Валентин Колот


Пристроился :-) (на левом фланге)

А. С. Пушкин.
Н. Матвеева (перифраз)
В. Колот


Поэзия должна быть глуповата.
Поэт же быть не должен дураком.
Однако сразу не поймёшь, ребята,
Кто здесь причём, а, равно, что при ком.


Высшая мера (ода читателю)

Стоит Колизей - музей не музей,
Не то, что во времени оном,
Где был он котлом с азартом и злом –
Ну, тем, что зовем стадионом.
Тут вспомнить хотим: под гору Хиттим
Собралось (так в Новом Завете) -
И ради ж Христа! – Пять тыщ, не полста.
Ввались в Колизей – не заметят!
Сегодня б и он собрал стадион
Насытить хлебами и словом –
Не всё бы гребли мешками рубли
Там «Ласковый май» с Шатуновым.
Вращатели слов! У нас ремесло
И рангом, и риском пожиже:
Кто вьётся, как змей, Ванессою Мэй,
А кто, как «Иванушка» - рыжий.
Хотя, если, рыж ты так, что горишь
Рыжьём prix Nobel-ным, однако, -
Nobles - он oblige: распятье, престиж…
И – в раку тебя, к Пастернаку.
Поэту – полёт. Не надо об лёд,
Не надо, чтоб в святцы верстали,
Чтоб строчек фристайл на взлёте с листа
Застыл в СКВ, при медали.
Прочтенье – момент, где стих – аргумент,
А спрос – череда переменных.
Вот – нынче возрос. Эх, этот бы спрос
Да Пушкину б, да в «Современник»!
В «Поэзии. Ру» поэтов, не вру,
Пять сотен – совки, заграница.
Сайт – сутки листай. За сутки до ста
Заходов ко мне на страницу.
В он-лайне поэт – незрячий аэд.
В толпе конвергентных Гомеров -
Не с глазу на глаз – теряется глас.
Воздам ли вам мерой за меру?
Знал, что говорил Сент- Экзюпери:
Нет роскоши выше общенья!
Вот строчки – бери. А нам повтори:
Воздам аз и мне же отмщенье.


Прорвавшему горизонт

Порвался крик! Уже рвалась не лента,
Но Лета, обнажая строчку дат,
С могилы Неизвестного поэта,
Чей холмик – ровня холмикам солдат.
Здесь, на Земле, спешившей отогреться,
Зарубцевать увечья душ и ран,
Носил он совесть слишком близко к сердцу,
Как носит свой осколок ветеран.
Погиб поэт! – Проклятый вечный случай –
Из ряда вон и …Что там – не вернуть.
Вот, голос – мятый рубль до получки;
Сумеем ли всем миром дотянуть?
Поставить точку памятник бессилен:
«Быть иль не быть?» - по прежнему вопрос
Хрипит осиротевшая Россия.
По краю кони, по-сердцу – мороз…
Цветов напор, сдвигающий ограду,
Живой забор – притихшая толпа.
Указом не указанной наградой
Протоптана народная тропа!

Судьба строчки:
----
[00.09.1986] «...НОСИЛ ОН СОВЕСТЬ БЛИЗКО К СЕРДЦУ»

Журнал «Огонек», № 38, 1986 г.

по просьбе читателей

Вспоминает мать Владимира Высоцкого


1. 2. "Носил он совесть близко к сердцу". Литературно-музыкальная… :: Фестиваль...
Всего статей: 73186. "Носил он совесть близко к сердцу". Литературно-музыкальная композиция, посвященная памяти Владимира Высоцкого.
Портрет Высоцкого, украшенный гвоздиками, рядом написаны слова: “Носил он совесть близко к сердцу”.
2. 3. Сценарий.RU: Школьные вечера
Носил он совесть ближе к сердцу. Владимир Высоцкий: эпизоды творческой судьбы. 1-й ведущий: Андрей Дементьев. Еще одной звезды не стало. И свет погас. Возьму упавшую гитару, Спою для вас. Слова грустны

1. КОНТИНЕНТ : Личность и история
НОСИЛ ОН СОВЕСТЬ БЛИЗКО К СЕРДЦУ. Владимир Высоцкий был практически единственным, который хриплым голосом кричал на всю страну “победившего социализма” о правде и совести. Сергей Смирнов.

1. Ъ-Огонек - Носил он совесть близко к сердцу
RSS PDA/WAP/SMS iPHONE SMART. 0. Носил он совесть близко к сердцу. // ЛЕГЕНДА. Журнал «Огонёк» № 32 (5110) от 21.12.2009.


Букет Анне Яблонской

Анне Яблонской, поэтессе, 24.01.11 погибшей при взрыве в аэропорту Домодедово .
----
Я строку к строке букетом –
На триумф и гибель Ани.
Вот – опять «На смерть поэта»!
Ну, когда же перестанем?
Сколько их ещё, бутонов,
Будет срезано нежданно?
Давят памятников тонны…
Помянём, собратья, Анну.
Я не верю в волю божью
В судьбах с горькими концами:
Всемогущий Бог не может
Сговориться с подлецами .
Убивают человечность
Те, кто жизни обрывает!
Впереди у Анны Вечность,
Наша Вечность убывает.


Джингл белс, джингл белс.

Перевод из James Pierpont.
Колокольчики-бубенчики звенят.
Скиталец (Степан Гаврилович Петров).

Полем – конский бег,
Санки-бегунцы…
Что тут звонче – смех
Или бубенцы?
На пригорок – эх!
А с пригорка – ух!
И взметает снег,
И взмывает дух!
Припев: Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
Был я так же рад
Выезду на-днях:
Как же – Фанни Брайт
Рядышком в санях!
Нехватает зла:
Чуть удачу сгрёб –
Кляча подвела,
Плюхнулись в сугроб!
Припев: Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
А ещё на-днях
(И везёт же мне)
Только вышел – ах!
Бах! – И на спине!
Кто-то раскатал.
Мимо мчал пижон –
Ну и хохотал,
Ржал и конь и он!
Припев: Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
Прямо в снежный круг –
Молодые, ведь,
Приглашай подруг
Вместе песни петь.
Да кобылку б нам
Бурую запречь –
И в полёт к полям,
И заботы с плеч!
Припев: Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.
Перезвон, перезвон
Под ноги коня.
И уносит в радость он
Санки и меня.


Дмитрию Сорокину.

Памяти пионера первого поколения Ефима Абрамовича Губера
и незащищённых защитников Родины - мичмана Иосифа Лазаревича Люлинского и Исаака Батрацкого, оборонявшего Ленинград.

Это мы, те кто здесь, виноваты.
А конкретно - так я виноват,
Что мотали сограждане в штаты
И уже не вернутся назад.
Ведь в стране этой, кровью умытой,
Перекрывшей фашисту пути,
От улыбчивых антисемитов
Не умел я еврея спасти.
Сдал позицию, был, значит, хлипким...
Вот и дожили, мать твою ..
Что к оскалу дошёл от улыбки
Питекантроп, родной ксенофоб.
Бит - на биту, а Канта - "МАйн кампф"-ом;
Жнём-то собственноручный посев.
Будет к месту на месте вакантном
Рыжий Дацик в дебильной красе.


Свободна! Наконец-то свободна!

І сниться їй той син Іван...
Уже не панський, а на волі.
Т. Шевченко "Сон"

Свой флаг, свой гимн – как в день из ночи -
Страна разорванных оков!
Но всё короче, всё короче
Срок жизни наших стариков.
Качки, босые скальпы, боссы,
Гламур - собрание блядей.
А у контейнеров отбросы.
Отбросы - вдумайтесь - людей!.


Бьют женщину

Мужчины, мужчины, мужчины!
Вы помните званье своё? В. Солоухин.

---------------------
Я в "Поэзии.Ру"
С полосы обсужденья
Будто пробы беру
За чертой отчужденья.
Здесь, как вроде в кино -
Изощрён, фэнтезиен -
Мир какой-то иной.
"Ру" - домен для России?
Близ проблем Бытия,
Возле тонкостей стиля -
Разве выдумал я? -
Рядом женщину били.
Просто так, без причин:
Маска лоска обрыдла,
Под молчанье мужчин
Било женщину быдло.
При молчаньи слепых,
Напоказ тугоухим.
Быть мужчинами их
Тщетно звал Солоухин.
А в гурманном чаду
Элоквенций-эссенций
Никого на виду,
Чтоб плечом с Вознесенским!.


Новогодние пожелания

Ждём погоду год от году.
Загадал - и год годи!
Нет бы загодя погоду
Взял мороз на бигуди.
Завивал бы север к югу,
Забесился б заносил,
Завевал, зазвал бы вьюгу
Завывать что будет сил!
Чтоб зима - не еле-еле,
Чтоб, как на душу елей,
Чтоб укрыл, лелея, ели
Пух, лебяжьего белей.
Новый год в стихах и прозе
Объявил бы дед Мороз.
А морозец при Морозе
Стёкла крыл узором роз.
Дабы баб бы налепили -
Вдоль аллей, дабы, - музей.
Дабы ели мы и пили...
Сто рублей нам, сто друзей!
Всем бы счастье и подарки,
Дни - чтоб радости одни.
Пусть щекам и сердцу - жарко,
А в глазах горят огни!
И горели б и пестрели,
Как глаза бы небеса,
И гремели в артобстреле
Фейерверка три часа!
А в конце - кто вяжет лыко,
Кто своё отлопотал –
Все: от мала до велика -
После гама, шума, крика
Пусть лепечут - лепота!


Про козла

Не во фривольном смысле и не в бранном,
Далёкий от похабщины зека,
Жил был козёл, приставленный к баранам
На ежедневный подвиг вожака.
Он знал дорогу, верил в слово «надо»
И бойня подводила свой итог.
Где есть козлы и стадо там порядок –
Завязанный узлом бараний рог.
Да. Мы уже сегодня не бараны:
Дублёнки носим, боремся со злом…
Себя людьми считать, однако, рано
При нашем изобилии козлов:
И сказку делать былью им не внове,
И нам брести в отаре не впервой.
Он наготове – чист и невиновен,
Наш славный рядовой-передовой!


Страшный суд

Глядишь - а жизнь уже прошла.
Грузить багаж пора настала.
Да, плохи, брат, твои дела...
Да и плохих - их тоже мало.


Страничка рукописной "Читалки" маленькой девочки.

Это страничка из найденой тетрадки, по которой
училась читать маленькая девочка.
Наука пошла на пользу: девочка в этом году
получила красный диплом и вышла замуж.
Для непонятливых: этот материал не восторги умилённого дедушки.
Выбрана страница с работой на стыке жанроов обэриутов, Чуковского ("От 2-х до 5-ти") со "Все тенали бороговы" из Кэрролла. Был счастлив, как автор, встретив понимание юной читательницы.
-------------------*-------------------------
Вот буква Э, она дразнит нас, высунув язык.
Ты узнала букву Э?
Э на этажерке,
А ещё на этаже.
Э у эха...
Ты уже
знаешь ЭТУ дверку?
Если знаешь - красота:
ЭТА дверь - совсем не ТА.
------------------*-------------------------
В одной покабутке жили-были:
облизьянка, птица напугай,
дед-медвед.
Облизьянка любила банановые жмачки,
салат из впередиски
и дедушкин нос.
А дедушкин нос это же
не абрикосточковый джем,
зачем его облизывать?
Птица напугай тоже хороша:
накапала дедушке на ромашку.
Облизьянка запевала джем чаем.
-----------------*-----------------
О букашке в чайной чашке
Жили-были, были-жили,
В гости к Насте приходили,
Пили чай из чашечки
Мелкие букашечки.


"Я с этими ребятами сидел в стеклянной баночке".

Предисловие.
Видел до чего докатились (с обеих сторон) оппоненты в обсуждении стихотворений
М. Резницкого (Сэра Хрюклика) о "Несбыточном" и "Взгляде издалека".
Чтобы не заниматься «отгавкиванием», сообщаю наперёд: имею родственников (внучек) в Израиле.
В начале 80-х годов вступил в конфликт с райкомом партии и заводской парторганизацией, защищая достоинство члена парткома завода, уезжавшего на ПМЖ в Германию,
за что в кулуарах получил звание «жидовский защитник».
Так что борцов с антисемитизмом просят не беспокоиться .
Да и прочих тоже.
Как сказал О'Генри: «Дураки бывают разные. Прошу не вставать, пока вас не вызывали».
Эти лимерики – "любителям жанра".
============================

"Жёлтая карточка" поэту "вне игры",
или почему критик - вне себя.
Для несведущих: страница жёстко раскритикованного
(не мною) автора "Взгляда издалека"
украшена снимком поэта за рулём катера.

Вы представьте - поэт обнаружил:
Кто-то правит моторкой снаружи.
Смело ставьте на кон -
Что его лексикон
Площадным стал бы, скверным и хуже!

Мир на Земле и в человецех благоволение.
Кто куда - кто-то в Моськи, кто в Шавки.
Интернет сосчитает (для справкм)
Сколько ринулось в спор
К вящей зависти свор...
Кто остался (в "Поэзии") в лавке?

Люди.
Нет ни эллина, ни иудея:
Рёк апостол , о вере радея.
Буде ж нехристь еси -
Матерь вашу - "Люси"
Нам явила земля, не идея.

Йэху.
Нет ни эллина, ни иудея -
Только мы! Остальные злодеи!
Разве сможем мы их
Отличать от своих,
Если их признавать за людей, а?

Оборотни.
В иерархию стаи врастая
Опускайся до уровня стаи.
Пасть порвав у щеки
Засверкают клыки.
Злобно вздыбится грива густая..

Гуру.
Конотопской премудрости прОцент,
Хухим жил, по-народному дОцент.
Вот он Олим (олИм?)
Прибыл в Ершалаим.
И ком-ком (еле-еле) стал поцом.

В семье не без урода.
"Маккавей" местечковый неистов:
"Все вокруг черносотенцы чисто!"
Говорил же Семён -
Сёма Крупкин умён -
Поц-аид - это хуже фашиста!.

