Джемали Отарович Чочуа


То за «белое» мы, то за «красное»

Почему мы бросаемся в крайности,

То знамёна клянём, то кресты,

И за истину, ту, что в опасности

Не готовы на плаху взойти.

 

Между тем суть в простой человечности,

Что не ценится нами сейчас,

В глубине у манящей нас вечности,

Что ведёт в неизвестное нас.

 

Нам же надо неба весеннего,

И пейзажей без лживых реклам,

Чтоб собою ты был до последнего,

Чтобы совесть не шла по рукам.

 

То за «белое» мы, то за «красное»,

Только важно, как воздух   любовь,

Остальное пустое, напрасное,

Правда травит и душу, и кровь…

 


Моя душа поёт

Моя душа поёт, а сердце бьётся,

Я поделюсь с тобой теплом души,

И солнце окон вдруг лучом коснётся,

И оживут цветные витражи.

 

Любовью дом зальётся в одночасье,

Ты улыбнёшься радужно в ответ,

И детским смехом отзовётся счастье,

И детский взгляд подарит добрый свет.

 

Эх, пой душа, танцуйте мои ноги,

Глоток вина за мир земной любви

И пусть простят мои друзья и Боги,

Но пусть кипит любовь в моей крови.

 

И за сестёр мы выпьем, и за братьев,

Пусть мирный день приносит нам добро,

На ссоры сил своих зазря не тратьте

И будет дом ваш полон серебром.

 

И будет всё, мы всё на свете сможем,

И разожжём немало новых звёзд,

И целый мир к ногам любви положим,

И каждый скажет свой красивый тост.

 

Эх, пой душа, танцуйте мои ноги,

Глоток вина за мир земной любви

И пусть простят мои друзья и Боги,

Но пусть кипит любовь в моей крови.

 

 


Под Богом...

Все мы ходим под Богом, под Богом,
Президент и простой человек,
Солнце всходит над Дальним Востоком
И на запад уносится свет.

Мы мечтаем и строим надежды,
И меняем минуты на дни,
По сезону меняем одежды
И на звёздные смотрим огни.

Ищем друга, а после теряем,
Отбиваясь от сотен примет,
Не всегда и не всё понимаем,
Где свершили ошибки, где нет.

Все мы ходим под Богом, под Богом,
Но пытаемся мир покорить,
А нам надо всего-то немного,
Просто верить и просто любить…


Пускай болезнь минует ваши семьи

Пускай болезнь минует ваши семьи,
Пускай ваш Бог от бед земных хранит,
Хоть говорят о вирусной проблеме
И что в аптеках маски дефицит.
Но пусть ваш смех не оборвётся болью,
Пишите в «личку», добрые друзья,
И заходите в дом ко мне за солью,
Хоть президенты говорят нельзя.
Играют звонко трубы золотые
И льются песней чьи-то голоса,
Статисты пишут цифры роковые,
Как улетают души в небеса.
Пускай гуляют ветры по раздолью,
Где пахнут хлебом спелые поля,
И пусть ваш смех не оборвётся болью,
Пишите в «личку», добрые друзья….


Жизнь течёт как река

Жизнь течёт, как река, то бурля, то размеренно,
То смеются ветра, то рыдают дожди.
И друзей, и врагов, словно Богом отмерено,
И не видно, кто ждёт нас с тобой впереди.

Не купить мне добра ни рублём и ни золотом,
И наивно порой обжигаешься злом,
Кто-то чёрным пером ударяет, как молотом,
Кто-то в сердце моё проползает ужом.

Я спешить не хочу, только время торопится,
Подгоняя судьбу тепловозным гудком,
А душа то поёт, то по-прежнему молится ,
И надеется всё разрешится потом…

Улыбнётся рассвет и окрасится золотом,
Соловьиная трель зазвучит за окном,
И весёлая чайка над солнечным городом
Мне помашет с небес распростёртым крылом.

Вновь волна за волной обливаются пеною,
Омывая водой серебрящийся пирс,
Хоть и раненый я беспощадной изменою,
Но надежду свою приглашаю на бис…


Друзья мои, к чему тревога?

Друзья мои, к чему тревога?

Не осуждайте молодых.

Не все конечно верят в Бога,

Но где сейчас найдёшь святых.

 

 У них судьба похлеще нашей,

Когда примером служит вор,

И бесконечность персонажей

Решает в драке каждый спор.

 

И где найти их сердцу веру,

Когда вокруг дурной пример,

Когда откаты за аферу

И не престижен инженер.

 

Когда учитель просто нищий

И честно жить уже порок,

Когда интриги стали пищей

У политических сорок.

 

И в этом мире безрассудства

Они и дышат, и живут,

Находят время для искусства

И прилагают ум, и труд.

 

И в восхищенье юной воле,

Вдруг  ручки тонкое перо

Выводит строчку  поневоле:

«Что победить должно Добро!»


Равнодушно пробегает время

Равнодушно пробегает время,

Равнодушные прохожие бубнят,
Прорастает равнодушья семя
И на ветках вороны шумят.


Покатилось солнце к горизонту,
Тихо тает в небе алый цвет,
Целую неделю ждал субботу,
Оглянулся, а её уж нет.


Вспоминаю я друзей ушедших,
Вспоминаю добрые слова,
И от жизни этой сумасшедшей
Кружится, как глобус голова.


Я налил в стакан немного водки,
Помину – пускай меня простят,
Вкус у жизни получился горький,
Горечь пробирает аж до пят.


Может я не прав и ошибаюсь,
Может не туда совсем иду,
Может понапрасну музой маюсь,
Может понапрасну чуда жду.


И бегут опять по кругу стрелки,
Отмеряя шагом нашу жизнь,
Огурец солёный на тарелке
Обречённой закусью лежит…


Не верю, что бывают злые души

Не верю, что бывают злые души,
Испачкать можно даже родники.
То, дьявол души жжёт и сушит,
А после разрывает на куски.


Он накрывает чёрной тенью разум
И залезает в сердце не спеша,
А после эту страшную заразу
Разносит заболевшая душа.


Мы все равны, здесь каждый грешник,
И зная это, нас прощает Бог.
Душа родится белой, как подснежник,
Но только мир безнравственно жесток.


И под ресницы прячутся порою,
Наполненные ужасом глаза.
Нам жизнь наивно кажется игрою,
Но только в ней проигрывать нельзя.


Не верю, что бывают злые души,
Они чисты, как ранняя роса,
И даже если дьявол их иссушит,
Они вернутся снова в небеса…


Мы когда-то встретимся все вместе

На надломленных ветвях сознанья,
Не найти ни листьев, ни цветов,
Отлетели в прошлое желанья
Строчками написанных стихов.


Над землёй в зовущих звёздах небо,
Мы когда-то все уйдём туда.
Господи, насколько всё нелепо:
Наши споры, дрязги и вражда.


Мы когда-то встретимся все вместе
В лёгком облаке над блеском куполов,
Там не будет ни обид, ни мести,
А тем более ненужных слов…


Признание

Снова утро тянется строкою,
Чувства снова делятся на три,
Мы когда-то встретились с тобою
И у нас вдруг ёкнуло внутри.

Мы с тобою не считали годы
И молитвою звучало – «Я люблю»,
Может это вышло всё из моды,
Но о счастье я по-прежнему молю.

Повторяю часто – «Ты прекрасна»
И ловлю улыбки на лету,
Знаю, жизнь я прожил не напрасно,
Коль судьба исполнила мечту.

И пока живой я не стесняюсь,
Чувства раскрывать тебе свои,
Я сегодня заново признаюсь,
Что душа сгорает от любви.

Пусть меня невежи осуждают,
Я спешу тепло своё отдать,
И пускай они себе вздыхают,
Мне на шёпот этот наплевать.

Я опять скажу тебе родная,
Что ты солнцем светишь для меня,
Ты моя царица неземная
И поверь, как воздух мне нужна...


Промчалось лето, осень на пороге

Промчалось лето, осень на пороге,
Налился соком спелый виноград,
А я сегодня вспоминал о Боге,
Он дал мне день, а я минуте рад.

Я рад улыбке солнечной дочурки
И вкусной кажется мне пресная вода,
Хоть жизнь порой играет с нами в жмурки,
Но мы её ценить должны всегда.

Нельзя ругать изменчивость погоды 
И осуждать потерянных друзей,
Хоть незаметно пролетают годы,
Но мы хотим, чтоб час прошёл быстрей.

Сегодня снова осень на пороге,
И все вокруг по-прежнему спешат,
Но как, мой друг, не вспоминай о Боге,
Ушедший день он не вернёт назад…


И пусть любовью нам любовь ответит,

Моя душа наполнена печалью,
В груди моей мир рвётся на куски,
Вы зря меня пытаете моралью
И заточили ложью языки.

Пускай я ошибался, ошибаюсь,
Пускай не той тропою я иду,
Пускай от мелочи порой взрываюсь,
Не терпит сердце злость и клевету.

Пусть будет хорошо, пусть солнце светит,
Пускай звучат гитары и стихи,
И пусть любовью нам любовь ответит,
А Бог простит ошибки и грехи…



Ушли друзья

Ушли друзья, закрылись плотно двери,
Они уже к нам в гости не придут.
Моя душа не хочет в это верить,
Они нас слышат и меня поймут.

Так было всё, не может быть иначе
И наша жизнь расписана судьбой,
Бывает так, что и мужчина плачет,
А что не плакать, если ты живой.

Налейте водки, не вина, а водки,
Пускай она всю душу мне проймёт.
У жизни день до ужаса короткий
И каждый раз он что-то нам несёт.

Ушли друзья, и стало одиноко,
И лишь стихи читаю их порой.
Да верю я в судьбу, в людей и в Бога,
И не ищу дороги я другой…


Я сердцу приказать не смею

Я сердцу приказать не смею,
Оно не сможет биться на заказ,
Писать фальшиво просто не умею,
Во мне патетикой не вызовешь экстаз.


Не возношу министров и героев,
Коль он герой то сам себя вознёс,
Не буду нарушать своих устоев,
Я опишу красу лесных берёз.


