Михаил Макаров


Что такое свобода? (выводы)

Мы часто используем это слово, наполняя его огромным количеством смыслов. Оно используется в религии, в науке, в эзотерике, в правовой сфере, и в философии. Везде это понятие становится специальным, обретая множество подтекстов. Я постараюсь исследовать это слово:

Чтобы описать что-то, нужно выйти за пределы этого. Что является больше свободы, чтобы с помощью этого описать свободу?
Есть свобода выбора, свобода воли, значит ни выбор, ни воля не глобальней свободы.

К чему нельзя применить понятие свобода? Разум, любовь? … Да, пожалуй.

Выходит, что свобода имеет только прикладное значение, т.е. она не абсолютна даже в высшей своей категории. И если хоть на секунду представить себе отсутствие всех ограничений (т.е. законов и правил), то это будет – Хаос, где будет невозможно понять хоть что-нибудь, да и понимать будет нечего и нечем.

1. Абсолютной свободы – нет. Любая свобода – относительна.
2. Раз свобода относительна, то и оценивать полезность или вредность её, можно только с учётом точки зрения (иначе выйдет сплошная каша).

Здесь придётся ограничить наши точки зрения теми позициями, которые будут понятны в условиях нашей обычной жизни и вероятного мышления.
Если за приоритетную точку зрения принять наше тело и сознание (ведь мы посредством их познаём всё, что нам доступно), то относительно них можно выделить внешний мир с его ограничениями, и внутренний мир – со своими.

3. Теперь становится понятным, что есть свобода внешняя, а есть – внутренняя.

Внешняя свобода, в первую очередь, ощущается нашим телом (перемещение, дыхание, питание, ... ), сознанием (узнавание, знание, создание, ответственность), а внутренняя свобода для тела (здоровье, возраст), для сознания (понимание, моделирование, цель, смысл).

4. Внешняя свобода – свобода распоряжаться своим телом с сознанием и всем, что его окружает, а внутренняя свобода – распоряжаться своим сознанием в теле, (чтобы продлить и углубить его понимание, ясность, энергичность, ...).

Вот п.4. вроде бы достаточно описывает нашу локальную свободу, чего ещё нужно - живи и радуйся! Но эта свобода слишком формальна, она не учитывает Жизнь, она похожа на свободу компьютера, не более.

Тогда – жизнь, что это такое?

Жизнь, в упрощённом смысле, - это самодостаточность, т.е. самостоятельность во всех возможных проявлениях. Это и самовосстановление, и самообучение, и питание, и самоисцеление, ну и т.д.
Живя в одиночестве, человек может быть самодостаточным только на протяжении нескольких десятков лет. Семья может быть самодостаточной уже одну-две сотни лет. Чтобы обеспечить самодостаточность на тысячелетия – понадобится какая-то стабильная народность из тысяч семей.
Если этой самодостаточности не будет, то не будет и продолжения жизни, а значит и вопросов про свободу задавать будет некому, да и незачем. А потому, на наше понимание свободы накладываются ещё и условия, диктуемые поддержанием жизни нашего тела.

5. Обеспечение жизни – вынужденное ограничение свободы.

Но если чуть сместить точку зрения, то становится очевидным, что жизнь не лишает нас части свободы, а как сосуд, позволяет накапливать эту часть, в виде тела, чтобы в нужные моменты воспользоваться ею.

6. Степень освобождённости определяется количеством и масштабом тех правил и законов, которые приходится исполнять.

Мы не берём в расчёт насильное ограничение внешней свободы (рабство, тюрьма, война, …), т.к. в этом случае отсутствует самодостаточность, самостоятельная жизнь.
Наши внутренние ограничения (страхи и агрессия в разных видах), в конечном итоге тоже приводят к увеличению правил, которые нам приходится исполнять, но они не отрицают самодостаточности человека, так что их мы учитываем.

7. Значит наша свобода простирается: от бесцельного прозябания - до обретения любви и разума.
Уточню, что Любовь и Разум превышают все смыслы свободы и не относятся к телу и сознанию, а открывают духовные аспекты развития человека.

Так что такое – свобода?

Свобода – это жизнь по своим правилам.

Это означает, что Правила обязательно должны быть, ведь если мы не создаём себе правила жизни, то их для нас создаст кто-то другой.


Такое понимание Свободы, говорит о том, что она обязательна в нашей жизни, но совсем не конечна.


Братское зазеркалье

Вышла к берегу чужая Орда
И пошла валить весь лес на мосты.
Видно, битвы для, настала пора
И хромой уже ломает костыль.

Столько лет мы их учились терпеть,
А теперь пришла пора отомстить.
Нам не нужен выбор – жизнь или смерть.
Мы, свободы ради, ляжем костьми.

Нет, не выйдет отвернуться от слёз,
Хоть по телеку поют: - Не грусти.
Жизнь встаёт передо мной во весь рост.
(Но ты брось всё и попкорном хрусти)

Мир иссяк, и вот Война на крыльце
Говорит, что мышцы нужно растить.
Жизнь, мечтая о счастливом конце,
Прошептала мне: - Пойми и прости.

Но возьму АК и выйду на танк!
У меня толстенный бронежилет.
Я «в контакте» был оторванный панк,
А под гусеницей - просто желе.

Вот и кеды не пылят по Земле.
Что там Рай, ты в Ад хотя-бы впусти.
Я не думал о Добре или Зле,
Лишь на форумах пытался постить

Но на Небе не кричат: - Поделом!
Хоть «овец» им всё труднее пасти.
Лучше вывих, чем опять перелом.
Нет пути, чтоб было легче нести.


Нет - не так, я знаю - будет не так.
Мы ведь можем эти жизни спасти.
Мы же – люди, а не «друг или враг»
Значит в этот раз должно повезти.

Пусть о камень затупится коса
И в сердцах созреет новый рассвет.
Только - вверх, и ни секунды – назад
- Вот тропа, которой тысячи лет.

А на зеркало не стоит пенять.
Ведь ему не доказать – кто умней.
И не бить его, а бережно снять
Пусть воспитывает наших детей.


Прощение (выводы)

Что такое Прощение? И для чего люди прощают?

К прощению мы прибегаем, когда наши отношения с другими людьми становятся такими напряжёнными, что разрушаются наши начинания и в общении, и в понимании, и в творчестве, да и в самой жизни.

Прощение – это избавление себя от давящего груза обещаний и предательств, ошибок и злодеяний, совершённых за все прожитые жизни.

«Я прощаю тебя» и «Ты прости меня» - основные обращения.

Прощая кого-то, мы не избавляем этого человека от желания сказать или сделать какую-то гадость, а лишаем его повода для совершения этого. Для этого нам нужно найти и устранить в себе какой-то шаблон, какую-то неадекватность по отношении к нему. Т.е. мы учимся принимать этого человека целиком, как он есть, со всеми недостатками и достоинствами.
При этом, сначала мы меняем своё отношение, а уж потом, он перестаёт злиться или обижаться на нас (но никак не наоборот!).
А простое повторение фразы: «Я тебя прощаю», без изменения себя, будет обычной игрой, я бы даже сказал – насмешкой над самим принципом прощения.

Прося прощения у кого-то, мы делаем то-же самое: избавляем другого человека от наших претензий к нему.
Т.е. не «Прости меня», а - «Прости пожалуйста, я больше так не буду!» (как нас мудро учили в детстве):)

Если прощаю «я», значит освобождаю, отпускаю его только от себя.
А это невозможно без освобождения самого себя от обид, страхов и злости по отношению к этому человеку.

Прощение близкого человека, это самый трудный вид прощения (потому что причины обид и злости, гораздо глубже).
Прощение - это и есть воспитание себя, преодоление детской инфантильности, зависимости от чужих мнений.

Значит, прощать кого-то – это завершать начатые когда-то связи низкого порядка с этим человеком; видеть эти связи и завершать их.

Результатом прощения будет не безразличие, а свобода и радость жизни!

Прощение – это работа над собой, стремление увидеть все эмоции, что связывают меня с этим человеком. А видение всех этих сдерживающих, ограничивающих связей – и есть избавление от них (может и не с первого раза).

Прощения мы обычно просим у Бога (за себя или за другого человека). Но Бог не обижался на нас, а потому и просьба эта имеет смысл, лишь как проявление Ему нашего стремления.

Очевидно, что Бог поможет нам во всех наших стремлениях, но вместо нас он не сделает ничего.


Сцена для Осени.

Облака проявляются на бирюзовом небе.
Я сижу у окна, за которым начинается финальная часть
Затянувшейся пьесы под названием: «Лето прекрасное!»
Занавес со скрипом разъезжается в стороны,
Солнце включилось!
И деревья шумно зааплодировали оживающей сцене!

Летний оркестр подтягивает струны расслабленных нервов
Хмурые пешеходы штурмом берут жёлтые утюги маршруток,
И чихая, те упрямо ползут к бетонным декорациям,
Где каждый начинает свою, давно заученную, партию.

На крышах пятиэтажек появились сладко зевающие голуби
Они смотрят по сторонам, составляя сегодняшнее меню.
Воробьи звонко ругаются своим моложавым голосом
И собачка с дамой удивлённо смотрят на краснеющий клён.

Ветер шумно разбрасывает разноцветные листовки.
Маленький сентябрёнок кричит о пришествии осени!
Прощайте, Ваше Августейшество! Вы так много для нас сделали!