Сим победиши?
(О неомаккартисте атакующем "антисемитизм". Фарс).
Пусть безмозглый - не вовсе же без он?
Кто помог бы бедняге ликбезом:
Вишь ты - в драку полез,
Свой считая обрез
Изготовленным к бою обрезом.

"Не сплю - боюсь набросятся..."
Шутки жизни грустней, чем в театре:
Уличённый в маразме разА три
Видит психов в других...
В детство впав он не псих -
Налицо тут нужда в педиатре.


Живу, вот, посреди страны, где брат готов стеной на брата.
(Отклик на стих И. Чурдалаева).

СКОЛЬКО МОЖНО. Игорь Чурдалёв
(цитаты).
Наша родина – речь, а не твердь.
Мы родня не по крови – по Слову.
………………………………………………………..
И какой бы разлад ни настал,
………………………………………………………
Между нами -
Слово свяжет прочнее, чем сталь.

Отзыв А. М. Сапир:
Ася Сапир 2010-12-01 22:29:25
Игорь,
Вы произнесли слова, которых я так ждала.
Ну должен был их сказать кто-то, и так же весомо!
С благодарностью
А.М.

Валентин Колот 2010-12-02 00:50:23
Ах, Ася Михайловна, что же -
Вдохнём облегчённо дурман?
Ведь истины горькой дороже
Способный утешить обман.
Боюсь, что окажется ложным
Любой однозначный ответ:
Брат Авелю Каин, возможно
Так брат и поэту поэт.
Бросаем - кто камни, кто комья...
Представить хотелось бы вдруг:
Круг, Галич и те, кого помним
В порыве их поднятых рук!
(Дальнейшее обсуждение
см. на странице И. Чурдалева).
------------------------
Валентин Колот 2011-02-03 09:38:31

О суковатой корректности.
(А Рустамову ли это посвящено? -
Кто знает.)
---------------------------
Ох, эти йэти-хунвэйбины!
Из клетки - плохо был храним -
Сбежал интеллигент с дубиной
И одноклеточные с ним.




О "Пушкинских осенях в Одессе" (не на конкурс)

Прости, украинский мудрец.(конкурсная тема "фестиваля").
---
Прости нас лондонский купец,
Полупоэт, Рябаякошка*,
Ты держишь яйца в двух лукошках,
А где ты прячешь свой конец?
И что выпускника МГИМО,
Чья "крыша" - кров Литинститута,
Как будто циркача с батута
Опять швыряет в город мой?
Тут не наденешь свой мундир,
Красуясь выправкой солдатской,
Литературный критик в штатском
И графоманов командир.
А, может, правят бал дела -
Под горсоветским патронатом
Безмытно с антиквариатом
Таможня тут "добро" дала?
Ну мОлодец - ай, молодЕц!
Вхож на Парнас, в бутик, в гестапо...
Твой Рим - твой Лондон,
Ты в нём папа -
Поэтам жалуешь венец!
-------
*Рябаякошка - "прочтение"
косноязычного псевдонима персонажа.


Quo vadis? (Камо грядеши?)

Пожары над страной всё выше, жарче…
В. Высоцкий.

Дождь даждь нам днесь! – мы ж образа,
Мы ж крестным ходом обносили…
Но, то и влаги, что слеза.
А небеса не моросили.
Победой тешится беда -
Плати подушно дань удушью.
Кабы б Орда под города –
А то ведь божье равнодушье.
Жара и сушь. Разносит смог
Цунами пламени по суше.
Японский бог! - Хоть ты б помог
Сырым сберечь сырьё для суши!
Без тени, шелеста и без
Зверья – зверьё за что пропало? –
Чернеет в лето русский лес,
С предсмертным треском ставший палом.
Суше – киношный Пуаро,
Явись он здесь, великий сыщик,
На пустырях былых дворов
Уже былого не отыщет:
Не надо Ольги и древлян –
Добрался, брошенный, по следу
Приблудный гость с лесных полян,
Там Прометей кирял с соседом.
Горят, потерянность даря,
Поля, сады и огороды…
Да – клюнул жареный царя,
Достал петух царя природы!
Всё как всегда – беды бидон,
И вкус беды в бидоне горек.
И всё же – царь, да не Дадон.
Бедняк, а всё не бедный Йорик.
И для индийских похорон
Не вип-персона в ранге тела…
Но не отчаливай, Харон,
Жди полудурков оголтелых,
Кому не ад - сам чёрт не брат!
И червь сомнения неведом.
Дай срок - рычаг бы подобрать –
Мы Землю сдвинем с Архимедом!
Рычаг, понятно, обиняк.
Эйнштейн акбар! Колайдер с нами!
…Одессу-маму аммиак
Готов послать к такой-то маме:
Как тень дамоклова меча
Легла на город тень завода…
А где-то пляшут ча-ча-ча,
А нефть кульком мента на водах.
А вон очкарик над столом
И ген в оптическом прицеле.
Нам в гениталии стволом
Стволовой клетки умник целит.
В одной упряжке с ним шахид.
Бракует созданных Аллахом:
Мол сплоховал, создал плохих -
К тебе же брак отправим прахом!
Из плена рвётся изотоп
В быльём поросшем чернобылье.
Расконсервируем потоп –
Льда в Антарктиде изобилье -
И Апре ну… - дезабилье,
А кто в посконном затрапезном –
Все к динозаврам. На Земле
Не вечно гадить нам, болезным...
Шалишь, история! Врасплох
Нас не застать, не столь мы плохи.
Я царь - я раб - я червь - я Бог.
Мне мерой Вечность, а не крохи!
Итог - Я сделал всё, что смог -
Мы подвести успеем позже.
Да будет свет! Да сгинет смог!
Не сможем мы - так кто же сможет
!


Осень. (Насте)

Школьный двор, Каре цветочным кантом.
Рассыпая медный звон копилок,
Первоклашка встряхивает бантом.
Надо же ведь – осень наступила!
В нашем парке – краски карнавала,
Мы домой букеты листьев носим:
Осень их для нас разрисовала.
Очень хорошо рисует осень!
Всё слабее шелесты аллеи,
Всё слышнее шорохи дорожек –
Разбазарит осень, не жалея,
Всё, что лето в сумки ей положит.
Вот уж – завертела, закружила
Листья в сумасшедшем хороводе –
То ли заиграла удаль в жилах,
То ли виноград созрел и бродит.
Запускает ласточки-листочки
В небеса пунктиром птичьей стаи…
Долго, в расписном своём платочке,
Машет вслед – покуда не растают.
А потом сереет в кронах сосен,
Дворники метут следы разгула…
В мокром парке тихо плачет осень:
Бал окончен, Золушка взгрустнула.


Предисловие к...

5 ноября с. г. вышла книга стихов, названная мною "Замечания к сотворению мира".
Почему такое название - спросил издатель?
Ему, читателям и себе объясняю:
=============================
Была ли, нет ли та черта,
Где, с двух сторон её, де-факто:
Там - абсолютно ни черта,
А тут - наш мир - под ключ, по акту?
Не сразу, говорят, Москва...
При том, что третий Рим - не первый.
А этот стих? Его слова -
Стройматерьял для ноосферы.
Мир, если верить старикам,
Уже не то, чем был вчерашний.
А мы - строители, пока
Растущей Вавилонской башни.
Покуда звуки языка
Не стали звуками мычаний,
Соустроитель бардака
Вставляю вместо пятака
Вот эту книгу замечаний.


Встреча (К 3-ей годовщине ухода В. Высоцкого)

Дождик тонкий как хлыст
Сёк наотмашь, не зло, но упруго.
Ветром сорванный лист
От ненастья к земле припадал.
Я не стал бы плестись,
Только ждало свидание с другом –
Лучший друг, я его на эстраде из зала видал!
Летний день погибал,
Глухо с горя глаза заливая,
Поворот загибал
Так, что смолк ошарашенный гам.
Из одесских камней
Узнаваемо , вдруг, мостовая.
К разлучённому с ней -
Приползла и прильнула к ногам.
А сказали – ушёл.
Приоткрыты навстречу ворота –
Вспорот времени шов –
Нет, уходят другие, но ты…
Вдруг, как знамени шёлк
И атаки надрывная нота:
Кровью крик изошёл -
Прорастают из сердца цветы!
Вот и свиделись, друг…
Нет, не надо фальшивить об этом:
Каждый друг тебе вдруг –
Я не друг, я, как все - ротозей.
Обывательский круг -
Узнаёт только в спины поэтов…
Как гроссбух подраспух
Нескончаемый список друзей.


Человек! Это звучит - ...в морду!

Ни рентген, ни ответчик-ген
Не сработали эффективней,
Чем фитиль с черепком - светильник -
С ним расхаживал Диоген.
Значит ставим на сыске крест?
Под сомненье возьмём задачу
И получим итог, как сдачу:
"Гомо гомини - люпус эст!"
...Не изменишь натуру вдруг,
Но прогресс есть прогресс, однако:
Что ни сука (прости, собака),
То уже человеку - друг.
Ну, пускай, не один из ста -
Повторяю :"Ещё не вечер!" -
Вдруг, при облике человечьем,
Кто-то впрямь человечным стал?


Вышивка по канве

Это цикл стихов на темы авторов-финалистов фестиваля "Пушкинская осень в Одессе 2009" (и стихотворения-канва, основа для отличающегося написания ) .
О поводе для отличающегося написания смотрите в "Литературном салоне"
( в "Борушкинской осени в Одессе")

Дождь. ..Дмитрий Аверьянов, (третий приз фестиваля).
Моя жизнь непрерывна, как дождь, –
(мо'я -ударение трбуемое размером стиха В. К.)
Столь слепая, грибная и злая.
Из пролеска раскормленных рож
(пролесок – редколесье, знамя не заслоняет. В. К.)
Выношу я еврейское знамя.
Целовать или мять, или рвать?
Как же нет, ведь, шутя надо мною,
Это знамя застелет кровать
(смысл туманный В. К.)
Иль казнит шестипалой звездою…
Моя жизнь – кратковременный дождь,
(вновь – мо'я жизнь)
Капли-руки стучат кулаками,
Может, 10 минут подождёшь?
Мне так надо подумать… о маме.
Ты простишь и оплачешь меня.
Как бы ни был сынок твой унижен -
Загрустишь: ну зачем же был я
За всех этих евреев обижен?
(за' всех – сдвиг ударения ритмом стиха В. К.)
Сдохнуть так – самый лучший пример,
(вероятно - исход, не пример В. К.)
Жид был я или к русским поближе
Хватит! – знайте, за буковку «р»
Ненавидящих вас ненавижу.
Если жив я – спокоен и пьян;
Если помер, то съеден смятеньем,
Слышу – новый уже Цукерман
Засмеялся над произношеньем.
(Почему Цукерману смеяться над произношеием "Р" ? В. К.)

Дождь. В. Колот.Эхо стихотворения Дмитрия Аверьянова
Бытия нескончаемый дождь
Душу вымочил струями зла мне.
Я из чащи раскормленных рож
Вынес к свету еврейское знамя…
Целовать его, мять или рвать?
Слышишь - рок шелестит. Это повод
Не накрыть для дизайна кровать -
Сохранить, на покров моген довид!
Вечность - ложь, ведь кончается дождь.
Капли бьют не щадя - кулаками.
Ну, хоть десять минут - подождёшь?
Дай о главном подумать - о маме!
Всё простит и оплачет меня,
Не еврей - был я с ними принижен.
Спросит Бога: за что ж это я
В холокосте холодном не выжил?
Всепрощенья христова пример? -
Мне завет Моисея понятней.
Эта буковка "Р" - как барьер.
А с барьера нельзя на попятный.
Мир - каков он - реальность, обман?
Снова слышу (страдаю внушеньем?) –
Этот Сахаров ваш - Цукерман -
И кривлянье над произношеньем!*


Exsistentia Евгения Бильченко.
Червонным золотом объяты
Края небес.
проверила: и у закатов
(правильнее – «узнала я» В. К.)
Свой тяжкий крест.
Такой, что и не на караты
(Читается, из-за размера стиха: и'нена В. К.)
Как у Христа.
проверила: и у закатов
( -«узнала я». В. К.)
Свои счета.
(пустословие В. К.)
Багряная, как накипь века ,
(Ох, не века - веков!)
Моя щека.
проверила: и у рассветов свои века
(Вновь- «узнала я», а «свои века"
у рассветов - "красивая" бессмыслица В. К,).
Но и рассветы, и закаты –
Всего лишь я.
Червонным золотом объяты
Мои края.


Video ergo sum. (.В. Колот. Отклик на Exsistentia Е.Бильченко).
Пожар в полнеба, гибель мира -
Закат в огне.
Набатным колоколом лира
Гремит во мне!
Оклад небес в лампадной дрожи -
Зардел восход,
Являя мир, как слово Божье
Над лоном вод.
В алмазах небо или в стразах -
Софит погас.
Мир, этот Аргус многоглазый,
Пир наших глаз!
И пусть нам предстоит изгнанье
Из Бытия,
Но мы прозренье мирозданья -
И вы, и я!


Египетская ночь... Оксана Боровец
Египетская ночь длинна и глуповата.
(? – глуповат эпитет. В. К.)
Звенят монеты звезд у каменной стены.
И мы с тобой опять ни в чем не виноваты.
И мы с тобой пока еще не рождены.
Песочные часы отстали на минуту,
Протерся ремешок в сандалиях времен.
На нас глядит рассвет из бойни Воннегута.
Он тоже, как и мы, наверно, обречён
На длинный переход пустынным коридором
Оставив за собой барханы и следы,
(Это всё - о рассвете ? В. К.)
И наш корабль идёт по тонкой нити спора
(То есть чётко, " по курсу"? В. К.)
И тонет наш корабль, восстав из темноты.

Вариант Египетской ночи Оксаны Боровец. В.Колот.
Египетскую ночь запомню длинной-длинной.
Под пригоршнями звёзд звенел гранит стены.
За нами нет вины: Эдем - и мы невинны,
Мы для страстей земных ещё не рождены.
Песочные часы наверное отстали,
А время шло и шло - порвалась связь времён.
Эй, Хронос, ремешок развязан у сандалий -
Нет, бойню номер пять не остановит он!
И Хаос мёл песок самумом по Сахаре,
И гнал он, как овец, барханы на сады.
И в споре, как на грех, мы вновь с тобой в ударе…
Идёт на наш ковчег девятый вал беды.


