
"табака".
Кокон трубок из пластика,
В венах иглы на пластыре.
И всё та же рука
Чуть коснулась волос -
Ты...
Спасибо...
До слёз.

25.02.10


В общежитии

В ОБЩЕЖИТИИ

Звучит мелодия полузабытая,
Шипит игла - переменить пора.
Нас трое в комнате, и мы небритые,
И по карманам медяков рубля на полтора.

Я у окна. Окно раскрыто настежь.
Ещё по-летнему ночь тиха и тепла.
А впереди - осеннее ненастье
И прочие унылые дела.

Умолкла радиола у соседей,
Как слёзы, звёзды каплями висят.
Из зоопарка слышен рёв медведей,
Шакалий лай и тонкий плач лисят.

Харьков, 1955.


"Поэзия, увы, игра..."

***
Поэзия, увы, игра.
В линялых джинсах, в римской тоге
Поэт предощущает крах.
Проигрывают все в итоге.

Когда уходят пыл и страсть
И проигрался до обола,
Так что ж, чужие строчки красть,
Чужою согреваясь болью?

Поэт – на лезвии ножа,
Пустые завершая споры,
Находит миг курок нажать
Иль срезать шнур витой от шторы.

Хемингуэю снились львы!
А перестали в снах являться,
Так проигравшимся, увы...
Увы, но принято стреляться.


Хлопуша

ХЛОПУША

Эту цепь не порвать -
Рвутся жилы.
Воронью пировать,
Ни креста, ни могилы.

В самозванном раю -
Посвист пуль и картечи.
Вновь клевать воронью
Прометееву печень.

В эру лазерных пушек
И ракет - минотавров,
О, джинсОвый Хлопуша,
Не с ножом, так с гитарой!

Не вдогон за обозом,
Не с кистенем за лесом....
Рваны ноздри, опознан.
Скован тем же железом.

Воронью и ворью -
Прометеева печень.
У судьбы на краю
Жилы рву - струны певчие.

Та же масть, та же стать.
В песню выплеснул душу.
Век другой - мог бы стать
Не Высоцким - Хлопушей.


Про Барбароссу (быль)

ПРО БАРБАРОССУ
(быль)

Борода у Барбароссы - рыжая.
Вырос сын - детина ражая,
А невестка мать из дома выжила,
Вот такая оказалась, вражина.

Борода у Барбароссы - да леший с ней.
Сын молчит: видать, душою мается.
Хоть иди и на берёзе вешайся -
Вот такая барбароса получается...


"Как будто выстрел птицу - влёт..."

***

Как будто выстрел птицу - влёт!
Как будто самосвал под лёд,
Как конь, упавший на скаку,
Как трещина по потолку...

Судьба внезапна и мгновенна,
Но он, но он - то здесь при чём?!
Зачем цветов промёрзших пена
И эта тяжесть над плечом?

Всё здесь ещё: и взгляд, и голос.
И мысли нет, что дальше - "без".
...Вот только небо раскололось
И хлынул чёрный свет с небес.


Четверостишия (1-12)

ЧЕТВЕРОСТИШИЯ (1-12)

1. ГЕОКОСМИЧЕСКОЕ

Старуха Земля, одряхлев за века,
Пока читаю Бокаччио я,
Лениво на солнце греет бока,
Чуть-чуть полюсами покачивая.


2. БЕЗОТВЕТСТВЕННОЕ*

В грядущее усатым сомом
Плыву, не думая о том, как
Мои Х-У хромосомы
Передадут усы потомкам.
________________
*Осознал свою безответственность благодаря Алле М.


3. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ

Творенья Данта и Эразма
И далее - вплоть до Аксёнова -
Во избежание маразма
Храню в нейронах и в аксонах я.


4. САМОКРИТИЧНОЕ

Не претендую я на вечность:
Не то перо, не та конечность,
Не те извилины в мозгу...
В общем, рифмую - как могу.


5. ТОЖЕ САМОКРИТИЧНОЕ

Верхом не на Пегасе еду -
Держусь, похоже, за рога.
Стихам, что появились в среду,
Дай Бог дожить до четверга.


6. АТЕИСТИЧЕСКОЕ

Ни бога, ни чёрта, ни ада, ни рая,
А жизнь - вся сегодня, а жизнь - вся земная.
В хаос, в энтропию уйду, умирая...
Вот только - откуда об этом я знаю?


7. ИЗУМЛЁННОЕ

Не правда ли, странно
До чрезвычайности
По ресторану
Трезвому чай нести?

8. МАТЕМАТИЧЕСКОЕ

"На бесконечность что ни раздели"* -
Нули!
А умножать на бесконечность
И чёрт не станет: жаль конечность...**
__________________
*Строчка позаимствована у Юрия С.
**В смысле "И чёрт ногу сломит".


9. РЫБАЦКОЕ

Берёт ленок, клюёт сорога
И гоношатся караси -
Чего ж ещё просить у Бога?
Не так уж наша жизнь убога,
Есть ещё счастье на Руси! *
_______
*Одна строчка - лишняя, но такое уж счастье рыбацкое.

10. ОХОТНИЧЬЕ

А мы нальём в стаканы "Путинку",
Усталому предложим путнику:
- Опять бежать тебе - на кой?
Закусим медвежатинкой...


11. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ*

Душе опять отрадны ржанье,
Гужи, вожжа и кнутовище:
Виной бензина вздорожанье,
К тому ж - с овса - и выхлоп чище.
______________
*Виноват, уже выставлял, но оно родом отсюда.


12. ВОЗРАСТНОЕ*

И вроде бы впрямь - ничего не забыто:
Привычно сонаты играем "с листа",
И мысли, как прежде, смелее гамбита,
И флаги нам в руки, да прыть уж не та...
_____________
*Вариация на тему Геннадия С.



Цветок

ЦВЕТОК

Он был смертельно слаб и квёл,
Но всё же "выстрелил" два "уса"
И поднапрёгся, и расцвёл
Ко дню рожденья Иисуса.


Страшный суд

СТРАШНЫЙ СУД


Для судий скамейку не тесную
Поставят в светлицу большую.
Усядутся: Ленин - одЕсную,
Маркс - в центре, а Энгельс - ошую.

И скажет мудрец бородатый
Служителю в скромном веночке:
- А ну, соблюдая даты,
Впускай их поодиночке!

Не знаю, так оно будет ли,
Но взвоют тонкоголосо
Веками блудившие пудели -
Историки и философы,

Вопившие славу тиранам
И их деяниям мудрым,
Размахивая коранами,
Библиями и талмудами.

Будут все точки расставлены,
Икнётся им сладкий кус:
Тем, кто слагал при Сталине
Истории "Краткий курс";

Тем, кто орал при Гитлере,
Что истина - вся! - в "Майн кампф",
Что прав тот, кто первым выстрелит,
Что Бог - автомат в руках.
.....................................................
Всё взвесят суровые судьи -
Кто, что и кому лизал,
Пока в специальном сосуде
Мокнет в рассоле лоза.

Лупи же, лоза, посвистывая,
Философа голозадого,
Вгоняй "абсолютную истину",
Чтобы не вздумалось заново,

Взбодрённому экзекуцией,
Привычно повысив сознание,
Строчить "конституции куцые"*
И прочие "Воспоминания"**.

1981
_________________
*Определенние А.Блока.
** Один из опусов Л.Брежнева, написанных, кажется, Аграновским.




Предновогоднее

ПРЕДНОВОГОДНЕЕ

Тушу с бараниной фасоль! -
Прекрасней нет на свете снеди.
На запахи спешат соседи,
Даже знакомые не столь.

А я, попробовав на соль,
Добавив малость эстрагону
И горсточку опят сухих
(хоть это вопреки канону
Рецептов кулинарных книг),
Всем говорю: "Садись, приятель,
Вкус эстрагона так приятен,
Отведать кушанье изволь".

Люблю с бараниной фасоль!

Глядишь - и застучали чарки,
Наполнясь дивной влагой "Старки".
И - пир! - на весь на белый свет,
А не какой-то там "фуршет".

Ещё какого чёрта в ступе?
Все всем довольны - до и от.
А там и новый год наступит:
Прекрасный русский Новый Год.

31.12.2009


Синь небес и золото заката...

***

Синь небес и золото заката,
Аромат проталины лесной,
Песни звук, что слышалась когда-то,-
Всё хранится в сердце для одной.

И тоску, что к звёздам призывает,
И порыв, что нелегко смирить,
И волненье первой ночи мая -
Для одной всё хочешь сохранить.

Где искать, с какой межзвёздной картой
Путь к Тебе сквозь времени песок?
...Ты ж сидела за соседней партой
От меня чуть-чуть наискосок.


Подземный переход (попытка самоуспокоения)

ПОДЗЕМНЫЙ ПЕРЕХОД
(попытка самоуспокоения)

В подземном переходе -
гитарный перебор:
"Дурёха залетела,
нет денег на аборт".
И под гитарный рокот,
под явный винный дух
Смеются две "дурёхи" -
которая из двух?
.....................
И пьют они, и колются,
и стервы вдоль дорог...
Но свадебные кольца
Ещё найдут дурёх!

И будет мама ласковая,
и папа-гитарист
Пойдёт гулять с коляскою
под милый сердцу визг.

А то, что в переходе
и под блатной мотив,
Так это, типа, вроде
Прикол и креатив.





Ода картошке

ОДА КАРТОШКЕ

Спасибо матушке-картошке!
Ведь без неё жилось бы тошно
Послевоенной детворе.
А так - сбежишь гурьбой с уроков
От разных Бальмонтов и Блоков
В денёк погожий в сентябре,

Нароешь на колхозном поле,
В золе горячей испечёшь,
Обугленную извлечёшь
И, разломив её, без соли...
Прекрасней нет на свете доли!

И пусть потом - опять уроки.
Теперь и Бальмонты, и Блоки,
И даже нудный Пастернак
Воспринимаются не так:
В душе поэзия живёт,
Когда с картошкою живот.


О будущем

О БУДУЩЕМ


Развихрит время листья календарные,
Улягутся истории пласты
И будет человечеству подарена
Земля - цветущая, без льдов и без пустынь.

Нам, втиснутым жизни в минуты идущие,
Мысль об этом не даст задремать успокоенно:
Хотя бы вполглаза взглянуть на грядущее,
Узнать бы, увидеть его - какое оно?

Небо будет, наверное, синее-синее...
Плывут облака, паруса перИстые.
По лугам - кузнечики. Стрекочут из Россини,
Может, даже партитуру перелистывая!

Не будет ни скуки, ни дней-мелочишек.
Жизнь - сплошь событий слепящего града ясь.
Мы Землю облазим дотошней мальчишек
И к звёздам пойдём, изумляясь и радуясь.

..........................................................

Мимо - планет убегающих блики,
Навстречу - созвездий горящие клумбы.
Мы все - открыватели. Каждый - великий.
Мы все бесконечных просторов Колумбы.

От звезды до звезды,
по всей по Вселенной -
Человеческие поселения.
И нет ни в одном человечьем селении
Более важных и важных менее...

Но как бы далёкие солнца ни грели,
Разве забудешь сияние нашего?!
К зимним елям, к родникам Карелии -
Отдышавшись, замыслы вынашивать.