Сцена поворачивается, … но солнце уходит за горизонт.

-Кто управляет Светом?!


Диалог со своим "Я"

- Уходи! Я же знаю (вот чёрт!) ты сюда в этот раз не вернёшься.
Ты боишься дышать и сквозь мелкую дрожь тянешь руки ко рту!
Всё слабеешь и ждёшь – то ли кровью своей, наконец, захлебнёшься,
То ли сердце, сорвавшись на крик, не докажет свою правоту!
...

- Нет, постой! Посмотри мне в глаза и скажи, что так тоже бывает.
"Я" не верю! Я жив! Я же вижу тот свет от тускнеющих ламп.
С силой руку сожми, задержи эту жизнь, что меня покидает,
Хоть на пару минут, ведь не факт, что когда-нибудь встретимся там.

- Чтож, прощай милый друг, мы не зря промотали ушедшие годы.
Помнишь ночью костёр, помнишь пьянки и песни почти до утра.
Я не предал тебя вопреки всем законам «ущербной природы»,
И за плечи держу твой дрожащий и быстро пустеющий храм.

- "Я" устал. Пусть Всевышний нисходит за мною на Грешную Землю.
Будь, что будет, и там, в Небесах, я забуду про сонную грусть.
Да, я знаю, мой друг, ты и в тот раз меня ни за что бы не предал.
Помолись за меня, и прости … я уже не вернусь!


Где бы я хотел жить?

- Где бы я хотел жить?
- Конечно здесь!
- Разве это самое красивое место, или самое спокойное, или самое – самое?
- Нет, конечно же – нет! Просто я здесь живу!
Это мой дом, весь этот город и окружающие его деревни, что создают для него плодородную почву. Ведь когда-нибудь и на их месте вырастут эти многоэтажные разноцветные муравейники. А жильцы первых этажей с удивлением обнаружат под окнами кусты чёрной смородины и вишню, и сливу, закрывающие их от палящего летнего солнца, от грохота мелькающих машин, и пыли наших не вымытых дождями дорог.
И всё же я здесь! Я вижу не только все эти проявления цивилизации, но и траву, и деревья, после заката освещаемые высокими фонарями, и птиц, и облака, и звёзды, которые так хотят быть увиденными мною, что просвечивают насквозь всё, попадающееся им на пути.
Сергиев Посад - это маленький город, не ставший ещё пригородом Москвы. Он – сам по себе. Он спокоен и уверен в правильности своего пути.
А ошибки? Ну, как же без них. :) Мелкие, хозяйственные ошибки, дающие возможность не дремать в лунном бездействии, а быть внимательным и чутким к происходящему вокруг.
И это мой Дом! Здесь меня любят. Мой город – это Мать, имеющая тысячи детей, которая прижимает их к своей груди, не из жалости или ревности, а просто так – от избытка чувств.
Должен ли я что-нибудь за такую любовь? Нет, я не должен ничего! Да и какой в том прок, утолит ли жажду сведение счетов?
Я просто учусь у неё любви и прощению. Ведь женщины от рождения знают, что это такое, а мы – мужчины умеем только доказывать свою правоту и силу, но всему остальному приходится учиться у наших жён и матерей.
Да будет вечной их мудрость, что позволяет им любить нас – самодовольных эгоистов! :)

Вот и август на тополиных листьях пробует свои художественные способности. Но это только начало. Всё ещё впереди!


Москва и обратно

Туда и обратно стелется Иван-чай,
Букеты крапивы и лапы еловых веток.
С утра проводила, закатом назад встречай
Моя ненаглядная - «тёплое бабье лето».

Ромашки мелькают в стелющейся траве.
Берёзы и клёны бросают по ветру листья.
Сентябрь плодит в качающейся голове
Смешные и грустные, но «золотые» мысли.

Вагон через поле к столице легко летит
Как скачущий конь, что не чувствует вес железа.
Я слышу, как в танце стучат на моём пути
Колёса о рельсы победную Марсельезу.

Лицо у окна, улыбнулось в далёком сне.
Седой посиделец кивает открытой книге.
Опять электричка торопит меня к Москве
Распутывать вновь завязавшиеся интриги.


О гордости (выводы)

Гордость – это Народное чувство (не индивидуальное).

Начнём с понятия Народ:

Народ – это группа людей, имеющая единое, общее сознание (эгрегор).
Индивидуальное, личное сознание тоже, разумеется, остаётся.
Эта группа имеет общее не только сознание, но и тело (земля, на которой она живёт). И это даёт право относиться к Народу как к живому, реальному существу! Ведь народа без своей земли не может быть, будет только похожесть привычек и целей (что очень условно).

Семья - единица народа, без своей земли, тоже не будет полноценной (стабильной и здоровой во всех отношениях).
Городская квартира не в силах заменить Землю – источник всех наших богатств, да и самой жизни. Без её поддержки люди слабеют, их восприятие сужается только до личных, эгоистических интересов. Семья становится слабой, неуверенной в своих силах, капризной и зависимой в средствах от работодателей.

Народ, как полноценная сущность (имеющая тело, сознание и дух) естественно имеет своё имя. И мы, живущие в этом народе, разумеется имеем право называться этим именем тоже (ведь наши цели, в первую очередь, отражают народные потребности)
Но совсем не каждый человек может относиться к какому-либо народу.
Эгоистичный, ставящий превыше всего свою безопасность, удовольствие, не сможет быть в народе, заботиться о нём, а, следовательно и чувствовать гордость. Он будет возвеличивать только себя над другими людьми (а это уже гордыня).

Сообщества, объединённые по дополнительным признакам, сформированным людьми (возраст, образование, цвет кожи, национальность, гражданство, и т.д.) относятся к Народу, только с ограничением возможностей.

Разумеется, что Гордость, это только начальная связь в народе – связь, обеспечивающая целостность, т.е. сохранение силы народа, богатства его земли, как источника нашей телесной силы, гарант нашего здоровья и здоровья наших детей, внуков и последующих потомков.
А есть ещё культура народа, и развитие способностей и возможностей людей, его составляющих (но это уже выше гордости и к данной теме не относится)

Т.е. вырастая из своего Эго, человек может быть частью всё более масштабного существа, таких как: Семья, Народ, Человечество.

Гордыня – это когда человек гордится самим-собой, это демонстрация своего выдуманного величия и желание получить подтверждение окружающих в этом, т.е. перенесение функций Народа (а то и человечества) на себя.
А гордость – это чувство Народа, его самосознание, проявляющееся через каждого человека. Гордость отражает объединение людей в целостную, более масштабную живую единицу, имеющую, как и мы, свои недостатки и достоинства.


Рождение лета

Зимой деревья спят, куда им торопиться?
Под снегом «в корень зря», земные видят сны!
Когда моя душа «обязана трудиться»
за них и за себя, до будущей весны.


Но вот апрель плетёт из одиночек пары
И жаворонки всем раскрашивают слух.
Май в солнечную печь подбрасывает жару
И с тополиных плеч слетает белый пух.

Закат уводит прочь творительницу света!
Притихшая река укроет всех росой.
Сверчки затянут плач до самого рассвета,
Прощаясь навсегда с ушедшею весной!


А утром - снова жизнь. Всё дышит и клокочет!
Раскрывшейся листве, вольготней и теплей!
Деревья в голос днём, и чуть потише ночью
Рассказывают сны согревшейся земле!


Не влезай – убьёт! (с 23 февраля)

Толпа пугливо кличет нам беду,
Нужду и мор и суетность паяца.
Внушая тем, что мы уже в аду,
Где сильным нужно только поклоняться.

Ни сильному, ни хитрому врагу
Нас не загнать в безнравственную клетку.
Я так же буду спать на берегу
Ища на звёздном небе наших предков.

И ты, кто смел меня пугать враньём
Уже ослаб и дышишь еле-еле,
Лишь страх со злостью спят в оплывшем теле.
И в том предназначение твоё!

Наш сон иссяк и солнце входит в дом,
Приходит наконец и наше время!
Зевая сладко мы опять встаём,
Лишь пред Отцом своё склоняя темя.

Наш дух поёт в берёзах соловьём,
В полях бескрайних жарко пахнет мёдом.
Земле и детям выстоим в угоду!
И сим простим проклятие своё!

Нас не сломать ни ложью, ни войной,
А на Земле, мы были, есть и будем!

Входите с миром к нам чеснЫе люди

И станет Мир над вашей головой!


Мы живём на Сатурне

Мы живём на Сатурне, а вы и не видели нас.
Лишь бежите по кругу на жутко горячей планете,
Представляя, что жизнь, вам простится в назначенный час,
И ломаете всё, на бегу, как бездумные дети.

На железной Земле – обжигающий солнечный свет!
Как вы можете жить среди странно-зелёной природы?
Даже просто остыть, успокоиться времени нет,
И сгорают свечой ваши быстротекущие годы!

Это видеть-то страшно, не то чтобы к вам прилетать.
Это Ада круги, для поставленных на кон, быть может.
Даже гелий кипит, от картин этих жутких, под кожей.
Нет, увольте друзья, это нам не по силам, видать!

А у нас – минус двести – спокойствие и красота!
И метановый снег с перламутровых падает листьев!
Над полярным сияньем меняют свой цвет облака,
А в ногах шелестят нежным звоном хрустальные кисти!

