Хлудова Ольга


Сыграл в любовь

– Сыграй в любовь, ведь мы - на сцене:
Дощатый пол и взгляд суфлёра,
Не помнящего текст актёра
Из пьесы о мужской измене.

– Сыграй в любовь! Слова забыты.
Лишь только мимика подвластна –
Так покажи, как жизнь прекрасна
Без букв латинских алфавитов.
           
– Сыграй в любовь! В последнем акте,
Когда внесут наряд невесты,
В запасе будет пара жестов,
Чтоб показать шальной характер.

Но ты молчишь, забыв о платье,
О роли мужа в странной пьесе…
И два часа, застыв на месте,
Мы простоим с тобой в объятьях...

28 февраля 2020 г.


Когда мне было...

Когда мне было двадцать лет –
О принце сказочном мечтала,
Сменить художника берет
На опахало с покрывалом.

Когда мне было тридцать лет – 
Дизайнер на карьерном взлёте – 
Сменить бы душный кабинет
На место в частном самолете.

Когда мне стало сорок лет –
Мечтала в шляпе быть с полями,
Забыть про выпуски газет,
Пить чай с поэтами-друзьями.

Но что же делать в пятьдесят
С мольбертом, вёрсткой и друзьями?
Меня по-прежнему влечёт
Принц с белоснежными конями.

А что же будет в шестьдесят?
Судьба пусть сложится иначе...
Медали на ковре висят
И грядки ждут уже на даче.

12.01.2020 г.


Блошиный рынок русских городов

Блошиный рынок русских городов
Под стать музейной выставке открыток –
Пестрит стена картинами цветов,
Торговцем подготовленными к сбыту.

В привычном изобилии вещей,
Среди белья, подсвечников и брошей
Блеснут на солнце ордена людей,
Чей подвиг с миллионов сбросил ноши –

Фашистский гнёт, излом своей судьбы,
Пропитанной в боях кровавой болью.
И вот теперь, тайком, из-под полы
Наградами солдат торгуют бойко.

Как им принять через десятки лет,
Что часть наград осядет на прилавках,
Цена медали как цена конфет,
Колеблется от пресловутой ставки*.

О подвиге здесь вслух не говорят –
Для многих он навеки обезличен.
Но зная всё поступит как солдат:
Погибнет или станет безразличным?

В парад Победы вспомнят имена
Солдат войны, проживших век несладко.
Жаль, с рынков не исчезнут ордена –
Подальше их запрячут под прилавком.

12.01.2020 г.

* Курс доллара США.


Каверзный вопрос

Я в журнале увидала эротический опрос.
Есть ли в дамах сексуальность? Задан каверзный вопрос...
Оказалось, что активность возрастает до небес
Лишь у тех, кому за тридцать... Тут во мне проснулся бес.

Я ж, практически, на пике! Наслаждаться б этим всласть,
Ведь по циферкам статиста у меня бушует страсть!
Но, наверно, проглядела свой подъем в ряду причин,
Коли в этой жизни бренной обхожусь вновь без мужчин.

Эх, товарищ социолог, иль, как нынче, господин,
Ты, дружочек наш хороший, не учел нюанс один -
Что мужик сейчас мельчает: много курит, много пьет.
И на точке максимальной он ко мне не попадет...

сентябрь 2004 г.


Тебе вина, мой милый друг?

Тебе вина, мой милый друг?
В нем кроется печаль о лете,
Где бронзовый на небе круг
Загаром манит в свои сети.

Где гроздья виноградных лоз
Давно слывут приметой юга,
Где стайки чаек и стрекоз
Над морем провожают шлюпки.

Где с наступленьем темноты
Сольются очертанья губ.
Воспоминания, мечты...
Тебе вина, мой милый друг?

12 августа 2008 г.


Письмо

Я разберу твое письмо,
Мой друг, на яркие цитаты
И станут фразы, как солдаты
Немого старого кино,

Колоть с гримасой злого зверя,
Пронзая логикой письма.
Захочется вскричать: "Не верю!"
Дежурных фраз твоих тесьма

К сознанью прикрепится строчкой,
Оставив в нем глубокий след -
В процессе битвы одиночной
Родится мой тебе ответ.

10 августа 2008 г.


