Александра Храброва


Как гуси молятся дождю

Как гуси молятся дождю, как тянут шеи белоснежны!
Алмазной россыпью росы покрыты спины флёром нежным.
Как гуси молятся дождю!

Гортанный крик-мольба завис предзимьем сумрачного неба.
Был сладок пир за кубком Гебы, но жизнь прошла – что быль, что небыль.
Как гуси молятся дождю!

Когда-то гуси Рим спасли — им памятник сваяли.
У нас прошла в любовь игра за сочный ломтик фуагра.
И гуси молятся дождю.


На Пороге

Излучаю Любовь. В полет
устремляюсь душой,
в ту заветную точку,
где закончится времени счёт.
Там стирается всё.
Там рождается всё.
Проявляется суть
Божественных нот.
Страж ушёл на покой.
Переступлен Порог.
Кто ты, Путник? — открой!
Будет узнан Исток.


Поэту

Анатолию Ларионову

Бежишь по замкнутому кругу.
О чём мечтаешь? — Ни о чём.
Стихи тебе — и песня, и подруга,
А всё, что было, поросло быльём.

Живёшь в раю ночных иллюзий.
Джаз-банд разбавил тишину.
И лишь стихи, подаренные Музой,
ласкаешь взором, как жену.

Что в будущем, Поэт, твоём,
Когда крещён стихом навылет.
Ты не печалуйся... Потом
Тебе Грядущий крестик выльет.


Антиникотиновое

Две сигареты на двоих, а ночь -- длинна...
Ты -- отражение моё... Я не пьяна!
И ты сегодня трезв на тризне по любви...
Бежишь по лезвию... В крови
венец терновый Господа -- грядёт наш Спас.
Иуда раком в лёгкие целует нас.

Как без затяжки до утра прожить?
Пора бросать курить.
29.05.2010


Хрустальный журавлик

Пусть выпиты слёзы и травы увяли,
поникла синица в руке,
и росы просохли, и очи ослепли,
и волосы в белой муке, –
но лодку Харона журавлик хрустальный
несёт в поднебесной реке...


Может, в этом есть смысл

Может, в этом и есть смысл,
чтобы легче вознесся дух?
В одиночестве ты глух,
и сирены не режут слух.

Мир соблазнов померк там,
где четыре стены жмут,
на крюке заскучал жгут
и мечты о любви мрут.

Норов злого тельца крут --
он подушный сожрёт налог.
Смрадом рты затыкает смог.
Да поможет нам всем Бог.

24.10.2009


Я - путник

Я - путник, бредущий в потемках
бесстыдных желаний бессильного тела.

Я - путник, бредущий в потемках
фантазий бесплодных слепого ума.

Я - путник, в потемках сознанья
алкающий истины Божьего света...
07.11.2008 г.


Поманила осень

Поманила осень бабьим летом,
самоварным золотом припудрила листы,
невзначай разнежила рассветом,
а под вечер мокрым, стылым ветром
разметала черные кусты...
05.10.2007


Реанимация

Как мне быть с Тобой, молчащим,
хоть не нем, не глух.
Долбит темечко незрячий
огненный петух.

На меже безлюдно, тихо,
нет ни зим, ни лет.
Молча корчится от лиха
мой в шкафу скелет —

обесцвечен, обессмыслен,
рассыпаясь в прах...
Сверху смотрит с укоризной
светлый Ангел-птах,

снова стрелки часовой
запускает бег:
"Не спеши на упокой,
не дожит твой век."
03.04.- 27.09.2008 г.


The Prophet

Между нами молчат расстоянья -- пусты,
отсекая дорогу по имени "Ты".

Из лохмотьев судьбы твой последний наряд.
Ты судья сам себе и палач, говорят.

Не звезда жжёт ладони, а так, уголёк.
Ты в терновое платье и душу облёк.

Неустанный охотник за женской красой,
в дом Отца приплетёшься нагой и босой.

Расстоянья сомкнутся у крайней черты.
Там, в себя заглянув, скажешь: я -- это Ты.

8-13 июля 2007 г.


Вечный зов

Вынашиваю боль.
Когда созреет,
падёт в горнило горсткой горьких слов.

Ассоль сгорит...
Но парус - вечный зов -
уже другим безумцам пламенеет.

02-04.03.2007


Сказка о золотом мече

Быль ли, небыль, сон во сне —
звон хрустальный ниоткуда,
льдинки скол... во тьме... извне...

Ангел пел и звал, и крылья
надо мною простирал —
скрытое приоткрывал.

Под землей — эфес из злата,
меч надломлен, ручка смята
заколдованный лежал.

В нём заклятием кровавым
радость прятал злой шаман —
князя тьмы лихи забавы...

Смою нечисти дурман!
Талисманом станет мечь —
мир от ворога стеречь.


слуховые метаморфозы

"эС" слилось безлико с "эЛ"
"У" дало вдруг петуха
"Ша" презрительно шипя
уничтожив букву "А"
похвалилось буквой "Я"
в завершение всего
капля мёда пролилась
бархатисто-страстным "Ю"
в трубке речь оборвалась
и осталось слово жить
в скорлупе души навек
произнёс его вчера
мой любимый человек


ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

Криком вытолкнуть боль.
Круг превратить в ноль.
Маску содрать с лица.
Путы порвать кольца.
Прошлых ошибок рок
истиной сделать впрок.
Скинуть суму с хребта —
в гору дорога крута.


Сестре пишу

Лике

Бездумный взгляд в зарешечённое окно.
На первых этажах — решётки.
А небо в клеточку мерещилось давно...
Жаль, что не пью я водку.

Сестре пишу. Нестроен слог письма,
но не с кем поделиться наболевшим...
Кто, как она — сестра моя
меня поймет, утешит:

"Леденеешь без любви ты,
и сгораю от любви я.
Я на родине, как с мачехой, живу.
И тебя она — не сберегла.

Но что бы ни было, в сердцах она светла,
родною матерью зовём доныне.
Мы ей простим, что в горе предала.
Печаль моя, судьба моя — Россия."


Hi-Fi

Бегут по замкнутому кругу
два антипода — Хай и Фай,
в погоне вечной друг за другом.
Окружность мира — каравай
ржаной, пшеничный, кукурузный —
себе по вкусу выбирай!
Змея кусает хвост змеиный,
а суть проста: всё есть Hi-Fi.


Не думать, не любить

Не думать, не любить и не мечтать,
в отчаянье решить: "Не жить"?
Как соблазнительно уставшею стопой
пройти границу в мир иной,
бежать из плена страсти и печали,
сорвать оковы долга, ведь едва ли
они все жертвы оправдали,
смиренно наложённые душой...
Душой-бунтаркой в царстве бренном,
где сумрак душит день от дня,
душою-разрушительницей тлена,
который пожирает сам себя,
вокруг всё заражая и круша,
влачит на жёстком поводке
неистребимы лень и скуку —
их язвы мы лелеем скупо,
ведь их так сладко расчесать,
чтоб болью мучиться опять...
И вновь под солнцем полудённым
мы ищем свет.
Вопросов сонм неутолённых.
Найдем ответ?


Валентинка

Омытый пламенем Светил
источник мудрости и воли —
Верховный Зодчий мир творил,
чтоб мы любить могли с тобою.


Звезды упавшей след

Как долго ты не спишь,
и я глаз не сомкну...
Целует облако прозрачную луну.
Бормочет что-то монотонно тишь,
шаманит нам весну.

Не здесь и не сейчас.
Лихая здесь пора.
Прощанья в сердце нет.
И росчерком пера —
звезды упавшей след...

26.01.2006 г.


О расставании не говори

О расставании не говори, не думай!
Иначе пламенная ночь угрюмой
обернется думой...

Если потеряю я тебя,
восстанет темнота.

Если потеряю я тебя,
весь мир на дно уйдет.

Если потеряю я тебя,
всё во мне умрет.


ЗИМНИЙ ВАЛЬС

"Все нужные ноты давно сыграли"
В. С. Высоцкий

Все нужые рифмы сложили давно,
любимым слова сказали.
Все лучшие сцены прошли, как в кино,
поверим в их правду едва ли.

Любили, как жили, грешно и светло,
любимых в пургу не теряли.
Пусть лето растаяло в Лете давно,
о нем мы забудем едва ли.

Закружит поземкою снежная пыль,
припудрит виски печалью.
Не сказкой легла своенравная быль:
сама не своя и ничья я...
04.12.2005 г.


бАСарный

http://poezia.ru/salon.php?sid=22103

Всё тщетно тужится дерьмо
обгадить свет рожденья,
а мне и грустно, и смешно,
и жаль его -- поверь мне...

Сам не способен повторить
завидный подвиг этот,
лишь в балаганы превратить
послания поэтов.

Как ни натягивай колпак
базарного Петруши,
его хозяина впросак
ведут ослины уши!


Да, было Слово

Любовь вне времени и вне сезона!
Хмельней и очистительней поста.
Она сильнее чистого листа,
резоннее резонного резона!

По праву первородства мне видна
всего причина в каждом звуке новом.
Да, было Слово (только без вина!)...
Но даже и ему Любовь — основа.
29.10. 2005 г.


***

Дверь больницы.
Мимозы запах.
Ангел безлицый.

Контрольный выстрел.
Жалят осы –
слепые слёзы.

Камень на сердце.
Без маски день.
Безумье жестов.

Урна с прахом.
Бумажный цветок.
И – песок.

16-24 октября 2005 г.


НЕВЫРАЗИМОЕ СЛОВОМ

Стоном беззвучным,
оборванным ритмом
вырву из сердца мятежную рифму

жертвенной песни,
стремнинной реки,
Cпаса доверчивой детской руки

сутью природной
безмерно любя
невыразимого словом — Тебя.


Ещё упорствует мой дух

Ещё упорствует мой дух,
сопротивляясь притяжению иных миров...
Ещё творю мечту, но слух
уже внимает реквием Богов...
И зрение распятой
на кресте любви души,
прощаясь и прощая, с болью непонятой,
запечатлеть твой лик спешит...


НАВЕЯННОЕ

Навеянное....

…Купола телескопов под небом,
Тихий город, шуршание шин.
Горный «велик» здесь, кажется, не был….
Если был, то, наверно, один….

Предрассветная звездочка гаснет -
Отступает полуночный мрак.
Не синонимы: Настя и счастье,
Но надеюсь что, все таки, так....

Александр Оленский
http://www.poezia.ru/article.php?sid=36287


Один под полуночным небом
Звездочёт в телескоп
ищет новую искорку-небыль...

пусть подарит восход
свет далёкого нежного счастья
и не важен исход...

пусть ненастья
не властны над ним
назову её именем Настя
всё равно... нелюдим...

даже в замкнутом круге запрета
помечтать хорошо!
ведь звезда по имени Света
уж померкла давно...

Роза, Настя, Татьяна, Фируза -
только женские здесь имена...
в синем небе грустит одиноко
среди звёзд половинка моя...


Увяли до срока от ливней...

Увяли до срока от ливней цветы.
Так душит их тленье.
Мешки под глазами. И застят зрачки
белесые тени.

Но память внезапно с орбиты сорвёт
неведомой властью...
Под веками солнечный диск расцветет
предвестием счастья.


Во тьме

Во тьме неясный огонёк
взор путника усталого привлёк...

Вдруг показалось: наконец
обрящет для души отраду...

Но это просто пень-гнилец
мерцал агонией распада.


Берёзонька

Берёзонька осиротелая,
в глубоких ссадинах кора,
серёжки новые надела,
а говорили — на дрова...

Но щедро девочка-весна
водой живою окропила,
фатой небесной озарила —
нежнейшей дымки кружева...