Свет бесчисленных звёзд дарит день для чувствительных глаз.
Даже наша видна среди них как блестящая крошка.
И не нужно спешить, всё имеется здесь и сейчас.
Можно просто сидеть, наслаждаясь зимой, у окошка.

Чтож, пожалуй, пора, в этот раз возвращаться домой.
Голубая Земля расправляйся с проблемами. Мы же
Посидим на Луне, и огонь твой покажется ближе.
Ну, сестрица, прощай! Не скучай, мы же рядом с тобой!


Не обижайте Русь

Я долго спал в своей темнице:
Пожары, войны, голоса.
Но, не желая с ней мириться,
Открыл потухшие глаза:


Ворон голодных бродит стая
Уже, видать, не первый год.
Страну со смехом раздевает,
И лишь с усмешкой подаёт.

Ханжи и воры знают точно
Кто здесь источник этих бед,
Ломают, в вены впившись прочно,
Руси прогнувшийся хребет.

Картина нефтью: «Дружба - газом»,
Бурьянам брошены поля.
Такое видеть больно глазу,
Ведь это – Родина моя!

Я не ругаюсь и не плачу
(К чему дешёвая возня)
Ращу в душе своей удачу
Теплом сердечного огня.

Я тихо жду, мужая трезво,
Когда звезда в зенит взойдёт,
И зло пределы перейдёт,


И тяжкий крест её железный
С хребта на землю упадёт!


Следы часов, измученных словами

Следы часов, измученных словами,
Я не хочу слагать в пустые дни,
И мыслей, тень, упавших между нами
Я брошу сгоряча в глаза твои!

Скажу, что я собой пока владею,
Кивну на выход вроде бы простой,
Великодушным быть я не умею
И хлопнет дверью выстрел холостой.

Свалю себя в объятия дивана.
Сжав губы, буду бешено молчать.
Как жалок Мир в объятиях обмана!
Рубить начну со своего плеча

Остатки дней, спускающихся в Лету.
Пусть канет жизнь с тобой в небытие!
И образ твой как старую газету,
Я рву в своей восставшей голове.

И спрятав крик за внешнюю улыбку
Отдам свои страданья палачу -
Пусть душу, словно воющую скрипку,
Без струн оставит мне - Я так хочу!

И нет конца шагам в угрюмых стенах,
Но я найду когда-нибудь родник
Что застучит ещё в упругих венах,
Идущих дней, шаги, сжимая в миг.


Музыка в полнолуние

Устав искать – где будет лучше,
Когда судьба закроет счёт?
Забудь про всё – садись и слушай,
Как в сердце музыка течёт!

Дневных забот растает глянец,
И вдруг замечу при луне -
Как зло пережимает палец
Дыханье стонущей струне!

Смычок облизывает нежно
Всех нервов, жгущуюся нить!
Слезинка тает на одежде,
И я не в силах изменить

Восторг и грусть, любовь и горечь,
Что пронеслись в моей груди.
Часы показывают полночь,
А сердце – вечность впереди!


Последних нот, тускнеют краски,
Свечей, потрескивает свет.
А я, в немыслимой развязке,
Узнал единственный ответ.


"Колдун"

Идя первый раз на работу, я чувствовал внутри некоторое беспокойство в ожидании того, как примет меня коллектив. Я совсем не хотел устраиваться на эту работу, я привык к интеллектуальному труду, а здесь придётся сверлить стены, долбить бетон и лазить по крышам. Да и из инструментов мне были знакомы только паяльник, да дрель.
Меня устроил сюда приятель, который работал здесь уже больше года, и войдя, я услышал его громкий возглас: - Оооо! А вот и Мишаня пришёл! Ну заходи, заходи!
Я со всеми поздоровался, сел на стул и, стараясь держаться непринуждённо, потихоньку стал включаться в разговор, в основном, конечно, слушая и наблюдая за рабочим процессом.
Но не прошло и пятнадцати минут, как ко мне подсел Федя Иванов (как он потом представился) – это был мужчина средних лет, с фигурой без излишеств и моложавым лицом без морщин, хотя волосы были изрядно обесцвечены сединой. Пододвинув свой стул, он заглянул мне в глаза и спросил: - А ты знаешь кто ты?
Уж чего я не ожидал, так это такого поворота дел. Остальные зашумели и засмеялись: - Федя опять нашёл себе жертву! Опять колдун начал своё чёрное дело! … Я, пребывая в изрядной растерянности, уклончиво ответил: - Ну, имею некоторое представление.
Я к этому моменту почти два года занимался разными психотехниками: NLP, психогенетика, холодинамика и т.п. Месяц назад вспомнил несколько прошлых жизней и обратился к «Диагностике кармы» Лазарева. Так что имел некоторое представление об энергетике, карме, мыслеобразах, и был уверен, что смогу отстоять свою точку зрения на мироустройство. Но Федя, выслушав мой ответ, сказал: - Ты инопланетянин тринадцатой расы. Такую версию своего происхождения мне усвоить было уже сложновато. Я, конечно, чувствовал в себе некоторое отличие от окружающих – но не до такой же степени!? Он меня этим сильно озадачил. Мы с ним ещё немного поговорили на эту тему и разошлись все по своим местам.
Дома я, конечно, пытался это как-то переварить, но так и не нашёл этому места в своей голове. С тех пор, приходя на работу, мы с Федей много разговаривали на эту тему. Оказалось, что я был инопланетянином какой-то странной формы, на Земле родился в первый раз, оставалось непонятным только – зачем? Он рассказал мне, что сам он 19-ой расы и сейчас связан с представителями его планеты, которые обучают его разным действиям и рассказывают об устройстве Вселенной.
Рядом с нашей комнатой в стене был узкий проход вглубь здания. Он никуда не вёл и его всегда закрывал стул, на котором сидели те, кто выходил покурить. Иногда, раз в несколько дней, мы с Федей использовали этот стул для своих целей. Он усаживал меня на него, вставал сзади и, держа руки над моей головой, отправлял моё астральное тело на мою родную планету или подключал меня к моим, так сказать, землякам для беседы. Поток энергии из его рук я, конечно, чувствовал, но картин тех мест, куда он меня посылал – не видел.
В процессе моей работы там, я узнал: что Бог – это выборная должность, что в данный период он принадлежит 102-ой расе, что Иисус Христос, родившись на Земле, был 23 расы, а, вознёсшись, перешёл в 33-ю, что некоторые из моих знакомых тоже инопланетяне и что сейчас на Землю пришло время больших перемен. Федя, а все его здесь называли колдуном, постепенно, в течении года, перестал есть мясо, потом рыбу и яйца, а потом и все молочные продукты. На обед он приносил себе банку капустного салата и кусок чёрного хлеба. Он был женат и у него подрастал сын.
К этому времени видеться с ним я стал намного реже, так как постоянно был на объектах. Встречаясь утром, мы успевали только поздороваться. Так я проработал там ещё пару лет, а потом нашёл себе более интересное занятие и уволился из этой фирмы. С тех пор Федю я не видел.
Но недавно, а прошло уже пять лет, я по своим делам заехал туда и в коридоре встретил своего бывшего, так сказать, учителя – Федю. Но я разговаривал с другими ребятами и с ним успел обменяться только парой слов, типа: – Как дела? Он прошёл мимо какой-то сутулый, с серым лицом. Это отложилось у меня в голове и показалось странным, но я за разговором забыл о нём и ушёл, решив все свои вопросы.
А через несколько дней, по дороге домой, в электричке, я встретил Виталика, который всё продолжает работать в этой фирме, заметно продвинувшись по служебной лестнице. Он рассказал мне, что Федя стал ужасным занудой и нытиком … и опять начал ругаться матом, есть мясо и пить водку.


Совсем не грустное

По улице ветер метёт желтозубые листья.
Деревья, снимая одежду, отходят ко сну.
Укроются, скоро, одним одеялом пушистым.
В надежде, что, выспавшись, снова увидят весну.

Я вижу, что жизнь, пусть и медленно, всё же уходит.
Куда? Говорят, что секрет – в золочёном ларце,
Там кот, как всегда, дефилирует, следуя моде
И, может, сбежал бы, но держит тяжёлая цепь.

Пойти ли искать этот дуб, где сокровища зодчих
Откроют за так, всё что нажито царством теней?
Отстанет ли смерть, как и множество глупостей прочих?
(А вдруг, по закону, придётся жениться на ней?!)



А впрочем, зачем это всё, если Мир так прекрасен!
Я выпью из чаши, что кто-то велел нам нести.
Теперь – только Жизнь! И финал её вроде бы ясен:
Нельзя потерять, что когда-то сумел обрести!


Медитация.

Всё что осталось, а осталось наверное всё, уже не мешает молча улыбаться шумящему ливню. Все вещи вокруг тоже молчат и дают себя рассмотреть. Остановилось то, что хотело думать. Я – здесь, и в то же время где-то там, где нет забот и сомнений, и становится лишь немного грустно и радостно, от того, что всё идёт навстречу. Я впускаю в себя этот поток, как будто открылись глаза, и настоящее становится таким реальным, что в нём всё обретает самостоятельное спокойствие, которое наполняет тишину Присутствием …
И тогда тело становится спокойней, добрей и честнее, находясь всё в том-же мгновении протекающей жизни; И вопросы, что терзали до сих пор, вызывают улыбку, очевидностью ответов на них; И покой, оставляющий вокруг лишь беспричинную жизнь, открывает лёгкую твёрдость Земли, тёплую мягкость травы и деревьев, и улыбчивость, хитрость и силу подвижного Неба!