Опалённые далёкими громами,
Возмужалые,
а всё равно ведь - дети:
К маме!
К родной планете.

Земля - сияет. Земля горда:
Разметав кометные космы,
Её просторы, её города
Заселяют пустынный Космос.

P.S.: Чита, зима 1956-1957 , мороз под 50,
Маяковский, до запуска "спутника" - больше полугода.


"В понедельник, в полвторого..." (из цикла "Экскурсия")

ПРЕДВКУШЕНИЕ
(из цикла "Экскурсия")

В понедельник, в полвторого
Повезут нас в Комарово*,
Повезут нас в Комарово,
Где Ахматова жила.
Этот вот автобус мягкий
Повезёт нас в Колломяки,
В Колломяки-Комарово,
Звонкие колокола!

Побываем мы, конечно,
Там, где крест осьмиконечный,
Где Ахматова-Горенко
Барельефом на стене...
Где фантаст Иван Ефремов
Завершил свой путь сквозь время,
Где его могильный камень,
фантастический вполне.

После этого, понятно, -
В травоядные Пенаты.
Там Илья Ефимыч Репин
Кушал редьку и левкой.
Но писал он в тех Пенатах,
невзирая на шпинаты,
Богатырские картины.
Правда, левою рукой.**

А потом наш путь проляжет
Мимо сосен, мимо пляжей,
Где Владимир Маяковский
Рифм ворочал валуны;
Где в залив уходят косы
И пугливые, как козы,
Всё гуляют незнакомки
По дорожкам от луны...

1986
___________________
*Навязано ритмом шлягера Игоря Скляра
("Водолаз"), от него не было спасения.
**Возможно, что и правой (экскурсовод помнила не отчётливо,
но что отнималась рука - точно).


После Чернобыля

ПОСЛЕ ЧЕРНОБЫЛЯ


А потом рванула страна! -
В Беловежской Пуще, под рыжики...
С беловежского бодуна
Для России на все времена,
На столетия - горечь отрыжки.

Затворили со скрипом воротину -
Как мне жить, "всесоюзному" сыну?
У меня отобрали Родину,
Золотую мою Украину.

Отобрали мою Белоруссию,
Всё, что звалось "Киевской Русью",
И глядим мы с сердечной грустью
На чужую отныне Грузию.

Вороватые реформаторы
И лукавые приватизаторы,
Проходимцы с повадкой крысиной
У меня отобрали Россию.

А на сердце - тоска и надсада:
Неужели ж страна изувечена,
Чтобы выдернуть из-под зада
Табуретку у Мишки Меченого?!.
.........................................

Тлен бумажный в архивах листая,
Геродоты грядущих эпох
Изумятся: "Да это ж ведь стая,
Волчья стая, помилуй нас Бог!"

Как неистово стая хотела
Ухватить судьбу за штаны!
Лопухнулся генсек Акела,
Оказалось бесхозным тело
У такой аппетитной страны.

Разделить. Разодрать на части,
Чтобы каждому - по куску.
Шанс такой выпадает не часто,
Эдак в главное выйти начальство
Может даже районный скунс...
Как же тут одолеть искус?

Три прохвоста, три сукиных сына,
Вурдалаки в парах алкоголя...
Но ведь где-то ж растёт осина
Вурдалакам - на колья?!

О коронах мечтая, о креслах ли,
Мать родную по пьяни зарезали...

.


Об отношении к лошадям

ОБ ОТНОШЕНИИ К ЛОШАДЯМ

А нет бы - подкормить коня?
Пегас устал, в седле таская
Шестипудового меня
В угодья творческого рая.

Пегас устал и сильно сдал,
В крутую гору дышит с хрипом,
Он годы лучшие отдал
Моим корявым манускриптам.

Ни разу, вскачь рванувшись в стих,
Не упрекнул за плеть в запале:
Попробуй, дескать, на своих
Двоих, посмотрим, что в финале!

На живодёрню к палачу?
...Уже дрожащею рукою
Сведу к Кастальскому ключу
И напою водой живою.


Дед Мороз, я и Снегурочка

ДЕД МОРОЗ, Я И СНЕГУРОЧКА

В окно стучится Дед Мороз,
Мол, поднимайся, гордый росс,
Надень футболку и штаны,
Подумай о судьбе страны.

Маячит Снежный Дед в окне,
А я лежу на топчане*:
- Не-е...

Опять стучится Дед Мороз,
И в голосе - раскаты гроз:
- Вставай, о Муромец Илья!
Вставай, негодник! Или я...

Маячит грозный Дед в окне,
Но я лежу на топчане:
- Не-е...

Дедуля явно сбавил бас:
- Нет, не поднять активность масс.
И пусть теперь любой Чубайс
Сулит им кукиш... Я же — пас.

Маячит грустный Дед в окне,
И я лежу на топчане.
Читатель вправе удивиться:
А где же Снежная Девица?
......................................
Нет, не пришла, увы, она
Гнать лежебоку с топчана.
О, где вы, девы Жанны Д,Арки?
...И Дед Мороз унёс подарки.

____________
*на топчанЕ (топчан - род деревянной кровати).




Песня

ПЕСНЯ

"А наутро выпал снег..."
(Юрий Шевчук, "Мёртвый город")

Разбудили парнишку ночью,
Посадили в железный короб,
Приказали солдатику: "Нонче
Будешь брать у чеченов город.

Называется город "Грозный",
За тобою пойдёт пехота.
Два снаряда, патроны - россыпью
И у танка нет заднего хода.

Но не...трусь*. Генерал - именинник,
Лучший друг и кум Президента,
Так что город - навроде презента..."
..................................................
Танк сгорел. А парнишка - шустрый
(есть у них там площадь - "Минутка"),
Возле танка, сгоревшего утром, -
Чёрный череп с оскалом жутким.

Вот и всё. Генерал проспится,
Президенту бы лучше на пенсию,
Но история - вольная птица.
А Шевчук - он напишет песню.

Всё пройдёт, а песня останется,
Для родителей - горькая старость,
И невеста другому достанется.
Всё прошло, только песня осталась.

____________________________
*Эвфемизм. Сказано было попроще.


Полигон (военно-полевые рифмы)

ПОЛИГОН
(военно-полевые рифмы)

Полигон рифмуется с погоном,
С Генеральным штабом, с Пентагоном,
С зажиревшим генералитетом,
С ядерно-ракетным паритетом.

Полигон рифмуется с погоней,
Из двадцатых слышится "По коням!",
Из восьмидесятых - "По машинам!".
Милая, рукою помаши нам.

Мы уходим, а вернёмся все ли,
Ведь не все поля костьми засеяли
Те, кто с "пэтээром" и с наганом...
Полигон рифмуется с Афганом.

С ТОЙ войны доносится: "За Родину!",
Миной оторвало ноги ротному,
Полигон рифмуется с агонией
В санитарном взорванном вагоне.

Полигон рифмуется с атакой,
С пленом, с Бодайбо, а не с Итакой,
С зековским бушлатом Одиссея,
С возгласом "ну что ж, прощай, Расея".

По весне рифмуются окопы
С пахотой коровьей - Пенелопы,
С вдовьей долей и сиротским хлебом...
...С минным полем и чеченским небом.
...................................................
Боже, сколько рифм на свете белом,
Грянь по оробелым, парабеллум!

Затаясь, будто в тумане рифы,
Часа ждут воинственные рифмы.
И, увы, дождутся. И за это
Будут проклинаемы поэты.


Про домового

ПРО ДОМОВОГО

Домового обидели –
Отобрали коней,
Шкуры ладят на выделку,
А копыта на клей.
Не послушали деда,
Не помог и профком.
Всё прикинули, деятели:
И уход и прокорм.
А ведь кони – как дети,
И куда теперь деть себя,
Ни при чём, ни при ком...

Он не всё гривы косами
Заплетал в ночи длинные!
В сорок пятом с обозами
Побывал и в Берлине.
Руку жал маршал Конев
За подмогу стране.
Не ходил на Японию:
Мало брали коней.

Эх, досталось вам, кони!
Если б помнила власть,
Быть бы вам на иконе,
Все б молились на вас.
Поработали, милые,
Наравне с мужиком,
Всю Россию кормили
Тем военным пайком...
Дисциплинка – теперь бы её!
Не народ был, а шёлк.
Хорошо, что тот Берия
До коней не дошел.

А теперь всюду тракторы,
Чтоб совхозные лбы
Силы меньше потратили,
Сберегли для гульбы.
В «тискотеках» всё бесятся
На ненашенский лад.

Намекают на пенсию,
А на кой она ляд?
Чем живому в покойники,
Потащу я свой воз,
Эх, жеребчики-коники,
К лешакам в леспромхоз.

1983


Свадьба 1946 г. (Из поэмы "Сталин")

СВАДЬБА 1946 г.
(из поэмы " Сталин")

У товарища Жигулина
Дочь засватана-загуляна,
Нынче свадьба с регистрацией,
Как же не покрасоваться ей?

Пусть другим пайки и карточки,
Отворяй замки, завхоз:
У Жигулина, у папочки –
Первый в области совхоз!

Все столы едой заставлены,
Перехватывает дых.
Первый тост у них – за Сталина,
А второй – за молодых.

Всё районное начальство
Налегает на первак,
А из области, очкастый,
Пьёт из рюмочки коньяк.

Люд глядит из-за заборов
(с голодухи прёт слюна),
Как зампред, здоровый боров,
Ест девятого блина.

Гад, макает не в сметану,
Норовит поглубже в мёд!
А из МТС механик –
При лапше как стогомёт.

Так бы каждому жениться –
Милка, жаль, не весела:
Мать "забрали" за пшеницу,
Два кармана принесла ...


Листопад

ЛИСТОПАД

Ангелам 37-го года.

Над страной листопад. Над Россией холмистой,
Над украинской степью, в ущельях кавказских теснин
Осыпаются души людские, как листья,
Как осенние листья с кровавых осин.

Над страной листопад. То-то ангелам будет работа:
Не по листику брать, а горстями. В охапках нести.
Боже правый, Тобою в атаках
повзводно прощалась пехота,
Так и э т и м - по спискам расстрельным -
грехи отпусти.

Над страной листопад. Непроглядная осень.
Скоро ляжет смертельный покров белизны.
А в полях, как обычно, проклюнулась озимь,
Чтоб уснуть, как обычно, уснуть до весны.


О младенцах

О МЛАДЕНЦАХ

Манагуа, Манагуа,
Столица Никарагуа,-

Агукает младенец
Пушечноголосо,
Никуда не денется
Сукин сын Сомоса!*

Младенец Революция,
Фронт имени Сандино,**
Что из него получится,
Герой или скотина?

Неудержимо,
В любом подзаборье
Рожает режимы
И хунты история.

Капризен стиль её,
Игральная карта:
От Бастилии –
До Бонапарта.

Октябрь из младенца
Вымахал в Сталина!
Будем надеяться,
Что хоть врать перестали нам.

А, впрочем, пусть пенится
Истории брага:
Прокормим младенца,
Дерзай, Никарагуа!

1979


* Никарагуанский диктатор, свергнутый марксистами-сандинистами.
**Революционная организация.


В Разливе

В РАЗЛИВЕ
(из цикла "Экскурсия")

Евреи уезжают в Тель-Авив,
В коварные объятья сионизма,
А я поеду в ленинский Разлив
И припаду к истокам ленинизма.