РОЗОВЫЕ ФЛАМИНГО

Смотрю на миг запечатлённый
нездешней красоты фламинго розовых.
Так память греет сердце
приливами любви в судьбе морозной.
Пространство боли, залежи страданий
и жгучий лёд бесплодных ожиданий
влекут в объятья тишины.
И из заоблачной страны
бесстрастного ума
нисходит Муза в мир,
который отделил добро от зла,
который грезить смог в краю берёзовом
о хрупкой красоте фламинго розовых.


МЫ — НЕ ОДНИ

Одинокость души...
Но однажды - озарением -
прониклась единением
со Вселенной...
Она прорастала во мне и мной
нуменальной красотой.
И я - её неотъемлемая,
родная душа,
без которой Вселенная
не будет так хороша.
Теперь, когда гнетёт житейский вздор,
перевожу свой взор
от одиозной скорлупы
и погружаюсь в мир Души.
Я - не одна...
Мы - не одни.


БЕЛАЯ ВОРОНА

Мы никогда не будем вместе
на склоне дней.
Твоя невеста –
давно жена тебе
и мать детей.
И жизнь твоя – её награда, её отрада,
но не моя.
А мне на долю досталось горе –
любить тебя.

По телефону красть твой голос,
не сметь – по имени.
И только молча молиться Богу
посильно мне.

Найти любовь и биться в клетке
земных оков.
Что есть судьба? Нелепый слепок
из детских снов
не лебедя – вороны белой
среди иных,
живущих праведно, по правилам
и мне – чужих...
18.05.2003


НА ПЕРЕВАЛЕ СУДЕБ

На перевале судеб ветер досыта напьётся нашим прошлым,
не захлебнётся - ухмыльнется, не осудит день минувший.
На перевале дай нам, Боже, оглянуться в наши души,
дай время зёрна от плевел отсеять, отшелушить,
жемчужину любви не выплеснуть и не разрушить
храм красоты, воздвигнутый на перевале судеб.
19 марта 2005 г.


МЕНДЕЛЬСОНОВСКИЙ СТОН

Ты не любишь меня...Ты не любишь меня!
И любил ли — теперь я не знаю...
Только пламя костра на весеннем ветру
не горит, не поёт, а — тает...

Мы как искры-снежинки беспечно кружим...
Серым пеплом однажды осыпется сад...
Неужели — исход, неужели назад

нет пути? Я молю: Небо! Дай нам огня!
Одиночества страх обнимает меня,
да кривляется в стёклах тоска без вина...

и гнетёт тишина... Мендельсоновский стон.
Отпускает в безвременье морочный сон...


Читаю стихи

А. Ларионову

Искатель капканов любовных,
сгораешь в погоне безликой.
Во сне - журавлиные клики.

Бесплодной мечты идеал
пригрезится в чаше похмельной,
и - ядом отравлен бокал.

Вокал пустоты беспощаден,
и призраков гавань полна.
Все мифы слетелись со дна.

Читаю печально стихи.
Они - как горбатые вехи
бездомной и горькой судьбы.


Не отрекайся от любви

Не отрекайся от любви!
Святой любовью выживают наши души,
и даже в Судный день не спросят о минувшем
всех, кто испил до дна амброзию любви.


Маленькая баллада на день Св. Валентина

Как дар пришла любовь
на счастье и на горе.
На счастье - вместе быть,
на горе - без тебя,
но горе сплутовало,
и счастье проиграло,
а на кону стояла
невольница-судьба.
Не век фортуне счастью
спиной своей хвалиться,
настанет срок - покажет
ему своё лицо,
и три заветных слова
ты мне прошепчешь снова,
и счастье рассмеётся
испив любви хмельного,
игристого винца!


Камень памяти

Камень памяти,
брошенный в тихую заводь,
выбивает круги на воде.
Та волна расколоть
может берега рыхлую плоть.

Камни памяти,
сверзнувшись в бурный поток,
всплеск звенящий рождают.
Пронзенные солнца лучом,
брызги радугой ярко сияют.


Кто я

Кто я - ветер, цунами, слепой ураган,
потрясающий заспанный мир?
Налетел, разбудил и в забвеньи почил,
не разрушил ничей дастархан.

Кто я - тень, отражение, блик на стене,
мерцающий в солнечном свете?
Вот он есть - и исчез, растаял во мгле,
окутанный коконом смерти.

Я не знаю, кто я. Потерялась в тебе.
Словно прочерк в анкете осталась в судьбе.


Ода Доброму Человеку

Пусть в душе своей найдешь себя,
Но не для себя, а для других,
Таких же добрых,
Как твой Бог внутри тебя.
Пусть стократ судьба
Воздаст тебе добра.
Пусть отныне и вовеки
Зазвучат любви слова -
Только для тебя.
Ты омоешь ими сердце
И отдашь другим.
Так замкнешь кольцо Вселенной
И спасешь наш мир.


Птица печали

Птица печали в окно постучала...
С болью немалой судьба повенчала,
горя, разлуки было в ней вволю -
всё, что зовётся людьми нелюбовью.
Лебедь бескрылый не может взлететь,
птицей печали ему умереть...

ТС2005


В параллельных мирах


В параллельных мирах, но в одном измерении
мы живём, остракизмом неверия меряя
судьбы, душу, любовь и застывшую кровь...


Сердце бьётся в такте стон

сердце бьется
в такте стон
зачем вы так
любовь – фантом
зачем вы так
любовь – мираж
как выжить
сбросить лжи кураж
и погасить ажиотаж
безумной жизни
осколок зеркала
средь нежити
отражает рождение
тени мысли
вы – не любите
вы – бесчувственны
вы - зависли
на собственном
бредовом тексте
как бы чего не вышло
и ничего не вышло
видно так задумано
было там - Свыше

2003


Боль - безжалостая cука

Боль моя – безжалостная сука –
наизнанку вывернула мозг,
пропитала душу смертной мукой,
выбросив, как нечисть, на погост.

Вот уже воздвигнут столб позора –
он один напомнит о судьбе.
Только Одигитрия по зову
миром осенит мой путь к себе.

01.12.2004


Нам не дано вернуть тот день

Нам не дано вернуть тот день
и чёрный час, неверный сейчас,
за ним - других неизбежность.

Небрежность к судьбе рождает боль.
Тайно и горько думаешь так,
но не вернуть тот первый шаг...

Не сотвори ошибки злой — постой!
Птицу судьбы не выпускай, знай:
бремя греха — горечь с лихвой.


***

Кем стала для тебя, родной?
Той, кем была всегда — чужой.
Заворожила музыка любви
И хоть сто раз мне повтори
или кричи без слов: "Уйди!" —
Её мелодии, её тона — со мной.


Как живется тебе

Как живется тебе между сердцем и бытом?
С кем в подлунном полёте благовестит душа?
Семя Бога тобой проросло смыслом жизни,
притяженье любви жизнью дарит меня...


Прости

Прости, мне с каждым днём всё хуже,
как будто отвернулись небо и земля...
Прости мою любовь за неуклюжесть...
Осенний дождь больничной стужей
дорогу выстлал до тебя —

до солнца моего, до ласковой лазури
родного моря на заре,
его барашков сахарных, с глазурью...
И пусть давно утихли бури,
ненастен, как и прежде, путь к тебе...

И ветке ивовой подобно, по весне
склонённой до земли
под гнётом смертной льдины,
дай, Боже, выпрямиться вновь, единой
с моей любовью нерушимой,
дай же силы мне!

26.10.2004


БЫЛЬ О ЛЮБВИ

Как много лет меня любовь ждала,
а я, бывало, проходила мимо,
но вот настигла и в полон взяла,
её рабыней стала я - незримой -

без прав, без голоса, без теплоты,
такой отчаянно необходимой...
Лишь в сказке вместе я и ты,
но в жизни кто тебя зовёт "любимый"?!

Любовь - прекрасное дитя души,
рождённое по воле рока
в стране патриархального порока...

И потому несущая, как стяг,
клеймо греха оскопленной морали
безнравственных законов, что едва ли
по праву тем, кто нищ и наг.


Сказка о Любви

Свет мой! Ты уверен, что любовь настолько глубока,
что не зарастёт в уюте стеблями сухого тростника?
Что не будет чахнуть в тени дряхлой немощи и боли?
Что однажды жажда воли вдруг не распахнёт крыла,
соблазнившись страстной новизной?

Мой Малыш, любовь моя!
Погружаясь в тайные глубины, ведомые нам одним,
мы не захлебнёмся тиной, к свету воспарим...
Щедро наградила нас с тобой судьба,
дав в полёт единый верных два крыла,
а когда наступит час наш роковой,
то на небе вспыхнем звёздочкой одной...


О ФЕНИКСЕ

Бессмертие Феникса - блеф откровенный:
состарился... вспыхнул... остыла зола
и вновь возродился из пепла бессменно
на том же насесте ждать жизни конца.
Взгляд гордый, надменный, осанка орла,
блестит опереньем - всё в нём неизменно!
Но с каждым рожденьем бессмысленным,
тленным становятся крылья короче хвоста.


ИЗВРАЩЕНИЕ ВРЕМЕНИ

Грядущее каждый миг
извращается в старый грех.
В Лете гниёт тростник.

Сбудется вдруг, озарит
искрой заветной мечты.
Сердце очистит родник.

Прошлое - мыслей фантом.
Здесь настоящего нет.
Жизнь - скудной памяти след.


INFERNO ДЛЯ РУСАЛКИ

время скомкалось... день... ночь
здесь изначально безнравственны...
прочь в никуда исчезают скользя
и утверждают безвременье зла
красны глаза... бессонница...
или беспомощность? дрожь
сотрясает русалочий хвост...
веки набухли мешками непролитых
и пересоленных горечью слёз
беззвучен - по-волчьи - ответ
холодного тусклого взгляда
смотритель подвала не скажет: "Привет!"
растерянность правит русалочьим балом
не петь Русалке среди чужих
среди инфернальных странных печальных
Русалка гибнет в плену подвала
химерой растаял вокзал для двоих...


Освобождение на кончике пера

Освобождение на кончике пера
легонько выдохнет меня со знаком точки.
И я, познав бескрылость бытия,
сама порву билет в мечту порочную...

И лишь любовь без предрассудков "ни" и "не"
возьму с собой, как символ безупречный,
и буду ждать тебя в надземной тишине,
и упиваться Безусловностью Конечной.


ЖАЖДА

Как бессонницей, привычно
одиночество в ночи
открывает шифром личным
тайной памяти ключи.

Той, в которой ты беспечно
даришь счастье и любовь -
чудотворная криница -
будь всегда таким со мной!

Одиночество постыло.
Жажду, ставшую тоской,
утолю кристально-чистой,
родниковою водой...


Модные одежды

Модные одежды суеты сует
не украсят веру, ту, которой нет,
не к лицу надежде, если - умерла,
лишь любовь нагая с гордостью прошла.


Я знаю.

Я знаю,
что ты есть -
не для меня...
Смирилась с этим -
внешне...,
но даже мысль одна
конвульсией рвёт сердце.
И будет так всегда -
до смерти самой -
не разлучит она...
Поверь,
я знаю...

Я знаю,
что Любовь -
от Бога
и для Земли ещё -
незрела.
Здесь задыхается она
в тенетах тела.
Но только здесь
рождается Любовь -
послушай! -
на стыке Тьмы и Света
и открывает дверь Душе -
в мир Духа...


ШАГРЕНЕВАЯ КОЖА

здесь весь мой мир
срастаясь с ним смертельно
уйти не сбросив кожу
но шагрень
не лайка вовсе а ремень
кукожится от безнадёги
так в душный полдень
собственная тень
бросается под ноги


Светает...