И только потом вспоминаешь, что ты – есть.


Твои глаза – гроза сердец

Твои глаза – гроза сердец,
Свеча небесного причала,
Костра, любви моей, начало,
И, сна течению, конец!

Твой голос - пенье райских птиц,
Букет изысканных вибраций,
Тон мантры высших медитаций,
И мудрость шепчущих страниц!

А тело ... - тёплая река,
Где, берега - крутые горы!
В долину скатится с которых,
Моя озябшая рука.


Зима прошла

Зима прошла, но как-то незаметно.
Март - на дворе, день вытянулся вновь.
Как время мчит, глядишь - уж скоро лето!
И есть ли здесь надежда на любовь?

С крыш старый снег, сосульками стекая,
Наш слух капелью радует опять,
А пенье птиц, звеня, неумолкая,
Уже с утра зовёт меня гулять!

И я иду - куда? - ну кто же знает!
Куда-то в лес, где шорохи и мхи,
Туда, где грусть так незаметно тает,
Где Мать - Природа шепчет мне стихи!


Разные мысли

***
Мгновенное сейчас твой спящий мозг разбудит,
Ведь завтра не придёт, быть может, никогда.
Кто прав, кто виноват, лишь этот миг рассудит,
Твой страх ответит – нет, но ты ответишь – да!

***
А вдали, как всегда, суета потревоженных лиц.
Недоел, недоспал, не дожил до счастливого дня.
Может лучше вернусь и упав перед радостью ниц,
Попрошу у неё: - разбуди на рассвете меня.

***
Эй, прошлое, откликнись – где ты?
Разрежь сознание собою, поднимись.
И прочь иди в свою незыблемую лету.
Да поскорее, и попробуй оглянись.

***
Жизнь – игра! Как смешно и как жаль, что всё это лишь правда.
Что словами хотим обратиться к танцующей Музе!
Что, мурлыча под нос, за рулём своего «трабанда»,
Всё же ближе мы к ней, чем когда всех поэзией грузим.

***
Без желаний, страстей, сожалений короткого века,
Превращусь в человека, как грязный ручей - в чистый снег.
Кто не видел бескрайних полей отражённого света,
Тот навряд ли узнает тогда: кто такой - человек.

***
Большое решето ночного неба!
Сквозь дырки в небосводе кто-то светит!
Быть может, это балуются дети,
Иль Бог так нам пытается ответить.
Эх, вот расшифровать тот почерк мне бы.

***
Где ж нынче эти тайны божественных идей!
Лишь денег соль, да суетность пустая.
И чувства улетают из проходящих дней
Куда-то вдаль, как, птиц кричащих, стая.

***
Я несу впереди необъятное, сочное пузо
И руками гребу за кормой по воздушной реке.
А по дну семенят две ноги, как пустая обуза
И луна, как маяк, мельтешит где-то там вдалеке.

***


Прощай Афган (20 лет назад)

В пять, как всегда, нырнём в начало дня,
В туман и грязь – февральскую пустыню.
Проверка связи, ругань, беготня;
Бездушный лагерь к вечеру остынет.

- Как надоела скудная земля,
Где каждый куст с таким трудом растите,
Где просто так в траву упасть нельзя.
Эх, нам пора! Живите, как хотите.

А выше – снег, луны, мерцает глаз
И намекает: дома будем скоро.
Следы машин позёмкой сдуют горы.
Здесь больше нет пристанища для нас.


Опять теплее, выше облака.
Уходит нить, гудящая, всё ниже.
Уже деревья – значит там река,
И дом, и слёзы радости всё ближе!

Я встречный ветер трепетно ловлю.
И наконец, мост вижу, Хайратонский*.
Здесь клеит грязь горячую броню,
И давит грудь, … а там встречает солнце!

Ну, вот и всё! Прощай Афганистан!
Ты нас не звал, и мы к тебе не рвались.
Был, к счастью, сорван ИХ жестокий план.
Нам повезло, … а многие остались.


Но путь домой безудержно несёт!
Лепёшки с мёдом, наши, дарят люди!
Теперь не важно, что там дальше будет –
Мы выжили, мы дома, вот и всё!
12. 02. 09

*пишется: Хайротан, но мы всегда говорили: Хайратон.


Бессмертие

Каждый хоть раз задумывался о том: что это такое и возможно ли оно?
Мы представляем его себе как некончающуюся жизнь, а нам говорят что это всё сказки, что это пустые фантазии инфантильных мечтателей.

Тот, кто хочет достичь бессмертия, не обязательно хочет жить вечно.
Он просто хочет перестать бояться, т. е. быть спокойным, только реализовывать чужие начинания, помогать им решать их задачи.
Он хочет создавать и удерживать условия, в которых людям жилось бы хорошо и приятно, и чем крупнее будет этот Мир, тем больше от него удовлетворение.
Таким образом, получается, что целью жизни является – стать богом, т. е. научиться создавать свои Миры.
Семья – это трёхмерный мир, в котором функции бога исполняют родители.

Создавать условия – это формировать максимальное количество взаимосвязей между максимальным количеством предельно сложных элементов (организмов),
А управлением более простыми организмами занять тех, кто сложнее (мудрее).

Т.е. «быть по образу и подобию» - это естественно, и естественно стремиться в этом к максимальному масштабу.

Творчество – это описание созданных миров.

Жители Мира, своим стремлением к жизни, поддерживают свой Мир, регенерируют его (а в конечном итоге и Бога этого Мира, т.е. делают его бессмертным)

Значит смысл жизни в том, чтобы выявить – какую функцию выполняешь ты в Мире, в котором существуешь, и затем, преодолев все ограничения, свойственные твоей функции, раскрыть в себе максимально-возможные способности, чтобы после того, как завершится самовосстановление (жизнь) тела, сохранилось бы самовосстановление (жизнь) твоего сознания, и ты будешь ощущать всё, что ощущают его жители.


Чем же нас так не радует горе?

Все мечтают о счастье, не зная, что это такое,
И не жалуют горя в работе, в любви и во сне.
Я рискну попросить (пусть и будет то дело пустое)
Попытаться понять это слово, и выразить мне.

Так давай разберём: чем же нас так не радует горе?
Что же прячется в нём, что за смысл укрылся на дне?
Так ли плохо оно, так ли нужно нам что-то другое?
Что за свет мы спешим разглядеть в запотевшем в окне?

Я не спорю, оно - не такая приятная штука,
Но ведь всё почему? Просто требует внутренних сил.
Просто чувство, что в сердце живёт, - настоящая мука.
Просто это страданье пришло, хоть его не просил.

Мы привыкли тут жить, за забором недолгого века.
Мы устали держать этот вес на ослабших руках.
Мы скрываем свой страх за величием дел Человека
Но бегущий от горя, всегда превращается в прах.


Я так мало успел

Этих дней суета, так пуста с высоты наших лет.
Я так мало успел, а ведь мог бы добраться до цели.
Да и те, что вокруг, вряд ли больше намного успели.
Но кто задал вопрос, на который все ищут ответ?

Это только игра, просто смех сквозь сверкание слёз.
Каждый шаг, монолог проживаем, забыв, что актёры.
Я смеюсь над собой: ведь мечтал же сворачивать горы!
И лишь смерть как назло, в наших жизнях приходит всерьёз.

И остыв от забот, мы находим искомый ответ
На извечный вопрос: что есть жизнь и душа человека.
Всё понять сгоряча, всё-равно, не хватает и века.
Так, что пусть разрывает собой череду этих лет.

И оставив Земле тленный долг в виде брошенных тел,
Мы по лунной дороге уходим в забытое Небо,
Вспоминая – кто ты, и как быть там без зрелищ и хлеба,
И зачем в этот Мир ты оттуда когда-то слетел.

Ведь тогда ты хотел эту Землю собою согреть,
Научиться любить, и страдать, и, конечно смеяться.
Но не смог всё успеть, и придётся опять возвращаться.
- Чтож, вернусь снова в детство - смеяться, играть и реветь.


Не грусти

Не скучай, не грусти! Что тебе этот скрип из задворков души?!
Пусть там где-то и скалится лживая жалость овечья.
Пусть отравлен тоскою твой воздух, забудь про него, не дыши.
А вдыхай понемногу из детства любовь человечью.

Не смотри, что болотом встречает тебя каждый шаг за порог.
Ты же ангел в душе, и следов не оставишь взлетая!
Даже ветер, толкая вперёд хмурый дождь, в нём тебе принесёт
Свой целебный нектар, как глоточек китайского чая!

И в сознании вспыхнет какой-нибудь детский, восторженный миг!
И смешными покажутся тучи, ползущие низко.
Ты увидишь: как много вокруг и тепла и любви! Да и все твои дни
Как творения Бога, прекрасны … и ныне и присно!


Беглец

Он пробирался через чащу
Пустых забот и мелких страхов,
И на плече клеймо «пропащий»,
И в сердце только горечь краха

Былых иллюзий, уводящих
За горизонт реальной Были,
От мыслей свежих, настоящих,
Что не спеша к рассвету плыли.

...Я тут погибнуть обречён
...Ведь смысла больше нет ни в чём!
...На что надеюсь я ещё,
...С моим испорченным плечом?!