* * * Л Гонтарева
Подворотня слепая, как выстрел, -
(!-ястрока больше, чем позволяет
стихотворныйразмер. В. К)
оседаю бескрыло в снег:
меня из мгновения выстриг
безжалостный стрелок бег.
Теряю воздух руками (косноязычие В.К.)
простуда в моей крови.
Уже расплескалось знамя
небес над лицом земли.
Уже недоступны крыши:
На лезвие забытья
я падаю медленной тишью,
над пеплом воды летя. (Пепел воды! В.К.)
Но океаном звуков
взрежу угрюмость туч,
чтоб украшением луга
вызрел пшеничный луч,
чтобы забиться птицей
В глобуса пёстрой груди (косноязычие В. К.)
(пусть не дано проститься
с теми, кто впереди),
чтоб превратить в осколки
серого быта объём,
где вечер на вечной полке
ютится с квадратным днём.
(эпитет "квадратный" - не обоснован В. К.)
...Но падаю призрачной датой
На лезвие забытья,
и безымянность солдата
Заключает в объятья меня.


Финита ла комедиа (В.Колот . По теме Л.Гонтаревой)
"И стала задумчивым полем. С природой слилась…» Из Б. Олейника.
Слепит подворотни выстрел -
Бескрыло уткнулась в снег -
Из яви, без лязга, выстриг
Безжалостных стрелок бег.
Я воздух скребу руками.
Озноб. Ледостав в крови
И неба покров, как знамя
На проводах се ля ви.
Замена ли крышка крыше?
Где солнце? - Зажгли свечу...
В молчаньи, молчанья тише,
Над Летой, как вздох, лечу.
А надо бы биться птицей
У глобуса на груди.
Прорваться назад - проститься
Мне с вами, кто впереди.
Бетховеном грянуть, Бахом .
Развеять угрюмость туч..
Чтоб вам воссиял из праха
Созревшей пшеницы луч!
Чтоб будни круша, калеча
Огнём озарить объём,
Где серый увечный вечер
Извечно считался днём!
... Не сбудется - будет дата
На стеле негромких дел.
Без имени, как солдатам ,
Был выделен мне удел.



*** Ю Крыжановский.
Силами ветра асфальт разглажен.
(Гипербола мотивирована слабо В. К.)
Точки над «и» расставлены четко.
Ты ничего мне уже не скажешь,
Моя любимая идиотка.
( в размере стиха читается мо'я. В. К.)
Не разгрести мне уже весь мусор
Сплетнями, высыпанный на душу;
Был я подДонком и даже трусом –
(опечатка с сайта фестиваля В. К.)
Стал я, конечно, намного хуже.
Не развести мне уже костёр тот,
Не заискриться ему, как в мае;
Слово «люблю» на стене затерто –
А остальное я доломаю.


Ре[д]акция темы Ю. Крыжановского, В Колот.
"Но, разве от себя уйти кому-то удаётся?
Я рву из памяти листы, на всём поставил я кресты!
И, вдруг в толпе, внезапно - ты? ...И сердце оборвётся!" (В.К).
Я оспариваю трактовку Ю. Крыжановским разрыва, как «Отдай мои цацки, я с тобой больше не играюсь!».
Всё - над прошедшим асфальт разглажен.
С точками в тексте, с концовкой чёткой.
Ты ничего мне уже не скажешь,
Не огрызнуться мне - "идиотка!".
Начисто выметен сплетен мусор,
Ноги я вытер, как после лужи.
Всем побывал я - подонком, трусом,
Стал, догадаться нетрудно, хуже.
Я не взойду на костёр - ни этот
И ни на тот, что искрился в мае.
Кануло в Лету навеки лето...
В сердце стрела – как её сломаю?



Каштановая страна Анат. Михайленко
Под сентябрьским дождем
Мы с тобой трамвая ждем,
А каштанов с нами рядом –
(злато здесь - стилистически чужеродно В. К.).
Словно злата в Эльдорадо.
Ты их пальцами берёшь
(Шесть строк подряд с кошмаром вместо рифмы В. К.).
Греешь, мне передаёшь.
Так тепло твоей ладони–
Перешло к моей ладони.
На каштаныподышу,
В тво'ю руку их вложу,
(Размер стиха велит читать:в тво'ю руку. В. К.)
От дыхания горячих,
Ты в карман их быстро прячешь:
Это, знаешь ли, по мне –
Жить в каштановой стране:
Ждать трамвая, греть каштаны,
А затем их класть в карманы,
Чтоб любимых под дождём
Согревать своим теплом (Карман – всё же - не камин,
идея не из лучших В. К.).
.
Рецензия на текст А. Михайленко. В. Колот
В той каштановой стране
Побывать охота мне:
Люд живёт там симпатичный
Жаль, слегка косноязычный).


В каштановой стране (В. Колот на тему А Михайленко)
Под сентябрьским дождём
Мы с тобой трамвая ждём.
Тут каштанов - это ж надо -
Просто россыпь - Эльдорадо.
В руки рук твоих тепло
Мне с каштанами пришло.
Я дышу на них, я б мог
Душу дать им, будь я Бог.
Я б тебе в ладонь дышал –
Вот, возьми её, - душа!
Что для счастья нужно мне? -
Жить в каштановой стране
И, пока трамвая ждём,
Греть каштаны под дождём…
Никогошеньки вокруг -
Лишь тепло из первых рук.


Из воспоминаний Е. Мучник.
Карибского кризиса помню накал –
как раз я аппендикс тогда удалял.
И самые первые в космос шаги –
тогда я лежал с переломом ноги...
И помню ещё, как Хрущёва снимали–
в ту пору с Наташей мы брак оформляли.
( снимали-оформляли -
плохая глагольная рифма В. К.)
И Никсона помню скандальный уход –
мы с Леной тогда оформляли развод...

Как вспомнишь – так вздрогнешь.
(За Е. Мучника испугался В. Колот).
Крутится-вертится, шар голубой,
Я ж - то лечусь, то читаю "Плейбой"…
Страшно: настанет черёд умереть,
Как без меня обойдется он впредь?

Эпидемия гриппа Е. Мучник.
Вирусы в мою проникли кровь.
Веселятся, крутят там любовь.
Скоро будет им не до эротики –
я уже купил антибиотики...

Бойтесь осложнений !
За Е. Мучника вновь испугался В. Колот.
«Вирусы в мою проникли кровь
Веселятся, крутят там любовь» -
Как бы при таком разгуле гриппа
Не пришлось лечить вульгарный триппер.



Впервые на охоте.
Подполковник Альберт Пассерман.
В тот день не случилась в лесу нам охота:
Снег свежий надёжно упрятал следы.
Напарник мне врал позапрошлое что-то,
Собака лениво смотрела в кусты.
Мы шли по посёлку, смеялись соседи:
- Ну, где же, охотники, лис или лось?
А я даже рад, что охоты не встретил,
Что смерть за спиною в двустволке унёс.


«Я памятник себе воздвиг!»
О «Первой охоте» А. Пассермана
С дружеским шаржем В. Колот.
Я с Найдой знаком был - сироткой оленя,
Дочуркой погибшей красавицы лани.
И - случай обратный - читал я, как Ленин
Не поднял ружья на лису на елани.
А в бытность в гостях на кордоне Закана -
Мы с егерем Колей киряли над речкой -
И он рассказал мне, за пятым стаканом,
Про случай, как с Лениным, с маршалом Гречко.
Ведь надо ж нас было поднять по тревоге
И сквозь заповедник облавой - налей, а? -
Не жрамши, не пимши - пять суток дороги...
- Жалеют же зверя, людей не жалея!
И вам, подполковник, не вижу я толку
На нас благородно взирать с пьедестала -
Что думали вы, покупая двустволку?
(Во сколько ещё амуниция встала?).
В лесу вы зверью накрывали поляну,
Чтоб ныне об этом рассказывать гордо?
А может быть я благодарен вам стану
За то, что при встрече не двинете в морду?


Старая крепость.
Владимир Пучков – по итогам фестиваля
король русскоязычных поэтов Украины 2009 года.
Славный денек. С утоленной печалью вчерашней
сядем в тенек под картечью калеченой башней :
Сняли осаду. Фасад размалёван, как ребус
(картечью башню не искалечить - лишь пометишь;
а ребусы не размалёвывают В. К.)
«Bar Bastion». Демилитаризована крепость.
Рваные уши наставили встречному вою
псы крепостные, вышвырнутые на волю
(вышвы'рнутые лезет из размера В.К. )
Мы из страны, что всегда пребывала в осаде:
порох копила и локти кусала в досаде,
до миллиметра делила казенную пайку,
мертво зажав мавзолея граненую гайку.
Равенство хлеба и водки… Ах, много ли надо
детям кирзовой Слободки и Дикого сада!
Сняли осаду, да что нам соблазны ОВИРа!
(король-то хромой:ОВИРА – обрыва рифма
не «королевская» В.К.).
Сели над пропастью, свесили ноги с обрыва
Город подсолнечный снизу шкварчит, как жаровня
пылкий ракушник державным гранитам не ровня
К лакомой кромке - довеску имперской краюхи - .
вольные волны, шурша, подползают на брюхе.
Прядают яхты, на боны накинув поводья,
бухта в штриховке - как мачтовый лес в половодье,
за волнорезом – закатная тропка до Бога,
а за спиною – булыжная наша дорога...
Ржут интуристы, где мы на часах сатанели,
лбы расшибая о вшивые швы цитадели.
(вшивые швы это не иначе как «для аллитерации, сэр»
- сказал бы Ширвиндт. В. К.
Думаю стихотворение начинается со строки «Город подсолнечный…».
Всё прочее – "непищевая добавка"В.К.).


Ак-кермен. ( По теме В. Пучкова,»короля» фестиваля).
Эта нелепость - останец державы вчерашней -
Старая крепость. Вот вход под надбрамною башней.
Мощь равелинов, мощенье из плит над эпохой,
Ядер щербины - картечь тут - об стенку горохом.
Виден далече сей каменный список расходов.
Нам же на плечи - от танков до атомоходов,
Список расходов листами титана и стали -
Крепости своды теперь самоходными стали.
Встарь паладин и бесчестный коварный подонок
Здесь проходили сквозь кастинги армагеддонов.
Злу ли разгром - это с чьей стороны поглядите.
Был ли добром - но владеет добром победитель.
В моде тут битвы, хоть нынче они понарошку -
Вроде кульбита - того что забыто - в киношку,
Вроде ухода от мыла и от туалета
Вроде бы в рыцари тыща-затёртого лета.
Сядем над пропастью лет, где и Тирас, и Тира...
Рядом возник туалет типа биосортира.
Плещет лиман, ворошит черепки от киликов,
В сон Аккерман погружает мельканием бликов.
Стены со рвами, в бойницах простор перед ними...
Сколько нам с вами себя ощущать крепостными?
Нас обманули - не в крепости вина и бабы!*
Ну-ка махнули - рукою подать здесь до Шабо**
*Призыв Меньшикова (»Пётр i» А. Толстой),
**Шабо центр виноделия, сосед Белгород-Днестровской крепости




Немое кино. Елена Тищенко
Пустота, одиночество, бред, состоянье и прочее...
А в квартире, в Удельном, давно уже выключен свет.
Занавесив окно, я опять прокричу многоточия
и опять ничего, как всегда, не услышу в ответ.
Пустота, одиночество, бред, не допито шампанское,
(при жалобе на одиночество - кого через 5строчек
«бросим» и с кем сходим в кино» ? В. К.).
пузыри испарились, осталось простое вино,
а увядшие розы склонились, как башня Пизанская,
в синей вазе. (Башня в синей вазе? В, К.)
Давай мы всех бросим и сходим в кино
Старый год наступает на пятки изношенных тапочек.
Новый год мне успел отдавить только левый носок,
а в подъезде, как прежде темно, не допросишься лампочек.
Очень страшно, когда тебе дуло щекочет висок.
Недосып, недотрах, не до слёз в новогодние праздники,
разве что до тебя, но тебя рядом быть не должно.
Ну а годы ползут как усталые, пьяные всадники.
Мы в последнем ряду молча смотрим немое кино…



Вот такое кино.
(В. Колот Пародия на стихотворение Елены Тищенко).
Пустота, одиночество, бред, состоянье и прочее...
- Ну какое ещё состояние, ежели бред?
Кто-то выключил свет. Занавешу окно. Многоточие
Прокричу, как всегда, и абзацы услышу в ответ.
Пустота, одиночество, бред, недопито шампанское.
Изо рта пузыри - а пила не шампунь, а вино.
Окосела я напрочь – точь в точь будто башня Пизанская.
Все б туда и пошли, ну а мы с пустотою - в кино.
Старый год позади бесполезней вчерашнего "Тампакс"-а,
Новый год наступил и счищает приставший кусок.
Ведь в подъезде темно - им, конечно до лампочки лампочка.
Нет же - мало, что мрак - так ещё и надуло в висок.
Недосып, недотрах - а ещё новогоднее празднество.
Ну а что до тебя - ты при чём? - быть тебя не должно.
Мимо годы бредут - отвисает до задников задница.
И пока я в бреду – вот такое смотрю я кино!





Азбука

История:
Почти год не работал на сайте.
Вернувшись увидел, что опоздал к созданию коллективной азбуки по проекту А.М Сапир.
А, ведь, я тяготею к написанию азбучных миниатюр (на моей странице "Поэзии.Ру" есть "Азы" - шарады с отгадками , начальные буквы которых следуют алфавиту,
в запасе лежит аналогичный сборник шарад "Буки").
Огорчение из-за опоздания ушло по зрелому размышлению:
1)"Бригадное писательство" - по-моему - что-то "Пролеткультовское", предкультовое.
2)При ожидаемом высоком качестве отдельных стихов (в коллегах не усомнился), остаётся апробированное замечание:"верблюд - это коллективно спроектированная лошадь".
Решил следовать призыву к созданию "Азбуки", в создавшихся условиях, в одиночку.
С "братской" "Азбукой" познакомился лишь сегодня, перед обнародованием своей, так что речь идёт не о соревновании, а о со ревновании (думаю, что поэтам разница между этими терминами заметна).
Валентин Колот.