Светает...
Сумрак отступает на Запад.
Сначала робкие лучи Востока
силу набирают.
Голос птахи одинокий
хрустальной трелью разбивает
прозрачность чуткой тишины.
Никто не знает, о чем вещает
Природы глас,
и сладкой мукой замирает
Душа, с надеждой предвкушая
рожденье чуда в нас.


ПЛАЧ КУХАРКИ

Я решаю свою судьбу
и никак решить не могу.
Вопрошаю о ней небеса,
но с ответом Они не спешат.
Все земные - про кухню твердят,
мол, уж больно я там хороша,
а Душа - никому не нужна...
И вопит Буриданов осел
здесь - внутри, но не слышит никто,
как смертельный разносится крик,
погибает во мне индивид...
Верх дуальности - Бога Душа -
знаю, вдруг улетит в небеса,
где в забвении мир обретёт...
А вот руки помянут не раз
под желудков тоскующих глас!


БАБОЧКА-ДУША

Там, в заповедной тишине меня,
живёт частица твоего огня...

Там нет пустыни, выжженной дотла,
и страха нет, сводящего с ума.

Там пламя, луч, поток живой,
восходит свет для нас с тобой.

И тигль с расплавом дышит жаром,
и тает мера в мире старом,

и, остывая, проявляет два крыла—
два белоснежных — бабочка-душа...


Пара фраз.

Пара фраз,
просто слово одно
или знак в облаках,
размазанных пО небу бурей,
мне, Бог мой,
расскажи, укажи
на примету такую,
что позволит терпеть,
ждать, страдать-горевать
и любить безнадежно -
как прежде
и - как прежде -
в молитвах тебя поминать,
уходя от тебя,
оставаясь с тобой
под трезвон похоронный
надежде.

ТС-2004


ВОЛНА И УТЁС

«Ты так силен, а я – слаба!» –
Шептала нежная Волна,
Лаская каменный Утёс…
Утёс рассыпался… от слёз,
Что источала та Волна…

Мораль сей басни, её суть:
Каким Утёсом ты ни будь,
Но если встретился с Волной —
Молись! Молись за упокой.


МАЛО!

Из непознанной Сущей Искра -
Светом Истин зарит Разум.
Разум в корчах родит Слово,
А язык знай кричит: "Мало"!


Я останусь с тобой.


Я останусь с тобой одиночеством сорванной лилии,
Знойным ветром-хазри, запутавшим пряди волос,
Храбрым солнца лучом, осветившим обыденность жизни,
Горьким вкусом тоски, которую вряд ли запьешь...

***

Я останусь с тобой красотой белоснежной лилии,
Легким ветром-хазри, ласкающим пряди волос,
Ярким солнца лучом, пробуждающим к радостям жизни,
И бездонным нектаром любви - слаще ты не найдешь...


ПАМЯТЬ

Как часто соленые с горечью слезы,
подобные каплям морского прибоя,
спешащим, струящимся в море -
в родную стихию после отлива -
точает душа...
Может быть, слезы
да морось холодного пота
исконный есть памяти след,
не забыли мы чтобы,
откуда нас тысячи тысячей лет
исторгла родная Природа


ЧАРЫ (К ***)

Всю нежность Вивальди
твои чуткие пальцы
(я - скрипка, не медли!)
сыграют на мне
сомненья-испуга
тает кольчуга
табу первобытно
девичья коса
расплелась-раскрылась
стекает глотками
жжёт нёбо истомой
душу торит
всю ночьку медовую
тебе - любимый
лебёдушка-скрипка
чары творит


ЖЕЛАНИЕ

Я помню первого - с презреньем.
Иных безликий ряд.
И лишь любимый пусть - последним
опустошит мой сад.


Не хочу делить тебя ни с кем.

Я не хочу делить тебя ни с кем,
Вот если только с солнечным лучом,
Чтоб делал летним зимний день…
Вот если только с легким ветерком,
Чтоб обвевал прохладой зноя тень…
Вот разве только с сонной дремотой,
Так сладко смежившей ресницы …
Иль с вдохновенной Музой, осенившей
Березу клавиш трепетной рукой…


ПОЛЧАСА ОЖИДАНИЯ

Бой часов отрезает от жизни моей
Свою пайку, как хлеба горбушку,
Каждый раз унося в никуда полчаса,
Взяв в прицел моё сердце на мушку.
Этот дьявольский ритм – он сводит с ума!
Дисгармония с сердца биеньем…
Полчаса… полчаса… и опять полчаса
Извожу свою душу сомненьем.
Свет померк в отражении мутных зеркал,
Спрятал в облаке месяц ущербность…
А часы методично, до звона в ушах,
Мне всё бьют ожидания тщетность.


АЛЫЕ КРЫЛЬЯ НАДЕЖДЫ

Моё сердце грустит без тебя,
Как земля по весне без дождя,
Как без солнца цветы на лугу…
Замерзаю, будто в пургу
Всё бреду одинокой тропой
В дом холодный и мрачно-пустой.

Он стоит на горе на крутой.
Там зову тебя в жарком бреду…
Может, снится иль наяву
Вдруг прохладные губы прильнут
На прилипшие кольца волос
И спасут от горячечных грёз…

Я тоской не унижусь до зла,
Всю Любовь я Тебе отдала!
В даль мечты унесут паруса,
Эти алые крылья надежды
Милосердно дарили и прежде
Нам высокую мудрость Добра!


18 МАЯ.

Океанская бездна полночного неба,
на индиговом бархате – россыпи звезд
драгоценным убором мерцают безмолвно...
В тишине мирозданья чудотвОрит Любовь.
И трепещут созвездья в ожидании чуда:
бесконечность Тебя – бесконечность Меня
перевились спиралью по Жезлу КадУцей*,
утолить ненасытную жажду Творца…

*Жезл Кадуцея – или Ствол Ашваттха – Древо Жизни и Бытия
(из Древнего комментария Книги Дзиан).


СГОРЕТЬ ОТ ЛЮБВИ ДОТЛА!

Пусть короткие несколько лет,
Но сгореть от любви дотла!
Чем жить до глубокой старости,
В благолепии ветхом древности,
Обрастая медленно плесенью,
Пригибаясь к земле год от года,
Погружаясь в забвение совести,
Став ненужным ни Богу, ни князю тьмы.


СИРЕНЕВЫЙ БУКЕТ ДЛЯ ЛИКИ

Солнечный луч роскошные кисти
Персидской сирени жарко пронзил,
Любовной истомой, им незнакомой,
Махровых цветов сердца покорил.
Сирень лепестками лиловыми щедро
Раскрылась, из самой сиреневой сути
Излив пьянящий, изысканно-томный,
Аромат дразнящий, нерукотворный.

В вазе хрустальной царит тот букет…
Для солнышка Лики написан сонет…
Пусть радует Лику, как прежде, сирень,
Пусть нежит в жар полдня сиренева тень,
И солнечны блики скользят по лицу
Моей милой Лики… они ей к лицу!

9 мая 2004 г.


БЕЗ ТЕБЯ (Песня Зульфии Ханбабаевой)

Перевод с азербайджанского Ф. Г. Ахундова.

До самого жизни конца
В своих мечтах и грезах
Буду хранить тебя – ты знай!

Ветры разлуки развеяли в пепел надежды мои.
Ветры- разлучники даже и пепел с собой унесли.
Мне ничего не осталось, только печаль – ты знай!

Ранней весною я алою розой с шипами взойду,
Злой недотрогою и одинокою жить мне в саду.
Но свою верность до смерти тебе сохраню – ты знай!

Ветры-разлучники встали стеной между мной и тобой,
Не разрешают мне в вечности слиться с твоею судьбой.
Пусть сгорю от разлуки, но останусь твоей навсегда – ты знай!

До самого жизни конца
В своих мечтах и грезах
Буду хранить тебя – ты знай!


Эквилибр на невидимой грани.

Эквилибр на невидимой грани
Между вечными быть и не быть,
Это соло – смертельный танец
С балансиром ждать и любить.
Ты судьбы нашей душеприказчик,
Крепче лонжу в руках держи!
Из тебя вытекает Время,
Я его возвращаю в Жизнь.


Шушинская тетрадь. КТО БОЛЬШЕ ПЛАТИТ, ГОСПОДА?

Кто больше платит, господа?
Игра в рулетку в казино –
Кто больше ставит, господа?
За антикварное вино –
Кто больше ставит, господа?
На ипподроме, посмотри,
Тотализатор – бог и царь…
Холодный пот со лба сотри…
Кто ставит больше, господа?

И кто сказал: «Любовь – игра?»
Здесь, как на рынке, льстив подлец:
Вот вам товар, а вот – купец!
Кто больше платит, господа?
Вот только платой за любовь
Бывает сломанная жизнь.
И без венца, и без кольца
Осиротевшая душа
Сполна заплатит… до конца…


Шушинская тетрадь. СЕРЕНАДА СОЛНЕЧНОЙ ЛЮБВИ

Мои нервы, как натянутые струны,
Из которых твои ласковые руки
Извлекают все чарующие звуки
Серенады нашей солнечной любви.


Шушинская тетрадь. СЛЕПАЯ ЛЮБОВЬ

Я решаю свою судьбу,
Поверяю её Любовью,
Той, не сбывшейся наяву,
На юру ослепленной болью.
О, слепая Любовь! Ты – смерть
Для Души, для бессильного тела,
Что попали в безумия сеть,
Но исторгнуть Любовь не посмели.
Вот и лодка. Спаситель Харон!
Дайте руку ослепшей сильфиде!
Обретя ясновидящий взор,
С сокровенным и тайным Тобою
Восхожу я со светлым челом
По ступеням целящим в Аиде.


Шушинская тетрадь. МОЛИ ЛЮБОВЬ ПРИЙТИ

Всё тщетно:
Суета за деньги, власть, карьеру,
Роскошное авто и скучную премьеру,
Но если смысла в жизни не хватает,
Моли Любовь прийти –
Она людей спасает.

03.04.04 г.


Шушинская тетрадь.СВИДАНИЕ

Одно касание рукой –
Так бережно и осторожно…
Прикосновение щекой –
Так трепетно и безнадёжно…
Вдохнуть волшебный аромат –
Такой маняще-недоступный…
И – очи долу невпопад,
Слизнуть с губы слезу скупую…

Вот за спиной закрылась дверь.
Быстрей на будто снятое с креста лицо
Надеть высокомерья маску,
Сквозь перекрёстный взор толпы пройти,
Храня в груди Его тепло, и сесть в авто…

01.04.04 г.


Шушинская тетрадь. О, коварный Восток!

О, коварный Восток!
Твои омуты глаз иссушают, как ветры пустыни.
Ты не хочешь славянку родной и сестрой,
А чужой я не буду отныне!
В твоей древней культуре лукавство в крови.
Утонченная нега и сладость
Быть твоей, только надо мне молча уйти,
Оберечь твою хрупкую слабость...

31.03.04 г.


Шушинская тетрадь.ПОТЕРЯННОЕ ВРЕМЯ

Час без тебя – мученье,
Неделя – просто ад…
Потерянное время
Нам не вернуть назад.
Как жили друг без друга,
Как будем жить опять…
Потерянное время
Нас отправляет вспять,
В ту точку нулевую,
Чтоб жизни дать отсчет,
Чтоб ныне и вовеки
Мы вместе шли вперед!


Шушинская тетрадь.Прощаюсь с тобой только здесь, на Земле.