Карусель

Зачем, какого же рожна,
Провинциальной поэтессе
Сценарий брать избитой пьесы?
Из смыслового полотна
Сама скроила хеппи-сказку:
Любовь, Красавчик и Савраска.
Да только плагиат - не боле:
Тепло искать в чужих ладонях,
И верить в Принца на коне,
Летящего с тобой к родне
В страну иллюзий, сладких снов,
Где счастье дремлет без оков
Под свет гирлянд в нарядной клетке...
Очнись, ведь ты большая, детка!
Сойди с лошадки карусельной -
Найдешь ещё себе веселье...


Осенняя зарисовка

акварелью затуманено…
облака не прорисованы…
гладь воды в объятьях марева
покачнется чуть взволнованно…

упадут с озябших веток
паутинок кружева…
солнце бронзовой монеткой
соскользнет на дно пруда…

22 января 2006 г.


Фотография девичья

Какой бы мы красивой были парой,
Мой милый, если б не было войны…
Игорь Шаферан.



Фотография девичья, снимок любительский,
Из кармана солдатского, пулей пробитая,
С боевыми наградами, с грузом трагическим
Сослуживцем оставлена в доме родителей.

Материнское сердце той скорби не вынесет,
Поминутно страдая, замрет через год -
Без хозяйки вся хата поклонится книзу,
И полынью тропа зарастет у ворот…

Пробираясь сквозь дебри забытого сада,
С дуновением ветра ворвусь в этот дом -
Оказавшись в плену воскрешенного ада,
Осознать невозможно, где явь, а где сон.

По дощатым обломкам, ступая несмело,
В состоянии вечной похмельной апатии,
Подойду я к углу, где лампадка горела,
Увидав средь икон - и свою фотографию,

Пожелтевший со временем девичий снимок,
Меткой пулей пробитый улыбчивый лик,
Старым домом, свидетелем жизни, хранимый…
В той войне нас не стало двоих…

март 2005 г.


Ну, здравствуй, сон…

Весь день хотелось только спать
И к вечеру валилась с ног,
Но лишь нащупала кровать -
Супруг припомнил "старый долг".

Промчался час. Ну, здравствуй, сон…
Однако, звуки в блочной клетке -
Гремит соседский патефон,
Старик принес его с разведки

Еще в гражданскую войну.
Нет, я не против добрых песен –
Сама любую затяну,
Но наш квартирный мир так тесен…

Созвучность стонов, крики матом -
Мечтай, чтоб люди стали немы…
К соседям, словно, до жирафов,
Флюиды сексуальной темы

Бредут сквозь мягкие подушки
На чистоплотное пространство…
По трубам, старым погремушкам,
Поток воды стекает в ванны…

Кошачье пенье, лай собак…
Десятки цифр собьются в кучу
В борьбе за сон… исчезнет ад
Лишь солнце выпустит свой лучик.

13 февраля 2005 г.


Я не куплю футбольный клуб...

Я не куплю футбольный клуб,
Мужчин, что бегают по полю,
Мне не носить роскошных шуб –
Пусть звери поживут на воле.
Я не поеду в Куршевель,
Кататься по альпийским склонам,
Не забронирую отель -
Обычный полулюкс с балконом.
Не хватит даже на массаж,
Чтобы расстаться с целлюлитом.
Пожалуй, не войду в кураж –
Весь мир мне кажется закрытым.
Ведь денег только на вино
И на сеансы с Интернетом...
А кто сказал, что быть легко
По жизни просто человеком?

17 июня 2004 г.


Может быть, мне уйти в монастырь?

Я устала идти сквозь пустырь
По ведущей к свету дороге.
Может быть, мне уйти в монастырь,
Где забуду мирские тревоги?

Перестанет метаться душа
Между жизнью и смерти порогом…
Только я не носила креста -
Не найти мне спасенья у Бога.


Когда все выпито вино

Когда все выпито вино -
Неважно, будут утром свечи,
Открыто - заперто окно,
Звучат или замолкли речи.

Неважно, день здесь или ночь,
Неважно, что печаль звучала...
Я ухожу отсюда прочь,
Чтоб завтра жизнь начать сначала.

10 марта 2004 г.


Чужие руки

Рукам чужим подвластны нити
Твоей судьбы - марионеткой кроткой
Склонишься перед неизбежным роком...
Шагнешь вперед - притянешься магнитом

К потоку фраз иных мировозрений.
Впитаешь их, как губка мыло, -
Из книг, зачитанных до дырок,
Оставишь строчку... но упустишь время

Залезть на стул и опровергнуть гласно
Не помню кем придуманную байку,
Что, дескать, ты - судьбы хозяйка...
Ведь Аннушка уже купила масло...