Азбука
А
А-почемучка - буква «А»,
К тому ж - задира в спорах:
«А я!..» - ведь правда же - слова,
Но спорщик - «пых!». Как порох!

Б
«Б-э-э» - блеет жалобно баран.
Не в букве «Б» забота –
Бьёт лбом баран не в барабан,
Бьёт лбом баран ворота!

В
Вот буква «В» - внизу мешок,
Мешок и то, что выше.
Ходить с ней в гости хорошо:
За ней и Винни б вышел.

Г
«Г» - «Гуси-гуси!» - «Га-га-га!»…
Гремит, гудит, грохочет!
А буквы всей – одна нога
И кепкин козырёчек!

Д
На курьих ножках буквин дом,
Вернее – колокольня,
А «Д» в ней колоколом – «донн!» -
Как Дон- река, – раздольно!

Е,Ё
«Е, Ё» мы видим - куча ног!
Из этих многоножек
Без переделки б выйти мог
И гребешок, и ёжик.

Ж
О чём жужжит при букве звук? –
Чтоб, слыша этот звук, вы
Запомнили: «Ж» - это жук,
Принявший облик буквы.

З
«З» - в классе замершем - зевок
Нахально- откровенный.
Ей, букве «З» - подай звонок
И вопли перемены!


И, Й
Что «И», что «Й» - идёт у них
Вразрез повадка с ликом:
С «Й» -кратким - зайка – прыг, да прыг.
А с «И» он кто ? Заика!

К
Кто букву «К» в лицо узнал,
Или, точнее, в профиль –
Тот сыщик-профессионал,
Или короче – профи.


Л
Любовь - на «Л» - само собой.
Пусть истина упряма,
Но пишет про любовь любой,
Кто вывел слово мама.


М
"М" - мир,наш Мир, а в нём страна,
В ней город, дом, квартира…
Мир – это если не война.
Когда война – нет мира!

Н
«ЭН» - имя буквы, но за ним
(Так прячут нос за ворот),
Припрячет имя аноним –
И скрытный тип, и город.*

*Например: «Жили три друга- товарища
в маленьком городе «ЭН…».

О
«О» - это приоткрытый рот.
Поэтому без лени
«О» чаще всех в строку идёт –
На поиск удивлений!*

*Буквы «О» больше всех других букв
в наших словах.

П
Пролом в стене – проём, портал –
У буквы «П» - работа:
Пришёл портал и в центре встал -
Чтоб вставили ворота.

Р
Рычит вначале буква «Р».
С ней, если знать хотите,
Не обойтись без строгих мер:
Тут нужен укротитель!

С
Как лунный серп и буква «С»
Между собою схожи!
- А «С», добравшись до небес,
Луною станет тоже?

Т
«Т» буква транспорта – такси,
Троллейбуса, трамвая,
И как одна она, спроси,
Повсюду поспевает?

У
Чтоб «У» запомнилась - к чему
Писать её в тетрадке -
По крайней мере не тому,
Который при рогатке!


Ф
Где знак, как палка с колесом,
Там можно, скажут няньки,
Гонять с мячом, играть в серсо:
«Ф» - «нет автостоянки»!

Х
Скрещенье ног – и общий смех:
Ха-ХА ! – чего хохочем? -
Все в первый раз крестили снег
На лыжах, между прочим!


Ц
У «Ц» - царапка на конце.
Царапнет будет больно.
Дам чистить цедру букве «Ц»,
Не дам ей мяч футбольный!

Ч
Дразнилку чуточку забыл:
Но, помню, там вопросик
Был: «Чайник, чайник, где ты был,
Что носит «Ч» твой носик?».

Ш
Вот буква «Ш». Пройдёт шурша
И мы увидим сразу
Кому сестричка буква «Ш».
Понятно – дикобразу!

Щ
Свою щетину буква «Щ»
Стрижёт «под ёжик» чётко.
Зато и служит при вещах
Не кисточкой, а щёткой.

Ъ
Зря ущемили твёрдый знак:
Возьму, к примеру, листъ я.
Прочтём без знака – ну и как?
«Лист я» звучит, как «листя».

Ы
Пол-буквы у стены торчит –
«Ы» буква не из юрких.
Пусть тюркам «Ыр» поют «Ырчи»...*
Но пол-России – тюрки!

* (Ырчи – народный певец. акын)

Ь
Ногою – топ! Однако – «Стоп!»:
Тут мягкий знак сработал.
И вот уже не «топ», а «топь»…
Какой же «топ» в болото?

Э
Построить фразу в голове
Для большинства привычно.
А нет – от слова к слову «Э-э»
Тяни косноязычно.


Ю
«Ю» - это юнга и штурвал.
Дерзая и взрослея
Вчерашний юнга, адмирал
Приходит к юбилеям.

Я
Вот «Я» - здесь мог бы быть портрет,
Но обойдёмся фоном:
Прикрыто то, чего здесь нет
Мобильным телефоном.






Обыкновенный фашизм

Стих с предисловием и послесловием:
В БЮТ (Блок Юлии Тимошенко) хотят назвать евростадион во Львове именем Бандеры, очевидно перепутав покойного с живым Пиночетом.

Зачем Бандере стадион -
- Ума как кот наплакал -
На нём не сможет резать он
Жидов или поляков!
=======================
Послесловие (по итогам отзывов на стих):
На удачной премьере одной из пьес Шоу, человек сидевший рядом с драматургом в зале, возмущался пьесой , удивлялся - как такое можно ставить.
"Я с вами совершенно согласен - сказал Шоу - но что нам делать с мнением остальных?

Почти по Шоу, по Бернарду:
Не спорю с критиком моим.
Но стих-то хвалят - это ж надо -
И что - мы рты закроем им?


Тиха украинская ночь (C'est la vie).

Подобно Саше Чёрному
"Всем добрым знакомым с отчаянием [сообщаю]".
--------------------------------------
Двор. Поздно так, что даже рано.
Сбор недоумков, мать е.. ,
Происходил от обезьяны.
Но не сумел произойти.


Ода неучам

Учитель! Воспитай ученика!
Поймёшь - уже помятым и облезлым,
Что твой удел - ваянье дурака -
Был, по большому счёту, бесполезным.
Ученье - в корне - горькая судьба,
А много знанья - многая печали.
Авторитеты - цепи для раба.
Рабы ли мы? Мы не рабы! - Вначале.
Учитель! Почему ты нихт ферштейн?
Взгляни в глаза истории, майн либен, -
Учителей не радовал Эйнштейн,
Что Эдиссон был неуч, что Кулибин.
Не знал черченья автор «калаша»,
А мнил себя, представьте, инженером.
Сержант - такому место в алкашах -
Стал доктором наук и нам примером!
Кто и чему битлов учил - скажи?
Их в классику ввели их классы в скуле?
Вот битловедов - мудрые мужи
При альма матер учат в Ливерпуле!
И, если только, ты не лицемер -
Разуй глаза - мутант итог науки:
Ребячьих душ известный инженер -
Как он, Гайдар продолжился во внуке?
Не додаёт учение ума.
Знаток-дурак - орангутан с гранатой.
Ученье - свет, учёных дурней тьма,
А шизик – как Ван Гог - ума палата.
------------

В мире появился первый магистр в области изучения творчества Beatles (22)38
Первым дипломированным «битловедом» стала канадская певица Мэри-Лу Захалан-Кеннеди (Mary-Lu Zahalan-Kennedy), кстати сказать, финалистка конкурса «Мисс Канада – 1976».
Сообщение в Интернет 30 01 2011


Сталин

Всё длится, длится наш последний,
Наш бой похожий на разбой.
И замахнувшийся наследник
Стоит лицом к лицу с собой.
Враг истукан на пьедестале?
Наш мироед, «рука Москвы»?
Да, нет, не зверь из бездны Сталин.
Он, будь он проклят, - я и вы.
Был тощим клещ ещё, был розов
Нимб над буденновкой бойца.
Малец продвинутый, Морозов
Принципиально сдал отца.
Он предан истине до дрожи –
Учись, Платон, умри, Сократ!
Нам встанет истина дороже.
Ах, если б только во сто крат.
Не вурдалак сходил со стелы,
Чтоб щуря глаз нажать курок.
Ведь кто-то одобрял расстрелы,
Ведь кто-то вымыть руки cмог *
И уважать себя заставил.
А кто – таланты, что ж вы так –
Нас уверял, что гений Сталин!
Ведь Мандельштам, ведь Пастернак! **
Неужто эти тоже лживы?
Но, вот, про каждого из нас
Ахматова напишет: « живы –
Он нас от страшной смерти спас!». ***
Писали так – спасали души?
« SOS», отступное злой судьбе?
А вера автора «Катюши»
Тирану больше, чем себе?
Не будет пусто, будет свято
Медали место на груди,
Пока с последнего солдата
Не плыть ей скорбно впереди.
Как жили то и заслужили.
За то и жизнь свою дождём
Проклятий густо обложили...
И был один из нас вождём.
12. 05. 10.
* А. М . Горький побывал в Соловецком лагере.
Солженицин утверждает, что пролетарский писатель не вмешался в судьбу репрессированных детей, из которых посмевший жаловаться Горькому был убит.
Горький организует экскурсию на Беломорканал на строительстве которого предполагают гибель 50 000 чел. из 100 000 общего числа работавших. В ней принимают участие не менее 120 писателей (и деятелей искусства) из различных республик Советского Союза — русские, украинцы, евреи, узбеки, карелы и др., среди которых целый ряд знаменитостей. Сам Горький не принимает участия в экскурсии . Едут Алексей Толстой, Всеволод Иванов, Михаил Зощенко, Борис Пильняк, Леонид Леонов, Валентин Катаев, Виктор Шкловский, Мариэтта Шагинян, Вера Инбер, Ильф и Петров и др.(Напр. К. Симонов, сын княгини Оболенской, на тот момент поэт-рабочий).
В комиссии приписавшей катыньский расстрел польских офицеров немцам были академики Бурденко, Тарле, Веденеев, Лысенко, а также Алексей Толстой, знаменитая лётчица Гризодубова, митрополит киевский Николай..
**См. «Оду» Мандельштама от 1937 г. И 2 стихотворения. Пастернака в «Известиях» от 01. 01. 36 г.
***См. 2 стихотворения Ахматовой в «Огоньке» №14 за 1950 г.


Давно окончена война

Когда крушила мир война,
Судьбу мужчин вершил не случай
И, как в былые времена,
Из смертных шёл в бессмертье лучший.
За гранью данных миру мер
Их строй не стал потусторонним –
Седой Боян, слепой Гомер
Доносят клич: «Не осоромим!».
Они вернулись на щите
Под сень берёз и тополей
И
Они живут - ведь живы те,
Кто ходит в мае на аллеи!


Налей полней стаканы!

Составь, сомелье, нам букет
Бутылок богатых букетом -
Прочтём пития этикет
С бегущей строки этикеток!
Вино рождено волшебством.
В нём таинство солнце растило
И в бытность свою божеством,
И в нынешнем ранге светила.
Нам сквозь виноградную гроздь
Сияние льётся в бокалы.
С расчётливой мудростью врозь
В улыбки расправит оскалы,
Расплавит уныния гнёт -
В чём истину истово ищем?
Глядь - искренность искрой блеснёт
И проще. глядит, кто напыщен.
И искус вино и искус,
Напиток для Ноя и хама
Его сотворял Иисус
За тысячу лет до Хайяма.
В застолье вино – не вина
Ни в залах дворца, ни в мансардах…
Налейте в бокалы вина
Бургундия, Шабо, Массандра!


Одессе


"Украйна глухо волновалась...".
Ничто не ново под луной.
А строчка - будто бы писалась
Не в прошлом, Пушкиным, а мной.
И восклицаю: Боже правый!
Не дай таланта мне и славы,
Дай землякам моим и мне
Жить по-людски в своей стране!
Ведь надо нам не так уж много -
Трудиться в поте бы лица
И есть свой хлеб, и ближе к Богу
Стать, попримерив роль Творца.
Другие города и веси -
Как знают. Только мы в Одессе
Тогда спешить в юдоль твою
Не станем - будем здесь в раю:
Пять-шесть недель в году Одесса,
Как дебютантка на балу.
Кто в это время не повеса?
Кто не готов к ней в кабалу,
Когда зима недаром злится.
Листва меняет улиц лица.
А там - акации дурман
Проникнет в кровь, в любовь, роман...
Весна, как юность скоротечна
Молниеносна, как кастет.
И так же памятна, конечно:
Очнулся - лето тет-а-тет!
Да - зной, да - комары, не спорю.
"Но солнце южное, но море!"…
Вслед Пушкину спрошу и я:
"Чего ж вам более, друзья!".
Итак, и стих, и жизнь - Одессе.


Ослиным копытом

Документальное предисловие:
МОСКВА, 4 мая - РИА Новости
"В связи с изменившейся политической обстановкой в Украине происходят процессы подмены ценностей и фальсификации истории Великой Отечественной войны, переноса и даже уничтожения советских воинских захоронений. Через несколько лет процесс может стать необратимым", - сказал Кирилин.
( Начальник управления Минобороны РФ по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества генерал-майор Александр Кирилин).
По его словам, непростая ситуация вокруг памятников советским воинам складывается в центральных областях Украины, настоящая же борьба с ними развернулась на западе, прежде всего - во Львове и Львовской области.
"Власти нередко используют тактику уничтожения без лишнего шума памятников воинам Советской армии - сначала не выделяют денег на ремонт памятников, а потом их демонтируют как аварийные", - отметил представитель Минобороны.
Например, во Львовской области после осквернения и разрушения вандалами так и не был восстановлен Мемориал славы в Дрогобыче, сказал Кирилин.
По его словам, также до сих пор не восстановлен разграбленный мемориальный комплекс "Холм Славы" во Львове.
"На территории комплекса похоронены около 20 Героев Советского Союза, в том числе легендарный разведчик Николай Кузнецов, а также сотни воинов, погибших при освобождении Львова в годы Первой и Второй мировых войн", - отмечает собеседник агентства.