Я прощаюсь с Тобой только здесь, на Земле,
Только здесь всё конечно и тленно.
Я не знаю, как быть, быть ли мне вообще
Без Тебя, без Любви, без Вселенной,
Где со словом «люблю» играют, как в мяч,
«Закрутив» его в сердце покруче.
Ну и что из того, что разрушат его,
Рикошетом забвенья измучат…
Не хочу без Тебя, без Любви, без Твоих
Глаз магических добрых сиянья,
Потому и прощаюсь с Тобой только здесь,
Ведь в Эдеме не будет прощанья…

30.03.04 г.


Шушинская тетрадь.Тебе докажу.

Тебе докажу, что в заоблачных сферах
Наш мир не измерить в парсеках и эрах,
Но только бессмертной Любовью размерах,
Которой неведомо слово «прощай».

30.03.04 г.


Шушинская тетрадь. ДУША ПОЭТА

Как не погибнуть от Любви
В зиндане* раненой Души?

Душа поэта раскрыта свету,
А сердце, как распахнутая рана…
Но в кои веки для поэта
Была другая доля невозбранна?
Запечатлеть навеки как
И счастья смех, и плачь ребенка,
Травинки шорох, топот жеребёнка
На тучных зеленью лугах?
Как накопить и сохранить
Добра до края сердца чаши,
Чтоб в час урочный погасить
Всё зло, что день принёс вчерашний?
Как мудрым быть, найти слова,
Чтоб услыхали все глухие
Про Истин слоги прописные,
Про чудотворные дела,
И Светом как в умы слепых
Лучи грядущего отдать,
Чтобы незрячие прозрели,
Поверив в Божью благодать…?

Как не погибнуть от Любви
В зиндане согбенной Души?

30.03.04 г.

_________________________________
*Зиндан - (тюрк) тюрьма.


Шушинская тетрадь. УЗНАТЬ БЫ...

Что стоит жизнь одна
В унылой череде неведомых,
До дна прожитых жизней?
Какой урок несет она?
Узнать бы… прежде смертного одра,
В чём смысл был страданий,
Боли сердца, падений в бездну
И полётов дальних наяву?
Чем осенила нас Любовь…
…иль опалила крылья?
Зачем пришли и с чем уходим?
По-прежнему известно это
Лишь Богу одному.

27.03.04


Шушинская тетрадь. В звенящей тишине.

В звенящей тишине
Лишь сердца стук
Напомнил вдруг,
Что я еще дышу,
Одним тобой живу
И жду тебя,
Любовь моя.

26.04.04


ТЫ МОЁ СОЛНЦЕ, Я ТВОЙ ПОДСОЛНУХ

На небе тучи, но день сверкает –
Ты моё солнце, я твой подсолнух.
В толпе суетной не одиноко -
Ты моё солнце, я твой подсолнух.
И рок небесный нас охраняет -
И моё солнце, и твой подсолнух.


Еще не вечер для любви.

Я нежно голову кладу
К тебе на грудь, склоняя плечи…
И соловей поет в саду
Для нас с тобой - еще не вечер…
Еще не вечер для любви
Такой, какая и не снилась…
Мы к ней с надеждою стремились,
Она пришла лучом зари!
И в ритме сердца твоего
Люблю, смеюсь, дышу и снова
Я полной мерой жить готова
Вплоть до Хароновой ладьи…


Мои три слова.

Мои три слова посланы за сотни верст, мой друг.
Пусть молчаливые, но сердцем их поймешь, мой друг.
Твоя душа моей в ответ с любовью свой пришлет привет.
Разлуки боль переживем с тобой, мой друг.


Про лезвие любви пою.

Про лезвие любви пою:
презрев мораль законов чести,
восторг и боль сплавляю вместе -
они венчают жизнь мою.


Поток любви былой.

Поток любви былой настиг.
От боли сердце рвётся раной,
которую сравню с нирваной -
тобою осененный миг.


Милый, я уже не плачу…

Милый, я уже не плачу…
Тайно и молча скорблю...
Только сердце горько стонет,
Когда ночью звездный шорох
Твой приносит нежный голос,
Он все шепчет мне и шепчет:
«Я тебя люблю»…


Очнулась однажды святая любовь от розовых грез.

Очнулась однажды святая любовь от розовых грез.
Оглянулась вокруг и поняла, что она - не нужна.
Кричала-звала, лишь ночь отвечала росинками слез.
И так умерла, и земля её скорбно в себя приняла.


Сжигаю себя, сжигаю...

Сжигаю себя, сжигаю
В горниле своей любви,
Сгораю дотла, сгораю
В этом сияющем мире,
Где есть только я и ты…
Пусть стану я жертвой тайной
Твоей, только ты научи.
Какому богу молиться,
Какие поклоны класть,
Но чтобы лбом не разбиться
О каменную ипостась
Твоей равнодушной мины
Лица волевого фасад…
Чтоб выжить, а не скатиться
Короткой дорожкой в ад…


ПРИВОРОТ-СЛОВО

Потемнели глазоньки.
Горьки слезы высохли,
пролегли тропинками
белой соли каменной.
Во косах моих
снеги улеглись.
Настом ледяным
сердце насмерть сковано.
Дотерплю - смирюсь
до весны красной,
тогда солнце ярое
в помощь призову,
расколдую милого,
напою водой,
окроплю росой
живой талою,
доброй ворожбой
сердце исцелю,
словом-приворот
я любовь верну!


МОЛИТВА

Господи!
Молю тебя!
Помоги моему любимому!
Если живет в его сердце любовь, дай ему силы справиться со страхом и не совершить тягчайший грех предательства любви!
Если же нет в его сердце любви, то прости его, Господи, как прощаю его я, и отпусти с миром!
Заклинаю тебя, Господи, поддержи его в трудный час, направь на пути своя, помоги сохранить светлую душу его!


ПОЖЕЛАНИЕ***.

Сбрось все сомненья, как старую кожу змея,
И возродись, как Феникс волшебный из пекла.
Веришь в Любовь – и Она не оставит тебя
И не предаст, как предают человека.


ТЩЕТНОСТЬ

«Се, стою у двери и стучу:
если кто услышит голос Мой и
отворит дверь, войду к нему и
буду вечерять с ним, и он со
Мною».
(Откровение Св. Иоанна Богослова,
3,20)



Когда стучишься в закрытую дверь,
За которой нет никого,
То никто Тебя не услышит,
Не откроет никто.


Длинная дорога через миражи.

Длинная дорога через миражи
Привела однажды к пропасти во лжи.
И нельзя вернуться, время тронуть вспять.
Только помолиться. С Богом умирать.
Растворялась молча в миражах любовь.
В клетку превращались дом, семья и плоть.
Но еще надежды теплятся слова,
Что любовь, как прежде, возродит меня,
Вспыхнет правда жизни, наведет мосты
Через мрак последней пропасти во лжи.


Вот лютует зима!

Вот лютует зима! Ветер стужу надул.
Спят деревья в снегу, ветки в инее...
По скрипучей тропинке к тебе я бегу...
Отогрей меня, ***ка, миленький!
В нашем доме тепло. Из окошка смотреть
Хорошо на пургу свирепевшую...
Обопрусь на плечо, что всегда горячо
И надежно, как может быть только оно
Для меня, от любви захмелевшую…

***

За окном кривляется пурга,
Хаосом взвиваясь в пляске транса,
Осыпаясь жгучим снегом на дома,
В улочках вихляясь контрдансом…
Но тепло в нашем доме…Стою у окна,
Прислонившись к плечу дорогому.
Пусть стращает пурга!
Не страшна нам она!
Мир и счастье нашему дому!


Я буду драться за тебя!

Я буду драться за тебя,
Насколько хватит сил!
Ты слышишь,
Ты - любовь моя!
И кто бы не спросил,
Зачем судьбу свою бичую,
Зачем стремлюсь в пучину,
Отвечу, что взлететь хочу
На синюю звезду!
А для разбега –
Спрыгну в пропасть,
Чтоб путы с ног сорвать,
Чтоб оттолкнуться,
Взвиться ввысь
И на звезду попасть!


Вдруг минута отчаянья.

…вдруг минута отчаянья
приходит нежданная
полоснет острой болью
перехватит дыхание
потемнеет в глазах
горь-тоска беспросветная
если ты не ответишь
на любовь мою… светлую…


ХАЗРИ-ВЕТЕР

ветер ветер мой
ты один мой друг
среди лиц и дней
заменил людей
поделюсь с тобой
одиночеством
как мне жить любить
как пророчить всем
изливая то
что в душе живет
ярким пламенем
моё сердце жжёт
вот стою одна
на горе крутой
где любовь моя?
где любимый ждет?
тишина вокруг
только солнца круг
хазри-ветер мой
он один мне друг...

*хазри - ветер на Каспии


Здесь и сейчас.

Здесь и сейчас одна, как всегда, одна, как перст, как судьба, как мечта. Ты там где-то вдали один ли, не знаю, не ведаю я, как всегда. Как всегда, без меня с печалью ли или беспечально тебе проживать, доживать этот день, без меня. Страсти тень - случайно ли - заденет крылом, невзначай обнажит запредельную сердца мольбу: улететь молодой и любимой тобой… и с тобой… и с тобой… и с тобой!


ЛИШЬ ПОТОМУ

Я знаю,
Как мне больно без тебя.
И ты узнаешь,
Как будет горько без меня.
Рассвет придет,
Но солнце не взойдет для нас,
И чудный цвет
Хары бюль-бюль
Не расцветет для нас.
Вода хрустальная,
Что с гор бежит,
Не скажет нам: «Привет!»,
И наши губы
Не прошепчут ей ответ,
Утихнет ветер,
Запретны трели соловью…
И всё лишь потому,
Что не сказал ты:
«Я тебя люблю».



На нежданном последнем пороге.

на нежданном последнем пороге
где сознания зыбкая грань
унижает бессильность тревоги
острой боли забвения дань
осознаешь душевным страданьем
отрицание светлых основ
безнадежные звуки глухие
рассыпаются небытью слов
бесполезны молитвы спасения
если сердцем своим не поймешь
что без встречи не будет прощения
без прощенья ко мне не придешь


СКАНДИНАВСКАЯ САГА

в тиши одиночества
прозрение истинно
огненной вспышкой
пламени ярче
осеняет разум
красотой невиданной
гармонию плавит
в горниле Одина

***
мудрейший Один
холодные ветры
собрал в Скандинавии
далекой неведомой
оттуда летят они
по зову безмолвному
горячего сердца
в тюрьму одиночества
и некуда деться
от рифмы пророчество
спасают от горя
холодные ветры
дыханием льдинным
со смертью сравнимым
остудят пылание
утишут страдание
убелят сединами
укроют равнинами
снежными нежными
раны целящими
надежду дарящими
спасают
до самой
весны…


Без...

Без твоей любви моя –
неосмысленна,
Как слово недосказанное
непромолвленно,
Недочувствие стихом
недорифмованно,
Высота неустремленная
недомечтанна,
Как мысль недодуманная
опрометчива…


ЛЮБОВЬЮ СПАСИ

Пустота разъедает душу…
Не слушай ее, не слушай!
Живи, каждый миг распахнувшись,
Открой настежь сердца двери,
Добру свой мир доверив!
Бережно неси в ладонях
Любовь – она согреет,
Наполнит, щитом укроет
Твою душу от равнодушия.
Свято место не будет пусто.
Любовью спаси свою душу!


ЭТА ТОЧКА МИРА

жизнь возродилась
в этой точке мира
на экране монитора
вспыхнули сверхновой
слова твоей любви!
жизнь завершилась
в черном кресле
мумией в коконе
обрывки паутины
в этой точке мира
экран змеисто треснул
хрустальной пылью стали
строки о любви.