Я улыбнусь красивой, гарной пани
И приглашу её на Венский вальс,
И пусть завидуют другие горожане,
И взглядами испытывают нас.


Я Пушкина люблю и Мандельштама,
Мне музу посылает друг Бальзак,
Цветаева талантливая дама,
Но я пишу про звёздный зодиак.


Но я пишу о ветре пустозвоне,
О запахе сирени за окном,
О бабочке, сидящей на бутоне
И о кувшине с молодым вином.


Меня рассвет пронзает красотою
И опьяняет таинством закат,
Я сам себе дорогу к храму строю,
Простой, но убеждённый демократ...


Перо

Вокруг меняются картины
И строят новые дома,
Кафе, киоски, магазины,
И олигархов терема.


Одни в боях нелепых гибнут,
Другие носят ордена.
К одним купюры сами липнут,
Других насилует страна.


То над песком гуляют ветры,
То над водой идут дожди,
То так друзья дают советы,
Что от обид болит в груди.


Цветы пылают на деревьях
И в нашем городе весна,
Сегодня вишня в акварелях
Роняет яркие тона.


Вновь пахнут окна терпким мёдом,
Вновь солнце греет небосвод,
И пролетает год за годом,
А сердце снова лета ждёт.


Оно по-прежнему стучится,
Тепло рождает и добро,
Зачем ему в душе таиться,
Коль есть бумага и перо….


Счастье

Отброшу все дела земные
И загляну в твои глаза,
Поля бескрайние, степные
Накроют синью небеса.

Пускай летят над нами птицы,
Пускай кружит наш шар земной,
Твои прекрасные ресницы,
Накроют солнце надо мной.

Я этот миг украшу словом,
Одним единственным – люблю!
И в разноцветии вишнёвом
Тебя в объятьях утоплю.

И будет сердце моё пьяным,
И буду я тобой хмельной,
И будет счастье постоянным,
Но только будь всегда со мной…


По-людски

Опять войною пахнут улицы,

Покрыты пылью сапоги,

А в ресторанах те же устрицы

И так же чешут языки.

 

Голубоглазая  красавица

Уже согласна и пьяна,

И ей дебил уже тот нравится,

Что под шашлык налил вина.

 

А тут в землянках  сырость, холодно,

И лезут в бой боевики,

Ещё простите просто  голодно

И матерятся мужики.

 

А он командует, не телится,

Своих детей сюда не шлёт,

Лишь на экранах часто светится

И не моргает, если врёт.

 

Тут ничего не скажешь нового,

Мы так живём уж  много лет,

Нам Президента бы путёвого,

Чтоб прекратился этот бред.

 

Чтоб не вдовели наши девушки,

И чтоб вернулись моряки,

Чтоб зарабатывались денежки,

А мы, чтоб  жили по-людски…


Сгорело время

Сгорело время, небо поменялось,

И я уже седой, как  аксакал.

Когда-то мне жизнь розовой казалась,

Пока я всех дорог не испытал.

 

Я был мальчишкой глупым и наивным,

И всех прохожих приглашал в друзья,

Но если быть при этом объективным,

Не видел я, что верить всем нельзя.

 

Что может взгляд в глазах запрятать злобу,

Вдруг  старый  друг окажется не друг,

А он, кривясь, кляня  твою особу,

Тебе  присвоит тысячи заслуг…

 

Вся жизнь моя промчалась, как мгновенье,

И много я что в жизни испытал.

Я душу рвал, порой терял терпенье,

Но никогда друзей не предавал…


О своём

Я прошёл по земле и немало,
Повстречал разнотипных людей,
Так бывало, что сердце сбивалось
От безумно больших скоростей.


Я искал безнадёжно, наивно,
Я смотрел, не стесняясь в глаза.
То предательство ело обидой ,
То наружу просилась слеза.


Лишь моя дорогая гитара,
Согревала звенящим теплом
И лечила меня от удара,
Нанесённого другом-врагом.


Не щадит серебрящее время
Не родных и не добрых друзей,
И напрасно кичится богема,
Посещая элитных врачей.


Убежать от судьбы невозможно,
Бесполезно лукавить и врать,
Хоть ты будешь хитрить осторожно,
Бог найдёт, как тебя наказать.


Мы добра никогда не забудем,
Вознесёмся к минутам любви,
И пусть грусть хоть немного отпустит,
Чтобы мы улыбнуться могли…


Вы зря добром назвали зло

Вы зря добром назвали зло,
Где воровство уже в законе,
А нам так сильно повезло,
Что полстраны уже в угоне.

Вы бьёте в грудь, что вы друзья,
Но так друзья не поступают,
Нас всех учили врать нельзя,
А эти ложью заливают.

И языки тут не причём,
Не попрекайте нас бензином,
Мы все равно не пропадём,
Грузин останется грузином.

Везде хватает дураков,
Да и у нас не всё в порядке,
Хоть ты Петров, хоть Иванов,
Не наступай на наши грядки.

А коль ты в гости к нам придёшь,
Мы угостим тебя богато,
И может ты, тогда поймёшь,
Что воровать у нас не надо…


    Взгляд

    Я встретил взгляд, и сон пропал бесследно,
    О, Боже мой, ну как ты хороша!
    Хоть знаю я, то чувство безответно,
    Но рвётся в пропасть пьяная душа.

    И звёздный свет слетает на ресницы,
    Лукавый грех мне видится в глазах,
    Как ты идёшь походкой гордой львицы,
    В моих цветных, придуманных мечтах.

    Не знаю я к чему такие муки,
    Не успокоят чувств моих ветра, 
    Испив до дна тоску своей разлуки,
    Я не усну сегодня до утра…


    Солнечный свет

    Мы года разменяли на дни,
    Пред иконой дымится свеча,
    Не рубите друзья сгоряча
    И оставьте мне добрые сны.


    На весну засмотрелось окно
    И на ветке пылает заря,
    Мы искали дороги не зря
    И за здравие пили вино.


    Может кто-то пройдёт, не поймёт,
    Прошипит матерщиной в ответ,
    Но вернувшийся солнечный свет 
    И обиду растопит, и лёд…


    Нас поделили

    Мы поделились, нас поделили,
    Мы в споре истину забыли,
    И полилась святая кровь,
    А мы за спор берёмся вновь.

    Там вознесён Орёл двуглавый,
    А здесь прославили Тризуб,
    И мысли полные отравы
    Опять на части сердце рвут.

    Холодный день туман укутал,
    Куда идём нам не понять.
    Кто перекрёстки перепутал,
    Свой храм не сможет отыскать.

    Мы поделились, нас поделили,
    Мы в споре истину забыли,
    Нам всем давно пора понять,
    Что не к чему в дама стрелять…


    Чаша

    Всё может быть и муки не напрасны.

    Здесь каждый метр отмеренный тобой.

    Ты с кем-то спорил, с кем-то был согласный,

    Но всё решалось строгою судьбой.

     

    Ты думал, ждёт широкая дорога,

    С тобою рядом верные друзья.

    Был атеистом, после верил в Бога

    И понимал, что врать уже нельзя.

     

    Посмотришь вверх, а там луна и звёзды,

    Посмотришь вниз, там грешная земля,

    А у любимой на ресницах слёзы,

    И горесть тает в звоне хрусталя.

     

    В лазурном свете огненного солнца,

    Летает голубь светлая мечта,

    А чайка нервная ругается, смеётся,

    Что  нас ведёт за руку суета.

     

     

    Весенний  день улыбкой я украшу,

    Войдёт в окно цветастая заря,

    Вином наполню золотую чашу,

    И тост скажу, что мы живём не зря…


    Вечер памяти

    17 июля 2018 г. Льву Болдову исполнилось бы 49 лет.

    Звучали строки нашего поэта,
    Живая музыка его души,
    И вместе с воском капли света
    Стекали потихоньку со свечи.

    Вечерний час над тленными годами
    Украсили слова его стихов,
    Наш друг наверно был сегодня с нами,
    Спустившись в зал с холодных облаков.

    Да, всё не так, как всем бы нам хотелось,
    Не те ходы на шахматной доске,
    И осень листья жизни завертела,
    И смыло время планы на песке.

    Как ни цени прожитые секунды,
    Не отмотаешь времени назад,
    Поют о Льве гитары чьей-то струны,
    А у Ирины на щеке слеза…


    Пройдут дожди, весна и лето

    Пройдут дожди, весна и лето
    И упадёт осенний лист,
    И небо пасмурного цвета
    Украсят стаи белых птиц.


    Запахнет спелым виноградом
    И терпким солнечным вином,
    Под кофе с горьким шоколадом
    Мы разговор свой поведём.


    И поцелуев сладким мёдом
    Покрою я твои уста,
    Что непогода с гололёдом,
    Когда с тобой твоя мечта.


    Когда ты слышишь голос милой,
    Годам теряешь точный счёт,
    И сердце бьётся с новой силой,
    И каждый день любовь несёт.


    Уж много лет, как мы с тобою
    И счастье делим, и беду,
    Доволен я своей судьбою,
    Что я по ней с тобой иду.


    Пройдут дожди, весна и лето,
    Но будут вечность, я и ты,
    И капли солнечного света
    Разбудят новые цветы…



    И друзей, и врагов, словно Богом отмерено

    Жизнь течёт, как река, то бурля, то размеренно,
    То смеются ветра, то рыдают дожди.
    И друзей, и врагов, словно Богом отмерено,
    И не видно, кто ждёт за углом впереди.

    Не купить мне добра ни рублём и ни золотом,
    И наивно порой обжигаешся злом,
    Кто-то чёрным пером ударяет, как молотом,
    Кто-то сыплет в глаза мне толчёным стеклом.

    Я спешить не хочу, только время торопится,
    Подгоняя судьбу сыромятным кнутом,
    А душа то поёт, то по-прежнему молится ,
    И надеется всё разрешится потом…

    Улыбнётся рассвет и окрасится золотом,
    Соловьиная трель зазвучит за окном,
    И весёлая чайка над солнечным городом
    Мне помашет с небес распростёртым крылом.