КИЕВ, 4 мая - РИА Новости. Мемориальную доску военным дивизии СС "Галичина", которые во времена Великой Отечественной войны воевали на стороне фашистской Германии против Советского Союза, установят в украинском городе Тернополь, сообщает в понедельник украинское информагентство ЗИК со ссылкой на пресс-службу Тернопольского горсовета.
Соответствующее решение принял Тернопольский городской совет.
--

И отклик на события:
--
Мы с Украиною вдвоём
Сегодня пионеры:
СССР в утиль сдаём
С началом новой эры!
А также все до одного –
Очиститься так сразу –
Снесём и символы его –
Имперскую заразу.
Давно стоит Земля на том –
Спускает в небыль были:
В Египте имя Эхнатон
С гранитных стен рубили,
Ушёл в безвестность Герострат,
Известный нам поныне,
А скольких в пепел, на кострах,
А сколько книг – в Берлине…
Так что б я первым делом снёс?
Да то б и снёс, что близко:
Зачем нам блеск имперских звёзд
Со стел и обелисков?
А рядом с ними - вот те на,
Рубите не жалея -
Ишь затаились – ордена:
Тиран из мавзолея.
Гаси огонь, круши гранит –
На нём не наша дата -
Под ней империя хранит
Не нашего солдата.
Пошлём по кладбищам ребят –
Они, как залпы дробью,
Устроят знатный звездопад -
Несдобровать надгробьям!
А, вот, живого старика –
Иконостас видали? -
Его не будем бить пока –
Пока сорвем медали.
С волками жить – по волчьи выть.
Хороним мир прошедший…

Дурак способен удивить,
Но память нашу удавить
Не сможет сумасшедший!


9 мая 2009 года на Украине.

"Это праздник со слезами на глазах" В. Харитонов.
-
В Историю входили строем,
Страна вступала в смертный бой.
Она прикажет быть героем –
Героем должен стать любой!
Фасон мундира отменённый
И заклеймённая страна…
Звенят прощальным перезвоном
Былой державы ордена.
Они, когда-то просто «наши»,
Сегодня наши старики.
Им, якобы солдатской, каши
Раз в год насыплют в котелки.
Не в том нуждаются солдаты,
Чтоб пил «сто грамм» за них, солдат
Казённый ставленник мордатый,
Почётный завсегдатай дат.
Им год от году крепче зелье,
Пусть в кружке – сколько там – на дне.
У них в чужом пиру похмелье
В совсем чужой для них стране.


Азы (Рубрики на "Поэзия.РУ" к этому жанру не предусмотрено).

Тест - забава работникам пера (которое не финка).
Это цикл шарад.
Шарадами увлекались поэты - друзья Маяковского.
Желаю успеха в разгадывании и авторам "Поэзии.РУ".
В ряду ответов последовательность первых букв слов - это алфавитная последовательность.

Собачий брех, футляр для бублика –
И перед вами Рубик кубика. (А****)

Утробный рык, былинный бык,
Праматерь всех богов Востока -
Пиши подряд и на шашлык
Уже готова заготовка. (Б*******)

Вот смирный бык, а вот – она,
Безжалостна, хотя при жале.
Ещё материя нужна.
Теперь – в одно три слова сжали
И прочитали: так (не зря)
Зовут в народе хипаря. (В********)

Японская игра,
Грамматика - о поле.
А вместе это – град,
Не с неба град – во поле. (Г****)

Согласие с местоимением
В число превратятся умением. (Д***)

Одна из литер алфавита,
Один же из богов Египта.
Гайдар Гайдара породил
И нашим словом наградил. (Е***)

Я колдовством заняться предлагаю:
Вот вам француз – Кусто или Ширак
Добавим ноль – пустой, казалось, знак,
Но человек вдруг станет попугаем! (Ж***)

Не Зам, но Сам идёт вначале,
А под конец – с триумфом рать.
Они совместно будут чаем
(Коль кипяточку подливать). (З******)

Кладём начало на весы Фемиды.
В конце – Амон являет светлый лик.
Коль вас Господь талантом не обидел –
Талант в душе из этого возник.(И****)

Перо Хайама и нефтяника сверло
Удачной шуткой в целое свело. (К*******)


Китайчонка из песни Вертинского
Опознав указала рука…
Здесь своим Анжеликам изысканным
Ткут поныне французы шелка. (Л***)


Все те, кого чумою унесло,
Да бык косматый, житель Поднебесной
Обозначают вместе ремесло
Бродяг, кому в земных пределах тесно. (М****)


Звучит в начале нетерпёж,
В ответ мы сложим пальцы в фигу.
Ну, что же дальше? Дальше что ж? –
Пересчитаем пальцы мигом.
Ответ дополнит до конца
Обличье первого лица.
В ответе – зверь, и мы при этом
В знакомстве шапочном с ответом. (Н*****)

Недобрый глаз по центру лба,
И зло - хозяина судьба.
А вместе –то, чем он гостей
Считал (за вычетом костей). (О*****)

Дно квартиры, под пруда.
А в трамвае это –
Мелочишка, ерунда –
Стоимость билета.
(Примечание : проезд в одесском
трамвае стоит ! гр.
Мелочь попрежнему
исчисляют в копейках). (П******)



Одни торчат на лбу у Моисея,
Другому место есть над алтарём
А целое (люблю его, как все я)
Мы к кофе, вместо булочки, берём. (Р******)

Сначала нота,
Потом пехота -
Объект заботы
Для доброхота. (С*****)

Болота (от таких вдали держись)
И те, кому лишь раз даётся жизнь,
И скважины жилец – железный крот.
За целым побредём на огород. (Т*********)

Гусарская закрутка (не консервы)
Да сплетня (для плетения лоза),
Да в колосе аналог строчки первой.
А вместе всё смыкает нам глаза. (У********)

Нота и тень на даче –
Даже дворцу к лицу.
Там, где они назначат –
Значит и быть крыльцу. (Ф****)

Ноев сын с евангельской горой
В тропиках встречаются порой.
А итог? – Итога не найду,
Хоть и ловит мух он на виду. (Х*******)

Трудно разобраться без пол-литра:
Целое – цветочная палитра.
Части – колер и британец Коля.
Я сказал вам всё – чего ж вам боле? (Ц******)

В начале слова размещаем слово
(Открещивались им от духа злого).
К нему рецепт для близоруких глаз
И вот уже охапка дров у нас. (Ч******)

Первый слог – колобок.
Дальше – чертовщина,
Аз у нас – третий слог.
Ясно? – Молодчина! (Ш*****)

Я вам шараду предложу.
Ну, так – пустяк по виду:
Две буквы третьею свяжу –
Сооружу эгиду. (Щ**)

Нимфа из колодца или грота,
То, что продаёт аукцион.
Вот такой набор в прибор для флота.
(Ищет рыбу траулерам он). (Э*****)

В начале холм, пригорок (но не круча),
Затем – размер – возни ребячьей куча.
А целиком близ Риги - наша Ницца
(Хотя теперь и Рига – заграница). (Ю*****)

Отрава и буква стоящая рядом
Служили (и служат) вояке зарядом.
Букварь, как словарь, не хватай, не ищи:
Я букву в шараду у греков стащил. (Я***)


Христиане

Господь Христовой церкви - триединый,
А вот Христовы церкви Украины,
Друг дружку записав в еретики,
Безбожно рвут Единого в куски!


Безбожники

*
Нести свой крест со времени Христа
Мы научиться так и не успели:
Как поглядишь - на стольких нет креста,
Хотя с купели носит крест на теле.


У моря, у синего моря.

"Передо мной явилась ты".
-
Пляж накрыли секс-бомбы, казалось,
Без осколка не сыщешь куска…
Я не помню - ты точно касалась,
Или шла не касаясь песка?
Нет, не ню – воплощённая в теле
Зависть первых красавиц Земли!
Папарацци при их беспределе
Тут бы блицами море зажгли.
Проходила. И блекли фемины,
Как и должно, лежащие ниц.
Сотворённые богом из глины
Глупо хлопали щёткой ресниц.
И сиянием неба оттуда,
Где рассудочность встретить нельзя,
Открывались два мира, два чуда,
Выдававших себя за глаза!
Нет ни дня, ни меня – и в помине.
Замерла потрясённо душа:
Не спеша подходила богиня,
Пенным шлейфом прибоя шурша…
Вздрогнешь вслед зазвеневшему луку,
Только взглядом и спросишь её :
Ты-то как поживало в разлуке,
Ненаглядное счастье моё?


На задворках Галактики

На задворках Галактики, где то
Из-под слоя космической пыли
Первозданную глыбу планеты
Мускулистые руки добыли.
В рукавицы легла она ловко,
Будто век на ладонях лежала –
Вся в щербатых отметинах ковки,
В серой корке недавнего жара.
В ней таилась добротная тяжесть
Заготовки большого чего то –
Ни лица нет, ни профиля, даже.
Так и просит – возьмите в работу!
Есть к чему приложиться руками,
Руки здесь повозиться могли бы.
Руки молча погладили камень
К ним в ладоши уткнувшейся глыбы…
Где то рядом укрыт под золою
Первый шаг за порог по дороге.
Ладно – будешь планета Землёю.
Лепят землю и глину не боги.
…Ты Землёю хотела – и стала.
Космонавтам позируешь в люки!
Повезло тебе, в самом начале, -
Ты попала в хорошие руки!


Пушки на бульваре. ( 10 апреля, день освобождения Одессы в 1944г)

На приморском бульваре Одессы давным-давно была установлена пушка с английского фрегата "Тигр",потопленного во время Крымской войны
при обстреле города.
=========================
Срывает с волнолома пену ветер,
Сразмаху бьётся вдребезги вода.
Темнеет взглядом пушка на лафете,
Расставшаяся с морем навсегда.
Лишь иногда ей старой смутно снится
Фрегат под креном режущий волну
И в дыме залпа берег – заграница,
Куда пришла она пойти ко дну.
Вокруг пестрит цветочная рассада,
Аллея солнце в зайчики крошит,
Бульвар звенит – из ближнего детсада
Порхнули на прогулку малыши.
Бесцеремонны маленькие гости –
На спину пушке лезут, теребят…
Она под солнцем в дрёме греет кости,
Как нянька в шумном выводке ребят.
Дремать – всего и дела то под старость.
А тем, кто поднимал её со дна,
Ещё одна забота нам осталась –
Здесь пушка нам ещё одна нужна!
И пусть забавным атомной подруге
Покажется прабабушкин заряд,
Но, ядерные обе, на досуге,
Найдут уже о чём, поговорят.
Пусть бродит по бульвару свежий ветер
И солнце светит, и цветы цветут…
И, если пушки надо видеть детям –
Пусть наши дети их увидят тут!


Армения

Из тьмы времён, из памяти – со дна
Пришла страна – Арменией назваться.
Седою головою Арагаца
Соприкоснулась с вечностью она!
Открылась мне суровая земля
В рубцах и шрамах – рубленая рана.
На губке туфа – кровь от ятагана,
Оскалом скал оскалены поля.
Охрипло горло, отвердела речь,
Слова дробятся твёрдые, как камни
И, кажется, что можно в них руками
Резной узор поэзии насечь.
Так высекались лики стариков –
Здесь не случайно остролицы люди.
Неповторим орнамент их и судьбы.
Они, как храмы – в патине веков.
Врезали в камень грозди и цветы;
В камнях сады взлелеяны, как дети.
В каменоломнях вскрыли люди эти
Несметный клад труда и доброты!
Здесь не засохнет ноев виноград,
Здесь не скудеет в жилах пламень крови,
Арич – взошла трава на древней кровле,
С Маштоцом в школах дети говорят.
Растут леса строительных лесов
И кисти рук набрякли от работы…
Благословенны в мире капли пота
И в небе золотое колесо!
В пол-глобуса была у нас страна.
Армения в ней – малая частица –
Всех менее, слезинка на ресницах,
Которая любовью рождена.


Перевод (с детского) того что никогда не переведётся.

Тетянкине лишенько (Наша Таня горько плачет...)
Це чому ж Тетянка плаче -
Підхопила річка м’ячик?
Нумо, серденько, це все? –
Попустує й принесе.

Про ведмедика (Уронили мишку на пол...)
Ведмежатко на підлозі,
Лапку видрали небозі.
Ні – нізащо я не кину
Бідну скривджену дитину!

Телятко (Идёт бычок, качается...)
Телятко йде по дощечці
Неначе по льоду:
Ой, людоньки, та що ж оце, -
Рятуйте бо впаду!






Не финиш горизонт!

У поездов направленная жизнь
Поставлена на правильные рельсы.
И полыхают рельсы, как ножи,
И дали делят долями – на рейсы.
А даль за дымкой ветхою глуха,
А ветка вдаль уходит без оглядки –
Ох! Кистенём махнёт лихой ухаб,
Да гикнет, загоняя душу в пятки!
Но так же в такт на стыках стук колёс,
Размерен пульс, как нота в школьной гамме,
Спина к спине становится откос
Оберегать дорогу берегами...
Всё тишь, да гладь – до гробовой доски,
Всё скатертью дорога под колёса –
И воют, воют поезда с тоски,
Так и не смея кинуться с откоса.
А кто-то непутёвый шлёт к чертям
Дорогу и, вцепляясь в гриву грому,
Сорвётся и, пол-неба прочертя,
Ныряет в бездну, прямо в звёздный омут!