КАМНЕПАД

камень на сердце камень
с отколотыми краями
мертвая бирюза
цвета любимых глаз
не видел их ни разу
не утонул в той неге
засыпал душу камнями
с изъеденными краями
войною чужбиной кровью
своей и чужою болью
и сам я не понимаю
зачем камнепад собираю
на сердце смертельным грузом
когда рядом ты Фируза


НИТЬ АРИАДНЫ

Сегодня в суматохе дня
Сравнила с гейзером тебя...
Не забывай меня, прошу...
Нет, ты не мог забыть, я знаю...
Движенье звезд я понимаю,
Но в тайниках души твоей
Брожу, как в древнем Лабиринте,
Держась за ниточку любви своей,
Как Ариадны путеводной нить...
Её так важно сохранить,
Чтобы в конце пути тебя найти...


РАЗМЫШЛЕНИЯ В ОЧЕРЕДИ В ЗЕМЕЛЬНУЮ КАДАСТРОВУЮ ПАЛАТУ

очи плотно зашторены
пеленой равнодушия
сердце – просто пиявка
бесконечно сосущая кровь
как напьется – отвалится
прямо в дебри безумия
разлагаясь бесследно
в прах земли – чернозем
только в нём обретается
боль души и сердечности
на земельке родимой
горечь пролитых слез
влагой пота пропитана
кровью сердца просолена
зерна плевлы отвеяны
для посева всерьёз


ВЕНЧАЛЬНОЕ

Живи моей молитвой.
Живи моей любовью.
Будь весел и удачлив.
От бурь тебя укрою,
От зависти и злости,
От нездоровья тела…
Без клятвы и условий
Любовь моя исцелит.
Вот это – моё сердце.
Сильно оно любовью
Твоею и моею -
И никакой другою.
И если доведётся
Со смертью повстречаться,
То пусть нас повенчает
Единою судьбою.


ДВА ЛЕБЕДЯ

Два лебедя – черный и белая
Однажды отбились от стай
И встретились в небе случайно,
На зорьке к солнцу взлетая.
Черный лебедь, лебёдушка белая…
Нежная радость, ласки немые,
Вот и сплелись разноцветные крылья,
Редкое счастье миру являя…
Кто видел цветов сочетание,
Тот поразился контрасту.
Но лебедь с лебедушкой верной
Не видели разницу цвета,
И страстной любви предавались
На розовой зорьке рассвета.


ОДА ЧАТУ КРОВАТКА.РУ "ОМУТ"

живые буквы на экране
беседуют как будто сами
и без вмешательства людей
живут своей закрытой жизнью
нам непонятной и невидной
как будто тени на асфальте
ломаясь неуклюже в вальсе
немое нам кино покажут
где тень любви голубоватой
сплетется с тенью розоватой
другой любви чудаковатой
но мнящей самой настоящей
на притолоке извиваясь
других дуря и напиваясь
мартини сладким обкурившись
дымком пахучим
и окончательно измучив
клавиатуру мозга с дуру
пойдем мы спать все без амура
опустошенные натуры
всего лишь буковки цветные
на черном фрейме пьедестала,
где развеселенькие пары
и одиночки-философы
и извращенцы всех мастей
дурят мозги не просыхая
свои идеи выражая
под маской ника честь скрывая
чтобы другую честь обгадить
и безнаказанно спровадить
в игнор тотальный наглеца
так не узнав его лица


СТРАХ

Скорбное небо
Цвета утраты
Нависло над нами…
Щемящая грусть…
Глаза бирюзовые
В пропасть бездонную...
Взгляд через Вечность,
Страх обмануться,
Увидеть неправду,
Под дых изогнуться,
Сломаться от лжи,
Однажды проснуться,
Очнуться от мерзости
Предательства гнусного,
Безобразного ужаса,
Как проказы лицо.


Я думаю о вас.

Вы мне сказали: «Я думаю о вас», -
Нет ничего дороже этого признанья.
Оно сейчас, в разлуки час,
Дает мне силы пережить молчанье.
Я не живу, я просто тихо жду.
А внешне - будто кукла заводная:
Автоматически работаю, дышу,
И даже вот стихи пишу,
Пробиться с ними к вам желая.
С утра, еще не открывая глаз,
Я постоянно думаю о вас.
И даже поздней ночью, засыпая,
Во сне я встречу ожидаю.
А вся проблема в том заключена,
Что однолюб по жизни я.
Ах, если б вы меня любили…
Ведь это может осчастливить
И сделать гордым каждого мужчину,
Который смог родную «половину»
Пожизненно очаровать собой,
Своим талантом, нежностью, умом.
Но вы не любите меня.
Вы никого не любите,
По своему признанью.
Давно прекрасную страсть сердца
Вы перепутали с привычкой
К домашнему корыту.
Вот почему любовь
Отныне стала для меня
Проклятьем вашим,
Манией, фантомом родника
Для путника,
Без сил бредущего в пустыне.
Вот так и я без вас…
Я просто умираю.
Я схожу с ума.
И как мне дальше жить, не знаю.

13-15 июня 2003 г.


Чтоб кому-то на свете был нужен.

Я верю в то, что я кому-то нужен,
Я знаю то, что кто-то нужен мне,
Кого я встречу в этом странном сне,
Кем буду я когда-нибудь разбужен…
А жизнь несется вереницей дней,
И ожиданьем я обезоружен,
И все надеюсь, что кому-то нужен,
И все сильнее кто-то нужен мне.
(Рустам Карапетьян)

Тусклый свет фонаря
Потоки дождя рассекают,
Унося с каждой каплей
Безвозвратно частицу меня,
Того света в ночи,
Что страннику Путь озаряет,
Отгоняя сомненья,
Что он не дойдет никогда.
А всего лишь терпенья –
Дождаться погожего утра,
Раны сердца омыть
Целительной силой росы,
И вновь Бога молить,
Чтоб кому-то на свете был нужен,
И чтоб кто-то на свете
По-прежнему нужен был мне…









Открылась мне тайна.

Шумливая, мокрая осень
Взялась за любимое дело:
Разрушить, развеять, разбросить,
Что летом цвело и созрело.
Есть в этом вселенская тайна,
Открылась она прямо в душу:
Чтоб новое что-то построить,
Приходится старое рушить.


Мелодия.

Ты живешь на другом краю земли
От меня,
Где дремлет ночь
Для тебя.
От меня уходит солнце,
Чтоб светить в твоё оконце
По утрам и ясным дням, по вечерам.
Для тебя -
Мои мечты, любовь и страсть,
И для нас -
Ясной ночи звездопад готов упасть.
Мы смотрим вместе на него,
Но только в разное окно.
Что за напасть…


Любовь - это подвиг.

Любовь – это подвиг,
На который способны не все.
Не суди их, о Боже,
Живущих на страшно-
Прекрасной планете,
Каждый миг восходящих
По горной, неторной тропе,
И в бездонную, смертную
Пропасть от боли срываясь,
Оживая и вновь поднимаясь.


Я буду ждать.

Я буду ждать, насколько хватит сил.
Но как прожить мне без надежды?
Скажи хоть что-нибудь, любимый,
Мы встретимся с тобой, как прежде?

Иль наша участь жить во сне,
И в виртуале интернета,
В бесплодных тенях миражей,
В мечтах бессонных до рассвета?

Неумолимой стала в сердце боль.
Ты обними меня одной рукой,
Другой рукой обереги от боли.
Веди меня любым путем,
Но только, чтоб идти вдвоем,
Чтоб знать, что все-таки - живем.


Если бы тебя отдали мне.

(по мотивам азербайджанской народной песни)

Если бы тебя отдали мне,
Это даже Богу было бы приятно.
Мы зажгли бы свет в своем окне.
В нашем доме свет. «Невероятно, -
Скажешь ты, - мы все под Богом ходим.
Кто меня отдаст тебе?
У меня семья: жена и тёща,
Да и свет горит давно в моём окне».
«Если свет горит, - отвечу –
Почему не греет,
Почему тоскуешь по ночам?
Почему душою стонешь
И тень смерти от себя не гонишь?
И любви боишься, вероятно?
Если бы тебя отдали мне –
Это даже Богу было бы приятно».


Пожар любви.

Пожар любви разжег ты в сердце,
Но не хватило сил сдержать его в узде —
Бушующее пламя вырвалось на волю,
Стремясь насытится любовью вволю...


Верю, надеюсь, люблю!

Осень. Ветром запутались листья.
Черные мокрые ветви мечтают
С холодом снежным войти в тишину.
Сердце, как прежде, тебе посылает:
Верю, надеюсь, люблю!


Полночный бред.

Когда ты от меня уйдешь,
Останется одно:
Доверить Богу
Свои мечты,
Которые не сбылись
Ни одной!
Которые один из лучших,
Людей живущих,
Душами равных –
Равнодушных,
Локтями растолкав,
Втоптали в будни
Серых дней…
Пятиэтажные дома,
Шеренгами построясь,
В осеннюю одеты морось,
На стеклах слезы льют,
Справляя помин
Всем тем,
Кого покроют
Собою,
Как надгробием
Моим…
…Владыко!
Пусть жара бред полночный
Не сбудется воочию!


Мой верный друг.

«Пора пришла – она влюбилась», -
Великий Пушкин написал.
И эта строчка пригодилась
Для объяснения начал
Моей нечаянной любви...

Я этот сладостный недуг
С тобою разделю,
Мой верный друг!

«Мой верный друг», -
Звучит, как строчка старого романса,
Мелодия его волнует в ритме вальса.
Быть может, именно она
Затронет сердце у тебя!


Зачем уходишь ты?

Зачем уходишь ты?
Страдание в разлуке не проходит.
Усилит сердца боль,
С ума смятенье сводит,
Но не смирит поток мечты…
Зачем уходишь ты…

Зачем уходишь ты?
Нас золотом связующая нить
Как утренняя дымка тает,
Осенней паутинкой улетает,
Сметая путеводные мосты...
Зачем уходишь ты…


Боль

Боль
Летает в доме серой птицей
Той,
Что принесла разлуку мне.
Нет,
С потерей сердце не смирится.
Вдруг
Мерцает горем в тишине.
Жизнь,
Моя судьба весы-качели,
Взад
Вперед-назад несут меня.
Кто
Остановить их вдруг посмеет.
И
Из жизни выкинет меня,
Как
Жокея с резвого коня.
Бог
Поможет оземь не разбиться,
И
Растаять в небе навсегда…


Любовь - вне времени и вне сезона.

Кто сказал, что для любви - весна.
Кто сказал, что расцветает летом.
Осенью дождливой умереть должна.
Снежною зимою сердце в лёд одето.
Нет! Любовь - вне времени
И вне сезона. Только сердца стук
Определяет срок, когда
Вдруг из параллели Мира,
Из луча Сверхновой
Вспыхивает свет Любви
Как истинная правда Бытия.


Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!

Вечер.
Сумерки.
Тоска.
Одиночество.
Звонок телефона
Взорвал тишину!
Раскаты грома
Далёкого шепота:

Тебя
Люблю!"
Вечерние сумерки
Расцветились радугой,
Счастьем омыло
Душу мою!
Нет - одиночеству!
Ты - рядом.
Как хочется
В ритме едином
Войти в тишину...
Звуки ушли
За грань восприятия...
Образ любимый
В сердце храню.
Слышишь, судьба моя,
Песня, пророчество:

Тебя
Люблю!"


Меня ты позовешь.

Я знаю, что наступит день,
Когда меня ты позовешь,
И без меня и часа жить не сможешь,
Ведь без любви моей
Ты просто-напросто умрешь,
Как гибнет цвет, попавший в солнца тень.


Два солнца.

Два солнца навстречу друг другу летят.
Что ждёт их в слиянии близком, фатальном?
Стать прахом для построенья грядущих основ?
Сверхновой пылать, озаряя пространство?