16 января 2005 г.


Назовите меня Анной

Назовите меня Анной,
Когда поступью небрежной,
Выйду я нагой из ванной,
Позабыв надеть одежды...

Назовите меня Бэллой,
На гитаре троньте струны -
Лепестками розы белой
След оставлю в свете лунном...

Назовите меня Ольгой
В пике страсти безрассудной,
И замкнется треугольник
Вашей жизни баламутной...

Назовите меня... Впрочем,
Как бы вы меня не звали
Я поставлю многоточье -
Спрятав имя под вуалью...

03.07.05 г.


Модельное счастье

Падут в парикмахерской локоны страсти,
В шкафу обветшает моя мини-юбка,
Ресницы я тушью забуду покрасить –
Вновь стану домашней и даже уютной.

Где туфли на шпильках – навеянный образ –
Чулки на резинках – ажурные нити…
Пластичное тело движением кобры
Застынет на кухне забытого city.

Желтеют газеты, в плакатах нет блеска -
Не только модели становятся старше...
Глазам не увидеть софитного всплеска -
Теперь стало модно готовить из фарша…

1 января 2005 г.


Любовь моя

Любовь моя, тебя не ждали -
Ведь ты явилась миру прежде,
Чем на бумагу строчкой пали
В стихах чернильные одежды.

Обманчиво твое объятье...
Но вновь, на время не взирая,
Из разных букв сплетаешь платье,
А в нем - душа моя нагая...

Декабрь 2004 г.


В подъезд укрыться от дождя

В подъезд укрыться от дождя,
Устав бродить вдвоем по лужам,
Войдут, и в танце их закружат
Ночные блики фонаря.

В сплетеньях страсти, наугад,
Рука коснется ожерелья —
Жемчужины весенней трелью
По полу звонко простучат.

Минуя скользкие ступени,
За ними поспешая вслед,
Собрать заветный амулет
Метнутся двух влюбленных тени…

А утром, обогнув порог,
Луч солнца заглянет случайно,
И озарится чья-то тайна
Жемчужиной у наших ног…

19 мая 2005 г.


Я девочкою милой

Я девочкою милой к соседке в дом зашла.
Кота она кормила, да прямо со стола.
На взгляд мой удивленный, за что такой почет?
Ответила смущенно, что в нем душа живет

Солдатика, убитого своими же в войне.
Смерть от руки товарищей чудовищна вдвойне.
И что теперь осталось? Варить коту обед...
Загубленная душенька мурлыкала ей вслед.

Потом, всю ночь, поверьте, я не сомкнула глаз -
Стал монолитом в памяти старушечий рассказ.
- Карай, Господь, чем хочешь, - мелькнуло в голове, -
Не дай сидящей кошки ты на моем столе.

Но то ли стало пусто мне в этом мире уж -
С годами стала верить в переселенье душ.
А может, просто разум отказывает мне –
Кормлю бездомных кошек я на своем столе…

25 июля 2004 г.


Пара метров японского шелка

Надоел навороченный шарм устаревших изделий.
В бутиках бесполезно бродить без наличия денег.
Манекенов одели в куски зарубежных материй.
Пару дней на витрине - и образ дизайнер заменит.

Я, пожалуй, куплю пару метров японского шелка.
Обернусь тканью в кокон – возможно, согреется тело.
Манекеном застыну на время, но, видно, без толку
Ожидать воплощенья в кругу, не очерченном мелом.

Пропитаюсь рисунком Страны восходящего солнца.
На минуту поверю, что могут прорезаться крылья.
И смогу мотыльком я вспорхнуть на чужие оконца.
Только холодно осенью... Окна все глухо закрыли...

31 октября 2004 г.


Фамилия мужа

Хлудов - один из героев пьесы великого мастера М. Булгакова «Бег».

фамилью мужа надела, как платье,
сразив подруг изысканностью стиля.
и в тот момент, когда же без усилий
супругом я была взята в объятья,
на пол упала книга… эМ. Булгаков…
распался «Бег» страницами на части…
в приметы мистики не верит молодежь.
и лишь с годами пробивает дрожь,
что мне хотел сказать великий мастер,
присутствие свое отметив знаком…

7 января 2005 г.