    Вновь волна за волной обливаются пеною,
    Омывая водой серебрящийся пирс,
    Хоть и раненый я беспардонной изменою,
    Но надежду свою приглашаю на бис…



    И мгновенья любви собираются в годы

    Я могу разорвать своё сердце на части
    И залить свою горечь потоками слов,
    Я могу подарить пламя огненной страсти
    И в придачу ещё целый ворох стихов.


    Я могу быть звездой на ладони любимой
    И растаять в тепле её солнечных рук,
    Пусть я буду мечтою, как мир негасимой,
    И пусть слышит она сердца искренний стук.


    Разгулялись ветра над верхушками елей,
    Незнакомые птицы о чём-то поют
    И стекает с небес нежный цвет акварелей,
    Согревая мой дом, создавая уют.


    И мгновенья любви собираются в годы,
    Каждый день золотой я всем сердцем ценю,
    Я надеждой живу, отгоняя невзгоды,
    Я усердно молюсь! Никого не виню…



    Мы сами сплетаем свою паутину

    Мы сами сплетаем свою паутину,
    Сердца закрываем амбарным замком,
    А после клянёмся, ругаем судьбину,
    Себя, убеждая, что мы ни при чём.


    То молимся Богу, то дьяволу с чёртом,
    Запутались сами в своих же сетях.
    Мы так лицемерны, что можем экспромтом
    Стихами горланить о наших вождях.


    То с юга подует день солнечным ветром,
    То северный холод застудит окно,
    То вверх поднимаемся по сантиметру,
    То падаем в пропасть на самоё дно.


    Куда не посмотришь пустые глазницы,
    Одни генералы и нет рядовых,
    А эти нам снова рисуют границы,
    И делят нас всех на своих и чужих…



    Звёзды

    Вновь над домом моим разгораются белые звёзды,
    И опять у окна над сосною повисла луна,
    И воздушные звёзды, как прозрачные слёзы,
    И застыла душа в переулках осеннего сна.

    Я друзей вспоминаю улыбки и добрые шутки,
    Я любовь вспоминаю, что взглядом пленила меня,
    И дороги мои и набитые шумом попутки,
    И твой голос в ночи, как итог драгоценного дня.

    Пусть строка за строкой, как живые и нежные чувства,
    На бумажный листок потекут многословным ручьём.
    Я как прежде готов умирать от любви и безумства,
    Чтоб под утро с тобой оказаться под летним дождём…


    Я верю

    Когда-то жизнь была совсем иною
    И всё казалось вечно молодым,
    И день земной не мерялся ценою,
    Пока я сам не сделался седым.


    Забылись мной смешные теоремы
    И я уже не помню аксиом,
    Сегодня мнут меня другие темы,
    Ещё волнует скромный пенсион.


    И тает день в окне моём, как льдинка,
    Слетевших слов не вспомнить, не вернуть,
    И грусть моя, как талая снежинка,
    Что раскрывает истинную суть.


    И красит осень золотые зори,
    Ещё чуть-чуть и упадёт листва,
    Но, как всегда, ласкает берег море,
    И от любви хмелеет голова.


    А я всю жизнь искал свою дорогу,
    А я всю жизнь искал себе друзей,
    Ещё я знал, что все придём мы к Богу
    И слышал зов намоленных церквей.


    Где в темноте горят, как звёзды свечи,
    И оживают лики у икон,
    И всё же каждый миг на свете вечен,
    И это Богом писаный закон.


    О, как же всё красиво и прекрасно,
    Уже горит осенняя заря,
    Но всё, что было, было не напрасно.
    Уверен я, что было всё не зря…



    Любимый край

    Любимый край, ручьи и горы,
    Знакомый лик родной земли,
    Где на холмах стоят соборы,
    Что наши души сберегли.
    Где голоса звучат родные
    И подпевает им Кура,
    На небе звёзды золотые
    Ласкают тёплые ветра.
    Где по брусчатке капли света
    Стекают к каменным стенам,
    Где от заката до рассвета
    Блуждают мифы по дворам.
    Тбилисских улиц силуэты
    Рисует синяя луна,
    Пьют вдохновлённые поэты
    Нектар грузинского вина.
    Моя любимая столица,
    Тебя венчает Божий свет,
    Твой образ мне ночами снится,
    И этих снов прекрасней нет…


    Твои слова бессовестно лукавы

    Твои слова бессовестно лукавы
    И ты сама поверила в свой бред.
    К чему тебе законы и уставы,
    У лжи на всё найдётся свой ответ.

    Тобой давно придуманы легенды,
    Чтоб оправдать нелепые мечты
    И нацепив желаемые бренды,
    Заполнить нишу тёмной пустоты.

    Ты душу рвёшь, бежишь за тенью славы
    И быть собой уже невмоготу.
    Хотя болят проклятые суставы,
    Как на дрожжах, амбиции растут.

    И нет, чтоб сердце просто успокоить,
    Ты друга продаёшь за медный грош.
    Да, легче торговать, сложнее строить,
    Ведь там в подспорье так подходит ложь…




    На свете можно всё продать

    На свете можно всё продать,
    Товаром стало всё на свете
    И почему-то не видать,
    — Когда и кто за всё ответит?


    Снаряды проданы врагу,
    Он присылает их обратно,
    И я сдержаться не могу,
    Мне это как-то непонятно.


    Мне непонятен этот мир,
    Его жестокие законы,
    Летит безумие в эфир
    И плачут бедные иконы.


    На свете можно всё продать:
    Друзей, любовь и апельсины,
    А кто-то продал даже мать
    И носит женские лосины.


    И бесполезно тут гадать,
    Конца туннеля свет не светит,
    Никто не сможет нам сказать
    — Когда и кто, за всё ответит?



    Болит душа


    Летящий ветер сыплет соль на раны,
    Болит душа, растаяли огни.
    Опять войной захвачены экраны.
    О Боже, наш рассудок сохрани.


    Откуда столько зла и безрассудства?
    Пугает кровью двадцать первый век,
    Потеряна любовь в сетях распутства,
    Теряет облик человека человек.


    И нет уже ни капельки надежды,
    Один лишь шаг и - пропасть, мы на дне,
    Не спрячут нас от холода одежды
    И не оставишь сердца в стороне.



    Убежать


    Убежать, уйти подальше,

    За далёкий горизонт,

    Чтоб не слышать больше фальши,

    И прилечь под звёздный зонт.

     

    Где луна заместо лампы,

    А душа сама поёт,

    Где не держат реки дамбы

    И не давит сердце лёд.

     

    Где любовью правят чувства,

    А не так, как повезёт,

    Где нет злости и безумства,

    А с цветов стекает мёд.

     

    Убежать, уйти навеки,

    От интриг и чёрной лжи.

    Где-то ж есть места на свете,

    Где надежда может жить...

     

     



    Когда слетит одежда с тополей


    Когда слетит одежда  с тополей,

    Спадёт последний лист с замёрзшей ветки,

    Растают в небе клинья  журавлей,

    Остынет воздух  в ялтинской беседке.

     

    Окно моё открою  для ветров,

    Чтоб не сидеть   у тёплой батареи.

    Меня пленяют отблески костров,

    И ямбы, дольники, верлибры и хореи.

     

    И я решусь сказать  тебе, прости,

    Прости меня за всё, что в жизни было.

    Мы будем вместе грусть свою нести,

    Куда бы нас судьба не заносила.

     

    Мы   снова вспомним лето. В тень зимы,

    Вдруг упадёт  последняя страница,

    Нас в плен возьмут церковные псалмы,

    Чтоб  дать сердцам спокойно помолиться.

     

    Нам  дороги секунды, а не дни,

    И дорога, как золото минута.

    Летят из вечности за звёздами огни,

    Но  ты их свет с моей душой не путай.

     

    Моя рука коснётся рук твоих,

    И губ твоих мои коснутся  губы,

    И я вольюсь надеждой   в новый стих,

    И подпоют мне  золотые трубы…

     

     

     

     



    Мы ровесники своих героев

    Мы ровесники своих героев,
    Каждый шаг поставит в жизни свой,
    Только сердце, на добро настроив,
    Светлый след оставишь за собой.

    И не надо замков нам и славы,
    Души мы не будем продавать,
    Пусть мы не всегда бываем правы,
    Но у каждого есть Родина и мать.

    Есть друзья любимые и жёны,
    А ещё родимый отчий дом,
    Пусть живём под глупые законы,
    Хорошо, что всё-таки живём…


    Мы уйдём от назойливых чисел

    Мы уйдём от назойливых чисел,
    От предательских взглядов врагов,
    Я когда-то от денег зависел,
    А теперь я в плену у стихов.

    Надувается парус мой алый
    И плыву я на лодке своей.
    Ну и что, что немного усталый,
    Но зато собираю друзей.

    Разбивается сердце на части,
    Но не гасится пламя души
    И судьба, как и прежде у власти.
    По квитанциям шлём платежи.

    И от встречи до новой разлуки,
    От находок до новых потерь:
    Пусть останутся чистыми руки,
    Для друзей не закроется дверь…



    ПУСТЬ СЕГОДНЯ ВЕЧЕР БУДЕТ ДИВНЫМ


    Мы считаем годы под куранты,
    Бой венчает прожитые дни,
    Нам в меню меняют прейскуранты:
    Больно уж изменчивы они.

    А на плечи давят весом годы
    И слетает цвет с твоих волос.
    Счастья миг, надежды и невзгоды,
    Жизнь, как неразгаданный вопрос.

    Где ты ждёшь любви своей, как чуда,
    Ты с душой, как вечность, молодой,
    А в рисунках старого этюда
    Прошлое встречается с тобой.

    Вечер подсыпает в окна звёзды,
    Украшая облако луной.
    И летят потерянные грёзы
    Белой стаей за твоей мечтой.

    Где-то там за дальним горизонтом,
    Где-то там, что виделось во снах,
    Вдруг удачу купишь ты с дисконтом
    И судьба окажется в руках.