Твоё трепещущее сердце.

Твоё живое, пылающее сердце
В последний раз доверилось любви...
Оно трепещет в первобытном страхе.
Оно еще не знает,
Что нашло единственное
Во Вселенной место,
Где нет отчаянья потери,
Где есть Надежность -
Трансформация Надежды,
Несчастной в вечной тени неудач...
Где властвует Увереннность -
Космическая мать земной,
Надорванной в страданьях Веры...
Твоё трепещущее сердце
Наконец-то нашло покой
На ласковой, заботливой ладони
Моей единственной Любви.


Среди толпы, среди друзей.

Среди толпы, среди друзей
Твоё одно мне светит имя,
Любовь моя, звезда очей!
Хочу твоей я стать рабыней,
Чтоб все желанья исполнять,
Воспламенив костер нетленный,
Вдвоем блаженство покорять
На Эвересте наслаждений...
Но как же быть?
Ты - там, я - здесь.
Опять мечты живут надеждой...
И только сердце шепчет:
"Верь! Придет ваш час,
Он близко, верь мне!"


Пасьянс.

Счастье - не счастье,
Радость - не радость,
Горе - не горе,
Беда - не беда...
Всё одолею,
Лишь бы с тобою,
Лишь бы с тобою
Дорожка легла...
Вновь вынимаю
Карту за картой,
Но равнодушен
Трефовый король...
Счастье? Нет счастья...
И радость - не в радость,
Что было, что будет -
Сердечная боль...


Неужели...

Неужели ты останешься
В полуночных мечтах
Бессонных грез
Несбывшейся любви...
Волшебной сказкой иллюзорной,
Увиденной чрез преломленье
Прозрачных и бессильных слез
В честь тризны
По несбывшейся любви...
Тоской вселенской
Страждущей души,
Всю жизнь искавшей
И нашедшей, но все-таки
Несбывшейся любви...
Неужели ты не сможешь,
Не найдешь ни сил, ни воли
Стать моей священной
И единственной Любовью...


Без страха.

Прости меня, Любовь моя,
Что душу распахнула для тебя,
Без страха и оглядки на законы,
На мнение толпы и ложные препоны
Морали злой, стремящейся сгноить
Любовь в тюрьме, связать ей крылья,
Посадить на цепь,
Чтоб не могла и в мыслях сметь
Дарить самопожертвенным безумством,
Стремленьем без остатка раствориться
И навсегда с душой твоей соединиться...


Пусть мой солнечный лучик.

Пусть мой солнечный лучик
Разбудит тебя на рассвете,
Приподнимет в улыбке
Кончики губ,
Всеми красками жизни
Лицо дорогое расцветит,
Моим голосом имя твое
Тихонько на ушко прошепчет
Вместе с нежным признаньем в любви,
Древним, как мир, и всегда молодым.


Человек восходит страданием.

"Человек восходит страданием,
Познавая Истину радостью", -
Так сказал мне Мессия,
На Голгофу Свой крест волоча.
И Любовь, принесенная Им,
Нам как прежде,
Не дар - испытание,
По которому судят,
Кто сверзится в ад,
Ну а кто будет в райском саду
Вместе с Евою яблоки рвать...


Стихия.

Мне слышно, как за стеною
Первозданным кликом
Всё стонет женщина
В любовной страсти первобытной.
Гремит весенняя гроза,
На небосводе молнии блистают,
И стоны женские гармония вплетает
Естественно в стихию бытия…


С тобой и без тебя.

Без тебя - не могу представить своей жизни.
Без тебя - вообще нет смысла жить.
Без тебя - не радуют закаты и рассветы.
Без тебя - мне нечем в этой жизни дорожить.
Без тебя - проходит мимо солнечное лето.
Без тебя - не сладки утренние сны.
Без тебя - не рождается писателя строка.
С тобой - душа живет стихами.
С тобой - в эфире музыка звучит.
С тобой - мой смех звенит хрустальный.
С тобой - мечты летят в заоблачную высь.
С тобой - легка писателя стезя.
С тобою - истина приходит в тишине.
С тобою - лучезарная любовь моя.
Со мной - твоя любовь навеки, навсегда.


Альфа и омега.

Целую нежно ласковые губы,
Свою любовь мы в сердце сохраним,
Чтобы твое неровное дыханье
Дышало в такт с дыханием моим.
Любовь – это венец Творенья,
Начало всякой Жизни, благодать.
И знаю без сомненья, это -
Есть альфа и омега Бытия.
Я стану первозданной пеной
В твоих ладонях из дождя,
Чтоб, уходя, ты понял:
Во Вселенной с тобою вместе
Я – любовь твоя!


Нет, это не ошибка

Я вижу, как вытекает жизнь
Из каждой поры голубым фонтаном.
Нет, это - не ошибка,
Не путай с цветом крови алым.
Жизнь цветом – как Земля,
Омытая в пространстве Солнцем,
Блистает голубым свеченьем
В вакууме космических материй
Темных, как мировое зло само.
Оно и есть — сам хаос первозданный.
Его сгармонизировали светом
Во мне за мириады лет и вот:
Я вижу, как вытекает жизнь
Из каждой поры голубым фонтаном.
Нет, это - не ошибка…


Театр теней.

Полуночные тени на небе, на стенах,
Одинокие тени на окнах, на стеклах,
Полулунными бликами, звездными, смытыми,
Мне рисуют историю - ирреальную, что ли,
Ожиданья бесплодного, в свете лампы холодного,
Проявляет сценарий на стене как в кино,
Бессловесный, бесстрастный, он немой и опасный,
Полустертый, размытый, грусть в безрадостных мыслях,
Безнадежный, тревожный тот театр на стене.


На небе болтаются серые тучи.

На небе болтаются серые тучи.
Изредка брызжет из ситечка морось.
В душе безнадежность жвачкой тягучей
Мой мир залепила тоскою дремучей.

Я не хочу здесь больше жить,
На этой проклятой земле,
Но грех такое говорить –
Любовь приснилась здесь во сне.

И это чудо, волшебство
Настолько было хорошо,
Что понял я – как не кляни,
Но лучше нет земной любви.


Когда почувствую беспомощность души.

Когда почувствую беспомощность души,
Когда невыносимой станет немощь тела,
Тогда последую завету Тамерлана
И стану счастлива вполне, когда
От мира откажусь я прежде,
Чем мир откажет мне в надежде.


В любви главенствует душа.

Осенью промозглой, поздней,
Когда от холода так ломит кости
В израненных судьбой ногах;
Когда безвыходность ударом в пах
Заставит ныть от боли тело;
Когда смирившаяся с возрастом душа
Готова в одночасье улететь на небо -
К тебе, родной, пришла
И оживила твое сердце
Своей блистающей любовью.
Смотри, как ярко светит нам она!
Я для тебя бессмертные миры открою,
В которых главное – не тело.
В любви главенствует душа!


Дуэт.

Сегодня мне приснились
Длинные шеренги стихотворных строф.
Они неторопливо уходили в бесконечность.
И каждая строфа несла в себе любовь –
Твою любовь, подаренную мне на вечность.
Но что такое вечность с точки зрения судьбы
И Бога, и безмерья Млечного Пути? -
Пылинка, миг, гран времени ничтожный.
К нему свою любовь прибавлю осторожно,
Добавлю веру, мудрость непременно,
Чтоб наш дуэт стал светом всей Вселенной.


Наручники на сердце.

Как плохо без тебя, родной.
Еще одна страница жизни без тебя
Сегодня перевернута пустой.
Как горько без тебя, любимый,
Опять ложиться спать одной
В постылую, холодную кровать
И, молча замерев, бессонно ждать,
Когда сознание провалится в пучину забытья.
Как обреченно просыпаться без тебя,
Уже с утра надев наручники надежды
На сердце, но ведь оно - как прежде -
Не хочет и не может без тебя.


Не покидай меня, любовь.

Не покидай меня, любовь!
Ведь без тебя жизнь не имеет смысла.
Не покидай меня, мечта!
Иначе как душа в заоблачную высь
Без крыльев устремится?
И вы, две неразлучные сестры,
Блаженство чередуясь с болью –
Не уходите от меня,
Ведь только через вас возможно
Примириться мне с собою.
Но вы бегите от меня -
Разлука, корысть, гнев,
Предательство и злость.
Не место вам со мной.
Подите прочь!


Полгода без тебя.

Полгода без тебя,
Как все два года.
Два года выпали из жизни,
Исчезли, стерлись
В памяти моей,
Как белое пятно, своей
Безликой пустотой
Длинною в вечность...
Как пережить
Полгода без тебя...


Твоё мучительно любимое лицо.

Неужели судьба поманила,
Показала мираж, подразнила,
И в людской суете снова скрыла
Твое мучительно любимое лицо?
Оно осталось жить не на портрете,
Не на экране равнодушном интернета,
Оно запечатлелось в каждой клетке мозга,
В каждой капле крови,
Толчками сердце омывая,
Ритмично вспыхивая светом в моих глазах,
Зеркально отражаясь в моих слезах -
Твоё мучительно любимое лицо…


Прощай и здравствуй!

Прощай, Любовь!
Я ухожу - и не могу уйти,
Так притягателен и сладок
Твой пленительный обман,
Так кружит голову
Твой нежный аромат!
В твоей трагикомедии,
Где режиссером Жизнь сама
Неопытным, доверчивым
Актерам ставит роли,
Есть место иллюзорным чарам,
Бешеным безумствам,
Мечтам, несущим в поднебесье,
Перебитым крыльям,
Блаженной неге тела
В плену потока страсти
Внутри себя самой,
Когда слились два мира,
Две счАстливо-несчАстливых судьбы,
Очнувшихся в супружеских оковах.
Прощай, Любовь…
И – здравствуй снова!








Я не хочу тебя любить издалека.

Я не хочу тебя любить издалека,
Не оскорбляя нежной страстью тела,
Ведь только повстречав тебя, я поняла,
Что жизнь настолько коротка,
А каждое мгновение любви
Настолько драгоценно,
Что этот дар бесценный
Надо пить до дна, пока
Влюбленных чаша сердца им полна,
Не потеряв ни капли от разлуки,
Чтоб наши страстные и ласковые руки
Сплелись однажды, даже зная,
Как беспощадна времени река.


Звездный вояджер.

Как часто звездный вояджер
Блуждает одиноким взглядом
По полю Млечного Пути
На бархате ночных небес.
Что ищет он при лунном свете,
О чем мечтает под звездной бездной?
А может, как со дна глубокого колодца,
Ему блистает лишь одна звезда?
Кто знает, что скрывает
Сердце астро-вояджера…
Быть может, он выводит тайно
На звездном полотне: «Любовь моя…»


Мои мечты.

Все мои мечты – о тебе.
Все мои стихи – о тебе.
Все слова любви – для тебя,
Но ведь так нельзя, нет, нельзя!
Когда мрачен солнца свет – без тебя.
Когда смеха в жизни нет – без тебя.
Когда долгий рассвет – без тебя,
Но нельзя так жить, слышишь, нельзя!
Разве можно долго без тебя?
Без твоих бездонных глаз, без огня.
Без объятий твоей нежной руки
Не могу я больше жить, приходи…


Звенящие струны.

Посвящаю всем любимым, друзьям,
братьям и сестрам, нашедшим друг
друга с помощью великого Интернета.