Тбилиси

Гостиница «Ваке» - транзитный рай туриста
У склона на руке под щебетом и свистом.
Как сакля на скале она намёк на горы.
Витрина, а в стекле - внизу - огромный город.
Свозили нас туда и сами мы сходили
В чадящие стада зверей –автомобилей.
Смешались в головах музеи, магазины…
Ах город, - город–вах! - Сказали бы грузины.
В три дня всего троих тбилисцев и запомнил:
Царит один из них в том городе исконно,
С другим, нас Бог простит, мы начинали с чачи,
А с третьим – с ним пути сводили нас иначе.
Не буду никогда я третьему знакомым,
Хоть долгие года я с ним общаюсь домом.
Мы с ним накоротке, пусть я того не стою…
Он – в детском городке под каменной плитою.
Он здесь родня всему, - по Вечному закону.
Мир дому твоему, живи Нодар-батоно!
День кончился, «Ваке» заснёт ещё не вскоре,
А город вдалеке зажёг земные зори.
С повязкой на очах ночь сеет сито снега.
Горит во тьме очаг, горит свеча ночлега.
Как звёздные миры открылся город ночи:
Соцветья и пиры, пунктиры робких точек,
Галактики домов, Вселенные кварталов…
От гула и дымов наверное устал он.
Тепло взглянул в глаза – как распахнул объятья.
Мне двое в нём друзья, а остальные – братья!


О женщинах (мужская точка зрения)

Итак, о женщинах:
Мужчина –
Владыка мира и стола.
Широких плеч мужских причина –
Орлиных наших два крыла.
Мужчину не укроешь зонтом,
Не спрячешь крылья под крыльцо.
Под силу, разве горизонту,
Мужскую душу взять в кольцо.
И будет так. И было прежде!..
Мы узнаём не сразу, вдруг,
Наш горизонт – он круг из нежных,
Из ваших милых женских рук!


У памятника Неизвестному матросу

Отсюда начинается земля
С дорогами её и городами.
С упрямством рук на ободе руля
С улыбками, что помнятся годами.
Неровные обрывы берегов
Рыжеют как музейная бумага.
Здесь оттиском приложенных врагов
Заверена военная присяга.
Под нею оборвались имена
И, без владельцев, медленно истлели.
Здесь соль земли - да сохранит она
Нетленными дырявые шинели!
Над пядью той расстреляной земли
Гремят раскаты вечного прибоя
И встал штыком матросский обелиск,
Оберегая небо голубое.
Здесь в караулы заступают дни:
Замрёт да так румянцем и зальётся,
Когда тихонько звякнет о гранит
Начищеное бронзовое солнце!
А мы, приди сюда в такую рань -
И мы бы тоже, верно, увидали,
Как волны ткут муаровую ткань
Отцовской нетускнеющей медали.
А рядом, вслед дымам и кораблям,
Глядит с морского берега Пересыпь...
Отсюда начинается Одесса -
Отсюда начинается Земля!

.


О монстрах зазеркалья

Вот власть. Она имеет право
(И нас она имеет тоже).
Имеем, что имеем - право -
Нет спросу с зеркала за рожи!


Казак на Дерибасовской.

Он не прохожий, он прошедший -
Казак навстречу - вот те на -
Последний местный сумасшедший
Был "Мишка режет кабана".
Благообразен этот, истов -
Нет, Репин видел не таких!
Клеймим нещадно террористов:
Бандиты, мол, боевики.
И ставим памятники нашим -
С "приветом" мы издалека.
Опять не сеем и не пашем,
Опять "валяем казака"?


Тюльпан. По мотивам Снежаны Малышевой (Автора "Поэзии.ру").

Златочеканные стаканы
И кубки алого огня.
Короной лебедя тюльпаны
Вознесены над рампой дня.
Воздеты раструбы, как трубы.
Атласно блики расплескав,
Капризно выгибают губы
Края тугого лепестка.
Внутри роса, нектар, прохлада
Укрыта в шёлковом огне.
Печаль влюблённого Фархада
В осадок выпала на дне.
======================
Написано по мотивам Снежаны М.
и в подражание Поэту, сказавшему:
Где наша роза,
Друзья мои?
Увяла роза,
Дитя зари...
============================
Привожу стих Снежаны Малышевой:
=====
Изгиб змеиных шей тюльпана
Венчается цветком огня.
Зола на самом дне и я
Вся замираю.Вихрь канкана,
Величие пурпурной тоги,
Всё в тот цветок вложили боги.
Цыганки шаль,одежды пап
И кровь, и радость, и закат.
То слышится в цветке набат...
Он господин и только раб
Капризных девушек, парней,
Что пьют с их губ весной елей.


Отхожее место

По Украине повсеместно
В отхожих промыслах мужья.
"У москаля" - своя земля
Им стала, вдруг, отхожим местом!


Сухой лиман (В степи под Одессой) .

Сухой Лиман.
Сухой бурьян
Ржавеет по откосам.
В бурьяне ветер, в стельку пьян,
Посвистывает носом.
Налитый вровень с крутизной
В осколок скифской сини,
Густой хмельной янтарный зной
Настоян на полыни.
Земля под маревом жары
Сомлела до заката.
Расплылись твёрдые бугры
Её спины горбатой
Лежит ничком гола черна,
Уткнулась в пыль дороги.
Ползёт на брюхе к ней волна -
Лизать босые ноги.
Вода, года размоют след
И различить не сможет
Следы былого краевед
И топогрАф- картёжник.
Земля распластана, она
Здесь старого изданья.
Не шар- как в наши времена -
А твердь для мирозданья.
Здесь - утверждайся и владей!
И, впредь, тебе уделом
Глядеть - не льстится ль где злодей
Владеть твоим наделом.
Земля всегда на всех одна
Нам - нынешним и прошлым..
Как волны бились племена,
Как обры погибоша...
Я этой степью был пропах,
Всю выходил,как пахарь.
Она была на черепах,
А не на черепахах!
На бурой глине проступив,
как пятна бурой крови,
Цвели бессмертники в степи
У были в изголовьи.
В их шелест - шагу не шагни ,
Шагнул - мороз по коже.
Сплошные Вечные огни ,
Земля - души дороже!
Мечом, и, зная, что почём,
Кроили карту мира...
Перебирая струны пчёл
Бредёт степная лира.
Стежками стёжка шьёт в цвету,
Да не шелками строчка:
Навылет выстрочена тут сыновьняя сорочка.
На вырост вдоль степи погост -
От края и до края.
Горячий след горючих слёз
Тут небо озаряет.
================
Примечания:
1) "ТопогрАф" - геодезист (от топать).
2) " Был пропах" - был - архаичная форма (вспомагательный глагол) - стилизация "под древность".


Фатум (реплика простодушного)

Весь мир театр, а люди в нём актёры.
А сцену сколотил и занавесил,
И роли раздаёт дебил, который
Сам для себя писал и ставит пьесы?


Злободневность (И дольше века длится день)

Вынужденное предисловие:
И снова меня захотят поучить (в смысле выпороть) ревнители канонов перевода - украинский оригинал имеет мало общего с русским стихом.
Поймите меня правильно: я хочу об одном и том же рассказать людям различных языковых сред и не отсылаю русского читателя к перифразу незнакомого ему Павла Тычины.
Я и сам о своих переводах из Агнии Барто усомнился:
"Хіба ж ото - Барто? - А не Барто - то хто?"
Ну, пусть я буду "недостойный наследник Лозинского", пусть я буду вообще "ДЕЗДИЧАДО".
Не ставьте меня в строй - я и по воинскому билету "нестроевой".
=====================================================
Живем, вот, посреди страны,
Где брат пошёл стеной на брата.
И где кому-то у стены
Уже начислена расплата.
"Ату" и карканье ворон
Уже слышны из заграницы.
Уже и с выбором сторон
Торопят, блин, определиться.
Уже звучали по стране
И марш сапог и лязг железа.
Посторонись - на стороне
Покойной матеры Терезы!
Поотодвинься, Иисус!
Не видишь - паства Иисуса
Спешит попробовать на вкус
Кровь сотоварищей по вкусу.
Ведут вожди, идёт народ,
Глаза не под ноги - на флаги...
Опять по речке крови вброд
Пойдём за благом, бедолаги?
=======================

Революція заведених помаранчів
(квазиоригинал)
=== === === === === ===
На майдані на морозі
Революція іде.
Як годиться, по дрозі
Натовп сурмами веде!
Чи то Київ, чи то Гамельн,
Чи (з минулого) Пекин?
Діти, діти - ланцюгами...
Цеж бо вам не пацюки!
Орган вів їх, чи органчик
Хизуватись уночі? -
Ой, гикнуться помаранчем
Ці "державні діячи",
Що й собі не дали б ради -
Ще ж курчата, не орли.
Як і ті, що нам до влади
Попередніх привели.
Де ви жваві хлопці з "Руху"
Волі хилі пагінці? -
Як поганцям за розруху
Закидають вам оці!
Знов голота поза втому
Тут горлянку надере.
Прийде наволоч по тому
Знову гроші відбере...
"Злодій з банку"! - "Вор в законе"!
З ким "у путь"? - Не второпать.
"Ропрягайте, хлопці коней -
Час криниченьку копать!".


Пигмалион.

Легенда о любви


До хрипа намахавшись молотком
Свой ужин проклял грек козлобородый,
Послав туда же с козьим молоком
И белый мрамор паросской породы.
Ещё и пнул в сердцах его ногой –
Сизифов камень – чёрную работу…
Сияло тело женщины нагой
И остро пахло злым мужичьим потом.
Сел к очагу, глядел на пляс огня,
Как загнанная лошадь билась жила…
На потный лоб, молчание храня,
Натурщица ладони возложила.
Он даже шеей прянуть не хотел –
Отторгнутый своею глыбой камень.
И что она ему – одно из тел,
Как циркулем измеренных руками?
Сопел он – исступлению борьбы
Нет перевода в щебет или лепет.
Не то, что он отчаянно рубил,
Беспамятно из женской плоти лепят.
А ей – его терзания на кой ..?
Ей – вот он – пахарь, труженик, мужчина!
И бабьей святотатственной рукой
Со лба убрала борозду морщины.
Вздохнул очаг, поленьями шурша,
Метнулись перепуганные блики
И мрамор ожил, будто бы душа
Проснулась там, в запечатлённом лике.
Ещё душила творческая злость,
Ещё о явь боялся зашибиться,
Но сжало сердце: кажется сбылось,
Не удалось на этот раз не сбыться!
Плясал как фавн, как мим кривлялся он,
Кричал в толпе (их в доме двое было):
Будь! Славься, сукин сын, Пигмалион!
Нет – Эван! Эвоэ! – тогда вопил он.
Я верю –это не его вина,
А, коль его, - простите человеку:
Не разбавляя черпанул вина,
Что подобает варвару, не греку.
И, уж конечно, только с пьяных глаз
Вдруг струсил он на взятой высоте и
Отрёкся: он не бог, он – богомаз,
А то, что в камне, - всё от Галатеи!
Вдолбили суеверие в башку
Завистливые боги, не иначе,
Чтоб мастер пал, в колена пал божку
Своей великой творческой удачи.
Как шар земной кружилась голова,
Стыдились боги злой своей затеи.
А он шептал нелепые слова,
Звал, легковерный, душу Галатеи.
История на том, пожалуй, вся .
Пьянеть смешно, оспаривать не буду.
Но , трезвый , на себя пожалуйся:
Ведь чудо – видит бог – свершилось чудо!
Уже те боги вымерли давно
И мать их - каменеет скорбно Гея.
Но всё равно - что в жизни, что в кино -
Творят Пигмалионы Галатею.
И что ты тут поделаешь – в любви
Несть эллина, как несть же иудея.
Откликнись, Галатея, оживи!
Пусть повторится чудо, Галатея!


Бессмертие.

Откуда бы – у дерева – душа?
Я верю – есть, я знаю,
Наконец,
Я видел, как, заботою дыша,
В деревья душу вкладывал Творец.
Была его работа нелегка:
Обильно лоб осыпало росой
И набухала жилами рука,
Ворочая у корня пласт косой.
Ты видел сад вишнёвый по весне?
А скрипка – это что же в ней живёт?
Ком подступает к горлу.
И во мне,
Как резонанс, как реплика, и - вот -
Иду и замираю не спеша:
Во что бы перелить, не расплескав?
Мой след, мой вклад – бессмертная душа
И к ней порука – вот – моя рука!


Абхазия

В Авадхаре, на пихтовой поляне,
С насечкой меди в трещинах кора.
Плясало медным колоколом пламя
В кругу мужчин, поющих у костра.
И каждый, дав вину в огонь пролиться,
Будил заздравным эхом перевал
И небо в круглой чаше Малой Рицы
Пирующим Пшегихшве подавал.
У самых нужных дел обрежу стропы,
Забот насущных разожму тиски –
Сюда вернусь, где вдоль по счастью тропы
И в души – через пропасти – мостки.
Здесь среди стад и туч пасутся горы,
Бегут ручьи, подковами звеня,
В азарте в брызгах солнце на Кодори
Смывает мыло с красного коня!
Земля, как встарь была она , - большая,
Раздвинется и вширь, и в этажи,
Едва в своей огромности вмещая
Оправленные снегом витражи.
Орган прибоя и труба оленя
Вновь всколыхнут зелёный вал весны
И юношей столетних на коленях
Перед лицом Абхазии-Апсны!


Пушкин

Погиб поэт! Поэтов много
И, может, каждый третий – лишний.
Но он – от бога, нет же – богом,
Был бого-словом при Всевышнем!
И не был бого-человеком
«Пока не требует поэта…» -
Бретёр, картёжник - в ногу с веком.
Он знал, и сам писал об этом ...
«В глуши, во мраке заточенья»,
Сумев взаимности добиться,
Поэт восславил «чистый гений» -
Ославил Анну Керн блудницей.
Не стрекочи, Сверчок, о блуде,
Не низводи Мадонну в бляди.
Зло - бумеранг! Конверт на блюде
Разит, на гений твой не глядя…
Мне: "Не порочьте! Не перечьте! -
Нельзя на общие весы их!.."
Но в чёрный день, на Чёрной речке
Осиротил Господь Россию.