    Пусть сегодня вечер будет дивным
    Вновь позволив миг с вином испить,
    Сердце крепнет чувством позитивным
    И уменьем верить и любить…


    Дорогие друзья, с наступающим Новым годом ВАС!!!


    Желаю вам встретить его в тёплом кругу друзей и близких!!!


    Любви, счастья и Мира вам!!!



    Опять упала птица в бездну


    Опять упала птица в бездну,

    Сверкают слёзы на глазах,

    Когда-то горести исчезнут,

    Растаяв в белых облаках.

     

    Ещё их души, где то рядом,

    Им неохота улетать

    И боль пронзает чёрным взглядом

    От горя плачущую мать.

     

    Вновь  опьяняет запах свечек,

    Вновь у икон горят огни,

    Хоть говорят, что время лечит,

    Но ошибаются они.

     

    Холодный ветер точит скалы,

    В печали целая страна,

    Стоят надпитые бокалы,

    Застыла жёлтая луна.

     

    Ещё их души где-то рядом,

    Вода окрашена зарёй,

    Там ждёт их рай с волшебным садом,

    Они ж прощаются с землёй.

     



    Убегая от тяжести снов


    Мы с тобой одинокие души,

    Нас с тобой разделяет стена.

    Под водой, в небесах и на суше:

    Я один, и ты тоже одна.

     

    Как не бейся об чёрную стену,

    Только искрами брызнет гранит,

    И рождённому в сердце катрену,

    Не возможно судьбу изменить.

     

    Поменяли мы много вселенных,

    Побывали на тысячах звёзд.

    И сверкает на камнях моленных,

    Разноцветье пролившихся  слёз.

     

    И поэтому, часто ночами,

    Убегая от тяжести снов,

    Возрождаются  чувства стихами

    И сплетаются в отзвуки слов.

     

    Но надежда останется с нами,

    Мы друг друга когда-то найдём,

    В этом мире мы были гостями,

    А в другом, мы прольёмся дождём…

     



    Эпилог



    Холодный зал, бокал вина

    И сонный абажур,

    И не твоя поверь вина,

    Что я сегодня хмур.

     

    Блестят  бесстыжие глаза

    Под бархатом ресниц.

    И  знаю я, что мне нельзя,

    Нельзя любить блудниц.

     

    Хоть я с тобою танцевал

    У самых облаков,

    И безрассудно флиртовал,

    Роняя сотни слов.

     

    А  за стеклом висит луна,

    Бросая взгляд в окно,

    Ей тоже грудь твоя видна

    Сквозь тонкое сукно.

     

    Слетает с губ твоих огонь,

    Играет саксофон,

    Но шепчет ветер мне — не тронь,

    Мол, это просто сон.

     

    И привкус терпкого вина,

    Сменяет  эпилог,

    — То  не твоя поверь вина,

    Что я любить не мог…

     

     

     

     

     

     

     

     



    Ты в себя влюбился до безумия


    Ты в себя влюбился до безумия,

    Так влюбился, что не можешь спать.

    Потерявший раз благоразумие,

    Будет вечно сам себя терзать…



    Коль сказали о добре, то не лукавьте


    Коль сказали о добре, пусть так и будет!

    И пускай меня  простит наш Бог,

    Но моя душа за хамство судит,

    Потому что хам всегда жесток.

     

    Кто-то думает, что ложью можно

    Изменить истории чуток,

    Незаметно, тихо, осторожно

    Спрятать неугодное в  сапог.

     

    Только есть ещё другие силы

    И они,  неведомые нам,

    Что достанут даже из могилы,

    И воздастся всем нам по делам.

     

    Коль сказали о добре, то не лукавьте,

    Чтоб ужалить после, как гюрза,

    Вы свое добро себе оставьте,

    Больно пыль въедается в глаза…

     



    Мир


    И всё же Мир прекрасная затея,
    Хоть краток миг, но дорог, как алмаз.
    И счастье в том, что мы его имеем,
    А также в том, что он имеет нас…



    Я не хочу жить в доме, без огня


    Я не хочу жить в доме, без огня,

    Где нет любви, тепла, добра и света.

    И потому не трогает меня

    Катрен сухой из стройного сонета.

     

    Смешон тот сноб, что убежал от снов

    И хочет взять красивостью сюжета,

    Он может лить безмерно много слов,

    Но не найдёт в душе моей ответа… …


    * Сноб (англ. snob) — человек, восхищающийся высшим обществом и тщательно подражающий его манерам и вкусам, ищущий возможность попасть в такое общество.


    Черта


    Уже давно мы все, как зомби,

    Немые   ватные  тела,

    И   страх шагает в чёрной робе

    По  крышам нашего села.

     

    То в белых мы цветах, то в красных,

    И нет нам Бога, и царя

    Мы, потерявшись в днях ненастных,

    Свою судьбу клянём зазря.

     

    Нам суждено бродить кругами,

    Как в беспокойных страшных снах,

    Где зло бодается рогами,

    А черти ездят на слонах.

     

    Где    сотня лишь начало тысяч,

    Где нет ни правды, ни суда,

    Где снайпер может гордо высечь

    Погибших юношей года.

     

    Остатки  чувств уносит ветер,

    Открыты настежь ворота,

    Никто нам видно не ответит,

    Где та последняя черта…

     

     

     

     

     

     

     



    Под тенью куполов

    Сегодня я опять
    Твой голос не услышу
    И буду вспоминать
    Последней встречи день
    Горит огнём заря
    И рвётся в душу ветер
    И светлая луна
    Смывает с окон тень


    Я не могу понять
    Открытый взгляд вселенной
    Но манит в облака
    Холодный звёздный свет
    Зачем душе спешить
    Куда ведёт дорога
    Мне если не любить
    То смысла в жизни нет


    Ты помнишь в тишине
    Под деревом высоким
    Мы в солнечном раю
    Вдруг встретились с тобой
    Казалось мира нет
    И нет обид и боли
    Лишь только ты и я
    И нежная любовь


    Насмешница судьба
    Запутанные ночи
    И белых кораблей
    Зелёные огни
    И пенная волна
    И чаек нервных крики
    Что в Ялте золотой
    Пронзают чьи то сны


    Не лета тёплый бриз
    А зябкий день осенний
    Назад нам не вернуть
    Потерянных секунд
    И Невского собор
    Среди зелёных улиц
    Под тенью куполов
    С надеждой Бога ждут



    И встала осень на пути…


    А в жизни всё не так, как в книгах,

    На много хуже и мерзей.

    Ещё страшней, когда в интригах,

    Видны следы твоих  друзей.

     

    Когда тебя дурманят ложью

    И топят в грязи болтовни,

    Хоть  приближают волю Божью,

    Года делённые на дни.

     

    Когда идешь, не зная цели,

    Мечта  накрыта паранджой,

    А  сердце держит на прицеле

    Холодный взгляд души чужой.

     

    И ты застыл под зябким светом

    И не поймёшь куда идти,

    Прошла весна, промчалось лето

    И встала осень на пути…



    Воскресный день

    Воскресный день прошел, как миг,

    Сгоревшая свеча.

    Терзает душу чаек крик

    И тяжесть на плечах.

     

    Недели две как нет дождя

    И сухо на душе,

    И  чувства мысли бороздят

    О  счастье в шалаше.

     

    Холодный свет летит в глаза,

    Стирая тёплый сон,

    Стекает в море бирюза

    Под колокольный звон.

     

    Об пирс ласкается волна,

    Смывая боль и грусть,

    Я знаю, есть моя страна,

    И я туда вернусь.

     

    Туда, где ждут меня друзья,

    Где царство нимф и муз,

    Где   несчастливым быть нельзя,

    И я туда вернусь...

     



    О розах

    Жизнь меня проверяет на крепость,

    То родных заберёт, то друзей,

    И безумная эта нелепость,

    Если в рай пропускают чертей.

     

    А у тех волосатые лапы

    И в придачу большие клыки,

    Вот такого назначат в сатрапы,

    Но, а честных людей в рудники.

     

    И чем дальше, тем больше безумства,

    В чёрном пепле стоят города,

    Выжигают огнём вольнодумство

    И за правду казнят без стыда.

     

    И не пишется что-то о розах,

    О поющих с утра соловьях,

    Просто сердце в колючих занозах,

    Да и совесть уже на нулях…

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     



    Давай уйдём с тобой вдвоём

    Давай уйдём с тобой вдвоём

    В прохладу золотистой ночи.

    И там мы горькую допьём

    Судьбу, что Бог для нас пророчил.

     

    Средь синих звёзд проложим путь,

    Вольёмся в блеск цветных вселенных,

    Чтоб там, навеки утонуть

    В своих желаньях вожделенных.

     

    Давай уйдём с тобой вдвоём,

    Сбежим от грусти и печали.

    Зажжём  свечу над алтарём,

    Где наши узы обвенчали.

     

    Пусть ладан горький у икон,

    Смирит взволнованные души,

    Христа распятого фантом

    Над ялтинским пейзажем кружит.

     

    И  вынув сердце из огня,

    Растаяв в голосе свирели,

    Ты может быть простишь меня,

    Чтоб прошлых лет мы не жалели…

     

     



    Блеск церковных куполов


    Не трави себя гордыней,
    Беспокойно будет с ней,
    Мир окажется пустыней
    Без подруг и без друзей.

    Ты в тупик загонишь душу
    И покой уйдёт, и сон,
    Нечисть вылезет наружу,
    И полезет на рожон.

    Сердце будет рвать до боли,
    С уст слетать сплошное зло,
    Потеряешь поневоле
    Бескорыстье и тепло.

    Не трави себя гордыней,
    Не пьяней от сладких слов,
    Пусть чарует нас святыней
    Блеск церковных куполов…



    Каждый пишет о своём

    Собралось поэтов море,

    Каждый пишет о своём,

    Тот  о солнце, тот о горе,

    Тот  о том, зачем живём.

     

    Кто-то блещет многословьем,

    Красотой заумных фраз,

    Кто-то стал уже сословьем,

    Ловит в критике экстаз.