Мой дальний друг!
Мы почти незнакомы,
Лишь интернета невидимый луч
По прихоти причудливой судьбы,
По неизвестно кем разложенным Таро
Стал приносить в мой дом твои мечты,
А в твой – мои.
Через слова от сердца к сердцу
Нежданно пролегла звенящая струна.
Как вдумчиво, как чутко реагирует она
На радость и на боль,
И снова боль без края и конца.
Куда ни посмотри –
Везде увидишь боль.
Она вопит со всех сторон
И норовит весь мир убить
В удушливо-коричневом болоте
Небытия, неразума и нелюбови.
Но знаю я:
Звенящая струна
Как Жизнь сильна,
Ведь именно она
И есть источник Жизни.
Такая сеть звенящих струн,
Протянутых от сердца к сердцу,
Однажды наш спасут весь мир,
Разгонят мрак на всей планете,
Растает скорбь, исчезнет боль,
Победу возвестят по свету
Нам радость, мудрость и любовь.


Одна лишь дума.

… одна лишь дума
И бесплодным днем, и одинокой ночью
Терзает мне мозги, их разрывая в клочья,
Как тот орел, что Прометею печень драл.
…одна лишь дума
На душу день от дня всё больше давит
И не дает дышать, и токи крови прерывает,
Как тот валун, закрывший горло родника.
… одна лишь дума
О тебе, мечта моя! Изнемогаю без тебя!
Не отвергай меня, прошу,
Не засыпай ты сердце пеплом –
Оно живое, моё родное! Я тебя люблю!


Любовь на распятье.

Боль уйдет, сотрется временем,
но останется рубец,
тот, который не стирается
на поверхности сердец,
о который спотыкается
память, возвращаясь вновь...
Здесь на распятье содрогается
моя бессмертная любовь.


Владыко, дай улететь мне в небо!

Владыко, как улететь мне в небо?
Я не могу прожить здесь без любви.
Я не могу работать, излучая искры,
Их блеском освещая творения Твои.
Владыко, дай улететь мне в небо!
Звезда моей любви растаяла в ночи.
Ты отпусти меня за нею следом…
Быть может, там найду ее следы.


Как нищенка на паперти.

Как нищенка на паперти
С протянутой рукой
Молю тебя о милости -
Будь ласковым со мной,
Молю о милосердии -
Будь честный и прямой,
Не лги, не притворяйся
И душу мне открой!

Молчанья крик во мне и боль.
Он раздирает мою душу.
Законы Бога не нарушу.
В раю мы встретимся с тобой.
Неумолимой стала боль.
Ты обними одной рукой,
Другой рукой обереги от боли,
Веди меня любым путем
Но только не дорогой боли.


Сердце бежало стремительно.

Сердце бежало стремительно
Навстречу большой любви,
И добежав, увидело –
Черную пропасть в ночи.
Спасения больше не было,
Никто не подал руки…
И улетело в небо –
На встречу с Богом Самим.


Четыре шага до любви.

Четыре шага до любви
Когда-то не сумела я пройти.
И эта смехотворная длина
Нас разлучила навсегда.
Я пойду искать любовь
Хоть за тридевять земель,
Даже если станет больно
От бессмысленных потерь.
Даже если глупый фатум
Нас с тобою разведет,
Прилечу в ту точку мира,
Где твоя любовь живет.
Мне не страшен вечный холод,
Пекла адского жара,
Ведь еще храню надежду,
Что твоя любовь жива.
Позови меня, как прежде.
Вмиг на крыльях прилечу
И к тебе четыре шага
Наконец-то я пройду.
Те, которые зимою
Разлучили нас с тобой,
Разделив любовь стеною,
Замороженной тропой.
Но теперь я знаю цену
Четырем шагам любви.
Я теперь - мисс Страсть Вселенной.
Ты же только позови.



Были бы крылья

Были бы крылья - прилетела бы к тебе белой лебёдушкой!
Были бы силы - оседлала тучу чёрную, подстегнула бы молнией - пусть мчит меня к милому!
Была бы волшебницей - вошла бы в твоё сердце бриллиантовой каплей любви, разнеслась бы алой кровушкой по всему телу любимого!
Была бы росой утренней - умыла бы живой водой, чтобы был здоров и весел, мой сладенький!
Будь счастлив со мной, милый мой!


Когда-нибудь и к вам придет.

Когда-нибудь и к вам придет
Последняя любовь…
Конечно, если повезет.
Тогда вы вспомните,
Быть может, обо мне…
Конечно, если вспомните.
И о моей любви – последней,
Которая подарком драгоценным,
Единственным по нежности и страсти
За так досталась вам.


Всё возрождается.

Любимый мой, родной!
Ничто не вечно под Луной,
Всё умирает: день и лето,
Вишневые закаты и рассветы.
Полдневный зной
Рождает стужу.
Как часто кажется:
Ничто уже не нужно…
И даже в небе
Яркая звезда
Вдруг вспыхнет –
И потухнет навсегда…
Всё умирает,
Возрождаясь вновь.
И вместе с ними
Возрождается любовь.


Мы не встретимся.

Я знаю, что мы не встретимся на этой грешной Земле,
ведь наши души сотканы из звездной материи,
которая, будучи звездною, на Земле
превращается в горечь потери.


Земная любовь.

Любимый мой!
Я благодарна Богу,
За то, что встретила тебя
При жизни, на земной планете,
Где кровь от страсти горяча,
Где нам дозволено любить,
Вкушая радость счастьем тела,
Где можем мы миры творить,
Входя друг в друга до предела...


Спасибо.

Прощай!
Я говорю тебе спасибо
За всё, что было - без прикрас,
Но больше сердце благодарно
За то, что не было у нас.
Ты был Предтечей, Иоанном,
Знаком свыше, вслед за которым
Пришел мой Главный…


Иллюзии.

Иллюзия звезды,
Которой виден только блеск.
Иллюзия любви,
Весь смысл которой в сексе.
Иллюзия добра -
Чтоб не мешать страданью
Насколько легче отойти,
Оставив слезы на прощанье…
И сохранив надежду ожиданья
В таком удобно-выгодном молчанье.
Иллюзии,
Наш Страж Порога к Богу.
Иллюзии –
Уроки Мудрости суровой
И способы жестокого отбора
Для тех,
Кто хочет Истину прозреть
С начала Бытия:
От Альфы до Омеги,
Чтобы одним лучом,
Любовь соединив с умом,
Стать Богом на Земле,
Как то завещано вовеки!


Не говорю Вам скорбное "прощай".

Не говорю Вам скорбное «прощай».
Нельзя сказать «прощай» любви.
Но в сердце горькая печаль
Осталась жить, беде сродни.

Я ухожу для Вас в небытие:
Хотя не ведаю причины.
Но знаю, память обо мне
Не вдруг сгорит свечой в ночи.

Если вдруг Вам станет одиноко,
Если друг предаст или обидит мать,
Если показалось, что жестоко
Вновь судьба обрушилась, как тать.

Вспомните о той, что любит вас безмерно;
И неважно, сколько времени пройдет,
Только позовите - вдохновенно
К Вам любовь на выручку придет.


Здравствуй, Любовь моя!

Здравствуй, Любовь моя!
Как долго шла к тебе на встречу я,
Преодолевая ложь и робость,
И страсти иллюзорной подлость,
Но где-то в сокровенной глубине
Я сберегла заветную мечту к тебе.
Смотрю в твои любимые глаза,
Опьянена от счастья бытия
И говорю тебе, восторга не тая:
«Здравствуй, Любовь моя!»


Соблазню тебя...

С трепетом втяну ноздрями
Кожи аромат.
Загляну лукавым взором
В милые глаза.
Ласково коснусь губами
Твоих сладких губ.
Соблазню тебя речами,
Мой желанный друг.
Обовью твой стан лианой
Шелковых волос.
Уведу тебя без спроса
В мир волшебных грез.
Даже месяц заалеет
В окнах до зари.
Без вина ты будешь пьяный
От моей любви.


Твое имя.

Твоё имя как клёкот стерха
В безоглядной полынной степи,
Как порывы весеннего ветра,
Заплутавшего в звездной ночи.
Повторяя его, возрождаюсь
Для горячей земной любви.
Мне б его прошептать тебе на ухо
Вместо стона за ласки твои...


Ничего от тебя не хочу.

Молчание повисло
Звенящей тишиной
Между тобой и мной.
Заполнило оно
Собой весь шар земной
Между тобой и мной.
А я… нет...
Я ничего от тебя не хочу,
Только улыбку при встрече,
Ласковый взгляд
И слово «люблю»,
А так… нет…
Я ничего от тебя не хочу.


Всегда живая.

Я всегда живая,
Как моя Земля.
Ей не всё равно,
Как живут на ней:
Отсвистела пулями
Безглазая война
Или пронеслись
Смертельные ветра,
Или Солнце иссушило
Землю зноем.
Всё пройдёт:
Война, ветра и зной.
Рано по утру
Солнца луч живой
Выжмет из травинки
Росную слезу.
Скатится она,
Напоит Землю,
Семя возродит,
Жизнь в нем сохраня.
Вместе с ним всегда
Вновь рождаюсь я.


Я тебя сосчитала.

Думала, будешь любимым, единственным,
А ты захотел стать эрзац-заменителем.
И я тебя сосчитала. Стал энным
В длинном ряду сосчитанных бренных.


Спасибо, Владыко!

Спасибо, Владыко!
Что дал мне урок нелюбви,
Что душу спас от духовной гнили
Для светлой и верной любви.


Когда с тобой встречаюсь взглядом.

Когда с тобой встречаюсь взглядом,
Грущу о том, что не сбылось.
Здесь рифма просит – море слез,
Но слез не надо. Что не сложилось,
Того не сложишь и морем слез.
Смотрю в глаза твои родные:
Серьезный и пытливый взгляд.
«Что хочешь ты добиться в мире,
О чем мечтаешь?» - говорят.
Ты для меня закрытой книгой
Остался навсегда, поэт.
И только взгляд еще тревожит,
Когда включаю интернет.


Я не поэт, я просто вас люблю.

Я не поэт, я просто Вас люблю,
Но Вы не знали юность глупую мою…
Сейчас в моей смирившейся душе
Клокочут страсти древнего вулкана,
Пытаясь вырваться на Божию землю,
Рекой огня воспламенить чурбана,
Чтобы услышать вечное: «Люблю…»


Звезда именем Любовь.

Вот твоя рука;
Вот моя рука –
Спряталась в твоей,
Как птенец в гнезде.

Вот твоя нога;
Вот моя нога –
Мы идем с тобой
По одной тропе.

Вот твоя судьба;
Вот моя судьба –
Вдруг они сплелись
Навсегда в одно.

И блистают вновь
Два луча звезды,
Два дитя звезды
Именем Любовь.


Смирилась.

Я навсегда смирилась с тем,
Что больше не увижу Вас,
Что ваши ясные глаза
Не взглянут с лаской на меня,
Что сердце не замрет от чар
Прикосновения руки,
Что безнадежность и тоска
Итогом стали той любви.


О ты, Последняя Любовь!

О ты, Последняя Любовь, лебединая песня!
Кто тебя пережил, тот приблизился к небу!
Тот очистил душу и тело от скверны земной,
Что покрыла Странника в долгой дороге.
Тот стал мудрым и смелым, если не вспыхнул,
Не сгорел от жара последней любви,
Не обезумел от страсти, ведущей в горнило ада
Или возносящей в блаженство рая.
О ты, Последняя Любовь, лебединая песня!
Ты – единственное сокровище,
Что возьму с собой от жизни земной…


Тебе. (В подражание А.Чижову).

Люблю твой строгий силуэт,
Когда в окне раскаты грома,
И отблеск молний пируэт
Зажжет в глазах твоих знакомый
И долгожданный страсти след.
Наш старый дом, а в нем кровать.
Как нам бездумно в ней лежать
И нежиться в полдневный зной,
И превращать мгновенья в вечность,
Забыв про жизни быстротечность.


Жизнь моя - птица.