Королева

Королева моя- перезвон хрусталя – ко-ро-ле-ва!
На поляне лесной изумлённо застывшая лань.
Ваше имя твердит попугай между рёбрами слева,
К вашим стройным ногам опускаются взгляды, как дань.
Королева моя, Ева, девочка с чёлкою рыжей,
За изъятым ребром пустоты затаённая боль –
В романтичной мечте: «Умереть после встречи с Парижем!»
Разве Сена играет заглавную женскую роль?
Королева моя! Сан высокий и светлое имя!
Я люблю эту жизнь по которой проходите вы,
Бесшабашно стуча по судьбе каблучками своими,
В окружении ярком восторгов, страстей и молвы!


Вы, кто не хватает с неба звёзд.

«В каждом человеке быть может убит Моцарт...»
А. де Сент Экзюпери.
===========
Вы, кто не хватает с неба звёзд,
Почему вы звёзды не хватаете?
Как всегда на звёзды жадный спрос,
Как и прежде людям не хватает их.
А ведь в небе – только посмотри –
Наперёд, на все тысячелетия
Сколько их, ещё ничьих, горит
Фонарей с обочины бессмертия!
Это не причина – высоко,
Этим отговариваться нечего:
Рви звезду, как ягоду – рукой,
Звёзды ниже роста человечьего.
Что же вы – такой имея рост
И беззвёздно жизни коротаете?
Вы, кто не хватает с неба звёзд,
Почему вы звёзды не хватаете?


Крымские сосны

Вместо предисловия.
Прочитав, среди недавно представленных на сайте, стих Ольги Ильницкой
"Крымское", я вспомнил свой - "Крымские сосны".
Подумалось: мы, живя на одной земле, видим совершенно разные миры.
Второй стих Ольги "Лесная пастораль" вернул меня в наш общий мир, который любим и которым любуемся.
==============================
А какие же сосны в Крыму
Выходили к костру на ночёвке,
До бровей – по-монашески - тьму
Натянув на колючие чёлки.
Встретишь утром – другая совсем:
Босиком на свидание с ветром –
Как с горы сиганёт на шоссе –
Врассыпную бегут километры!
Не таясь, у людей на виду
Ходит просто по краю обрыва
На мужскую, на нашу беду…
Обернёшься – вздыхаешь: красива!
Сарафан у неё – золотой;
Вскинет ветки – сейчас улетает!
Возле плеч её бронзы литой
Облака проходящие тают.
И такая в глазах синева! –
Эх и тянется к солнцу невеста…
Если есть на плечах голова –
Здесь терять её самое место!
Впрочем – что ж – это всё ни к чему:
Это – дерево, это – пустое.
Но – какие девчонки в Крыму!
Вот об этом, пожалуй, не стоит.


Национальные цвета общественного сознания

Автоперевод.
===========
Плюс национальному прогрессу:
Непредвзятый взгляд отметит вмиг
Желто-голубую нашу прессу -
Фифти жёлтых, фифти голубых!

Оригинал.
========

Національні кольори суспільної свідомости
------------------------------------------
"Два кольори мої, два кольори..."
Із ЗМІ змивають бруд на нас невпинно:
Блакитні, дідько вже їх забери,
І жовті - то є друга половина.


Баллада о траве (диптих "К солнцу" ч.2)

Ещё в ознобе на ветру
Дрожали провода
И стыла в луже поутру
Иголками вода,
Ещё не приняты всерьёз
Весенние права,
Но поднялась открыто в рост
В защиту их трава!
Она, с удара, землю взрыв,
Пробилась в белый свет.
Был потрясающим, как взрыв
Её мятежный цвет!
Нижайшей робости земной
Пример спокон веков,
Теперь взошла она стеной,
Щетиною штыков!
Сипели ветры: подожди -
Сотрём с лица земли,
Свинцом разящие дожди
Обозы туч везли...
Её, отчаявшись стереть,
Пытались уложить -
Она вставала умереть
За то, чтоб стоя жить!
...По свежим тропам боевым
Торопится весна.
На бурой зелени травы
Цветы, как ордена.
Трава жива в глазах живых.
В расцвете летних дней
Деревья в шелесте листвы
Склоняются над ней.


На исходе (диптих "К солнцу" ч.1)

Короткие зимние дни,
Как малые ростом солдаты.
Болтаясь в шинелях они
Проходят дистанцию даты.
Дыханье сорвав на бегу,
Под грубые окрики долга,
Бредут,застревая в снегу.
И тянутся, тянутся долго.
Остатки зимы со двора
Уходят, уносят останки.
Подходит иная пора,
И дни там - десантной осанки.


Бугаз (море, палатка, молодость).

Рябая ночка - ласковая девка
Веснушки наклоняет с вышины.
Блестит луна - цыганская поделка,
Горит костёр - всё та же медь луны.
Минуты - искры жизни - улетая
Гитары звук уносят за собой.
Мы спорим, курим, пьём, поём, болтаем...
И морем счастья стелется прибой!


Сущность (диптих"Правда" ч. 2). Какая лирика - пусть читатель себе назначит

А, если ты ещё не видел правды,
А, если только ложь тебе знакома? –
И, всё равно, – поверя лжи - неправ ты,
И, всё равно, – неправда незаконна!
На белый снег черно ложатся тени,
Фонтан цветной мираж рождает в струях.
Утверждены всей силой наваждений,
По существу они не существуют.
И, только Правду называют сущей.
Ты ощущаешь теплыми руками
Существенный, как самый хлеб насущный,
Все тяготы Земли несущий камень


Жить не по лжи (диптих"Правда", ч. 1), Лирика гражданская, философская ли?

Как с правдой жить – вынашивать на шее
По бесконечным спорам и исканьям?
Зарой её в заросшую траншею,
Застрой тяжёлой стенкою из камня!
Ты постепенно сможешь всё достроить:
Добротный дом с добротной новой крышей,
Где у тебя за играми в героев
Повырастают смелые мальчиши
И где тебя неправда не достанет
Ни ложью, ни злодейством, ни снарядом.
Но, если , даже, горький миг настанет
И никого – друзей - не будет рядом,
И не доскачут вовремя отряды,
И больно локти скрутят за спиною,
И, возле жизни ляжешь ты – взаправду –
Под этой самой каменной стеною –
И, всё равно, стена твоя не ляжет,
И только лишь окаменеет пуще.
И всё, что надо – о тебе расскажет!
И это будет правдой, правдой – сущей.


О тех, кто не разучился делать погоду

Голубые снега, в белых шубках красавицы-ели…
И зима, и пурга – белый свет упакованный в «телик».
Ты, хоть душу не рань, многоцветное чудо прогресса:
Снова всякую дрянь посылает Господь на Одессу!
И, хотя, свысока, горожане, глядим на погоду –
Всё же чуда – снежка – ох, как хочется к Новому Году!
Чтоб румяный мороз, чтобы тройка из лунного света…
Чтоб такое сбылось, что сбывается с кем-то и где-то.
Всё слабей и слабей затаённая вера гаданий.
Это мудрость к тебе, уверяют, приходит с годами.
Не давай и гроша – этой мудрости красную цену –
Пусть пятак свой душа, как и прежде, хранит неразменным.
Не юли у двери – отвори её чуду и Году,
Делай, чёрт побери, не сверяясь с прогнозом, погоду!
Будет снег – белый шёлк! Ну-ка - бороду, шубу - и в сани!
Где он, этот мешок? Мы наполним его чудесами!


М`яч - стихи на иностранном языке в детской комнате

Оригинал не приводится провокационно - чтобы тем, кто его уже не помнит, было стыдно.
=====================================================================
Мій дзвінкий веселий друг,
Геть відбився ти від рук!
Жовтий бік, червоний бік,
Був блакитний бік - та збіг.
Чи тримав тебе в полоні?
Ти стрибав мені в долоні,
Ти обстежив всі кути,
Шаленів, мов цуцик ти.
Наче дзига коло ніг
Закрутився – і побіг!
За ворота – скок з порогу,
З повороту – шасть до рогу.
Та не втримався на розі,
Опинився на дорозі –
Вихор, колесо, шосе...
Вітер клапті вздовж несе.


Мы- подосиновики.

Окраина, Украйна, украина...
Назвать страну так - слабая идея:
Настырно в рифму просится - "руина".
Звалась бы, скажем, Неоиудея.
Из небиблейской этой "Иудеи"
Подались, чтоб подале быть отсюда,
Здесь жившие меж нами иудеи.
Теперь - куда ни плюнешь - сплошь Иуды.
Не зря Господь в лесах растит осину
И знак послал, не внемлющим укору:
Пролил на подосинных хиросиму,
Как на Содом, когда-то, и Гоморру.
Икон на кон, священных книг и бюстов
Снесли продать - Христа б на всех не стало.
Вон наш апостол - тот "срубил капусту",
Сдав капиталу Маркса с "Капиталом".
Защитник наш - в строю под новым флагом -
В запятнаном мундире и в бесчестьи:
Служакой верным продана присяга
Удачно -в нужный час и в нужном месте!
Преобразилась в секс любовь к народу
Здесь видишь сук на месте властной ветки...
Не предпочёл бы Ирода уроду
Лишь потому,что хрен не слаще редьки,
Мигранты, безработные, холопы,
С панели дочки, чья-то бабка с тачкой -
Мы близко-близко к рыночной Европе -
Протягиваем руку за подачкой.
Да что Европа - в НАТО чуть не вхожи!
И, от Москвы до самых до окраин,
Народный глас - он глас, известно, божий -
Он вопрошает нас: "Где брат твой, Каин?".
Власть изрекла - ты, быдло, не перечь ей:
"Отныне русской речи быть забытой!"
Нас обрекла считать родною речью
Обноски речи Речи Посполитой.
Среди Иуд всё меньше люду места...
Где из болота в храм легла дорога?
Из зеркала советчик бессловесный
В глаза глядит -
Внимательно и строго.


Орденоносный Жванецкий

«Сатириков не любит никакая власть. А если любит, значит, это не сатирик, а барахло, «смехопанорама» какая-нибудь». Д. Каралис «Другой Булгаков». «Нева» №12 2006 г.
Сатирик в нём взрастил сатира.
Сатир живёт, сатирик умер .
Орденоносная сатира -
Сатира? -
Нет же, чёрный юмор.


ГИМНасты Михалковы

Придворный пёс Советской власти
Выл гимны при дворе отец.
А сын по ней малюет страсти:
Сын - дворянин!
Какой...кульбит!


О, знал бы я, что так бывает... Украинский перевод из Б. Л. Пастернака

Якби ж то знати як буває,
Та дебютанту - будь що будь.
А вірш – то кревник, що вбиває,
А вірші кров’ю з горла йдуть.
Я б від таких, пробачте, жартів
Десь світ би за очі забіг.
Початок жаху був не вартий –
Цікавість та тремтіння ніг.
А старість – це вже Рим, якому
Арени треба, а не гри.
Він тиче пальця, наче кому,
А це – наказ тобі: помри!
Коли рядок із серця брати
Ти раб його – і всі діла.
Яке вже тут мистецтво, брате, -
Тут доля долу пролягла.
======================
======================
ОРИГИНАЛ:
___________
О, знал бы я, что так бывает
Когда пускался на дебют,
Что строчки с кровью - убивают,
Нахлынут горлом и убьют.
От шуток с этой подоплёкой
Я б отказался наотрез.
Начало было так далёко,
Так робок первый интерес..
Но старость – это Рим, который
Взамен турусов и колёс
Не читки требует с актёра,
А полной гибели всерьёз.
Когда строку диктует чувство
Оно на сцену шлёт раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба.


Поэзия в формалине.

Жил реликтовый отпрыск вагантов.
Выступал его стих на пуантах.
Мармезонскй балет, но не звёздный билет:
Стих - он отблеск иного таланта.
04. 2009г.


Автопортрет поэта

Я - Арлекин. Куда как просто
Развею скуку и тоску.
Наряд мой красочный и пёстрый
По миру собран по куску.
Кто смог со мною поделиться -
Дал бархат шёлк и сукнецо -
Перелицованные лица,
Теперь вы все - моё лицо.
Как птицам крошки из ладоней
Верну в остротах ваш товар.
Хотя и Гоцци и Гольдони
Порой вплету в репертуар.
Толпа, одетая в обноски,
Хохочет - хочет рвать бока.
Я свой в кругу простецком, в доску,
Одна на всех она, доска.
Ведь кто на ближних смотрит свыше? -
Акселерат или урод!
Да в балагане из-под крыши
Его величество народ.


Перевоплощения

С Адама поныне, меняя тела,
Живут наши души – в чём мать родила.
Но нас – миллиарды, а в те времена
Душа, по реестрам, была лишь одна.


Астралопитеки (светлой памяти Омара Хайама)

По звёздам не предсказывай судьбу:
Они не наградят и не обидят.
Нас эти звёзды видели в гробу.
Кого же нет - того ещё увидят.




C любовьюТанечке о вере и надежде.

Обносилась за годы надежда
Обтрепалась, как флаг на ветру.
А не с нею ли в белых одеждах
Собирались мы в путь по утру?
Ах, Танечка, ах, Танечка,
Смелей шагай с порога.
Да, Танечка, да, Танечка –
Вперёд зовёт дорога!
Пусть ещё не засыпана мера
В закрома ненасытной души,
Ты поверь – не лгала тебе вера
И слепой её звать не спеши.
Ах, Танечка, ах, Танечка –
Ещё вспорхнёт жар-птица.
Да, Танечка, да, Танечка –
Успеть бы ухватиться.
Мы сполна оплатили собою
Не щадящие нас времена.
Жизнь, согретая нашей любовью,
Это красная наша цена!
Ах, Танечка, ах, Танечка,
А жить на свете славно.
Да, Танечка, да, Танечка,
Татьяна Николавна!


Да будь я и негром...

Автоперевод с украинского.
======================
Оригинал:
Та був би я, навіть УНСО та УНА (Украинск. националисты)
Та й те не вдавався б до сказу,
Любив би Росію, бо може вона
Зоставити взимку без газу!
======================
Перевод:
Да был бы я разом УНСО и УНА -
Не дёргался б в эпилепсии,
Любил бы Россию, за то, что она...
И газ-то у нас из России!