...Где он – моих мечтаний свет?
...Куда, звезды уводит след?
...Как мне забыть минувший бред,
...Ведь прошлой жизни больше нет!

...Она отныне позади!
...Я здесь ни раб, ни господин!
...Но в этот лес не заходил,
...И как тут выживу, один?!

Но сгинул в бездне город ночи,
Как сон, с рассветом испарился!
Мой срок забвения окончен,
Я словно заново родился!

Кто мне помог, не помню точно,
Шагнуть за стены жизни бренной?
Какой-то седовласый отче,
А может просто Дух вселенной!

...Моей свободы пробил час!
...Я понимаю лишь сейчас,
...Что Мир прекрасен и без нас
...И рад, как будто в первый раз!

...Здесь чистый воздух режет грудь
...И голос шепчет: - Не забудь
...Что ты хотел узнать, в чём суть
...Когда ступил на этот путь!

...Понять – был прав ты или нет?
...За что ты вынес столько бед?
...Найти единственный ответ –
...В чём цель твоих грядущих лет?

Я стал к себе немного строже
Запомнив правило простое:
Ты видишь ясно, если сможешь,
Сквозь, мыслей, облако густое.

Кому – гроза на горизонте!
Кому – страдания и голод!
Кто разменял себя на фронте,
Но я покинул этот город

...Пускай сгорает липкий страх,
...Что был как цепи на руках!
...Развеет ветер лёгкий прах
...Как образ облака во снах.

...Мне здесь любой прохожий – брат.
...Я не ищу – кто виноват,
...И не боюсь смотреть назад,
...Туда где кончился закат!

...Клеймо растаяло как лёд,
...Теперь мне точно повезёт.
...Дорога тянется вперёд
...Туда, где начался восход!


Детские радости

Проснулся я давно и долго ждал,
И прыгать хочется отсюда и до неба!
Уж слишком долго в печке пролежал
На прОтивне чудесный запах хлеба!

И вот с углей, ухватом за края,
Мне бабушка вытягивает чудо:
Двенадцать пирогов - любовь моя,
Явившихся как будто ниоткуда!

На полотенце выложит их в ряд
И сверху маслом смажет, как обычно,
А я, схватив один, безмерно рад,
Но как горяч он в солнечном обличьи!

И дую на него, за стол садясь,
И разломив, отдёргиваю руку.
Парное молоко уменьшит муку
Облегчив с пирогом простую связь!

:)


Снег тихо кружит за окном

Снег тихо кружит за окном,
Как будто нехотя летает,
В лучах сверкая, словно знает,
Что этот путь окончит сном

Внизу, где все сугробы спят,
Где суета шумит людская,
Где жизнь бессмысленно-пустая,
Лишь нежный розовый закат

Крадётся с запада тайком,
Стирая краски на одежде,
И с крыш в негаснущей надежде,
Сверкнёт лукавым огоньком.

А снег, который упадёт,
Умрёт потом, в ручьях растаяв.
Ведь скоро с юга птичья стая
Весну с собою принесёт.


Рождение нового утра

Вот осень медленно прошла,
Оставив грусть зевающей Земле.
Природа скромно приняла,
Сверкающей зимы, настойчивые роды.

Сквозь Солнце, радости весна,
Споёт с утра тебе и мне,
В цветах сердечного тепла,
Настойчиво, опять стучащегося года!

А там начнётся, как всегда,
О сказочном, прохладном январе,
Рассказ, дарующий слова
И одеяний блеск, рождающейся моды.

И мы, не в силах удержать
В узде уже рожденье лет,
Рискнём навстречу побежать,
Под счастья с радостью, устойчивые своды!


Одна цыганка нагадала ...

Одна цыганка нагадала -
Счастливых дней и долгих лет.
Но мне казалось слишком мало
Успехов, радостей, побед.

Я был во всём неосторожен,
Не слыша громкого: - Не смей!
И стал бесчувственней и строже
Прощаясь с юностью моей.

Прибрать тоска меня успела
Своей трясущейся рукой
И я в мечтах, покинув тело,
Искал где радость и покой.

Но этот сон не может длиться
Всю жизнь, как я того хотел.
- Ведь чья-то кровь должна пролиться!
Шепнул мне бес и улетел.

Вскочить и вырваться из плена,
Оставить в жизни новый след!
Душа моя не знает тлена,
Но мне уже не двадцать лет!

Пустых страниц, листаю книгу,
И только слышится: - Прости.
Года прошли, казалось, мигом,
Незавершённого пути.

Но взгляд вперёд рождает силы
В остывшей, высохшей груди.
Я оставляю то, что было,
Мне нужно то, что впереди!

Я встал над павшей снова тенью
И этим, жизни сделал шах,
И хор церковный воскресенья
Звучит опять в моих ушах!

И пусть я стар, но против правил,
Всевышний жалует мне сил!
За шахом - мат Судьбе поставил.
Я жив, а значит победил!


Как себя распознать средь толпы

Как себя распознать средь толпы, где различий так много?
Где молчат, и кричат, и плывут по теченью без вёсел,
Где весна догоняет сквозь зиму упрямую осень?
Как себя распознать и какую здесь выбрать дорогу?

Оглянувшись назад: - Как сегодня, ведь было и прежде!
Всё течёт в суете, и откуда - куда, неизвестно,
и толпа всё живёт, лишь меняя цвета на одежде.
Неужели и мне в этом суетном сне интересно?!

Ведь я с ней долго шёл, спотыкался, смеялся и плакал.
Здесь я был не один и мечтал стать когда-нибудь первым,
Представляя что волк, а на деле – не волк, а собака.
По хозяйскому знаку друг другу мы портили нервы!

Как же скверно себя осознать только маленькой пешкой!
Я не виден в толпе и другим точно так же не нужен!
Может хватит дрожать, всё гадая – орёл или решка?
Ведь узнать сам себя я смогу, только выйдя наружу.

Только бросив привычку шагать в это глупое рабство,
Я увижу себя и толкну с поля боя к рассвету!
Кто остался в толпе, будут мстить мне за громкое: - Баста!
Ну и пусть, как хотят, для меня эта песенка спета!


Возвращайся

Я так хочу горячим солнцем стать,
Перед тобою, разгоняя тени,
Лучами, как руками, согревать
Твоё лицо, и плечи, и колени!

Я так хочу могучим морем быть,
Держать тебя ладонями - волнами,
Чтоб ты могла куда угодно плыть,
Или лежать на мне, как на диване!

Я так хочу послушным ветром петь
Тебе на ушко тысячи мелодий,
Но если нужно будет, то успеть
С росою утром вымести дороги,

Что кто-то расстелил перед тобой,
Открыв твоей любви все части Света!
Но я надеюсь скромно, что одной
дорогою, придёшь опять ко мне ты!


Новая Россия


               Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить.
У ней особенная стать.
В Россию можно только верить.
Ф. И. Тютчев


Давно лежит на нас печать,
Что нас не так легко понять,
Что мы, как зверь – ни дать ни взять,
Что будем вечно пропадать.

Что мы одной рукой излечим,
Другой, себя же покалечим.
Нам не указ сенат и вече.
Лишь царь и князь на наши плечи

Взойдут и там устанут ждать,
Когда же мы сольёмся в рать,
За волю высшую страдать,
Непрекословя умирать.

И лишь упорный Русский гений,
Который точно не измерить,
Готов без почестей и премий
Тащить вперёд, России, бремя.

Лишь гений видит стать России
И в этом не жалеет силы,
Что б мы увидели, босые,
Нет нашей Родины красивей.

А мы, забыв свои истоки,
Не поняли и не спросили:
«По чьей вине мы так жестоки
и как здесь предки наши жили?»

Вглядимся в прожитые годы.
(Мы можем сделать это, к счастью).
Все наши беды и невзгоды
От нестерпимой жажды власти.

И всё, что нынешнее время
Нам преподносит как напасти,
Исток свой явственно имеет
Всё в той же неуёмной страсти.

Холоп и барин, раб и деспот -
Лишь чёрно – белые разводы
Замажут на холсте небесном
Ростки застенчивой свободы.

Но вот, испачкан холст был красным,
И много полегло народу,
И равенство в кровавой маске
Расчистило себе дорогу.

Был сделан шаг, последний, в бездну,
Где страх, как кнут, в руках у власти.
Но краска стала бесполезной
В их алчных лапах (снова к счастью).

Теперь для нас, пока что серых
Уже готовится палитра.
Для скромных, сильных, гордых, смелых,
От ругани и до молитвы.

Не долго ждать: Всего три года
Искать в себе к рассвету двери.
Мы тоже обретём свободу.
И нет нужды в Россию верить.

Мы родились здесь не для веры,
А для любви к Земле Родимой.
Она – источник всякой меры.
Лишь в ней – наш Дух неистребимый.

Она в ногах под нашим небом.
Она нас выкормила хлебом.
Она нам Мать, с Отцом и Дедом.
Хоть горсть её – конец всем бедам.

А мы о ней почти забыли.
Во тьме бессмысленно бродили.
Как бог положит, так и жили,
Но, всё равно, в душе любили.

Когда же мы рассудим строго
И повзрослеем, хоть немного?
Когда же нас толкнёт с порога
Вперёд ведущая дорога?

И вот, забыв о глупой власти,
Свой Путь, Судьбу и все напасти,
Мы соберём в душе все части.
Зачем тогда просить о счастье?

2005


Последняя молитва

Моему отцу.