     

    Проверяя   ритм и рифму,

    Разбирает всех подряд,

    Подвергая терроризму,

    Неокрепший чей-то взгляд.

     

    У других душа рыдает,

    Он по сути демократ,

    Никого не осуждает,

    Но отъел огромный зад.

     

    В общем, с музой всё не просто,

    Хоть поэт всегда ей  рад,

    Но и с ней  не будет роста,

    Коль талантом небогат…

     

     



    Ветер из вечности


    Грустью сердце моё растревожено,
    Защемила тисками тоска,
    Но сдаваться душе не положено,
    Больно жизни цена высока.

    И разрушены замки хрустальные,
    И развеяны ветром мечты,
    И желтеют газеты скандальные,
    Обращаясь к героям на ты.

    Вспоминается море Каспийское,
    Раскалённый прибрежный песок,
    Жигулёвское пиво российское,
    Трёхлитровый берёзовый сок.

    Жаркий ветер, летящий из вечности,
    Ускользающий  утренний сон,
    Посылает из юной беспечности,
    Пронимающий золотом звон.


    Города поменяли названия
    И по улицам шастает зло,
    И смешные до боли воззвания
    Убеждают, что нам повезло.

    И душа потерялась в сомнениях,
    В разношерстности новых цветов,
    В роковых для страны изменениях,
    В распечатках последних счетов…
     


    Твоё добро для них нажива

    Твоё добро для них нажива,

    Им не понять простой любви,

    Они щебечут так красиво,

    Но руки их всегда в крови.

     

    Им обещать простое дело,

    У них привычкой стало врать,

    Душа от зла так отвердела,

    Что обобрать готовы мать.

     

    Хоть в церковь ходят регулярно,

    Но беззастенчиво глухи,

    Сегодня стало популярно,

    Не извиняться за грехи.

     

    Кресты висят на толстых шеях,

    А  бес куражится в глазах,

    Они не прячутся в траншеях,

    А девок гладят в номерах.

     

    Они святое кроют грязью

    И не дают добро творить,

    И натираясь чёрной мазью,

    Желают бога пережить.

     

    Твоё добро для них нажива,

    Христа  продали за гроши,

    И хоть поют они красиво,

    Им не спасти своей души.

     

     

     



    Идёт по миру наш «Бессмертный полк»

    Заветы предков крепят наши души,

    Живые пробуждаются от сна,

    Но, как удавкой, часто болью душит

    За нашу жизнь безмерная цена.

     

    «Бессмертный полк» на улицах планеты,

    Людскую  совесть будят их глаза,

    Несут  потомки скромные портреты,

    А на ресницы просится слеза.

     

    Здесь русские, грузины и евреи,

    Здесь сотни наций, как одна семья.

    К могилам братским тянутся аллеи

    И   неделима Божия  земля.

     

    Кто лётчиком там был, а кто танкистом,

    Кто пехотинцем защищал наш дом,

    А кто-то был разведчиком, радистом,

    И смерть их обвенчала всех свинцом.

     

    Здесь море душ и море чьих-то судеб,

    И сердце с сердцем бьётся в унисон,

    И мир героев наших не забудет,

    Да будет каждый подвиг вознесён.

     

    Гордясь,  наследники  подняли их портреты,

    Идёт по миру наш «Бессмертный полк»,

    И пусть летят под ноги им букеты,

    А на флагштоках реет алый шёлк…



    Сбегают к звёздам журавли

    Уже пошло за пятьдесят, и я считаю каждый день,

    Друзья ушедшие молчат, а за спиной густеет тень.

    Уже не тот проказник я, уже седая голова,

    Но та же юная душа, и те же чувства и слова.

     

    И вот уже над головой кружится ангел золотой,

    И сердце бьётся невпопад , меняя силу с частотой,

    И   ветер гладит спины скал, и волн вздымается оскал,

    И снова кровь, и снова боль, и ранят душу клеветой.

     

    Взмывают к звёздам журавли, меняет осень наши сны,

    Но очень хочется тепла, простой любви под звон весны.

    И чтоб воскресли все друзья под воркованье голубей,

    Чтоб воскресили всех солдат, и всех ушедших матерей…

    .

     



    Поэту


     

    Над ним свисали грузом тучи,

    Он был в аду и был в раю,

    Хоть он писал строкой певучей,

    Но проклинал судьбу свою.

     

    Его манили в пропасть нимфы,

    Их опьяняющий  вокал,

    А  над душой сидели грифы,

    На гребнях вряд стоящих скал.

     

    И он ловил строкой мгновенье,

    Ложились чувства на листок.

    И  как прекрасно вдохновенье,

    Духовной радости глоток.

     

    Но хоть проходит всё когда-то,

    Уносят ветры облака,

    Судьба ни в чём не виновата,

    Хотя строптива, как река.

     

    И он устал бороться с миром,

    А тот, как пресс его давил,

    Ему служить ещё бы лирам,

    Но не хватило сердцу сил.

     

    И он ушёл, остались книги,

    Душа его на небесах,

    А здесь опять плетут интриги,

    И спорят о его стихах…

     



    Шепчут губы чужие молитвы

    Шепчут губы чужие молитвы,

    В поднебесье зовут купола,

    Не сбежать от пророченной битвы,

    Не уйти от порочного зла.

     

    Крест печатью ложится на небо,

    Бесконечна цепочка грехов

    И читается, как-то нелепо,

    Безупречность стандартных  стихов.

     

    Где-то кровь проливают и слёзы,

    Убивая, сжигают дома

    И чернеют от смога берёзы,

    И от ужасов сходят с ума.

     

    Наши  мысли, как сор бесполезны

    И   за них не дадут и гроша,

    На краю у распахнутой бездны

    Бродит пьяная в дребезг душа.

     

    Ночь   рассыпала звёзды по морю,

    Под водою сверкает луна,

    Я молчу, не ругаюсь, не спорю,

    Жаль, но правда моя не нужна…

     



    Дороги

     

    Вновь небо сверкает зарёю,

    Горит маяка огонёк,

    Под ярко горящей звездою,

    Порхает луны мотылёк.

     

    И в дивном сиянии мира

    Слетаются ангелы в сны,

    И в синем пространстве эфира,

    Их белые крылья видны.

     

    И шепчут гитарные струны

    Отчаянным    голосом душ,

    А с горной высокой трибуны

    Свисает наскальный картуш.

     

    Расходятся плавно дороги,

    И мы расстаемся в пути,

    И знают всесильные боги,

    Что нам от судьбы не уйти.

     

     

     



    Учителю

    Мы помним Вас и все уроки,
    Вы в нас вложили столько сил,
    Я посвящаю эти строки,
    Тому, кто в школе нас учил.

    Он был для нас авторитетом,
    Хотя шалили мы порой,
    И насмехались над эстетом,
    Но он стоял за нас горой.

    И бедный он, не спал порою,
    Глаза ломая об тетрадь.
    И стыдно было мне, не скрою,
    За леность двойки получать.

    В походы мы ходили дружно,
    Ещё в различные кружки,
    Ох, как же это было нужно,
    Открыть познаний островки.

    Умчалась юность словно птица,
    Вспорхнув в открытое окно,
    Но школьный двор мне часто снится,
    А с ним и детство заодно.

    И не грусти наш друг, учитель,
    Прости, что писем наших нет,
    Пусть ангел бережёт хранитель
    Тебя от болей и от бед.

    А мы с любовью вспомним школу,
    Ваш ясный, добрый, светлый взгляд.
    Мы верим Вам, и верим Богу,
    И знаем, нас опять простят.



    Кукла

    Судьба сплетает паутину
    И ловит птиц моих надежд.
    Мне взгляд кривой сжигает спину
    Пустых озлобленных невежд.

    Искал я в жизни пониманья.
    Где манекены? Где друзья?
    Кому нужны мои желанья,
    Когда их выполнить нельзя?

    Дождём смывает пыль со стёкол,
    А облака закрыли свет,
    И плачут горько створки окон,
    Хотя души у окон нет.

    Гремит гроза над крышей дома,
    И почернело всё вокруг.
    Ты – просто кукла, лишь солома,
    А я наивно думал – друг.



    Нирвана

    Я помню миг прекрасной нашей встречи,
    Твои глаза под грустною луной,
    Хоть говорят, что время раны лечит,
    Но это всё с другими, не со мной.

    Мы в небо к звёздам поднимались вместе,
    В объятьях таяли – и я, и ты,
    И нам казалось, проживём лет двести,
    И лишь для нас приливы и цветы.

    Твой сладкий шёпот слышу я ночами,
    Он ручейком смывает грусть с души,
    Но целый мир бушует за плечами
    И горек вкус созревшей черемши.

    И кровоточит в сердце та же рана,
    И та же мысль сгоняет сладость сна,
    О, есть ли ты, Буддийская нирвана,
    Иль надо пить мне боль свою до дна?...




    Старик

    Как много дел, запутанных тропинок
    И не поймешь, куда опять спешишь,
    Пронзают память тысячи картинок,
    Где смотрит вдаль застенчивый малыш.

    А за окном меняются пейзажи
    И каждый день рисует свой эскиз,
    То небо в радугах, то в чёрной саже,
    То блекло тлеет, то пылает тис.

    Стирает день надежды и невзгоды,
    И горизонт пронзают миражи,
    Ползут, как змеи под ногами, годы,
    Газетных файлов множа тиражи.

    Друзья ушли, закрыв беззвучно двери,
    И давит прессом неизбежность дня –
    Свинцовый груз, тяжёлые потери,
    И как смешна земная суетня.

    Нам не измерить жизнь свою шагами,
    Нам не уйти от быта и интриг,
    Пока бежал за счастьем и деньгами,
    Прошёл лишь миг, а я уже старик…






    Мы надеемся на чудеса

    Даже скорости света нам мало,
    Чтоб познать необъятный наш мир,
    Ночью звёздочка с неба упала,
    Словно с ёлки слетел сувенир.

    Мы наивны, как малые дети,
    И надеемся на чудеса,
    Нам уютно на нашей планете,
    Только смотрят глаза в небеса.