Годы мои, вы летите, как птицы,
Стаями прочь, в безоглядную даль.
Вместе со стаей и я улетаю,
Взмахом крыла отгоняя печаль.

Жизнь моя - птица крылами коснулась
Скорби, разлуки, любви и друзей.
В полный оскал беда улыбнулась,
Дав мне в полет предательства гнет.

Черная птица как ворон кружилась
Над головой, как вестник разлук.
Болью в душе струна содрогнулась:
Где-то уходит товарищ и друг.

Белая птица – мой ангел-хранитель
Оберегала меня, как могла.
Белым крылом укрывала от горя,
В белом крыле счастье несла.

Жизнь моя - птица с мечтою кружится
В ясной выси, над землей воспаря,
Песню любви в мир людей посылая,
Чтобы спасти этот мир ото зла.











Буду себя наслаждать и лелеять.

(бывшему зятю посвящается:-)))

Я на себе поставила крест,
Сгоряча махнула рукой.
Если к кому-то пришла любовь,
То случилось с другой, не со мной.
Вместо любви подделку-эрзац
Предлагали мужчины-эрзац.
Если кого в платье свадебном в ЗАГС,
То меня – побыстрей на матрац.
Ну их всех к лешему, этих котов.
Как их только не грохнула мать.
Он от утех с другой не обсох,
А мне – так мозги полоскать.
Вечно вонючий и потный козел,
Как выспится, сразу орать.
Ну, а вечером пьяный с работы пришел
И в ботинках ложится в кровать.
На хрен жизнь мне такая, на всё наплевать,
Себя что, на помойке нашла?
Брошу ирода, буду себя наслаждать
И лелеять, как розу, всегда.


Шепот души.

Одиночество и тишина
Позволяют услышать
Шепот Души
Нежный и тонко звучащий
На самом высоком пределе
Восприятия сердца внимающего
В безмерной дали ускользающий
Хрустально-серебряный стон…
Как перезвон
Колоколов благовестит он.


Не пылаю к вам страстью.

Я не пылаю к вам страстью земной.
Что страсть, отгорела и - в пепел.
Развеялась пылью над жизни рекой,
Ухода никто не заметил.

Я не мечтаю о бурных ночах.
Что ночи – потливая похоть.
Налитые кровью глаза над тобой
И запах безумствия плоти.

Я как Диоген днем хожу со свечой,
Повсюду ищу свою душу.
Однажды ушла от меня за тобой,
Гармонию жизни нарушив.

Я грежу все время пропажу найти,
О встрече мечтаю с тобою.
Шепну потихоньку: «Мне душу верни,
А лучше – останься с любовью».


Движение во Времени.

Мерно движется стрелка часов —
Свидетельство явное Времени.
Только вперед и ни пяди назад,
Задавая темп направления.

Кто не успел, кто тянет назад,
Тормозя грядущее племя,
Тот получает ногою под зад
От Того, Кто следит за Движением.

Тот, кто по жизни не различим,
Кто идет поперек направления,
Тот получает ногою под зад
От Того, Кто следит за Движением.

Тот, кто как Данко, себя распахнув,
Сердцем блистает над теменью,
Тот награжден управлением Времени
Тем, Кто следит за Движением.


В ожидании тебя.

Время без тебя замерло, мой милый,
Словно не живу и больше не дышу.
Застыло движение силы, мой милый,
Что вливал ты щедро в душу мою.

Надо безмолвно замереть и переждать,
Как песчаную бурю в зимней пустыне.
Надо на время древней статуей стать,
Чтобы не истечь слезами живыми.

В сердце надежда теплится, мой милый,
От нее черпаю силы не истаять, как свеча,
Как лучина не сгореть, не истлеть дотла
В ожидании тебя, вечная любовь моя.


Слова любви.

Ты мне сказал: «Твои слова любви слащавы.»
Слащавые слова любви вы где-нибудь слыхали?
Слащавые слова любви…
Да это все равно, что пресной страсть назвать,
Душевное горенье – тлением в камине
Покрытых пеплом, полуистлевших бревен,
Трепетную нежность касания руки
Сравнить с осенним приставаньем мухи…
Слова любви не могут быть слащавы,
Ведь они – слова любви!
Слащавы речи подлеца, обманщика, лжеца.
Не слухом, вкусом и не обоняньем
Мы пьем нектар любви,
Но тем таинственным, природным чувством,
Что в сердце и уме храним
Как данный Богом драгоценный дар.
Его ты, видно, где-то растерял,
Поэтому слова любви воспринимаешь на язык.
Уж лучше б сердцем ты проник
В моё, и если вдруг тебе не хватит жара,
Возьми оттуда жар – там хватит на двоих!
Тогда словам любви не быть слащавым,
Но складывать поэмы,
Чтобы в других сердцах
Воспламенять нетленный,
Зовущий в Вечность огонёк любви…
…А ты запомни навсегда:
Волшебные любви слова
Услышишь только от меня.


Когда утихнут стоны.

Закон – тайга. Медведь – хозяин.
Но кто законы написал?
Да тот, кто Книгу Красную придумал,
В кровавом основании которой
Свернулась немощь подлеца,
Чтобы сначала согрешить,
Потом свечу за упокой поставить
И жертву в Книгу Красную вписать,
Тем самым вроде совесть обелить.
И вот – свободен путь, опять
Грешить по новой можно,
Вопя кричащей ночи:
«Вам не изменить законы!»
Не сгинет этот страшный вой,
Пока беда не стянет горло подлеца
Так больно, что он сам начнет менять
Самим написаны законы.
И вот тогда утихнут стоны…


Медленно тает свеча.

Медленно тает свеча,
скоро погаснет огонь.
Нежного сердца печаль
время не гасит огонь.


Не вините себя.

Не вините себя,
Ведь вы невиновны.
Это я виновата,
Шагнув за предел.
Отвергая устои,
Возрождаясь любовью,
Бормочу, как молитву,
Простые слова,
Словно в них заклинанье
Возможного счастья:
Если б молодость знала,
Если б старость могла...
Жестко глядя в глаза
Нечаянной правде,
Расчленяя на части,
Что раздвоить нельзя,
Сердце стонет молитвой,
Трепетной болью:
Если б молодость знала,
Если б старость могла...


Гибель любви.

Сегодня вы любовь убили.
Вы походя ей крылья обрубили.
Смотрите, вон валяются у ваших ног,
и истекают алой кровью раны…

С вершины устремилась к совершенству,
не ведая, что вы боитесь высоты,
в недосягаемую высь взлетала,
для обретенья высшей красоты…

Страх погубил любовь и – навсегда
решил, что лучше ползать, чем летать.
И – нет её, погасла путеводная звезда.
Но кто осмелится в ночи тропу убийце освещать…


Мир без тебя.

Мир без меня,
В котором ты живешь,
Не ведая моей любви,
Так одинок и горек.

Мир без тебя,
В котором я живу,
Храня свою к тебе мечту,
Так светел и высок.

Мир без меня,
В котором ты живешь,
Отрекшись от своей любви,
Так холодно бесплоден.

Как будем жить мы
В этом мире без любви,
Когда уйдем, а ты
Так не протянешь мне руки...


Тридцать три.

Доченьке с любовью

Меня бросает в дрожь
При цифре тридцать три –
Ведь это жизни
ровно половина,
Когда познал не только
магию любви,
Но и предательство,
Когда внезапно в спину.
Ну как тут не напомнить
Про крестный ход Христа,
Который в тридцать три
За всех тащил ту ношу,
А люди улюлюкали,
Не зная, что Голгофа
Есть лестница
в объятия
Всемирного
Отца.
А ты в свои две тройки
Что знаешь о Пути?
Несешь ли крест осознанно
Иль слепо тащишь ношу?
Смотри, не скинь до времени,
Ведь если встретишь пропасть,
То только крест спасет
от вечного падения,
Соединив края
и став мостом спасения,
Дорогою
в объятия
Всемирного
Отца.
18 августа 2003 г.


Баллада о Сверхновой.

Я так люблю весь мир!
Я сердцем,
Каждой клеткой плоти ощущаю
Своё родство
Всему живому на Земле
И самой Земле:
В моей крови
Живет единосущность
С самой планетой.
Но однажды
Солнца луч пал на одного,
Того, кто был един со мной,
С моим космическим началом;
Которому однажды суждено,
Со мною слившись,
Сиять звездой в ночи
Такой младенческой планеты,
Какой сейчас является Земля.
Ведь мы с тобой
Два одинаковых луча,
Одной звезды рожденье,
Должны сквозь тернии земные
Пробиться к звездам,
Чтобы самим потом,
Изведав жизнь звезды,
Такие же лучи рождать.
Но неумолимы
Владыки Кармы –
Четыре Махараджи:
Читая в зеркале Акаши –
Книге Жизней –
Бесстрастным Липиком
Оставленную запись,
Нам приговор произнесли:
Соединить их судьбы
Во времени и точке
Пространства той Земли,
Что соответствует их Карме –
Для испытания на верность,
Ведь Путь звезды безмерен
Для человечьего сознанья…
…И вот мы вместе –
И не вместе.
Виртуально
Мы давно с тобою вместе,
Друг с другом
И друг в друге…
Только виртуально…
Наверно,
Для Космических Владык
Земные расстоянья
Не стоят даже мига…
Но у мужчины,
Да еще земного,
Сознание в цепях
Инстинкта
Продолженья рода,
Один который
Диктует возраст
Детородной самки.
Жесток закон
Воспроизведенья рода
И необходим,
Иначе человечество
Заглохнет на Земле,
А с ним –
И вся планета.
Слава Богу,
Мы с тобой отдали долг,
Её грядущим поколеньям.
Но что теперь
Тебя ведет к забвенью
От уникального Пути?
Чтобы, любовь соединив с умом -
Одним лучом,
Стать Богом на Земле.
Затем, перекроив основы,
Рождая новые миры,
Пылать Сверхновой!


И у смородины набухли почки.

…И у смородины набухли почки,
Распространяя терпко-нежный аромат.
В смолистом коконе зеленые листочки
И белоснежные сережками цветочки
Раскрыться в совершенной наготе спешат…


Горестный излом брови.

Горестный излом брови.
Скорбная подкова губ.
Панихида по любви.
Аритмией сердца стук.

Нерожденной страсти стон
Немотой закрыл мне рот.
Реквием моей любви
Пустота в душе поет.

Самой первой пала Вера.
Вслед Надежда умерла,
И Любовь атаки смерти
На себя перенесла.

Задохнулась, захлебнулась
Безответная Любовь,
Но спасает душу Мудрость,
Возродив Надежду вновь.


Тихо женщина плачет.

Тихо женщина плачет, так тихо и молчаливо…
Не дрогнет ее лицо.
Только прозрачные слезы чистой весенней капелью
Залили ее лицо.
Никто не слышит рыданий, больно стучат секунды,
Старя ее лицо.
Выплачет, бедная, горе, устало вздохнет со всхлипом,
Подкрасит свое лицо.
Снова живет, вбирая все беды мира в сердце и, разгоняя темень,
Светит ее лицо.


Вы разрешите вас любить издалека.

Вы разрешите вас любить издалека,
Не оскорбляя грубой страстью тела,
Чтоб моя добрая и нежная рука
К вам прикоснуться в мыслях только смела.

Чтоб лунный свет моей святой души
Вам не слепил глаза, но освещал дорогу,
Которую пройти вдвоем нельзя,
Безропотно склоняясь воле Бога.

Измученное сердце мне твердит,
Что наше время встреч не подоспело,
Но верность и надежда победит,
Они сильнее грубой страсти тела.

Как равнодушна
Судьбоносная река…
Так разрешите
Вас любить издалека.