Я помню чудное мгновенье

Слеза, хрустальная подвеска,
Дрожит на кончиках ресниц .
Мир сквозь неё теряет резкость
Условных линий и границ
И только радужные краски –
Жар-птицы сказочный полёт.
От красной, полной жаркой ласки,
До сини, стынущей, как лёд.
И ты в энштейновой Вселенной,
Сведённой к формулам стихий,
Откроешь, путник вдохновенный,
Мадонну, музыку, стихи


И тишина

Живём в обрез: на бал – так с корабля,
Углы – срезать, не тормозить: сомнут и...
Растрачена получка – до рубля.
Решают матч последние минуты!
Живём в расчёт: на нечет и на чёт
По улице дома, в строю солдаты.
Копейке – счёт, отсрочка – истечёт,
Жизнь протечёт от даты и до даты.
Но, вот однажды, словно на ходу
Из поезда на сонном полустанке,
Вдруг выпаду из мер и попаду
В такую тишь – что глухо всё, как в танке!
Освобожусь, как будто был в плену,
Из хватки напряжения, из тока.
И буду прозревать сквозь пелену,
И видеть жизни первые истоки.
Услышу листьев нежный детский смех,
Забрызгаюсь росою и покоем.
И рыжей белки нежный тёплый мех,
Как солнышко почувствую щекою!


За предел.

Бесследное безбрежное безлюдье,
За далью даль русалками полна.
В ламбаду нас, поигрывая грудью,
Зовёт зеленоглазая волна.
К нам волны льнут, в наш парус дуют слухи,
А мы взошли по трапу налегке:
Душа –и та в залог портовой шлюхе
Оставлена матросом в кабаке.
Нам тяжесть кошелька не по карману –
Пустому легче в драке и в раю,
Груженным каравеллам каравана
Оставим мы остойчивость свою.
С присвистом ходит мачта – небо косит,
Роняет слёзы звёздная роса,
Сюда Харон с ладьёй не сунет носа,
А нас уносит к западу пассат.
Свисти, пассат, азарт озлобил свору –
Грызёмся в предвкушении костей,
Покой наш где-то снится прокурору,
Жизнь дребезжит жестянкой на хвосте.
Помолимся Фортуне или Фарту,
О равенстве бродяг и королей,
На старую потрёпанную карту
Поставим прозябанье на Земле.
Врёт горизонт – не снимет с шеи мерку,
Его аркан мы терпим до поры:
Мы вырвемся - в Вест-Индию, в Америку
Или за край Земли – в тартарары!
А будем живы – будем сыты, пьяны
И нос, как говорится, в табаке.
Чужие страны рассовав в карманы,
Швырнём на стол дублоны в кабаке!
Король и Бог пускай смиренных судят,
Веля блюсти каноны и посты.
Мы – судовую роль и Книгу судеб
Откроем там, где чистые листы!


Песнь о матери. Перевод из Б. Олейника. Оригинал приведен.

Песнь о матери . *
Перевод В Колота.
Что сеяла людям – взошло и колышется житом.
Повышила стёжки зелёным стежком спорыша.
Детей подняла, завещала по совести жить им.
Вздохнула и тронулась в путь за пределы душа.
-Куда же вы, мама? Хватились, да кто ж её схватит?
-Бабуся! Куда вы? К воротам за ней – перенять.
-За солнышком следом – разок оглянусь на закате.
Пора мне… Вы, детки, растите уже без меня.
-Да как мы без вас? Что вы, мама, подумайте сами.
-Кто внукам из сказочки в сон перебросит мостки?
-Оставлю я небо вам с радугой и с журавлями,
Траву в серебре вам и в золоте вам колоски.
-Не надо тех радуг, не высушит слёз позолота.
Встречайте вы нас при дороге у дня на краю,
А мы переделаем вечную вашу работу,
За нашей заботой живите себе, как в раю.
Она усмехнулась – не рай материнская доля -
Взмахнула рукою - взметнулось крыло рушника .
-Счастливо вам, дети! - И стала задумчивым полем.
С планетой слилась и с народом своим на века.
==================================
Пісня про матір *
Борис Олійник
Посіяла людям літа свої, літечка житом,
Прибрала планету, постлала стежкам споришу,
Навчила дітей, як на світі по совісті жити,
Зітхнула полегко - і тихо пішла за межу.
-Куди ж це ви, мамо?! - сполохано кинулись діти.
-Куди ви, бабусю? - онуки біжать до воріт.
- Та я недалечко... де сонце лягає спочити.
Пора мені, діти... А ви вже без мене ростіть.
-Та як же без вас ми?... Та що ви намислили, мамо?
-А хто нас, бабусю, у сон поведе по казках?
-А я вам лишаю всі райдуги із журавлями,
І срібло на травах, і золото на колосках.
-Не треба нам райдуг, не треба нам срібла і злота,
Аби тільки ви нас чекали завжди край воріт.
Та ми ж переробим усю вашу вічну роботу, -
Лишайтесь, матусю. Навіки лишайтесь. Не йдіть!
Вона посміхнулась, красива і сива, як доля,
Махнула рукою - злетіли увись рушники.
"Лишайтесь щасливі", і стала замисленим полем
На цілу планету, на всі покоління й віки.


Замечание к сотворению мира (и автопародия на "Замечание...".

Замечание к сотворению мира

Будь я Господь, я знаю что б я сделал –
Уж я б довёл творенье до конца:
Я б небосвод украсил вашим телом,
Убрав оттуда тучного Тельца!
А в день седьмой, окончив акт творенья,
Я б восхищенья сделанным не снёс
И жадно бы уткнулся вам в колени,
Губами зажигая точки звёзд!

Автопародия

Будь я Господь я знаю, что б я сделал
Уж я б довёл творенье до конца:
Я б небосвод украсил вашим телом
И спел бы «Ламца-дрица, ламца-ца!»..
И в день седьмой, в какое-то мгновенье,
На Млечный путь не распыляя пыл,
Я б наскоро закончил акт творенья
И ко второму акту приступил!


Персидской кошке. (На "Восточной танцовщице" Л. Луканевой.

Восточной танцовщице
Лариса Луканева
============
От бедра, от бедра
Извивается лоно.
Это просто игра
Красоты безусловной.
Будит ревность и страх
И соцветье желаний
В ярких прожекторах
Грациозною ланью.
Проскользнёт, будто миг,
Расширяя пространство.
Кто любил, тот постиг
Суть пластичного танца.



Персидской кошке
Валентин Колот.
==========
Нет, уж – чур не игра!
Что ей плошка, что миска…
Хоть облей из ведра -
Воет жалобно киска.

Не грешившей в раю
Ей почто муки ада?
Выгнет спину свою
Вертит, бедная, задом.

Кто б, тупой, не постиг
Суть инстинкта простого?
Но не всё ж и инстинкт -
Есть Наташа Ростова?


Зачем приходишь ты ко мне? (Перевод из И. Франко).

И. Франко, перевод В. Колота.
Зачем приходишь ты ко мне Во сне?
Зачем печален свет очей
Твоих прекрасных
Ясных
Очей студёных, как ручей?
О чём молчишь и почему?
Какой укор и стон страданья,
Какое тщетное желанье
В губах, как зарево зарницы
Рождается, чтоб снова скрыться
Во тьму?
Зачем являешься ко мне
Во сне?
Мной наяву пренебрегала
Живое сердце разорвала
А стон страданья в тишине
Ты добывала не в струне -
Во мне.
Ты наяву пройдёшь при
Встрече -
Я обойдён и не замечен,
А мой поклон – он свысока
Не удостоен и кивка,
Хоть знаю я – ты знаешь точно,
Что, как безумия приходы,
Мои мучительные ночи,
И изувеченные годы,
Любовь, тоска моя во сне,
И песня – корчатся на дне.
Но – нет!
Звезда моя, являйся мне
Хотя б во сне!
А в жизни мне весь век
Тужить -
Не жить!
Так пусть же сердце, что в тревоге,
Как жемчуг в грязи на дороге,
Тускнеет, меркнет, сносит гнёт, -
Во сне, пускай. получит случай
Ожить (хоть души в горе лучше) ..
Чуть отойди дыша, душа,
Коснись, как чуда золотого ,
Простого счастья молодого,
Сняв с вожделения оковы,
Греша!
====================================
Іван Франко
Чого являєшся мені
У сні?
Чого звертаєш ти до мене
Чудові очі ті ясні
Сумні
Немов криниці дно студене?
Чому уста твої німі?
Який докір, яке страждання,
Яке несповненне бажання
На них, мов зарево червонне,
Займається і знову тоне
У тьмі?
Чого являєшся мені
У сні?
В життю ти мною згордувала,
Моє ти серце надірвала,
Із нього визвала одні
Оті ридання голосні -
Пісні,
В життю мене ти й знать мене
Не знаєш,
Ідеш по вулиці – минаєш,
Вклонюся – навіть не зирнеш
І головою не кивнеш.
Хоч знаєш, знаєш, добре знаєш,
Як я любля тебе без тями,
Як мучусь довгими ночами
І як літа вже за літами
Свій біль, свій жаль, свої пісні
У серці здавлюю на дні.
О, ні!
Являйся, зіронька мені
Хоч в сні!
В життю мені весь вік
Тужити -
Не жити.
Так най те серце, що в турботі,
Неначе перла у болоті,
Марніе, в’яне, засиха,
Хоч в сні на вид твій оживає,
Хоч в жадощах живіше грає,
По-людськи вільно віддиха,
І того дива золотого
Зазнае щастя молодого,
Бажанного страшного того
Гріха! 1895


Рильке «Сонеты к Орфею»

Поэтический перевод сонета

В.А. Колота,

Сонет 28 Зеркала

Кто в зазеркалье был (и видел даже
Там кролика в перчатках и Абажа),
Нырял, как в соты сита, в зеркала,
Не думая – была, мол, не была
Знать – им не знать, решительным и скорым:
Вы - темпоральных дыр пустые поры,
Растрата пустоты безлюдных зал
Вас люстры острый рог во тьме пронзал.
Вы , словно гобелена полотно,
Иных вплели в себя, как волокно,
Других прогнали жестом мима - “Мимо!”.
Запечатлев красавицы лицо,
Вы медлите, пока, вконце концов,
В нём не всплывёт Нарцисс, в душе хранимый.
---------------------------------------------------------------------
--------------------------------------------------------------------
Подстрочный перевод

В. И. Авербуха. *
Сонет 28 Зеркала

Зеркала – ни разу не было ещё толком описано,
Что вы такое в сути своїй
Вы, точно одними дырами сит
Заполненные зазоры времени
Вы ещё – расточители пустого зала:
Когда сумерки расходятсся широко,как лес...
И люстра проходит, как шестнадцатирогий олень
Порой вы полны красок, как живописное полотно.
Некоторые зашли, кажется, прямо в вас, -
Других вы пугливо прогнали мимо!
Но самая красивая останется... пока
Там, в поглощённом вами лице
Не проступит, прояснясь, светлый Нарцисс.


Просто та. Танечке.

Всеобщая привычка, спасу нет,
Приукрашать слова, поступки, тело…
Наверно слишком серый этот свет,
Который люди называют белым.
Казалось – ты святая простота,
Увиденная в свете незавидном.
Но оказалось – нет, ты просто та,
Которой быть самой собой не стыдно!
Иной прошёл – оставил в жизни след
И украшает, бронзовый, аллеи.
А ты не красишь мир, но белый свет
Вокруг тебя становится белее.


Неуравновешенность

Обдуманно и взвешено:
Всё правильно, всё так.
А, если стиснут бешено
Немеющий кулак –
Он лучше пусть, непрошеный
Мотает на усы,
Что слишком много брошено
Тобою на весы..
Все пра... Но не по правилам
И праву вопреки
Обрушиваем правые
На чашу кулаки.
Торжественно и весело
Гремит с удара медь:
Теряет равновесие
Умение иметь!


Апокалипсис (пролог)

Наш мир – татами; нам тамтамами
Прессует мозг и душу пресса.
От Гаутамы к Гуантанамо
Трансрубиконный шаг прогресса.
Встречайте Франкенштейнов с клонами;
Гряди благая весть – авизо!
По косогору ли, по склону мы
Скользим, к слалому склонны, книзу.
Наш мир – театр с метаморфозами,
А мы в нём – мухи-дрозофилы.
Вслед семьям – голубым и розовым
Черёд за вами зоофилы?
Пророс Европой быт Крыжополей –
Вкушаем суши в ресторане…
В домах Мадонна голожопая,
Как на иконе на экране.
Наш мир - наш тир, богатый целями.
Шустрим – экстрим сродни нам дерзким.
Слеза ребёнка обесценена?
Да, ладно, – спишем на издержки.


Осенний бал

Вчера листок отдельный тонкий,
Как при загрузке на иконке,
Как некий символ пролетал
И в небе был, как в мониторе,
А нынче, с притяженьем споря,
Кружит листвою венский бал!
На кронах полуобнаженных,
Как прежде на дворянских женах,
Сплошь «оранжовый и бордо».
Но, в стиле нынешней эстрады,
Они всю роскошь сбросить рады
И обнажиться от и до!
Убого «ню» в рядах миманса –
Читайте Анатоля Франса.
Но Франсы моде – не указ
И правит ветреность лесами,
Где, кто костьми, кто телесами,
Очаровать мечтает нас.
А ждём весны кордебалета,
Зелёных дебютанток лета,
Чей робок листьев разговор.
А при разостланной постели
Снегов крахмальных – только ели
Порой задержат праздный взор.


Вот и осень пришла

На грядке – оторви да брось –
Дозрело всё давно.
Налило щедро солнце в гроздь
Лиловое вино
И, пузом – из японских пуз
Борца или божка,
Подножной спелости арбуз –
Пора секир-башка!
Сменил короной крону клён.
Октябрь – как Ле-Бурже.
Листок у липы – медальон
Работы Фаберже.
За листопадом – звездопад:
Дракон, а, может, бес
Болиды, сотнями лопат
Пойдёт швырять с небес.
Скрипит наш шарик на оси
С природой на сносях…
Поди – у глобусов спроси:
Легко ли на осях?
Год пишет годовой отчёт.
Он старым стал, устал.
Кто помоложе – пусть начнёт
Со снежного листа.