    За сияющим светом галактик
    Наблюдает учёный в ночи,
    Хоть он старый упёртый прагматик,
    Но волшебные ищет ключи.

    Чтоб проникнуть в другие пространства,
    Чтоб открыть потаённую дверь,
    Где нет снобов и нет пуританства,
    Человек божество, а не зверь...




    Морская звезда и чайка


    Ты птицей в воздухе летаешь,
    Меня не видишь и не знаешь.
    А я живу в морской воде
    На глубине, на самом дне.

    И часто вижу я тебя
    Из-под воды, любовь моя.
    На крыльях в образе мечты
    Паришь над синим морем ты.

    А я уже который день
    Твою глотаю жадно тень.
    По дну ползу морской звездой,
    Давно смирившийся с судьбой.


    Не знаю я, закончится ли это

    Залиты грязью плоские экраны,
    Пытает чувства беспринципность зла,
    Нам сыплют соль на ноющие раны
    И раздевают души догола.

    Потоки лжи слетают водопадом
    И пахнет дурно от лукавых слов,
    Жестокий дьявол управляет градом,
    Летящим в окна сгорбленных домов.

    Скорбящий плач и детские могилы,
    Разбит мобильной связи телефон,
    И у рассудка не хватает силы,
    Чтоб отогнать гнетущий горем сон.

    Не знаю я, закончится ли это,
    Но по ночам, мне страшно засыпать,
    А вдруг опять летает ворон где-то,
    И хочет сердце чьё-то исклевать…







    Классно стильной черепахе

    Классно стильной черепахе

    В бронированной рубахе,

    Это знает назубок

    Даже грозный серый волк.


    Ёжик

    Ёжик острые иголки

    Выставляет напоказ,

    Он наверно снял их с ёлки,

    Вот и фыркает сейчас.


    У моей малютки появились зубки

    У моей малютки появились зубки
    И теперь не шутки игры для Мишутки.
    Ведь она кусает часто его ушки
    И, наверно, больно маленькой игрушке.


    Не сравнивайте с золотом людей

    Не называйте человека золотым,
    Душа дороже золота любого,
    Пусть будет лучше верным и родным,
    И не заменит мёртвое живого.

    За золото не купишь новый день,
    Любовь не купишь, разве что путану.
    И сколько побрякушек ни надень,
    Они сильней любить тебя не станут.

    Не сравнивайте с золотом людей,
    Металл живое сердце не заменит
    И не заменит истинных друзей,
    Кто в трудную минуту не изменит.




    Пусть всегда улыбается счастье

    Подожди, не спеши быть жестоким,
    Не суди и не будешь судим,
    И под куполом неба высоким
    Будешь Богом прощён и любим.


    Слов пустых не бросай понапрасну,
    Не держи ни обиды, ни зла,
    Если звёзды на небе не гаснут,
    Значит Божьими будут дела.

    Коль на этой земле мы все гости,
    Соблюдай наш простой этикет,
    Говори о добре в каждом тосте
    Даже грубому слову в ответ.


    Пусть всегда улыбается счастье,
    Пусть не будет ни бед, ни врагов
    И пускай у тебя в одночасье,
    Будет море любви и цветов…


    Мы привыкли к любым поворотам

    Перемешаны мысли и чувства
    С ощущением скорой беды.
    От ума два шага до безумства,
    От любви два шага до вражды.

    Не видать золотой середины,
    Здесь у каждого правда своя,
    И не смотрит на наши седины
    Молодой и безусый судья.

    Чтоб растаять проблемам весною,
    Не хватает простого тепла,
    И скользящей проворной змеёю
    Грусть обычная в сад проползла.


    Обрываются споры войною,
    Не хватает для взлёта крыла
    И лежит под бетонной стеною
    Тень холодного, чёрного зла.

    Разбиваются волны об скалы
    На клочки иллюзорного сна,
    Где сверкают, как звёзды, бокалы
    Золотого, как солнце, вина.

    Мы привыкли к различным невзгодам,
    Мы привыкли к дождям и ветрам,
    Мы привыкли к любым поворотам
    И не верим кривым зеркалам…





    Крещение

    Весенний день, скатилось солнце в город
    И разноцветьем осветился сад,
    И сердце жадно утоляло голод,
    Вдыхая вишни майский аромат.

    Над паствой во Владимирском соборе,
    Звездой сверкнуло белое перо,
    Ожило в разрисованном декоре
    Невиданное множество миров.

    И в празднестве церковного убранства,
    Крещения свершившийся обряд,
    Раскрыл на миг закрытые пространства,
    Где звёзды, словно люди говорят.

    И колокол промолвил звоном нежным,
    Как будто ветер колыхнул его,
    Взлетевший в небо голубь белоснежный,
    Крылом своим украсил торжество.

    И в день крещения совершилось чудо,
    Мир ангелов и тёплая купель,
    И точно, что привиделась кому-то,
    Святая, золотая колыбель…


    Осеняя пора

    Летает в небе птица золотая,
    Холодный день, осеняя пора
    И, словно книгу, жизнь свою листая,
    Я коротаю дни и вечера.

    Вникаю в смысл запутанных загадок,
    Над головой стенает птичий клин,
    А над столом, над стопкою тетрадок,
    Витает серый и унылый сплин.

    Ну что, судьба? Спасибо и на этом,
    Что смерч войны не снёс пока мой дом,
    Что сам себя считаю я поэтом,
    И тем лечу осенний свой синдром.

    Ещё летят клиновых веток листья
    И не поспела терпкая айва,
    И винограда розовые кисти
    На склонах гор рисуют кружева.

    И пусть душа горит любовью страстной,
    И пусть пылает яркою строкой,
    Мне в этой жизни, сложной и контрастной,
    Не по нутру смиренье и покой...


    Твои глаза холодные, как звёзды

    Рвёт сердце грусть, шепчу молитвы Богу
    И в море сером плещется тоска,
    А я опять ищу к тебе дорогу,
    Среди огня и чёрного песка.

    Твои глаза холодные, как звёзды,
    В них я не вижу прежнего тепла
    И на щеке блестят скупые слёзы,
    Ты не простив, обиженной ушла.

    И в пустоте блуждают наши души,
    Холодный пот и бесконечность сна,
    Осенний день роняет листья в лужи,
    И я один, и ты, увы, одна…




    Две души

    Дорогая, - доносится ветром,
    Дорогой, - отвечает волна
    И Венера сияет над кедром,
    Светом синим стекает луна.

    Как ты, милая? - спрашивал ветер,
    Как ты, милый? - вздыхала волна.
    На какой ты сегодня планете?
    Почему я сегодня одна?

    Я молилась всевышнему Богу,
    Я до встречи секунды считал,
    Затянуло туманом дорогу
    И закрыл камнепад перевал...


    Я отложил любовь на завтра


    Я отложил любовь на завтра,
    Не заглянул в её глаза,
    Хоть в день прошедший нет возврата,
    И не хранятся адреса.

    Я отложил любовь на завтра,
    Пытая душу, как в огне,
    В цветах прибрежного ландшафта
    В своём последнем странном сне.

    Я отложил любовь на завтра,
    А ей об этом не сказал,
    Валет бубновый тоже карта,
    А я тузом себя считал.

    Я отложил любовь на завтра,
    Как вещь, как галстук выходной,
    Как бутерброд себе на завтрак,
    Ну разве это не смешно?


    Не надо помогать поэту

    Не надо помогать поэту,
    Он должен всё изведать сам
    И невозможно по совету
    Пробить свой путь к своим стихам.

    Поэта жизнь - сплошная пытка
    И по-другому, тут нельзя:
    От недостатка, до избытка,
    От пешки мелкой, до ферзя.

    Забиты впрок лит институты,
    Заполнен полностью филфак,
    Где словно хлеб едят талмуды,
    Но быть поэтом - Божий знак!





    Мы немного ещё постоим

    Пробегают года незаметно,
    Мы теряем секунды и дни,
    Говорят что гадалкам известно,
    Где закончиться могут они.

    Где ты встретишь, а где потеряешь,
    Где заплачешь, а где запоёшь,
    Где любимую ты повстречаешь
    И куда ты в итоге придёшь.

    И рисует настырное лето
    Разноцветные жаркие дни.
    Беспокойные мысли поэтов
    Разжигают на звёздах огни.

    Кто-то верит, а кто-то не верит,
    И не хочет к гадалкам ходить.
    Бесполезно душе лицемерить
    И пытаться судьбу изменить.

    Раскрывается сердце строкою,
    Нам нельзя нарушать его бой,
    Пусть ни грамма не будет покоя
    И не шутит Фортуна с тобой.

    Пусть кружится земля под ногами,
    Мы немного ещё постоим
    И испишем тетради стихами,
    И с любовью добро воскресим…



    Ко Дню рождения Сергея Есенина

    Алеющим знаменем даль горизонта,
    Проснувшийся день открывает глаза,
    На листьях осенних горит позолота,
    Слезами алмазными стынет роса.

    Далёкое прошлое ходит за нами,
    Растянутой тенью прошедшего дня,
    Упрямо цепляя за душу стихами,
    Есенинской строчкой нам сердце казня.

    Над рощей берёзовой клин журавлиный,
    В сиреневых далях - улыбка Христа,
    Поспевшие ягоды красной рябины,
    Как капли стекающей крови с креста.

    Всего в три десятка отмерено жизнью,
    Где стрелки часов постоянно спешат,
    Из космоса чьи-то летящие мысли
    Услышать сумела поэта душа.

    И вот вспоминает его в день рожденье
    Осеняя грусть проливного дождя,
    Быть может, сегодня идёт вдохновенье,
    К влюблённому юноше Музу ведя.


    Мост

    Возле дома, в горной речке,
    Рыбы плавают цветные.
    И горят, как будто свечки,
    Плавники их золотые.

    Мост висячий, в мир из детства,
    Тень бросает тонкой нитью.
    Может он и есть то средство,
    Что связал нас с прошлой жизнью.