В Разливе тишина и благодать,
Стоит шалаш покойного Володи,
И можно при желании поддать
На этом историческом болоте.

А вот и исторический пенёк!
На нём сидел Ильич с тетрадкой синей,
Планируя решающий пинок
Под зад посконно-лапотной России.

Пинок на удивленье удался,
А что потом случилось, всем известно.
Вот только, жаль, клевещут голоса*,
Что чешет Русь с тех пор
одно и то же место...

1986

_____________________________________________________
*«Голос Америки» и др.


Про Хозяйку

ПРО ХОЗЯЙКУ

Я живу в трёхкомнатной квартире
На прекрасном – первом! – этаже,
Для меня дощечка есть в сортире –
Личная, без всяких эм и жэ.

В персональной для меня посуде
Не в диковинку и антрекот,
Мой любой поступок неподсуден,
Потому что я любимый кот.

Жизнью я живу считай что райской,
Только вот уже почти что год
Вечерами нет моей Хозяйки,
У которой я любимый кот.

Днём она, конечно, на работе,
Утром я, конечно, долго сплю,
И никто не скажет «где мой котик,
Где мой кот, которого люблю».

Опасаюсь, без её присмотра
В доме всё пойдёт под хвост ко псу:
Ведь Хозяин всё в компьютер смотрит
Или варит рыбу путассу.

Мне по барабану его «сайты»,
Но зачем он, я понять хочу,
Перед фотографией Хозяйки
Зажигает вечером свечу.

Днём она, конечно, на работе,
Утром я, конечно, долго сплю,
И никто не скажет «где мой котик,
Где мой кот, которого люблю».


Три стихотворения о любви

ТРИ СТИХОТВОРЕНИЯ О ЛЮБВИ


«Они жили долго и счастливо
И умерли в один день» (А.Грин)

***
Когда я с Тобой ещё не был
И губ я Твоих не знал,
Мне снилось бездонное небо,
Осенняя голубизна.

В том небе звучали струны,
Тонули века и страны,
И мир был пронзительно юным,
Прекрасным, как строчка «Тамани».

Когда я с Тобой ещё не был
И губ я Твоих не знал,
Мне снилось глаз Твоих небо,
Осенняя голубизна.


***
Я буду так же поливать цветы,
Кормить кота, как Ты его кормила,
Как будто в доме, как и прежде, Ты,
Как будто смертное дыханье пустоты
Коснулось нас, но ничего не изменило.

Вот только кот... Сибирский гордый кот.
Ты для него была Всевышним Богом,
И главной из божественных щедрот
Считал он право после всех дневных забот
К Твоей ноге прижаться тёплым боком.

Едва хватало кресла на двоих,
А вот теперь оно, увы, пустует.
Кувшин со спицами, подушечка для игл
И недовязанный лоскут на спинке стула.


***
Нет в душе ни печали, ни гнева,
Нет в душе ни тоски, ни любви,
Только небо, бездонное небо –
Глаза Твои.

Не гляди на меня с укором,
С чуть заметной горькой усмешкою:
Я ведь скоро, я тоже – скоро,
Не замешкаюсь.

Щедрый Грин угадал отчасти лишь,
По-иному судилось-сложилось.
Получилось – и долго и счастливо,
В один день вот не получилось…


Ещё о Марксе

***

Бедный бородатый старый Маркс,
Если б мог ты как-нибудь дознаться,
Что твоё «оружие для масс»
Разворуют вдрызг на диссертации.

Что твои бессонные труды,
Твой булыжный всплеск
в умов застойность
Превратят, поднапустив воды,
В вечную прибавочную стоимость!

1978


О диалектике

О ДИАЛЕКТИКЕ


Нам Маркс оставил «Капитал»,
Сто лет живём мы на проценты:
Святую книгу полистал,
Глядишь, и угодил в доценты.

Но, чтоб не снизились расценки,
И вообще прогресса ради
Пришлось переставлять акценты
На «Философские тетради».

А если снова что не так,
Я, диалектик от рожденья,
На философский свой верстак
Возьму – и мать его растак! –
И «Целину», и «Возрожденье»!

1978


Уценка в книжном магазине

УЦЕНКА В КНИЖНОМ МАГАЗИНЕ

Уценили Отто Гротеволя * –
Бедный, бедный Отто Гротеволь!
Что ж, на всё на свете божья воля,
Что тут скажешь, кроме как «яволь!»?

Но каков подарок от судьбы-индейки:
Вождь той книгой вдохновлял народ,
А теперь цена ей 32 копейки,
Да никто и даром не берёт.

Дорогой наш друг товарищ Отто,
Береги заслуженный покой:
Вечно дорожает только водка
И закуска к ней, само собой.

А «Статьи и речи» для народа
Очень не надёжны как товар:
Тут и у живых тираж не продан,
А какой с покойника "навар"?..

Весь в речах, сошел на нет Никитка,
Будто снег весенний под дождём...
И на «Возрожденье»** будет скидка,
Нам не к спеху, малость подождём.

Тула, 1979.

_______________________
* Один из партийных вождей ГДР.
** Опус Л.И.Брежнева.


ВыборА

ВыборА*

Что такое – "выборА"?
Это взрослая игра:
В красный ящик на паркете
Опускаешь "голос" свой,
А потом стоишь в буфете
За варёной колбасой.

Знают умники и дуры,
Знает целая страна,
Что от этой процедуры
Не зависит …ничего.

Всё решают в кабинетах
Дяди мудрые вполне:
И кому сидеть в Советах,
И кому сидеть в тюрьме;

Как учить детишек в школе,
Как ловчей воров ловить,
Привыкать ли к кока-коле
Или дальше водку пить;

Сеять рожь или пшеницу,
Кукурузу или рис,
Кто поедет заграницу,
Кто останется без виз;

Как поднять на подвиг массу,
Как найти замену мясу,
Как в турнирах брать ферзя –
Уж такой нам жребий даден,
Всё совет решает дядин,
А без этого – нельзя.

Главврачу не посоветуй –
Пациент помрёт без клизм.
...Называется всё это
"Развитой социализм".

1979

*Стихотворению 30 лет,
думал - потеряло актуальность.
Оказывается, теперь "это" просто называется иначе...


Версия

ВЕРСИЯ

Не верю версии наивной,
Что были маршалы "невинны",
Что Блюхер, Уборевич, Корк,
Якир, Егоров, Тухачевский
Правителю служили честно,
Но вождь был на расправу скор,
И их зазря сгубил топор.

Надеюсь – сердцем, не умом! –
Что в роковом тридцать седьмом
Пугал Иосифа не призрак
Им же придуманных измен,
Что был на то реальный признак,
Предощущал тиран капризный
Угрозу гневных перемен.


Дума про Чернобыль (из поэмы)

ДУМА ПРО ЧЕРНОБЫЛЬ
(из поэмы)

3.
Мирный атом, мирный атом,
Сколько звёзд лауреатам!
Сколько званий, сколько премий,
Сколько пленумов и прений…
Сколько нужно сжечь талантов,
Сколько рук умыть пилатам,
Чтобы стал полесским адом
Мирный атом, мирный атом...

4.
Нас судьба загнала в угол,
Нас к стене прижал прогресс:
Дожигаем нефть и уголь
В ненасытных топках ГРЭС.
Да бетонные плотины
Поперёк живой воды...
Гниль сине-зелёной тины,
Чадных труб сернистый дым –
Старикам и молодым.
.............................
«Ни угля, ни керосина,
Ни плотины для потока –
Зарево на пол-России,
Провода гудят под током!».

Будет свет неугасимый,
Будут провода под током,
Будем строить Хиросимы
Для себя и для потомков...


Дума про Чернобыль (из поэмы: "Песня пожарных")

2.
ПЕСНЯ ПОЖАРНЫХ

«Не горят
в огне нейтроны,
А соседний блок
не тронут,
А асфальтовые капли
прожигают сапоги.
Не безумцы, не герои,
Будем гнить пока зароют,
Медицинские светила
будут зря сушить мозги:
Ни просвета нам, ни зги...

И не нужны нам
памятники,
Ни в скверах гранитная грань,
А только б парнишка
справненький
Вышел в рыбацкую рань.

Вышел, уйдя без спроса,
С удочкою-дугой,
По неядовитым росам
Ступая босой ногой...

Ещё бы – заметку,
для памяти,
Что в не високосном году
Сгорели здесь славные парни
В земном, рукотворном аду...».

***
Новым цветам в саду расти
За тридцативёрстной межой.
А парни сгорели по дурости.
Не по своей - по чужой...


Дума про Чернобыль (из поэмы: "Зачин")

ДУМА ПРО ЧЕРНОБЫЛЬ
(из поэмы)

1.
ЗАЧИН

Мирный атом, мирный атом,
Вот и стал ты клятым катом,
Клятым катом, палачом,
Выжигаешь жизнь лучом.
Луч незримый, невесомый,
Луч, отчаянье несущий,
Проникает в хромосомы,
В человеческую сущность.

Все мы смертны, все умрём,
Всем один удел и участь:
Прогремит ракетный гром
Или просто хворь прищучит –
Из хибарок и хором
Переправит всех Харон
Через Стикс вечнотекущий...
В апельсиновые кущи
Или в адский пламень жгущий
С термоядерным котлом –
По делам и поделом.

Грозный рок неотвратим,
Но узнать бы хоть имечко
автора:
Какой недоучка,
какой кретин
Проектировал кровлю реактора?!


Электрон (шутка)

ЭЛЕКТРОН
(шутка)



Бог весенний ОсирИс,
Вспышкой сварки озарись!

1.
Электрон, каков ты с виду?
Призрак с виртуальной свитой?
Из магнитных нитей свитый
Вихрь доквантовой поры
(так сказать, эфирный бублик)?
Или ты научный бУлит,
Жертва правилам игры?
Или дверь в антимиры?

2.
Бог электроплит нарпита,
Лорд-хранитель мегабитам,
Телевизорный напиток,
К телу электрод – для пыток!
Электрон, примета века,
Бич и благо человека,
С трупов Чили, с труб КАТЭКА,
Из утробы ТОКАМАКА,
С заседаний ИНТЕРМАГА,
Как с керамики этрусской,
По-английски и по-русски
Электрон кричит векам:
–I come!

3.
И в цехах, и после смены
Шар земной паяет схемы.
А с экранов с писком тонким
Лезут поглядеть потомки.
Смотрят, аж перегинаются,
Как тут, в прошлом, нам паяется.
Ждут они за дымкой лет
Электронный интеллект.
Он им все узлы разрубит,
Он им без рублей, без рупий
Предоставит без хлопот
Изобилье и комфорт.
Станут планы прозорливы,
Так всё правильно учтут,
Что из ихних тель-авивов
Все обратно побегут.
На земле настанет рай –
Хоть всю жизнь в хоккей играй!

4.
Друг сердечный Электроша,
Мы потомков огорошим!
Мы спаяем им такое,
Что не хватит психам коек…
Под фанфарный перегуд
Пусть они носы потрут.
В вариантах «изобилий»
(набивать умы, зобы ли)
Главное чтоб не забыли:
Человека человеком
Из мартышки сделал труд...