Бессонные ночи в минуту сожми!
Сломай, разорви, иссуши, уничтожь
Проклятую боль, хоть на час, хоть на миг!
Реши, наконец: Или жить, или …нож.

Каким будет выход? Теперь всё равно.
Остаться с людьми или шаг за предел.
Я плачу от боли на звёзды в окно.
А помню, когда-то с улыбкой глядел.

С рождения, сколько воды утекло?
Две трети уже не окажутся веком.
Я сделал, что смог. Пусть вам будет светло.
Ответь, что-нибудь, Боже – будь человеком!


Вальс на волнах

За окном тишина, темнота звуки все растворила.
Ночь неслышно стоит за окном, и молчит неспеша!
Я с тобой говорю и хочу чтобы ты говорила
Лишь со мною одним, а о чём? Пусть решает душа!

Берег дня оттолкнув, я отправлюсь в течение света,
Что, всему вопреки, в голове чуть дрожит как свеча.
Я плыву по волнам, растворившего всё, Интернета,
Чтоб коснуться рукой твоего дорогого плеча.

И тепло ощутив, я растаю в блаженной улыбке.
Я как будто с тобой, и нет сил возвращаться назад.
Вдруг я просто моргну, и исправится эта ошибка,
Что мы слишком давно не смотрели друг другу в глаза!


Прощальная песня

Нас крепко держит данное нам имя,
не избежать невидимых оков.
Нам с детства все, кому не лень твердили:
- К судьбе своей, тяжёлой, будь готов.
За облаками скрылся век счастливый,
Теперь терзаем плоть пустых веков.
Когда – то знали, а теперь забыли,
как нам подняться выше облаков.

Здесь нет следов моих, и только ветер
знает, где теперь меня искать.
Хочешь, так спроси, и он ответит.
Как со мною вместе птицей стать
и в облаках летать.

За истиной пойду на край земли я.
Прошедших дней, приподниму покров.
Найду ключи, что предки сохранили
для нас от злых сердец и дураков.
Здесь люди будут жить теперь другие,
им распахнётся в Небесах альков.
Нас не пускали, а для них открыли.
Мы встретимся у белых облаков.

Здесь нет следов моих, и только ветер
знает, где теперь меня искать.
Хочешь, так спроси, и он ответит.
Как со мною вместе птицей стать
и в облаках летать.


Палата №7.


Простые крылья за моей спиной
Висят без дела грудою потешной.
Ни выйти в парк, ни выпрыгнуть в окно.
А значит жизнь – бессмысленно–неспешна.

Я скован был палатою шестой.
Не верят мне, что сердце трепетало,
Когда леса и реки подо мной.
И нет конца, а вечное начало!

Я так устал освобожденья ждать!
А значит – смерть, кивнёт мне, не моргая.
И лишь одно сумеет удержать:
Откроет дверь, палата, мне, седьмая!

Где нету стен, где некуда бежать!
Где лес шумит и водопад грохочет!
Упругий взмах – и высота, опять,
Возьмёт к себе, и бросить не захочет!


Созерцание

Росчерк.

Сейчас я понял, что постоянно всё объясняю. Это так скучно. Может взмахнуть крыльями и отвлечь птиц от их постоянных забот, и увлекая их за собой, подняться во влажные и холодные объятья облаков, устроив там беспорядочную возню, а затем отдаться гудящему и настойчивому потоку, который превращает дыхание в сложное занятие, напоминая нам, что невесомое тоже имеет своё тело и, напрягая его, всеми силами старается удержать нас в своих объятьях, чтобы мы, как и раньше, могли радовать его своими играми, песнями и многосмысленными росчерками перьев.



Забытые намёки.

Современная цивилизация – это озабоченное существование мыслящих существ. Они накапливают в сознании статистику смыслов бытия и вариантов достижения целей, иногда сталкиваясь с какими-то необъяснимыми совпадениями и никуда не вписывающимся детским восторгом.
Но чуть-чуть шагнув в сторону из этой раскрашенной цивилизации вдруг сталкиваешься с добрыми глазами, улыбающимся лицом и трепетом в собственной груди, когда рука, безо всякого напряжения, касается другой руки и легчайший поворот головы говорит так о многом, что бесполезно и начинать запихивать это в слова.
И тут начинаешь вспоминать детские впечатления от прочитанных сказок и более поздние намёки на то, что есть какая-то душа и что жизнь – это не только хождение на работу, а что-то неведомое и нежно протягивающее тёплые ладони, дабы уберечь тебя от очередной шалости, ведущей к нервному смеху и быстроуходящему ощущению иллюзорного всемогущества.



Февральское счастье.

Как всё совершенно! Подтаявший снег находится в гармонии с серым асфальтом.
Сугробы, разбитая дорога, сосульки на крышах, бабки, торгующие кислой капустой, мокрые, непонятного цвета, машины - всё
А ясное небо с настойчивым солнцем открывают возможность выпить водки и зайти в магазин стройматериалов, чтобы вдохнуть настоящий запах дерева, и впустить эту забытую энергию в согревающийся мир серых пятиэтажек и молчаливых людей, имеющих довольно озабоченный вид, но явно побеждающих в диалоге с самим собой, останавливаясь на том, что прав, всё таки «я».
И как выбиваются из общей картины чьи-то джинсы в обтяжку, оранжевая куртка и сигареты, которые, став окурками вокруг столбов и остановок, станут уже общим достоянием, оставив только резкий запах изо рта и желание залить его пивом, чтобы дополнить картину самого себя до состояния, ниже которого опуститься довольно сложно.



Жизнь – игра.

Человеку, чтобы иметь всё, что хочешь,
просто не хватает энергии.
Он расходует её на следование стереотипам.
Он включается в игру, считает, что ему
на самом деле чего-то нельзя, чего-то не положено…
Энергию можно привлечь стороннюю.
Задача состоит в том, чтобы не соглашаться
с конкретной Картиной Мира.
Догмы существуют только с нашего согласия.
Мир – таков потому, что мы творим его таким,
потому, что нам приятно видеть его таким.
Мы «угадываем» его, стремимся занять
положение в нём, стремимся быть кем-то,
кому-то подражаем, и ожидаем ответной игры.
Понимание этого не добавляет нам солидности,
а позволяет, лишь, выстроить нужный нам Мир,
в котором нет суеты по созданию ограничений
и правил, а есть только текущая договорённость
о формах и целях, которые не препятствуют
Любви и Гармонии, и познанию их новых аспектов.




Прошлого нет.

Есть только набор типовых реакций и привычек. Они формируют картины ситуаций, которые бесконечно воспроизводятся в твоей голове.
Эти картины мы называем прошлым. Опираясь на них, настоящее мгновенно обращается в будущее, в виде ожиданий, надежд, предсказаний.
Осознавая свои реакции, ты разоблачаешь правила, по которым разыгрывается твоя жизнь. Тогда появляется возможность начать новую партию, правила которой неизвестны, но абсолютно реальны, до тех пор, пока ты не осознаешь, что и эти правила – лишь следствие ожиданий, верований и страхов.
Эта, новая партия открывает новые возможности, новые масштабы, новые просторы для расцвета любви и гармонии.
Но этот простор не безграничен.
И когда ты упрёшься в потолок, то игра, под названием жизнь, окажется завершённой, а твоему уставшему уму откроются остальные, бывшие невидимыми, просторы, ни представить, ни измерить которые, не представляется возможным.


Герой и автор

Стучится в двери лиргерой: - Мне автор нужен.
Я к Вам товарищ, мне вот дали адресок.
Ах, это ты? Ну ничего, могло быть хуже.
Тогда займёмся, время – как вода в песок.

Возьми-ка ручку и тетрадь – от скуки средство.
И о проблемах, нескончаемых, забудь.
Начни с того, что я провёл в деревне детство,
А, став взрослее и сильнее, вышел в путь.

Добавь немного от себя, лишь сути самой.
Ну вот достаточно, а то испортишь всё.
Скажи ещё, что я не глуп и вежлив с дамой.
Да чувств побольше, что заладил: то да сё?

Не забывай, что я – герой, а ты, лишь, автор.
Ты только средство моего прихода в Мир.
Моя подруга ждёт со мной. Быть может завтра
Её напишешь для меня – Героя Лир!


Минутная слабость

Я не пишу стихов, а жаль.
В руке пера не удержу я.
Лишь авторучкою, дрожа,
Крапаю мысль, свою? Чужую?

Где фрак, хитон, камзол, берет?
Где конь и, иногда, карета?
Где мой дуэльный пистолет?
Принцесса вдохновений…где ты?

Я не рождён в тот дивный век.
А в этом - днюю и ночую.
Смотря на падающий снег,
Мечтательно, опять, молчу я.

Да бог с ним! Так тому и быть.
Прости, что был помянут всуе.
Тех дней портрет, смогу забыть
И сотню новых нарисую.


Словарь смыслов

Не так уж важно, где родился
как жил, и кем ты стал теперь
Коль ты понятно изъяснился
перед тобой откроют дверь.





Смерть – 1. избавление от тела (здесь оно служит скафандром). 2. возвращение кредита. 3. отбрасывание лишнего (копыт – например :) )

Жизнь – 1. форма существования материи. 2. путешествие в трёхмерное пространство. 3. пока душа смотрит на мир сквозь сознание, то это сознание (и тело тоже) ощущают себя живыми.