    Юным мальчиком, мечтал я,
    Перейти тот мост быстрее,
    По ночам, всегда летал я,
    Повзрослеть хотел скорее.

    А теперь, мой славный мостик,
    Я назад хочу вернуться,
    Хоть на день, хоть на часочек,
    Снова в юность окунуться…


    В объятиях родины


    Пролетают птицы над домами,
    Льётся в сердце сладкий воздух гор,
    И душа поёт моя стихами,
    Так прекрасен родины простор.

    Пьяный я от солнечных улыбок,
    От тепла горящих добрых глаз,
    Пусть я сделал тысячи ошибок,
    Знаю, всё простят они сейчас.

    Капелька любви блестит слезою,
    Так же, как блестит в лучах алмаз,
    Знай, моя душа всегда с тобою,
    Дорогой мой солнечный Кавказ!


    Белый ангел

    Ты крылом взмахнула над домом,
    Белый ангел растаял в цветах,
    И любуясь любимым альбомом,
    Сердце матери тает в слезах.

    И не гаснет свеча у портрета,
    Запах ладана в доме стоит,
    Не найти ей у Бога ответа
    И не хочется Бога корить…

    Белый ангел летает над домом,
    В звёздном небе светлым пятном,
    У портрета по старым законам:
      Ломтик хлеба и рюмка с вином…


    Цени людей по их поступкам



    «Цени людей по их поступкам»
    Казалось просто - не дурак
    И вроде чувствуешь рассудком,
    Да только делаешь не так.

    Я знаю сам порой не ангел
    И не свечусь, как золотой,
    Сорю словами в перебранке,
    И упиваюсь похвалой.

    Так в чём же суть моей морали?
    - А просто быть всегда собой
    И чтоб друзья твои все знали,
    Что зла не держишь за спиной…


    Толпа

    Толпою правит чувство стада,
    Съедая признаки ума,
    В ней продают и мать, и брата,
    Плетут интриги злость и тьма.

    Толпой преследуют соседа,
    Сдают друзей в концлагеря.
    Живут без чести и завета,
    Казня и Бога, и Царя.

    Толпою правит безрассудство,
    Животный, низменный инстинкт.
    И под наркотиком безумства
    Она усердно зло творит…

    Но с ней нельзя шутя играться
    И тряпкой красной раздражать.
    Немного стоит зазеваться,
    И могут дружно затоптать…


    Что вы знаете жёлтые звёзды?

    Что вы знаете жёлтые звёзды?
    Души с дымом летят в небеса,
    В чёрной саже надежды и грёзы
    И закрытые смертью глаза.

    Разрываются гулко снаряды,
    Сжались в страхе в Славянске дома,
    Чтобы жить без войны и блокады
    Не хватает у власти ума.

    Перепуганы птицы и дети,
    Даже аистам жить здесь нельзя,
    Неужели никто не ответит
    За преступность убийств и вранья?

    Что вы видите жёлтые звёзды? –
    Только холод и мир темноты
    И замёрзшие чёрные слёзы,
    Искривлённые злобою рты.


    Мы с тобою из разных миров


    (Анне Герман)

    Мы с тобою из разных миров,
    Разделяют нас времени стены,
    А за искрами звёздных костров
    Поднимается голос со сцены.

    Мы с тобою из разных миров,
    Зашифрованы Ванги катрены,
    С пролетающим шумом ветров,
    Не минуют земли перемены.

    Замыкается жизненный круг
    И его нам никак не нарушить,
    Только солнечный голоса звук -
    Порывается сердце послушать.

    И поднявшись за птицами ввысь,
    Я раскрою закрытые тайны,
    Как же песни твои родились,
    Что живыми иконами стали.

    Хоть с тобой мы из разных миров,
    Параллельных не может быть линий,
    И по небу в потоках ветров
    Прорывается клин журавлиный...


    Друзья, смотрите, Муза здесь



    Друзья, смотрите, Муза здесь!
    Она витает между нами,
    Вот на ладонь решила сесть,
    Вот в сердце целится стихами.

    И солнца луч вошёл в окно,
    И озарились наши взгляды,
    Пусть прорастёт добра зерно,
    И разорвёт меж нас преграды.

    Мы собираемся не зря,
    Общенью, открывая души,
    Жить в одиночестве нельзя,
    Оно надежды наши рушит.

    Здесь, как в намоленных церквях,
    Сквозь стены смотрят чьи-то лики,
    На полках, как на алтарях,
    Лежат зачитанные книги.

    И присмотритесь, Муза с нами,
    С портрета Чехов подмигнул,
    И над бегущими волнами,
    Пегаса силуэт мелькнул…


    Не успел

    Не успел, опоздал, не увидел,
    Как мой поезд ушёл второпях,
    Как я друга случайно обидел,
    И под старость остался в долгах.

    Я гуляю по прошлому часто,
    По забытым проулкам пешком.
    И кричит моя юность горласто
    Лишь открою потёртый альбом.

    Эти фотки ещё не поблёкли,
    Но, всем чувствам моим вопреки,
    В перевёрнутом будто бинокле
    Те денёчки сейчас далеки.
    .
    Запах школы – доска, мел и парта,
    И шальной переменок звонок,
    Подзатыльник от старшего брата,
    И шампанского первый глоток.

    Одноклассницы наши – принцессы,
    Мы для них сочиняли стихи,
    Молодые смешные повесы,
    Набиваясь попасть в «женихи».

    Старый дом и друзья у подъезда,
    В три гитары распевшийся хор,
    Мы за брата считали соседа,
    Миром целым когда-то был двор.

    А сегодня вокзал, словно замер,
    Равнодушно пустует перрон,
    Да прокаркал, как ворон, динамик:
    – В неизвестность ушёл Ваш вагон…


    А просто так

    В мой огород пробрался кот,
    Капусту свежую жуёт,
    А с бородой седая мышь,
    Гоняет скуку с тёплых крыш.
    Пойду возьму своё весло,
    Чтоб дать противнику в чело,
    Быть может он тогда поймёт,
    Что наш поэт не идиот...


    Льву Болдову


    Пусть подступит к подбородку Лета,
    Ставя эпикриз в земной возне.
    Не будите спящего поэта!
    Дайте умереть ему во сне.

    (Лев Болдов)


    Пусть его душа парит над миром
    И отстанут грусть, печаль и боль,
    Отслужил душой ранимой лирам
    Истинной поэзии король.

    И в лучах мерцающего света,
    На распутье золотых дорог
    Может, встретит грустного поэта
    В белом балахоне грустный Бог.

    Всё земное будет позабыто:
    Боль войны, истерзанные дни,
    Толкотня у грязного корыта,
    Трескотня безудержной брехни.

    Он рванул в распахнутое небо
    Нет, не птицей, яркою звездой,
    На столе остались крошки хлеба
    И обида с горькою слезой...


    Под шорох долларов шальных


    Гуляет пьяная Москва, летит брусчаткой Мерседес,
    Блистает чёрное стекло, съедая образы небес.
    Под шорох долларов шальных, залитых кровью и враньём,
    Мы даже звёзды продадим над историческим Кремлём...


    Совесть

    А наша совесть, словно та же кошка,
    Порой мяукнет и попросит есть,
    И любит очень, поласкаться, крошка,
    И засыпает, вдруг услышав лесть.

    А мы её гоняем потихоньку
    И лишь потрётся - сразу "брысь" и "кыш",
    И недовольно поворчим вдогонку,
    А в мысли тихо пролезает мышь...


    Я горжусь, что рук не пачкал кровью

    Я горжусь, что рук не пачкал кровью,
    Да и душу ложью не карал,
    Не давал свободы сквернословью,
    Принципов своих не предавал.

    Не менял, как флюгер убеждений,
    Человечность и добро ценил,
    Не сгибал пред хамами коленей,
    На друзей своих не доносил.

    Я горжусь, что был, простым трудягой,
    Депутатский не носил мандат,
    Не смеялся над больным бродягой,
    И всегда ценил чужой талант.

    Пусть душа моя, рождая строчки,
    Пестует всегда мой новый стих,
    Пусть её тепло до самой точки
    Наполняет теплотой других...


    Ялтинский восход


    Гуляет лето тёплое по Ялте
    И тонет небо в изумруде вод.
    Наш город мал, но есть на каждой карте,
    И как прекрасен Ялтинский восход.

    Вдыхают окна свежую прохладу,
    И солнце, искупавшись в лоне волн,
    Уже с утра целует Ореанду
    Над морем, пробегающим лучом.

    И под фанфары перепевов птичьих,
    Из сумрака выходит горизонт,
    И синим взглядом ясных глаз девичьих
    Сливается над Ялтой небосвод.

    Здесь берега украшены дворцами
    И склонами зелёных крымских гор.
    Сосновыми, пахучими лесами
    Укрылся Ялтинский чарующий простор.

    Нет светофоров в городе, поверьте,
    И нет таких, наверно, городов:
    Здесь по-другому как-то бьётся сердце,
    Здесь по-другому чувствуешь любовь.


    И всё же жизнь...

    Поднялся день, зазолотился купол,
    Накрыла мир прозрачная вуаль
    И заспешили миллиарды кукол,
    Менять на деньги совесть и мораль.

    И вот в словах ни логики, ни смысла,
    Змеиный яд блестит на языке,
    Нас поделили так, как делят числа,
    И стёрли так, как надпись на песке.

    И всё же жизнь прорвёт асфальт и камень,
    Пробудит солнце новые ростки,
    Лишь отгорит войны последней пламень,
    Как снова май распустит лепестки…


    Война

    Тянет зависть руки липкие,
    В злых глазах не видно дна.
    И надежды тают зыбкие,
    Не кончается война.

    Ходят люди одурманены,
    В небе облаком беда:
    Те убиты, эти ранены,
    А у этих нет стыда.

    За детей душа волнуется.
    Коль у взрослых нет ума,
    Пусть хоть их желанья сбудутся,
    Пусть закончится война!

    Пусть поля сверкают росами,
    Взгляды радуют цветы.
    Позабудем холод осени,
    Пусть сбываются мечты.