Мальчики

МАЛЬЧИКИ


Поверх директивной хартии
Красным, зовущим цветом:
«Долой диктатуру партии,
Да здравствует власть советов!»

Мальчишки, совесть эпохи,
В наш обожравшийся век
Среди блевотины и похоти
Как в вас уцелел человек?

Наивные, как марсиане,
С ведёрочком краски и с кистью,
Зажгли этих слов сияние вы,
Попались и сразу скисли.

Рыцари Революции,
Подпольщики и чекисты,
Проволокой колючею
Спутаны ваши кисти.

Майор КГБ не книжный,
Нетрезвый и даже лысый
Стоит перед вами, поникшими,
С усмешкой привычно-лисьей:

«Совсем сопливыми сОдятся
(а дома – такой же оболтус),
Ремнём бы по тощим задницам,
И к чёрту идёт протокол пусть!..

Полковник с щеками вислыми
Узнает – помрёт от колики:
Майору три года до выслуги,
А он выкидает коники...»

Думай, майор Пахомов,
Думай, в служебном раже:
Звезда на твоём погоне,
Звезда на твоей фуражке
И звёзды в глазах этих мальчиков –
Они ведь одно созвездие,
Они, как рисунок Кибальчича,
Космических взлётов предвестие.

1981


Продолжение легенды

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ

Мальчишка едет «без руля»!
На белой майке - Че Гевара,
И изумляется Земля
Отваге юного Икара.

А дед — конечно же — Дедал!
И мысль, всё та же мысль веками:
Крути, крути, внучок, педаль!
И не дай Бог - башкой о камень...


О молочно-восковой зрелости

О МОЛОЧНО-ВОСКОВОЙ ЗРЕЛОСТИ

Не зная печалей, не зная забот,
Росла кукуруза стеблями высокими,
Наполнилась соками
И вот
Оно пришло оно явилось,
Тревожным слухом от стебля к стеблю носилось:
- На сИлос!..

Зелёными длинными шеями
Тянулась выше лесов она,
Теперь же лежит траншеями,
Лежит изнасилосована.


Зарисовки с натуры

ГРИБЫ

Сосновые пеньки вопят,
Что здесь не место для опят,
Здесь место сыроежкам розовым,
Что нужно кланяться – берёзовым.

На недоступных склонах злят
Потоки жёлтые маслят.
Мохнатый груздь вселяет грусть
Вполне возможной червоточиной,
Когда вонзится нож отточенный...

Но как внезапны у обочины,
Как долгожданны для руки
Здоровяки-боровики
И как их шляпы скособочены!


ВЕСНА В ЗАБАЙКАЛЬЕ

Cолнце к сопке подплыло,
Спряталось в лесок пока,
И как будто сена клок
Запылала сопка.

Хлещет каждая сосна
Пламенем наития:
- Братцы, март, весна пришла,
Что же вы стоите, а?..


ЛЕСНОЙ ХОРАЛ
(попытка подражания Д. Хармсу)

Хорал орал. Шумели сосны
Суровым шорохом веков,
А рядом стройный и соосный
Стоял Владимир Синяков.

Стоял он прямо, а не косо,
Стоял он всякой снеди полн
Возле соснового утёса
На берегу зелёных волн.


Стихи

СТИХИ


Стихи ко мне приходят сами
(они ведь бродят меж людей).
И каждый стих мне как экзамен
На зрелость – мыслей, чувств, идей...

Стихи ко мне стучатся в череп,
Как воробьи в мороз в тепло,
Стихи хотят прорваться через
Нас разделяющую плоть.

О, как им хочется в нейроны!
Стихи мечтают прогреметь:
И тот, беззубый конь дарёный,
И тот, прилизанный, ворованный,
И этот, чем-то сразу кровный,
Косноязычный и неровный,
До времени таящий медь.

И каждый стих мне как проверка
Моей готовности на риск.
Стихи сгорают фейерверком!
Но заполярен, как Норильск,
Брожу меж них с кривою меркой*:
– Посторонись...Посторонись...

___________
*Трушко из "Пана Халявского" как-то попросил
брата Петруся дать ему "мерку" (палочку) для длины
поэтической строки.


Дорожное происшествие

ДОРОЖНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ


И.В.Гринченко

Кровь на подножке у КАМАЗа,
А руки так же держат руль,
Как в миг, когда КАМАЗа масса
ВрезАлась в бежевый «жигуль».

Последний след отмечен скатом.
Похоже, мёртвый виноват:
Сырой асфальт, занос с наката,
И вот из тормоза по капле
Уходит бледная «Нева»...

И шепот: «Двое как живые».
«А третий тоже чуть живой...».
И вновь уносят ретивые
Всех по дороге столбовой.

У всех дела, всем надо к сроку,
Жми на педаль, чтоб ветер пел!
Но отчего, вспугнув сороку,
Напарник мой заледенел?

И я молчу. А пред глазами
В гармошку сплющенный «жигуль»,
Над ним КАМАЗ, накреняясь, замер
И мёртвый парень держит руль...

Всю ночь взлетали в свете фарном
Дорожных знаков светляки.
«Жигуль» с КАМАЗом в танце парном
Кружились. И на мёртвом парне
Сияли стёклами очки!

Октябрь 1982 г., 183 км после Новосибирска.


Каземат (шансон)

КАЗЕМАТ
(шансон)

Народовольцам всех времён.

А в каземате,
а в каземате,
А в каземате в стольном граде на Неве
Сидит без сроку гениальный математик
С идеей очень вздорной в голове.

"Бог разум дал - теперь в чины ловчись ты.
А этот, выискав в правлении изъян,
Задумал втиснуть в ужас хладных чисел
Живые судьбы россиян".

А в каземате сырость и тоска,
И холод пробирает до печёнок.
А голова - как в огненных тисках,
И ей, конечно, не до помыслов учёных.

Страна моя на гениев щедра
И безоглядна на любые траты:
Звенит в веках "Пора мой друг, пора...",
Но не пустеют казематы.

1992. 2009.


В поисках национальной идеи

В ПОИСКАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ


На советском пепелище
Соловей-разбойник свищет,
Солнце мглой закрыла гнусь,
Где твой путь во мгле, о Русь?
Где твоя национальная идея?

В депутатском толковище?
В море сталинском кровищи?
В патриаршьей бородище? –
Ищем.

В закромах Сибири рыщем:
Прирастить ещё б барыш чем
Абрамовичу и иже с ним,
Может быть, в этом –
наша национальная идея?

Спрятав баксы в загранице,
Покупая виллы в Ницце,
Возводя вокруг столицы
Замки с видеобойницами, –
ищем!

Где твой путь во мгле, Россия?
Где Спаситель твой, Мессия?
Где твоя национальная идея?

На советском пепелище,
Утопив страну в винище,
Отобрав гроши у нищих,
Шаря нож за голенищем, –
ищем…

2005


К полемике Эйнштейна и Бора

К ПОЛЕМИКЕ ЭЙНШТЕЙНА И БОРА

Валерию Якушевичу

О, как неизъяснимо сладок
Миг напряженья лобных складок!
Блистает аргументов сталь,
Сверкают молнии догадок,
Растёт логический кристалл
И вспышка: я его - достал!

Природа, бедная Природа,
Она молчит, она нема
И лишь присутствует при родах
Очередной игры ума.

А ведь она за всё в ответе,
За квантовый смертельный дар:
Она сплела нейронов сети,
Сплела познанья невода.
................................
И мы с тобой увязли в спорах.
Пусть не обилен наш улов,
Пускай нам далеко до Бора,
Нам оправданье и опора -
Святая к Истине любовь.


Эйнштейн играет в кости с Богом...

***

"Я не верю, что Бог играет в кости"
(А.Эйнштейн, о вероятностном описании событий)

Эйнштейн играет в кости с Богом,
Очки считают, морщат лбы.
Нам та игра выходит боком,
А мы вздыхаем: перст судьбы.

Опять злой рок играет нами:
То недород, то глад, то мор,
Землетрясения, цунами,
Инфляция, лавины с гор...

Опять досадно нам и горько:
- Зачем, за что такое зло?
...Эйнштейну выпала "шестёрка",
А Богу вновь не повезло.



Сито (американская считалочка)

СИТО
(американская считалочка)



Энэ, бенэ, репудин!
Жил на свете господин.
Он стрелял из кольта (в тире),
За кота платил налог,
Но в своей большой квартире
Расплодил клопов и блох.

В шифоньере – вши в фанере!
Блохи жалят на лету,
Съели мыши эр-кондишн,
Выпили компот из вишен
И отгрызли хвост коту –
Стала жизнь невмоготу!

Господин Стрелок-из-кольта
Закричал: «Зачем вас столько
Собралось в моё жильё,
Проходимцы и жульё?
Изведу вас, паразиты,
В порошок сотру весь дом,
Пыль просею через сито
И всех выловлю потом!».

Испугались паразиты,
Разбежались кто куда,
Кто в Техас, кто в Канзас–сити,
Кто в другие города:
В Сан-Луи, в Лос-АнжелОс…
И всё снова началось!

Тощий клоп пробрался в мэры,
Так и прёт в миллионеры.
Толстый клоп прошел в Конгресс,
Голосует за прогресс.
Предприимчивые мыши
Поднялись того повыше.
Лекции читает вша:
«Как понизить вшивость в США».

Блохи скачут на экраны,
Шьют наряды ехать в Канны...
А красавцы тараканы
Пьют вино и бьют стаканы.
Начихать им на резоны,
Раз они из Аризоны
На базары Мичигана
Возят продавать тюльпаны!

Одолели паразиты.
Вспомнить, что ли, старину,
Поискать такое сито,
Чтоб просеять всю страну?




Плач по джинсам с растянутым воротом

ПЛАЧ ПО ДЖИНСАМ С РАСТЯНУТЫМ ВОРОТОМ


"Свитер на шее ободом,
Видно, с местного силача.
И по швам готовые лопнуть
Джинсы, тоже с чужого плеча."
(А.Вознесенский, «Недописанная красавица»)


Я силач, мне прикрыть бы плечи –
нечем!
Были джинсы,
был свитер с растянутым воротом –
Где они? Знает вор о том...
(Полтораста за джинсы отдал я барыге,
Говорили, что в джинсах я – вылитый Ригерт*).

Мы авралим в цеху.
Он пришел в воскресенье:
– Андрей Вознесенский!
Прикинулся другом.
Даже гайки довинчивал:
«В этом торсе упругом
Что-то рвётся сквозь ругань
леонардодавинчево!»

"Двадцать первого века подросток",
Разве мог я подумать такое?
Я не верил глазам своим просто,
Когда, шмотки в казённую простынь
Завернув, уходил между коек он!
...................................................
Недописанная красавица
В моих джинсах в клубе красуется.
И дела мои явно швах:
Поползли уже джинсы в швах.
Я не сгинул – по времени летнему,
И в штанах – не ходить же голому.
Так ведь он распускает сплетню,
Надевал будто джинсы –
на голову я!..
И на что это он намекает,
Каин?

Я силач, мне прикрыть бы плечи...
...Попадёшься, Андрей, –
изувечу.

__________
*Известный советский штангист.


Россия, страна моя, Родина!