Истина – намерение Создателя.

Правда – версия истины.

Человек – Свободный Разум, воплощённый в обусловленном, физически и психически, теле и сознании.

Душа – существо, воплощающееся на этой планете, посредством обретения тела с сознанием.

Любовь – отсутствие границ между душами т.е. состояние когда сознания не мешают их общению (объединению).

Духовность - познание того, что продолжает человека за пределами текущей жизни.

Озарение – 1. Осознание истины без помощи мысли. 2. Расширение разума.

Дружба – объединение причинами, выходящими за границы этой жизни

Влюблённость – стремление одной души слиться с другой.

Вера – принятие за истину чужой идеи без полного её понимания.

Доверие – вера основанная на понимании.

Разум – абсолютный контроль над всей сферой внимания.

Карма – совокупность всех типовых реакций, психических обусловленностей, накопленных в течение прожитых жизней.

Судьба – последовательность событий, влияющих на наше состояние. (Формируется и кармой, и предназначением. Уничтожая карму, остаётся лишь предназначение.)

Свобода – возможность жить по своим правилам.

Цель - это мысль, образ обладания чем-либо (будь то бессмертие или кусок пирога).

Вседозволенность и беспредел - это тоже свобода, но целью в ней является – быть бесцельным, т.е. делать всё, что придёт в голову. А это уже уровень зомби (если ты не хочешь делать выбор, то это будет делать за тебя кто-то другой).

Случайность – звено в цепи, гармонично выстроенных кем-то, событий.

Знание – Образ происходящего. т. е. моделирование объекта посредством мысли, воспринятая информация о чём-либо, позволяющая этим управлять.

Мудрец - это человек, видящий причины происходящего.

Сознание – инструмент тела для адаптации к внешней среде. Т.е. способность воспринимать, запоминать и анализировать воспринимаемое (и находящееся в памяти в том числе) по закону: причина – следствие.

Осознание – Проникновение восприятием в суть объекта. т. е. восприятие происходящего без создания образа, без мысли.

Подсознание – 1.Совокупность событий, происходящих в сознании, интенсивность которых ниже порога восприятия рассудка. 2. Раздел памяти, хранящий всю воспринятую информацию.

Сплетни – пересказывание другим того, во что сам только веришь.

Обман – передача информации, в реальность которой не веришь.

Зло - это обман, это выдавание Субъективного за Объективное.

Эго – 1. Это Тьма, это направление восприятия на самого себя, т.е. замыкание, ослабление, слепота.
2. душа истощённая, ограниченная чувственными привычками.
3. Совокупность всех моделей поведения, находящихся в памяти человека.

Я – эгрегор сознания.

Сон – репетиция смерти.

Сновидение – репетиция жизни.

Власть – способность влиять на ход событий собственной волей.

Желание – 1. мысль, усиленная чувством. 2. реакция эго на эмоции.

Воля – осознанное действие в более многомерном пространстве.

Намерение – формирование жизненного потока с нужным результатом.

Радость – состояние (т.е. это не чувство!!!), когда восприятие не ограничено желаниями, эмоциями и страхами
(т.е. когда ничего не хочешь и ничего не боишься)

Сила – энергия, имеющая направление.

Энергия – «стройматериал» реальности.

Информация – отражение, объяснение реальности.

Амбиция – стремление обладать властью.

Тело – 1. Уплотнённая копия содержания. 2. Кредит энергии, аккумулятор.

Восприятие – свойство души, а значит и сознания, вступать в контакт.

Внимание – управление восприятием.

Концентрация – удержание внимания на объекте.

Широта восприятия – осознание глобальных процессов с одной стороны, позволяет вникнуть в суть элементарных процессов, с другой.

Страх – базовая единица измерения нашего «Эго».

Физический страх – реакция тела, направленная на самосохранение.

Психический страх – реакция сознания, направленная на самосохранение «картины Мира».

Можно измерять величину Эго в «страхах» ( сх. ) :

Вася – 500 сх. – в дворники.
Петя – 400 сх. – будешь машинистом поезда.

Вирус – материальный страх.

Горе – жалость к себе.

Реакция – действие, сформированное только памятью, опытом, когда
внешняя ситуация соответствует записанной в памяти.

Смущение – страх, показывать свои чувства, другим.

Стыд – страх, показывать другим, свою неидеальность, свои недостатки.

Депрессия – состояние подавленности, замкнутости, вызванное ощущением бессмысленности жизни. Слабость и безразличие.

Отчаяние - это злость на себя и на других, за то что, всё во что я верил, что считал истиной - оказалось ложью.

Состояние – ощущение своего сознания в совокупности с телом.

Ощущение – восприятие чувствами.

Сочувствие – восприятие чужих чувств (и эмоций, разумеется).

Жалость – переживание, заново, своих страхов, представляя, что это страхи чужие.
(т.е. самообман. Желание успокоить себя, представляя, что кому-то гораздо хуже, и не видя разницы между сочувствием и жалостью, возникает желание помочь).

Надежда – ожидание, что время что-то изменит.

Рассудок – инструмент эго, использующий логику для создания картины мира.

Идеология – проецирование в будущее своего мировоззрения (как реакция на страх неопределённости).

Серьёзное отношение – соответствие структуре.

Логика – выявление закономерностей с помощью мышления.

Философия – метод осознания происходящего с помощью рассудка (современная до этого опустилась)

Реальность – всё, что доступно восприятию.

Претензия – несогласие с реальностью.

Фантазия – реальность, лишённая жизненной силы.

Чувство – плотный образ воспринятого.

Эмоция – плотный образ противостояния и отрицания для защиты от воспринятого.

Вульгарность – избыточность чувств.

Медитация – 1. остановка (только) эгоистической деятельности сознания. 2. Спокойное внимание.

Молитва – кредит добродетели (отдавать придётся с процентами).

Счастье – состояние, в котором ты реально ощущаешь себя частью чего-то большего (что и возможно в полной мере только при отсутствии эгоизма)

Совесть – мнение души.

Грусть – воспоминание о свободе.

Гордость – осознание истинности созданного мною жизненного пространства (для себя, семьи, ... , государства, ...)

Честь – следование своему духовному пути, смыслу жизни, данному от рождения. (разумеется, сначала придётся выяснить, для чего рождён)

Интуиция – восприятие намерения.

Небеса – более многомерный Мир.

Параллельный Мир – ещё один вариант развития событий.

Мир – пространство, где есть Жизнь.

Пространство – тело нашего создателя.

Вакуум – 1. проекция 1-мерного пространства, в 3-х мерное. 2. вещество, которому не хватает сил проявиться, поэтому находящееся в потенциальном (идейном) состоянии.

Материя (вещество) – вакуум, увеличивший свою плотность (разумеется под чьим-то управлением)

Мысль – живое существо в ментальном мире, и мы их создаём и разрушаем.

Идея – это мысль, наполненная чувством.

Хаос – то, что ещё не понято. (порядок есть, просто я его не вижу)

Цивилизация – форма существования общества с максимально широкой сферой удобств для обеспечения определённого (желаемого) уровня культуры.

Мгновение – единица измерения настоящего.

Тишина – состояние нереализованного, потенциально возможного звука.

Шум – звуки, не узнанные сознанием.

Толпа – скопище людей, принимающих внешнюю идею, за свою личную. (т.е. не проверяя, не осознавая причин и следствий)

Звук – ещё один инструмент (вместе с намерением, мыслью и чувством) для создания реальности.

Слово – озвученная мысль.

Рифма – зафиксированная интонация.

Стих – речь, согласованная по интонации.

Поэзия – умение видеть, чувствовать в масштабе большем, чем жизнь и выражать воспринятое посредством голоса.

Поэт - мудрец, не умеющий держать язык за зубами.

Культура – совокупность действий, направленных на поддержание чистоты (если она есть) тела и души.

Творчество – проекция вовне, своего мировоззрения.

Искусство – творчество, содержащее гармонию.

Классика – необходимая достаточность для проявления сути.

Имя – слово, определяющее качества субъекта.

Мечта – проекция прошлого в будущее. (мысль – это уже прошлое)

Состояние – степень уравновешенности.

Смелость – игнорирование своего страха за счёт силы Воли.

Умность – умение управлять вниманием.

Хитрость – умение управлять чужим вниманием.

Контроль – пассивное управление (т.е. незаметное снаружи).

Действие – усилие, приложенное к чему-либо.

Насилие – действие, по отношению к субъекту, без учёта его воли.

Воспитание – способствование взрослению.

Взросление – преодоление эгоизма.

Воспитанность – умение жить, не мешая другим.

Вменяемость – способность смотреть на проблему с разных точек зрения.

Пошлость – абсолютизирование ограниченности.

Понимание – резонанс восприятий.

Адекватность – соответствие реальности. 1. когда воспринятое, соответствует реальности.
2. совершение необходимого, в данный момент, действия.

Юмор – 1. Чувственная закалка. 2. Тренировка чувственного контроля.
3. Защита от чувственных зависимостей – от злости и страха. 4. Тренировка свободы.
5. Расход чувственной энергии через смех, вместо консервирования её в свои страхи.

Безупречность – абсолютная адекватность.

Лень – неосознанный протест.

Участие – действие, вместе с другими.

Причастие – становление частью.

Упрямство – желание выглядеть взрослым ( самостоятельным ).

Волшебство – осознанные действия в параллельных Мирах.