    А пока война куражится,
    Заглушая голос лир,
    Почему-то сердцу кажется,
    Что сошёл с ума весь мир…


    Ночного неба звёздные гирлянды

    Загадкой веет над уснувшей Ялтой,
    Вальяжно звёзды отдыхают над водой.
    И над поверхностью сверкающей и гладкой,
    Гуляют ангелы прозрачной чередой.

    Застыла ночь и паутиной сновидений
    Окутала прибрежные дома.
    И кипарисов растянула тени,
    Луны плывущей белая корма.

    Холодный свет зеркальным отраженьем
    Смывает с горизонта миражи.
    И свежий ветер призрачным виденьем,
    Как заколдованный, над городом кружит.

    Ночного неба звёздные гирлянды
    Легли на склоны крепко спящих гор.
    Под терпкий запах хвои и лаванды
    Чарует души ялтинский простор.

    На набережной в строе ровном пальмы,
    Уснув, лежат на лавочках коты
    И памятник на Пушкинской печальный,
    Украсили поникшие цветы…


    Для чего создаются стихи?


    Для чего создаются стихи?
    Чтоб к мечтам от земли оторваться,
    Чтоб на время забыть про грехи
    И повыше на небо забраться.

    Чтобы тот, кто услышит тебя,
    Стал хотя бы немного добрее,
    Чтобы сердце забилось любя
    И чтоб в чувствах мы были храбрее.

    Чтоб подать многокрасочный мир –
    Без холста, но подобранным словом,
    Чтобы звуком загадочных лир,
    Твой читатель вдруг был очарован.

    Чтобы кто-то любимой своей,
    Подарил восхищённые строки,
    И чтоб звёзды с небесных ветвей,
    Словно листья ложились под ноги.

    Для чего создаются стихи?
    Чтоб мечты становились вдруг былью,
    Чтобы те, что ещё не глухи,
    Хоть немного нежнее любили...


    Двери закона

    Мы часто не правы и часто жестоки,
    С гордыней высокой и твёрдой, как горы.
    А после страдаем, что мы одиноки,
    Но заново лезем в скандалы и в споры.

    Сердца закрываем, защёлкнув затворы,
    А жизни сгорают и тают, как свечи.
    Возводим мы стены и строим заборы,
    И души грехами жестоко калечим.

    А ангел растрёпанный плачет у двери,
    Но нам не услышать ослабшего стона.
    Мы были, как люди, а стали, как звери,
    И правду закрыли за дверью закона.


    Пылают пламенные свечи

    Пылают пламенные свечи,
    И чувства тёплые в крови,
    Воспоминанья нашей встречи,
    Как эхо солнечной любви.

    Белеют в небе капли воска,
    Прозрачных, белых облаков,
    А нам казалось - будет просто,
    Мы счастье вызволим из снов.

    С той песней нежной у фонтана,
    Про твой сиреневый платок,
    Вначале нашего романа,
    Тебе подаренный цветок.

    Наш Бог сроднил меня с тобою
    И в жизнь пролился яркий свет,
    Вдруг мир заполнился любовью,
    И приобрёл, и смысл, и цвет.

    Смотрю в глаза твои родные
    И в них ныряю с головой,
    Танцуйте звёзды золотые,
    Не нужно жизни мне другой.

    И пусть пылают наши свечи,
    Куда б с тобою мы не шли,
    В знак торжества той светлой встречи,
    В которой мы судьбу нашли.


    Молчит скорбящая гитара

    (Андрею Ширяеву)
    Молчит скорбящая гитара,
    Её покинул верный друг,
    Душа весёлого гусара
    Не тронет больше звонких струн.

    Не будут петь они дуэтом
    Под светом тёплых, летних звёзд,
    Он не считал себя поэтом,
    Но песни трогали до слёз.

    Луганский ветер пахнет дымом,
    Зло, кровью светится закат,
    Как зонт, печаль висит над Крымом.
    И кто же в этом виноват?

    Последний взгляд души невинной
    Оставил в памяти печать,
    Как жаль, пути назад не видно,
    Чтоб песню новую начать.

    И в шуме жизни проходящей
    Звучит мелодия не та,
    Грустит с гитарою скорбящей
    Его не спетая мечта…


    Может счастье и станет судьбою



    Депутаты клянутся с экрана
    - Жизнь красивая будет у нас,
    Море лести и столько ж обмана
    В гибкой связке слетающих фраз.

    Вновь присягу дают офицеры,
    А политики тонут во лжи,
    На остатках истерзанной веры,
    Вместо стран создают муляжи.

    Наши дети растут незаметно,
    В их глазах растворяется свет,
    Им, наивным, ещё неизвестно,
    Что Снегурочки с Карлсоном нет.

    Что их ждут приключенья другие,
    Где смешаются нежность со злом,
    Заболеет душа ностальгией,
    Зазывающей школьным звонком.

    И года проливаясь водою,
    Утекут неизвестно куда…
    Может счастье и станет судьбою,
    Коль не станет судьбою беда…


    Поэты - все единой крови


    Я – северный ваш друг
    И брат!
    Поэты все - единой крови.
    И сам я тоже азиат
    В поступках, в помыслах
    И слове.
    (Сергей Есенин)

    Гуляет ветер над Кавказом,
    Вершины снежные блестят
    И цветом солнечных алмазов,
    Нам душу радуют и взгляд.

    Твой голос радужный и светлый,
    Хоть грусть куражится в строке,
    Но всё же труд твой беззаветный
    Сияет в Русском языке.

    Опять рычат цепные пушки
    И грубо бьют то в лоб, то в бровь,
    Простите Лермонтов и Пушкин,
    Но топчут изверги любовь.

    Да, для поэтов нет преграды,
    Нам ни к чему безумный пир,
    Мы ценим только силу правды
    И красоту звенящих лир.

    Волшебный голос вещей рощи,
    Где вторят музам соловьи
    И пробивая злобы толщи,
    Нас призывают жить в любви.

    «Поэты - все единой крови»,
    Нам ни к чему пожар вражды,
    Но правит горечь в нашем слове,
    Когда беснуются вожди…


    Край любимый

    Вот немного поднатужусь, вот немного соберусь,
    И поеду в край родимый, отгонять тоску и грусть.
    Пусть вина нальют побольше, обниму своих родных,
    Не хочу бросать без толку слов ненужных и пустых.
    Нет земли душе дороже, нет друзей душе родней,
    Даже небо там другое и теплее, и светлей.
    Здравствуй милая речушка и висячий старый мост,
    За родной свой край любимый подниму свой главный тост,
    Пусть все знают, моё сердце не проймёт холодный лёд,
    Там оно навек осталось, там живёт и там умрёт…


    Дама с собачкой



    На Пушкинской нежно платаны
    Сплетают прохладную тень,
    Изящно танцуя фонтаны,
    Сливаются в солнечный день.

    И памятник вечно печальный,
    Стоит у ворчливой реки
    И слышит прохожий случайный,
    Как в небо взлетают стихи.

    Волнуется Чёрное море,
    Вновь Чеховский вспомнив рассказ,
    И слышатся юной синьоре
    Обрывки заманчивых фраз.

    Вуалью прикрытые плечи,
    Смеются открыто глаза,
    Коль даму с собачкою встретишь,
    Поверишь, что есть чудеса.

    И если сольются вдруг взгляды,
    А в сердце зажжётся звезда,
    То тёплой и солнечной Ялты,
    Уже не забыть никогда.


    Вечер

    Сгоревший день, ушедшая утрата,
    Стекает в грудь холодная тоска.
    И знаю я, судьба не виновата,
    Что дышит грустью новая строка.

    Как умилён растроганный диктатор,
    Так верит в чудо целая страна
    И в бой опять уходит гладиатор,
    А за спиной смеётся сатана.

    Церковный блеск слетает с колоколен
    И синеву пронзает жёлтый крест,
    Так почему-то мир у нас устроен,
    Хоть ложь сыта, но постоянно ест.

    И я искать не стану новых красок,
    И рисовать приснившийся мираж,
    Остался где-то в мире детских сказок
    Наивный мой и добрый персонаж.

    И смотрит Дух сквозь свет горящих свечек,
    Сердца стучат молитвам в унисон
    И разрывает тёплый летний вечер,
    Летящий в небо колокольный звон…


    Отец солдата

    Чёрные глаза, седая чёлка,
    За спиной увесистый рюкзак,
    К сыну едет с горного посёлка
    С искренним радушием смельчак.

    Кто не помнит славного грузина,
    С добротой родительской в глазах,
    Как Отец солдата до Берлина
    Отшагал в солдатских сапогах.

    Терпкое вино из винограда,
    Вкусный сыр и горстка табака,
    На груди солдатская награда,
    А в душе отцовская тоска.

    «Здравствуй, сын, любимый мой Годердзи!»
    «Здравствуй, дорогой, родной отец».
    Пробивались в этой круговерти
    Переливы солнечных сердец.

    И казалось, будем жить все в мире,
    Что война забудется, как сон,
    Будем поклоняться только лире,
    И святым с родительских икон.

    Чёрные глаза, седая чёлка,
    На ресницах горькая слеза
    И у дома горного посёлка
    Зреет виноградная лоза…


    Мир любви

    В глазах твоих сверкает отблеск неба,
    В них целый мир и вся моя судьба
    И мне улыбку радужного лета,
    Рисует солнце на твоих губах.

    Коснулись сердца нежные ладони,
    Моя душа воскресла в этот миг,
    Взметнулись в небо солнечные кони
    И счастья свет в судьбу мою проник.

    У нас в саду цветут сегодня розы,
    И голос детский наполняет дом.
    Хоть не уйти от быта и от прозы,
    Пусть будет праздник за моим столом.

    И благодарен я тебе и Богу,
    И знаю, ты в награду мне дана,
    Я счастье пью тихонько, понемногу,
    Как пьют бокал хорошего вина.

    И знаю, всё на свете не случайно,
    И нашей встречи предначертан миг,
    Так написали видно изначально,
    И потому наш мир любви возник…