***

Россия, страна моя, Родина!
Как сделать, чтоб всё - по уму?
Опять ты сегодня продана,
На этот раз мне самому.

Ты на меня надеешься,
Ждёшь от меня чего-то,
А я кино "про индейцев"
Привык смотреть по субботам.

Одним - на троих бутылка,
Другим - Стругацкие с Лемом:
У каждого на затылке
Для заземления клемма.

Главное - стечь зарядам,
Чтобы мозги не искрили...
...А что, если кто-то рядом
В полёте пробует крылья?
1977



Тройка

ТРОЙКА

"Эх, Россия, птица-тройка,
То застой, то перестройка!"
(фольклор)

Не война, так "мирный атом",
То ещё какой дракон:
"С Новым Годом - с новым гадом" -
Русский жребий испокон.
И всегда - судьба на кон.

Свищут плети, гнутся выи,
Мимо - вёрсты столбовые,
На ветру трещит кумач,
Третий век Россия вскачь.

Догоняем!..Догоняем!..
Что с того, что конь издох?
Ездоки - не до коня им,
В даль веков глядит ездок...

...Не понос, так золотуха,
Не под дых, так по бокам.
Но зато - величье духа
И живой пример векам.
1987



Юбилейное

ЮБИЛЕЙНОЕ

Танки стреляют по «Белому дому» –
Как во сне!
Танки стреляют по «Белому дому»,
Сэкономив снаряды на «Пражской весне».

Танки стреляют по «Белому дому» –
Боевыми, без обмана.
Танки достреливают боезапас,
Оставшийся от Афгана.

БТР вдоль улицы трассы рассеивает –
Сотня зевак не увидит дня.
…Умерьте пыл, Герои Расеи:
Впереди – Чечня…

1993. 2003.


Выстрел

ВЫСТРЕЛ
(из цикла "Поле памяти")

Прогрохотал – и снова тишина!
Лишь отозвалось шорохом в осинах.
И сердце улеглось. Шути, жена,
И не вздыхай, задумавшись о сыне.
………………………………………
Полдень наступил у них в Кабуле,
В дружественном нам Афганистане...
...Да не думай ты об этой пуле,
Здешняя – туда ведь не достанет.
………………………………………
Им теперь уже не до престижных
Джинсов заграничных и рубах,
Этим парням, коротко остриженным,
Привезённым в цинковых гробах.

Все мы всё прекрасно понимаем,
Главное – чтоб жил Союз и креп.
И фотопортреты обрамляем
В профсоюзные кумач и креп.

Только что-то слишком уж знакомое
В этой самой злой из лотерей:
Точно так встречали военкомы
Довоенных вдов и матерей.

Красные горели в небе птицы,
Звучные, чужие имена...
С красочной испанской репетиции
Начиналась прошлая война.

1981


Встречный бой

ВСТРЕЧНЫЙ БОЙ
(из цикла "Поле памяти")

Леса, перелески, пашни –
Просторы, в снега одетые.
Лежат здесь отцы наши павшие
И павшие наши деды.
Убитые за Отечество,
Обиды души пересилив,
В бою скоротечном, встречном –
Их помнит за это Россия.

Чем нас ты вспомянешь, Россия,
Когда ляжем рядом с убитыми,
Когда Шукшина Василия
И то не спасли от обиды мы?

Электрокардиограммы
Привычные пишут инфаркты.
В опасные игры играем мы,
И рвутся сердца, как карты.

Ты это умеешь, Россия!
Ты это всегда умела:
К боли своей непосильной
Чужой прикупить сверх меры...

Болит и болит Кампучия,
Новая боль – Никарагуа,
И всё не забыть про Чили,
И вспоминается Прага.

А в сердце – ещё безболезненное,
Но день и ночь непрестанно -
Уже кровотОчит лезвие,
Лезвие Афганистана.
……………………….
Родина наша хвойная,
Мы твои поздние дети.
Пахарями, а не воинами
Жить бы нам на планете.

Родина наша лазерная,
Ракетно-ядерно-спутниковая!
Судьба нам - узлы развязывать
Или рубить, не распутывая?

Встречный бой скоротечный,
Жизнь как одно мгновение
И снова – лежать за Отечество
Целому поколению?

Ракетчикам и кирасирам –
Под клёнами и под ракитами...
Чем нас ты вспомянешь,
Россия,
Когда ляжем рядом
с убитыми мы?
1980


Вечный огонь

ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ
(из цикла "Поле памяти")

Уже тускнеет гранью
Гранит могильных плит,
А все открыта рана,
А все она болит.

Давайте шапки снимем,
Минуту постоим,
Побудем сердцем с ними
И поклонимся им:

Тем, кто четырехгранным,
Прославленным штыком
Броню Гудериана
Царапал с матюгом!

Тем, кто днепровской поймой,
Зарыв лихих ребят,
С овчарками не пойман,
Шел через фронт, в штрафбат.

Тем, кто под Сталинградом
Хрипел «Держись, сынки»,
Был не убит снарядом,
Но умер от цинги.

И им, сынкам, державшим
В сорок втором году
Огромную державу,
Попавшую в беду.



Шутка (горькая)

ШУТКА
(горькая)

Замела седины зола –
Не пора ли кончать мелочиться?
Не по мне ли тоскует Земля,
Как айтматовская волчица?

Я её не рождённый щенок,
Не услышанный крик в хромосомах.
…Но скользит ещё лунный челнок,
Что ни ночь, он скользит невесомо.
……………………….
Заметает, вовсю заметает,
Как предутренний иней, не тает.
Желтый лист на балкон залетает,
Истончается нить золотая...
1990


Благодатный огонь (памяти Романа Солнцева)

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ

Памяти Романа Солнцева

В пещеру, в склеп могильный –
Урочно, испокон –
Нисходит на светильник
Божественный огонь.
Пока горит лампада,
Пока струится свет,
Иудам и пилатам
Покоя в мире нет.
И вспыхивают свечи
Во всех руках окрест,
И души человечьи
Пылают - хоть на крест!

Не верит физик в чудо,
Ну что с него возьмёшь?
Но он душою чуток
И видит в поле рожь.
Та рожь, как грудь крестьянки,
Колышется волной.
И рвётся сердце Данко
Рассеять мрак ночной!

Колосья мироздания
Роняют рифм зерно.
Зовёт дорога дальняя,
Пьянит забава давняя –
Звенящих строк вино.
Он бродит по распадкам,
Геолог и поэт,
Горит, горит лампада,
Струится дивный свет.

Струится свет поэзии.
Поэтам всех эпох
Судьба – идти по лезвию,
А строчки пишет Бог.
Высоцкому и Данте
Он подбирал слова…
Мы говорим: таланты,
А просто – сердце Данко,
И рожь, и грудь крестьянки,
И неба синева.

Увы, никто не вечен.
Ушли тропой отцов,
Ушли Дорогой Млечной
И Байрон, и Рубцов.
Всему приходят сроки,
Но оглашают дол
Божественные строки,
Божественный глагол.
И вспыхивают свечи,
И чуть дрожит рука.
Увы, поэт не вечен,
Но в вечности – строка.

Скорбим о нём, ушедшем.
Он – в памяти, живой,
С родным до боли жестом,
С улыбкой озорной.
Перед крестом могильным
Мы верим, знаем: он
Не погасил светильник,
А раздарил огонь.

19 – 25 апреля 2007 г.


Про это

ПРО ЭТО
(из цикла "Вариации о Хиросиме")

Люди, солнце у нас – одно!
Оторвитесь от книг,
от нот,
От станков, от стаканов, от губ,
Люди, вслушайтесь в сердца гуд.
Люди, вдумайтесь в мыслей скрип,
Люди! Жизнь свою обессоньте:
Хиросимы опавший гриб
Поднимается на горизонте.

Как мы можем детей растить,
Замирать от их лепета птичьего,
Если миру ракеты скрестить
До родимчика вдруг приспичило?!

Если лазерные лучи,
Это чудо мечты столетней,
Обещают лишь чад лучин
Тем, кто выживет и не ослепнет?

Если тени крылатых ракет –
Крест любым человечьим проектам?..
...Гамма-счётчик, а не поэт,
Я кричу надрываясь
про это вам.


Памяти Альдо Моро

ПАМЯТИ АЛЬДО МОРО*
(из цикла "Варивции о Хиросиме")


Автомат в висок –
пуля вышла в бровь,
А в томатный сок
вместо джина – кровь.
«Кровавая Мэри» –
коктейль не плох:
– Старый мерин, кажется, сдох?
– Шевелится, гад,
каблуком его в пах!..
– Мы из «красных бригад»,
а не из «чёрных рубах».

«…Над всей...Италией...безоблачное небо»:
История – бездарнейший учитель,
Но звёзды – от ПроксИмы до Денеба –
Ведь вы же помните, так почему молчите?!

Так почему же, звёзды, почему
Приход беды – правителей дерьмовых,
Войну, злодейство, лагерей чуму –
Вы не сигналите нам взрывами Сверхновых?
А может быть, сигнал давно идёт,
Спешит по галактическим каналам…
Тем временем, тоскуя по анналам,
Испепелит планету власть имущий идиот,
И будет это – для кого-нибудь –
сигналом?!

Так неужели в том предначертанье,
Чтоб в неизвестность – огненный подарок?
И ради этого – костёр для Жанны д'Арк,
Инсульт для Ленина,
петля для юной Тани?..
…………………………………….
Земля,
планета,
колыбель моя!
Я верю в твой не пробуждённый разум.
Я верю, что
ни блага бытия,
Ни старческий правителей маразм,
Ни геноцид, ни лживые доносы,
Ни экологии кошмарные прогнозы,
Ни генной инженерии потёмки
Не помешают моему потомку,
Ваятелю тридцать второго века,
Из глины
вылепить
фигурку человека.

Потомок мой, отчаянный шутник,
Изобразит...меня! –
как символ нашей странной эры:
Учитель физики, большой любитель книг,
Стихи писал и на гитаре тренькал –
С цветком в зубах
стою на четвереньках!

Стою, как символ очень странной эры,
Готовый встать в эйнштейны и гомеры.

__________________________
*Премьер-министр Италии, похищенный и убитый
террористами из "Красных боигад".


Vergeltung

VERGELTUNG *
(из цикла "Вариации о Хиросиме")

Умирает от рака фон Браун,
Мисс в бреду называет он "фрау"
И не важно сейчас, был ли прав он
В давнем сорок четвёртом году,
Насылая на Англию ФАУ,
Жизнь и разум сжигая в кровавом
Безысходном ракетном аду.

Мир, пронзённый ракетной острОгой,
Не посмеет судить его строго!
Тень ракетных обрубленных крыл
Лунный след астронавта Армстронга
Неужели не перекрыл?!

Проклинают деревья и травы
Мир, хлебнувший ракетной отравы!
Генералы ракетные бравые,
Ультралевые и ультраправые,
Прячут в недра земные дырявые
Сотни тысяч нацеленных жал.
Шар земной, не умеющий сжаться,
Помнит смелого парня из Гжатска,
Но, штабными орбитами скованный,
Каждый миг своей жизни рискованной
В ожиданье ракетной расправы
Изумляется, что избежал.

Умирает от рака фон Браун.
Мисс в бреду называет он "фрау"
И не важно сейчас,
был ли прав он:
След прогресса – привычно кровав он.

Но – похоже –
сегодня – другое!
Жизнь и разум попали в изгои!
Человек, как в видении Гойи,
Шарит пропасть бездумной ногой...

…И кто станет искать, где причина,
Когда вырвется джинн из кувшина?
Преднамеренно или случайно,
Даже если клеймо «Мейд ин Чайна»:
Мыслью Тамма,
руками Курчатова –
Все мы этот кувшин распечатывали.

Смерть уже Хиросимой вздымалась,
Вся страна напряглась одержимо:
Нам бы хлеба без карточек малость
И какую ни есть одежину –
Лишь бы вырваться
нашему джинну...
Мы успели.
Мы еле успели
Оседлать разъярённого тигра.
Мы ведь лучшие песни не спели!
Тайный яд океанской купели,
Бета-стронций апрельской капели –
Первый выигрыш наш
в этих играх...

__________________________
* Возмездие (нем.).





Песенка

ПЕСЕНКА
(из цикла "Вариации о Хиросиме")


Белый шарик плывёт по Вселенной
С человеческими поселениями.
Там сквозь сосны струится солнце
И тоскует поющая Сольвейг.
Там девчонка застыла,
на шарике,
И влюблённо вздыхают очкарики.
Там затеряна искорка Истина,
Может, в раннем рисунке
Матисса она?
……………………………..
Нашу жизнь, рассылая демарши,
Регулируют мудрые маршалы.
А когда чей-то маршал зарвётся,
Белый шарик с девчонкой
взорвётся!
Сквозь бетон радиация жарит,
А руке – лишь бы кнопку нашарить,
А руке – лишь бы кнопку
натиснуть...
И – конец.
Пикассо и Матиссу.
И Толстому,
и Григу,
и Ибсену,
На Земном – на единственном! –
Шаре
Раздувавшим,
как искорку,
Истину.


Ода смещению центра масс

ОДА СМЕЩЕНИЮ ЦЕНТРА МАСС
(по материалам «Зарубежного военного
обозрения»)

1.
Радуйся, род человечий,
Здоровый являй интерес:
В области ран и увечий
Опять колоссальный прогресс!
Без суеты и паники,
Зная свою науку,
Придумали физики, паиньки,
Очень красивую штуку:
Согласно законам механики,
У пуль центры масс
так подправили,
Что не уходит из памяти
Притча о Каине с Авелем.

2.
Радуются генералы,
здоровяки-оптимисты:
«Это же гени-
ально,
Наука на грани мистики!
Достоинства пульки-колибри
Оценит любой штафирка:
При вдвое меньшем калибре –
В два раза большая дырка».
Сбываются давние чаяния,
Ликуйте, народы сирые:
Пули в полёте вращались –
Теперь они
прецессируют!

3.
Нет, что-то случилось с миром!
Научный прогресс взласкали,
А он, притворяясь смирным,
Ракетную пасть оскалил.

Причём здесь деньги и звания,
Совесть и чистые руки,
Если вовсю пованивают
Абстрактнейшие науки?

Если акции «Боинга»
Надёжны, как сила убойная,
А каждый контракт в Пентагоне –
Гарантия против агонии?

Штатских зажав на обочины,
Ядерный прёт мессия,
А шар земной, скособоченный,
Лишь судорожно прецессирует!

4.
В поисках джинсов и мяса
(или с похмелья томясь)
Чихают широкие массы
На фокусы с центром масс.

Да и есть ли причины для паники?
Много, помимо механики,
Знает наука-паинька,
Одно лишь смущает пАненку.

Досадное, как икание,
Обидней, чем притча о Каине:
После ядерной бани
Кто будет ставить памятники?!

1984


Стрельба по Высоцкому (цикл)

СТРЕЛЬБА ПО ВЫСОЦКОМУ



ПРОЩАНЬЕ

Волк ушёл из таганского логова,
По России ликуют Козлы:
Ни в газетах о нём некролога,
Ни венка для него от казны.

Голос хриплый, навеки застуженный,
В общем хоре всегда инородный,
Не увенчанный, не «заслуженный»,
Лишь для целой страны – народный.

Пожимают плечами снобы:
Мол, певец для нетрезвой массы.
Ну а мне – лишь услышать
снова бы,
Как хрипит он бессмертные «МАЗы».

Выбирает судьба – из пшена! –
Изумруды искусства высокого:
Схоронили вчера Шукшина,
А сегодня хороним Высоцкого…
1980


В ПНЕВМОТИРЕ


Стреляем в Высоцкого!
Бум в пневмотире,
Целить по линии живота.
Вот это – охота! Куда тебе – тигры,
Зайцы и прочая вшивота.
Пуля за пулей, не бойся промазать,
Пускай три копейки уйдут в «молоко» –
Владимир Высоцкий
споёт нам про МАЗы
И про охоту на волков.
С утра до заката хлопочут «воздушки»
(хозяин «конторы» с настрела живёт).
Отныне Высоцкий
судьбою как Пушкин:
И песней,
и славой,
и пулей в живот…

В живых животах «жигулёвское» булькает,
Который загнётся – вовек не поддаст,
А тут – пощекочешь покойника пулькой,
И он встрепенётся, и голос подаст.
Вот в чёрный
в кружок
враз прицелились трое
(кудрявый парнишка к барьеру приник).
В ответ репродуктор
хрипит им про Трою
Безумной Кассандры пророческий крик.

Про всё уже было: про спорт, про цунами,
Про друга, про парус,
про бой, про расстрел…
Но мы всё стреляем:
вдруг хриплый динамик
Ту песню споёт, что поэт не успел?!


НАБАТ

Страною правит полутруп,
И это всем не по нутру,
Скорей проснуться б поутру
Под пенье похоронных труб!

Стране б проснуться поскорей,
Стране премудрых пискарей,
Стране икаров и иуд,
Стране, в которой честный труд
Не то чтоб потерял престиж,
Не то чтоб не давал плода,
Но как-то всё, что ни взрастишь,
Течёт меж пальцев, как вода…

А по отчётам – гладь и тишь,
И лучезарен окоём:
На пленумах в ладоши бьём
Да по подъездам водку пьём.

И с каждым годом смотрит злее,
Иосиф из-за Мавзолея!

Один лишь джинсовый пророк,
Предельный ощутив порог,
Во имя сына и отца
Стучит в оглохшие сердца.

– Проснись, великая страна, –
Кричит гитарная струна. –
Страна шахтёров и ткачих,
Страна учёных и солдат,
Страна, в которой каждый чих
Готов взорваться, как набат!

Такая гулкая страна,
А в ней такая немота,
А в ней такие времена,
Такие гниль и срамота…

Такая в жизни полоса,
Что даже если умереть,
То как последний раз в глаза
Родному сыну посмотреть?..


ПОЭТИЧЕСКАЯ РОССИЯ

Поэтическая Россия,
Ты всегда тиранов бесила:
И когда лосины носила,
И когда с Маяковским басила,

И когда висела Есениным,
И когда в лагерях на севере,
Сквозь судьбу и цензуру просеянная,
Замерла, будто почва без семени…

И когда мерзлотой оттаивала,
И когда, взрослея без соски,
Расцвела вдруг –
забытой Цветаевой,
Но сгорела от водки –
с Высоцким.

Поэтическая Россия,
Ты всегда тиранов бесила,
Политическое бессилие
Третий век на Руси
компенсируя!

1980 – 1984


Карельский перешеек

КАРЕЛЬСКИЙ ПЕРЕШЕЕК
(из цикла "Поле памяти")


На Карельском перешейке
Из гриль-баров вопли шейка!
То ли шерпы, то ли шейхи
Целят линзами в народ,
То ли шерпы, то ли шейхи
Поворачивают шеи,
Переводит им чего-то
Переводчик- полиглот.

А ещё на перешейке
есть места захоронений
Для погибших в наступленьях
и скончавшихся от ран.
Возле Финского залива,
задыхаясь от волненья,
Ищет церковь с колокольней
фронтовик и ветеран:
– Как же так, где колокольня,
где здесь церковь с колокольней,
Где здесь церковь с колокольней
у залива на виду?
Мы здесь шли в 39-м,
по заливу, чтоб окольней,
Мимо дотов, мимо дзотов
по заливу шли, по льду!

Ну а ОН* с той колокольни,
бьёт из пушки, с колокольни,
Ну а ОН – из пулемётов,
ну а ОН – прожектора...
От снарядов, от разрывов
лёд на льдины был расколот,
Ну а мы – на этих льдинах,
облепив как мошкара.

И ещё четыре года
огневого ледохода.
Эти скалы, эти льдины
до сих пор в глазах рябят.
Сколько их за три захода
здесь оставила пехота –
На Карельском перешейке –
замечательных ребят…

...На Карельском перешейке –
То ли шерпы, то ли шейхи,
Переводит им чего-то
Переводчик- полиглот.
Ну, а мы – без перевода,
Ну, а нам и так понятно:
На Карельском перешейке
сколько наших полегло!..

1986
_________________
*Белофинн, естественно.


У могилы Ахматовой

У МОГИЛЫ АХМАТОВОЙ

Скамья и крест осьмиконечный,
А в снежный наст, а в снежный наст
Вцарапан след такой не вечный:
– Простите нас…простите нас...

Анна Андреевна ГорЕнко,
Простите нас,
простите нам
И горечь Вашего горенья,
И равнодушие к стихам.

…Замшелый крест осьмиконечный.
И барельеф. И снежный наст.
И этот след такой не вечный:
– Простите нас...простите нас...

Комарово, март 1986.


Нищий

НИЩИЙ
(из цикла "Поле памяти")

1.
Нога отрезана по пах,
Рука отрезана по локоть.
Сивухой и мочой пропах,
А взгляд – как у больного Блока.

В треухе тускло светят медь
И одинокий пятнадцатик
(их бы с десяток заиметь),
А день вовсю пошел темнеть,
А век кончается – двадцатый.

Под стадный рёв автомобильный
Во всём постыдно изобильный
Уходит век, уходит век –
Век суперменов и калек.

Век Циолковского и Ленина,
Запевный век эпохи звёздной,
Век стриженого поколения,
В века ушедшего повзводно...

2.
А он, парнишка с Балахты,
Он ведь не прятался в кусты.
Его с войны вернули в тыл
Две свежих культи и костыль.

Победный май в разливе винном...
Они ж совсем не алкаши,
Им просто всем разрывом минным
Оторвало кусок души.

Кусок души – в земле сырой,
С ногою той, с рукою той,
Гуляй, парнишка холостой,
Гуляй, защитник и герой!

Костыль в руке – геройства знак,
А на груди – медалей звяк.
У пацанов горят глаза,
Как буквы той медали: «ЗА...»
(за Сталинград, за Минск, за Брест
И – польский – «милитари» крест).

3.
Давно растаял дым войны,
Повырастали пацаны,
И поле памяти дней тех
Вспахало время, как лемех,
Забвенья кругом очертя
Голодные очередя,
Тряпьём заткнутое стекло,
Печурки краткое тепло
И мать – при свете каганца,
С письмом последним от отца.

Повырастали пацаны,
Настали дни другой цены.
Но вдруг прорвётся, как нарыв,
Из той, доджинсовой поры:
Слепой танкист
в районном парке
Водку пьёт
с безногой санитаркой!
...............………………………

4.
Умчались годы к Гончим Псам,
Природа жмётся к полюсам,
Младенец тянется к иксам...
...Да понимаю я и сам! –
Что выбрал случай нетипичный,
Что у соседа, например,
Имеется гараж кирпичный
И «запорожец» с буквой эр.
Что память чтим мы, есть указ:
И у прилавков и у касс
Висят слова любви сыновней...
Что каждый нравственно готов
Добавить в текст (с указом новым)
Святую строчку и про вдов...

А он – сидит. А век уходит,
Уносит жизни цель и смысл.
А в голове – в двоичном коде –
В сетях нейронных бьётся мысль:

«Ещё б... беляночек...с пяток...
И взять...бутылочку...культурно…».

Возле киоска «Спортлото»
Курится жертвенная урна.
Струится «жигулей» поток,
Рекламный отблеск звёзды тушит.

Безрукий и безногий Блок
Для нас у века просит души.

1985


Август 41-го

АВГУСТ 41-ГО
(из цикла "Поле памяти")

Как под прожекторным лучом!
В обмотках молодые боги
Со скатками через плечо
Они шагали по дороге.

На запад шли. Не отступали.
На смертный бой. За отчий кров.
И им дорогу уступали
Гурты недоенных коров.

А мы стояли на обочине,
Пока не скроет поворот,
И, пацаны, мы знали точно,
Что этот пропылённый взвод
Дойдет, примкнет штыки отточенные,
И всё – как быть должно! – пойдет:

Лихая конница помчится
(как смерч!.. как полая вода!..)
И суждено чему случиться,
Того не будет. Никогда.

Не будет ни эвакуации,
Ни бомб, летящих как во сне,
Ни из сухих цветков акации
Лепешек в голод по весне.

Не будет серых похоронок
С внезапным криком ножевым,
И дед не будет похоронен,
И брат останется живым.

И горечь счастья Сталинграда
Не выжжет в жизни страшный след,
И не пойдёт искать награда
Отца за тридцать девять лет...

...А по дорогам шли машины,
Ползли телеги, гнали скот,
И пыль садилась на морщины,
Состарив скорбно детский рот.

И, как скирда в колхозном поле,
На стыке ночи и зари,
Не дотянув до Гуляй-Поля,
Горел снижаясь ТБ-3.



Пророчество Велимира Хлебникова

ПРОРОЧЕСТВО ВЕЛИМИРА ХЛЕБНИКОВА
(из цикла "Вариации о Хиросиме")


"И когда земной шар, выгорев,
Станет строже и спросит: кто же я?
Мы напишем Слово Полку Игореви
Или же что-нибудь, на него похожее".
(В.Хлебников, «Война в мышеловке»)

Шар Земной догорает – корчась,
Тусклым звёздам багрово подсвечивая.
Где ж сегодня твой
Януш Корчак,
Несмышлёное человечество?

Чей ты палец сожмёшь доверчиво,
С кем из жизни уйдёшь,
след в след,
Непутёвый подкидыш Вечности,
Обречённый не повзрослеть?

Это ж надо, сбылось как
пророчество:
Рифма-дура ударила слепо,
И на месте берёзовой рощи – лишь
Бывшей жизни обугленный слепок.

Знал ли он, будетлянин России,
Сквозь века в мятежах уносимый,
Что извечное семя насилия
Прорастёт Хиросимой?!.
....................…………………………
Осторожней, поэты, с метафорами.
Безоглядно хватаясь за гуж,
Распахали беспечные пахари
Целину человеческих душ.
Что посеем – пожнут потомки.
Если будет оно – "потом",
Если мир не пожрут питоны
Термоядерных мегатонн.

Шар любимый, змеиный питомник!
Как мы можем молчать,
плоть и кость твои,
Если ты Атлантидой тонешь
В океане жестокости?

Где найти нам такое Слово,
Чтоб тебя из ракетных тенёт спасти?..

...Проступает магма в разломах,
Городов догорает солома
И Луна примечает,
соловая,
Потепленье окрестной местности.


Резонанс

РЕЗОНАНС

А.А.Барышеву

В черноземе сибирском
сгниют мои кости,
Экология примет мой прах на баланс,
Интеллект станет снова материей косной,
Претерпев напоследок идейный коллапс.

Коллапсирует разум! Следите, потомки,
Мыслескопов расправьте антенны-хвосты:
К вам сквозь время несутся нейронные токи,
Отголоски крушенья нейронной звезды.

Излучение Пушкина...Импульсы Блока...
Гул извилин Эйнштейна…Печаль Шукшина...
И Тараса Шевченко - каспийскими блохами
Модулированная волна!

Жизни миг мимолетней морщины на парусе:
Дунул ветер – и гладким стал паруса наст,
Но накатит волна в сочлененном «Икарусе»,
И как по сердцу нож
резанет резонанс.

Оставляют ушедшие ноты и книги,
Оставляют картины, дела и мечты.
Микоян нам оставил гремящие «МИГи»,
Надя Рушева* – редкостный миг красоты.

Как нетрудно для времени формы обрушить!
Но сквозь фермы,
бетонность конструкций избыв,
Вдруг проглянет резное
карнизное кружево
Отголоском забытой рубленой избы...

______________________
*Ослепительно талантливая девочка-художница из Тывы,
ушедшая так рано.


Тропа Кулика

ТРОПА КУЛИКА

Памяти Леонида Кулика,
первого исследователя «Тунгусского дива».

"Гром! Встрепенулась тайга и затихла.
Пламя! Луч солнца ослабил свой свет.
С грохотом мчится по небу светило,
Сыплются искры и тянется след".
(«30 июня 1908 года», Л.А.Кулик)

Ведь планета – хрупкое стекло.
(общеизвестный факт)

1.
«Странный взрыв в тайге деревья валит!
Ярче солнца в небе след горит!» –
Так Кулик своё болото хвалит,
То, в котором скрыт метеорит.
Ржавая космическая глыба,
Что твоя загадка для страны,
Если мир, свихнувшись на калибрах,
Замер, весь готовый для войны?
Увела Тропа от Ванавары
К «юнкерсам» горящих переправ.
Мудрый вождь учил,
что подлый враг коварен,
И, к несчастью, оказался прав.
Горечь лет не скоро канет в Лету,
Но с кого спросить за ту вину?
Тысячи дорог в родной Стране Советов,
Только все они – через войну.

2.
Странный взрыв сжигает Хиросиму!
Странный взрыв сжигает Нагасаки!
На граните – моментальный снимок,
Ядерный автограф: «Homo sapiens».
Снова взрывы – после Хиросимы.
Снова взрывы – после Нагасаки.
Благоденствует один помёт крысиный,
Плод мутаций после атомной атаки.
А Тропа на Южное болото
Мохом поросла и в зыбь ушла.
Лишь бродягу там порой колотит,
Бьёт озноб сквозь лагерный бушлат.

3.
По Тропе, счастливые как дети,
Мы идём сквозь комариный дым.
Слишком много взрывов на планете,
Время разобраться хоть с одним:
«Если очень надо будет КМЕТу,*
Мы отыщем для него комету,
Для Казанцева найдем ракету
Или этот...двигатель,** перпетуум…»
Мы проверим весь гипотез ворох,
Дело ведь совсем не в метеорах,
Дело в том, что мир, сухой как порох,
Затаил огонь военный в порах.
Дело в том, что злобою набиты
«Памяти» ракетной мегабиты,
И той злобы взрывами пробитый
Шар Земной
вот-вот
сойдёт с орбиты!
Уцелевших сотые процента
Не учесть ни Гэллапу, ни ЦСУ:
Ведь температура в эпицентрах –
Что по Фаренгейту, что по Цельсию.

4.
Над Землёй радаров птичий гомон,
Как от «шаттлов» спрятаться нагому?
Стебельками – тоненькие шеи,
Новый миллиард живых мишеней:
«Милые, любимые правители,
Вы нас в джунглях ядом не травите
И как вариант в геополитике
Хиросимой не испепелите!
Племя юных и бесхвостых homo
Мы вот-вот поймём, зачем и кто мы,
Мы поймём, зачем мы в жизнь пришельцы,
Вы нас только пулей не прошейте...».

5.
Ниточки межзвёздного мицелия,
Тянемся мы в жизнь, не зная цели,
По траве тоскуя, по росе ли,
В Землю проросли и обрусели.
Нас забота дня одолевает,
Нам судьба вина не доливает,
Но звенят натянутые нити,
Когда Вега синяя в зените!
И следят пытливые приматы,
Как восходит бородатый лик:
Ваша фотография примятая,
Лунный лайнер «Леонид Кулик».

6.
Комарам чтоб чахнуть от диеты,
Мы несём в тайгу флюиды «Дэты».
Бурундук, в смешной халат одетый,
Одержимый жаждою познанья,
Любопытства нам являет пыл.
А с дырявой крыши мирозданья
Сыплется космическая пыль.

7.
Ветку отведи движеньем плавным,
В свиристенье вслушайся зверька:
Очень может быть, что это главный
Диалект земного языка.
Он орёт, глашатай полосатый,
Бурундучий Мартин Лютер Кинг,
Ничего не знающий про «шаттлы»,
Не читавший ни газет, ни книг:
«Главное – чтоб бурундучьим детям
Жить в тайге без ДДТ и «Дэты»!
И ещё: «Не смели чтобы рыси –
Для забавы или для корысти,
Для корысти или для забавы –
Шкуры драть когтями и зубами!»

8.
Замер бурундук и ждёт ответа,
Чуть струится времени река,
Чуть дрожит отпущенная ветка,
Чуть дрожит воздетая рука.
Я стою – с рукой как для салюта! –
И клянусь за весь двуногий род,
Что, по крайней мере, кошкам лютым,
Безусловно, будет укорот.
Надо мной бельчонок держит в лапах
Шар Земной – хрустальный хрупкий шар,
Комаров пугает чуждый запах,
А закат над миром – как пожар.

9.
Я стою с рукой как для салюта
И клянусь, и верю абсолютно,
Что в грызне собачьей клик и кланов
Не забудет род людской о главном.
Главное – закаты и рассветы,
Цветом не похожие на кровь.
Главное – сдружить все части света
И чинить дырявый звёздный кров.
Ведь – в конце концов! –
должны же чьи-то взоры
Изумлять прибой и облака?!
Главное, чтоб плюнув на раздоры,
Люди шли Тропою Кулика.
На Земле нам нет иной дороги,
Нет другой Тропы нам не планете.
Только б не споткнуться на пороге,
В новое входя тысячелетие…

_______________________________
* Комитет по метеоритике АН СССР.
** Согласно легенде, на месте Тунгусского взрыва по инициативе С.П.Королёва проверялась гипотеза фантаста А.Казанцева (предпринимались поиски «двигателя космического корабля инопланетян»).


Стрела

СТРЕЛА

Памяти Юрия Кузнецова

Неизвестно, зачем и откуда,
Пронизав световые года,
Прилетела стрела Робин-Гуда
И летит неизвестно куда.

На излёте стрела, на излёте:
Дуновенье сбивает прицел.
Встречный воздух и вязок, и плотен,
И не так уж заманчива цель.

А ведь было стремление, было!
Нетерпенье, дрожанье древка -
Воплощение страсти и пыла,
И неистовой воли стрелка.

А Стрелок - он другую стрелу,
А Стрелок тетиву натянет,
Новый посвист пронижет слух,
Унося в неизвестность тайну.

Полетит стрела Робин-Гуда,
Пронизав световые года,
Неизвестно, зачем и откуда,
И совсем непонятно - куда.


Строка

СТРОКА

Степану Шкандрию, кочегару и поэту.

Упругий торс блестит от пота,
А черенок саднит ладонь,
Но упоительна работа
Кормить, как хищника, огонь.

Зев пламени раскрыт и ярок,
И вдруг, как зов издалека,
Как неожиданный подарок,
В огне рождается строка!

Она, как марево в пустыне,
Дрожит ещё. Но плоть - придёт.
Строка вовеки не остынет
И чью-то душу обожжёт.

«…А душа, уж это точно, ежели обожжена,
справедливей, милосерднее и праведней она» (Б.О.)


Работа

РАБОТА

И улыбка познанья играла
На счастливом лице Дурака.
(Ю.Кузнецов, «Атомная сказка»)

Выйду на улицу рано,
Когда ослепительно сер
В руке у подъемного крана
Лунный источенный серп.

Гулко пройду по асфальту
И пронесу по мосту
Над енисеевой смальтой
Сердца особенный стук.

Взбегу по бетонным ступеням,
Старинный рубильник включу,
Под кенотронное пение
Даруя дорогу лучу:

– Лети, электронная стая!
Пусть вспыхнет зеленым экран,
Сейчас мне откроется тайна
Природы зияющих ран.

Мы все – твои раны, Природа!
Мы все – твоя боль, твой позор,
Мы все – акушеры при родах
Еще не родившихся зорь.

И череп, вместилище мысли,
И мозг, уникальный прибор, –
Попытка Природы осмыслить
Событий слепой перебор.

И вся наша жизнь – до мгновения
Пока не погаснет рассвет –
Попытка рождения гения
И мука, что гения нет:

«Вонзай же, Дурак, в меня стрелы,
Сжигай корабли и мосты:
Сегодня, увы, в менестрелях –
Дирак, а не Дюрер. И ты…».

…И я, эту муку почуяв,
Сквозь ночь, как по выстрелу ЧОН*,
Промчался. И раны врачую
Косым электронным лучом.
_________________________
*Части особого назначения в 20-е годы,
сигнал экстренного сбора - двойной
выстрел.


Моление апостолу Сергию

МОЛЕНИЕ АПОСТОЛУ СЕРГИЮ
(из цикла "Вариации о Хиросиме")

Веруньке, февраль 1982 г.

Из глубин кружевного кокона
Вдруг раскрылись глаза –
как окна!
Я гляжу в Голубую Вселенную,
В мир, который зовётся Верою,
И молюсь Сергею Есенину,
Так как в бога иного не верую.

Я шепчу: «Пресвятой Серёга,
Ты сейчас и в чести и при власти
В том краю, где луна-сорога
О колени Господа ластится.

Намекни ты Ему, при случае,
Попроси, того стоит девочка,
Чтобы самый красивый лучик
Он послал на цветущее деревце.

Чтобы в этой Вселенной крохотной
Симпатичные мамы с колясками
Не пугались ракетного грохота,
Потому что ракеты – ласковые...

Чтобы в мире, рождённом заново,
По судьбе, как по следу санному,
Сквозь событий слепящего града ясь
Каждый шел, изумляясь и радуясь.

Чтобы солнце, скользя по лучику,
Опускалось в ладошку тёплую...
Намекни, может, что и получится.
Попроси. А я – отработаю».


Кинжал

КИНЖАЛ


В.И.Сосновскому

О, как он обоюдоостр,
Кинжал, взрезающий эпоху:
И коммунизм, и «Дранг нах остен»,
И хрупкий разум, равный Богу.

Провидел ли великий Бор,
Что хищный торс в пучину ринув,
Земную смерть возьмут на борт
Титановые субмарины?

Что термоядерный талант
Взрастит еврейский мальчик Будкер?..
…Меж тем опять в подземный бункер
Идет дежурить лейтенант.

Господь, на лезвии ножа
Пошли отвагу человеку,
Чтоб кнопку не суметь нажать,
Чтоб сквозь бетон глаза поднять
На вечно-голубую Вегу.


Моление о Государе

МОЛЕНИЕ О ГОСУДАРЕ

Навек упразднены
Бесплатные сортиры,
Отечества сыны
Уходят в рэкетиры,
Отечества алтарь
Загадил немец Руст –
Пресветлый Государь,
Спаси святую Русь.

Царя бы нам, царя!
За ним – как за стеной.
Похмельная заря
Восходит над страной.
Похмельная заря
Восходит над Россией –
Царя бы нам, царя
При разуме и силе.

На наш бардак воззря,
Дай нам, Господь, царя,
Слепым поводыря,
Недужным лекаря.
Чтоб не пропасть зазря,
Дай нам, Господь, царя,
Вождя и рыцаря...
А лучше бы – псаря!

Пусть он являет гнев,
Неправеден и лют,
Лишь бы обратно в хлев
Загнать заблудший люд.

Лишь бы опять, как встарь,
Без диссидентских харь
В районе бог и царь –
Партийный секретарь.

Похмельная заря
Восходит над Россией:
Псаря бы нам, псаря
С усмешкою крысиной.

1990 г.



Контакт

КОНТАКТ

И.В.Антонову

Когда чужие звездолеты
Пойдут снижаться в Гималаях
И в фиолетовом тумане
Осядут, оплывая, скалы,
Земля замрет женою Лота,
Но вспомнив строчку из «Тамани»
(или строку из «Гайаваты»,
Или Седьмой сонет Шекспира),
Удержит «Томагавк» от взлета
И Душу Звездного Кристалла
Спасет от глупости и злобы.

От лета лет Душа устала,
Душа в полете притомилась,
И для нее сейчас как милость
То, что для нас такая малость:
Та мегатонность, что томами
В книгохранилищах томилась.

Ведь для души совсем не важно,
Папирус или лист бумажный,
Нейроны или микросхемы,
А важно только:
кто и с кем мы...

Душа небесного кристалла,
О, как она о нас мечтала! –
О странном мире, твердь в котором
Свернулась шаром (!), а не тором…
О неоглядной водной сини,
О звездной музыке Россини,
О дивном дереве – осине,
Живущем, кажется, в России...
В краю Есенина и Блока,
Где вьется Гончаровой локон,
Где шорох ветки алычовой
И голос Аллы Пугачевой!

«Привет тебе,
Зеленый Глобус,
Пришла пора дружить домами...».

…Трескучий зверь –
с крылом как лопасть –
Кружит в сиреневом тумане.
……………………………….
...Мир вспомнит строчку из «Тамани»!
Или строку из «Гайаваты».
Или Седьмой сонет Шекспира.

Только б не фюрер бесноватый
И не догматик узколобый
В тот миг решали судьбы мира.


Реклама ржаных лепёшек

РЕКЛАМА РЖАНЫХ ЛЕПЁШЕК

В модерновом кафе на Арбате
Дева в фирменных джинсах
и в батнике,
Изогнувшись у столика твистово,
Ест ржаную лепёшку истово.

Кушай, девонька, ешь на здоровье!
Вдруг рука твоя, вздрогнув слегка,
Вспомнит тёплое вымя коровье
И тугую струю молока?

Вдруг проснутся заглохшие гены
(в неизвестно каком поколении)
И ты скажешь, сама в изумлении,
К изумленью приятеля,
Гены:
– Ты мне муж, а тебе – жена я!
И судьба нам – лепёшка ржаная,
Ржанье потных коней на покосах,
Седина раньше времени в косах,
Дети, бабья безмерная жалость
И к работе мужицкая жадность.

И жестоких свершений державность,
И железа военная ржавость...
...И сегодняшняя безлошадность
На покрытых асфальтом полях
(хоть и пропасть коней в «жигулях»)!

И пакеты коровьего вымени
В гастрономах. И вроде бы – муж.
И попытки бесплодные выманить
Птицу счастья из зарослей душ.
И отчаяние на рассвете,
И последнего вдоха глоток
При рекламном неоновом свете
Из окна – будто крик в потолок:

«Люди любой эпохи,
Науки ценя и искусства,
Ешьте ржаные лепёхи,
Питательно это и вкусно!»


Экологическое

* * *

Душе опять отрадны ржанье,
Гужи, вожжа и кнутовище:
Виной бензина вздорожанье,
К тому ж - с овса - и выхлоп чище.


Поэт

1.

О, как он был любвеобилен,
Являя африканский пыл!
Какие женщины любили
Его. И как он их любил!

Как бабочки на свет, летели -
От див балетных до графинь,
Но даже в "девах" из борделя
Он видел греческих богинь.

Ещё туманен блик оконный
И пыл с рассветом не угас,
А у подъезда топот конный,
Нетерпеливый ржёт Пегас.

Век девятнадцатый, галантный,
Пленяли женские сердца
Очарование таланта
И вдохновение творца.

2.

Век двадцать первый, меркантильный.
Крылатый конь, увы, зачах,
Век теле-порно-говорильни,
Эпоха Ксении Собчак.

Плюгавый, рыжий, без мобилы,
Без клёвой тачки, без бабла -
За что б сегодня полюбила
Его рекламная "гёрла"?

А, впрочем...Вот уж это - "впрочем"!
Кто угадает наперёд?
Мы тут чего-то напророчим,
А выйдет всё наоборот.

Мелькнёт Пегас крылатой тенью,
Ржанёт, и возвратятся вновь
И божество, и вдохновеннье,
И жизнь, и слёзы, и любовь.

И "дева", вспоминая младость,
Потоки слёз сдержав едва,
Воскликнет: "Боже! Что за гадость,
Как омерзителен "Дом-2".


"Я не могу..."

***
Я не могу!
Я больше не могу,
Я больше не могу быть человеком.
Уйду в тайгу,
Чтоб только «ИЛов» гул
Соединял меня с дурацким нашим веком.

Сохатым стану.
Буду грызть тальник.
Я стану чутким к шорохам и скрипам,
Следы в логах читая вместо книг,
Предпочитая лёжки – манускриптам.

Я не хочу,
Я больше не хочу,
Я больше не хочу цивилизации.
Меняю стоквартирный блочный чум
С его мечтой – под вечер нализаться…

…Меняю на звенящие ручьи,
На шорохи оттаявшего леса,
На то, как воздух соснами горчит
Без примеси асфальта и железа;
На то, чтобы прорвавшись за Чулым,
На выучку уйти иным наукам:
Увидеть свет - фасетками пчелы,
Услышать гул - шмеля мохнатым ухом.
Антеннами оранжевых жарков
Ловить пытливость звёздного радара,
Чтоб праздный мозг, подёрнутый жирком,
Сжимался в ожидании удара!
………………………………..
Когда ж ударит в сердце лунный нож,
Полночный ятаган двурогий,
Из миллиарда человечьих нош
Возьму свою и выйду на дорогу.
Всё тот же путь!
Кремнистый торный путь.
Умчался в горы гулкий иноходец,
А человек, избавленный от пут,
Всё ищет путы и, увы, находит.