Магия – осознанные действия в более многомерных пространствах.

Колдовство – волшебство, направленное на удовлетворение своей гордыни.

Болезнь – неосознанные действия.

Мораль – шаблон поведения.

Помощь – действие, восстанавливающее самостоятельность.

Ошибка – действие, приводящее к зависимости.

Удобство – возможность сэкономить личную энергию, воспользовавшись определённым приспособлением или технологией.

Перфоманс – представление своей рефлексии как культурного события.

Комфорт – степень обеспеченности удобствами.

Деньги – придуманный эквивалент власти.

Игра – жизнь по придуманным правилам.

Придуманный - созданный мыслью в нашем сознании.

Волосы - антенны для связи тела с душой.

Косоглазие – отрицание реальности.

Лысина – нимб идеалиста. (хочет больше, чем может) :)

Обезьяна – существо, которого лишили собственного "Я".
обезвожена, обездвижена
Обезъячена - Обезьяна
греческий - грецкий
Согласуется с утверждением Е. П. Блаватской, что человекообразная обезьяна – помесь человека и животного.





Заглядывайте ещё, через месяц. Дополняю.


Новая былина

У реки стоит деревня -
сто домов, один овраг.
Здесь всё так же пашут землю,
всё такой же ночью мрак.
Я работал всю неделю,
и хоть с виду я простак -
не Иванушка – Емеля
и уж точно не дурак.

Двадцать лет живу на Свете,
жизнь, как азбуку, учу.
Надоело, мне поверьте,
больше жить так не хочу.
Я всё понял и всё знаю,
мне что хочешь по плечу.
В мыслях снова улетаю.
Я вперёд и вверх лечу.

Шутки – шутками, но всё же
я сидеть так не могу.
Сердца стук меня тревожит.
Завтра точно убегу.
День ещё напрасно прожит,
бог с ним, силы берегу.
Кто ещё мне жить поможет
если сам не помогу.

- Всё, прощайте все родные
и любимые друзья.
Буду жить без вас впервые,
больше медлить мне нельзя.
Я не ваш сынок отныне.
Я – землянин и меня
в дымке ждут Миры иные.
Завтра взрослым стану я.

Встал с рассветом выпил чаю,
обнял всех по одному.
- Всех, кто должен мне, прощаю,
а свои - потом верну.
Где искать меня - не знаю,
там увидим, что к чему.
Ну а я, коль заскучаю,
сам вам весточку черкну.

За околицей дорога,
пыль, примятая трава.
Взял с собою я немного,
то, что матушка дала.
За спиной осталась только
жизнь, что прожита была.
Я себя вверяю Богу
на великие дела!

Сколько вёрст прошёл не помню,
надо просто дрожь унять.
Не от страха, что вы – полно,
от желания бежать.
Вот всё вроде бы спокойно,
сложно к жизни привыкать.
Из ручья черпнул ладонью
и пошёл судьбу искать.

Скоро вижу у дороги
человек сидит седой.
Вида странного немного
и с протянутой рукой.
В тряпках содранные ноги,
с непокрытой головой.
Я таких ещё убогих,
не видал, пока живой.

Мне вперёд спешить не надо,
Что там буду я искать?
Что за этим мутным взглядом
у седого старика?
Рядом сяду на коленки
пыль дорожную глотать.
Не нужны еда и деньги,
я его хочу понять.

От него на всех прохожих
гнев и боль идёт волной,
жуткий страх скребёт под кожей,
словно кто – то за спиной.
Даже мне сидеть с ним сложно,
он ведь как кошмар живой.
- Что случилось дед с тобою?
Боже! Кто же ты такой?

Он сказал: - Подумай дважды,
чем со мною говорить.
Я привык уж к ноше тяжкой,
а тебе, ведь, только жить.
Ну, коль всё тебе не важно
(здесь не мне тебя учить)
Я ведь молод был однажды
и мечтал всё изменить.

Я был с детства сильным малым
и привык всех побеждать.
От борьбы село устало,
стал соседям досаждать.
Над людьми победы мало,
где соперников искать.
На земле мне скучно стало,
я задумал Богом стать.

Всё так быстро получалось,
в сердце разгоралась страсть.
Силой тело наливалось,
я не должен был упасть.
Бог смеялся надо мною,
я, слепец, сам прыгнул в пасть.
Я уж не владел собою
и решил его украсть.

Что задумано – исполню.
Той же ночью в храм залез.
С алтаря забрал икону
и услышал гром с Небес.
Краткий миг и в свете молний
пал, огнём объятый весь
Сколько лет проспал не помню.
Я – старик. И вот я здесь.

- Да, ты задал мне задачу,
так вот просто не решить.
Что ж, я буду жить иначе,
коль вообще я буду жить.
Ведь ты жив, а это значит
что то можно изменить.
Над своей судьбой ты плачешь,
но мне пора свою вершить.

Хорошо, что здесь не сказка,
нет у камня трёх дорог.
Чем раздумывать напрасно
я шагаю путь далёк.
Без сомнений и лукавства
по одной иду вперёд.
Что бы выяснить развязку
в даль судьба меня ведёт.

После лёгкого обеда
мне уже полегче шлось.
На пути стоит телега
с грузом и сломалась ось.
- Вот, подумал, незадача
им понервничать пришлось.
Где же люди, где же кляча?
Но никого здесь не нашлось.

Вёрст уж десять отмахал я,
впереди, смотрю, дома.
У ворот жильцы собрались
толчея и кутерьма.
Я хотел спросить в чём дело,
рот открыл уж было я.
- А! Это он сломал телегу!
Навались! Лупи друзья!

Вся одежда, как из печки,
Еле смог открыть глаза.
Видно бросили у речки,
ведь у ног блестит вода.
Эх, попал я под раздачу!
И в сердцах промолвил я:
- Да, чтоб сгорела ваша тачка
недалёкие друзья.

Коль на речке оказался,
то пока займусь собой.
Всё отмыл и искупался.
Слава Богу, что живой!
На углях созрели раки,
рад я пище и такой.
Вот теперь, пожалуй, хватит
и в душе пришёл покой.

Я сидел, смотря на звёзды,
Бог беседовал со мной.
Слов не слышно, только слёзы
я стирал с лица рукой.
Поле, речка и берёзы
стали, почему - то, мной.
Я уснул довольно поздно
и увидел сон такой.

Я звонарь на колокольне
высотою до Небес.
Много разных звонов помню,
время бить на благовест.
Здесь завьюжило такое,
что с трудом могу дышать.
Пол гуляет подо мною,
что - то надо мне решать.

И держась двумя руками
от стены шагнул вперёд.
Но с порывом урагана
я отправился в полёт.
Полетел к земле, как камень
и когда почти упал,
вдруг проснулся, сел и замер:
- Ничего себе – поспал!

- Хватит братцы, на сегодня
мне открытий и чудес.
То сижу на колокольне.
то с Небес упал завес.
Искупаюсь – и в дорогу,
что - то засиделся здесь.
Путь сегодня будет долгий
впереди дремучий лес.

Искупаться просто счастье.
Ох холодная вода!
Неохота возвращаться
на крутые берега.
Только стал я подниматься
вижу, что за ерунда?
То ли рыба, то ли тряпка,
Что - то там плывёт сюда.

Всё сгодится мне в дороге
и поплыл наискосок.
Вот поймал чего - то, вроде,
а в руке, смотрю - венок.
Вот час от часу нелегче,
уж чего не ведал я.
Где – то там, на этой речке
ждёт меня судьба моя.

Брось, что ты опять заладил
про невест и про венки.
Свадьбы все давно сыграли,
эти кончились деньки.
Может это всё русалки
пошутили из реки?
Но здесь его оставить жалко -
в нём ромашки, васильки.

В лес густой ведёт дорога,
не забыть бы, где река.
Вековых деревьев много,
аж не видно облака.
Здесь прохладно и промозгло,
птиц затихли голоса.
Я, как - то вдруг, прибавил шагу
и смотрю во все глаза.

Вспоминаю из рассказов,
что в лесу нечистых тьма.
Леших, духов самых разных,
всяких бесов кутерьма.
Что мне делать если леший
выйдет, с дуру, на меня?
Иль изба во тьме кромешной,
ну и старая Яга?

Лучше путь держать, не мешкать
коль такие тут дела.
Раньше, помню, мне пробежка
вредной вроде не была.
Ноги сами зачастили,
слабину душа дала.
Час почти, бегом осилил,
вроде дрожь в руках прошла.

Пожевать чего – то, что ли
в узел свой рукой залез,
Что - то мягкое к ладони
прикоснулось – я воскрес.
Это ж мой венок весёлый
чуть помялся, поредел.
Я распрямил его ладонью
и на голову надел.

Что – то изменилось вроде
и не так уж страшен лес
Небо снова голубое
ёжик вон в нору полез.
Солнце светит на верхушки
впереди ещё пол дня.
На широкую опушку
тропка вывела меня.

Здесь привал себе устрою,
отдых дам своим ногам.
Вон по небу голубому
проплывают облака.
Так бы до утра лежал я,
хватит, всё же, мять бока.
Хоть грибов насобираю
и пожарю – всё еда.

По окраине опушки
что - то все грибы с вершок.
До утра проходишь с кружкой
не нажаришь и горшок.
В лес, пожалуй, я на пробу
малый сделаю кружок
Буду сытым всю дорогу.
…Шаг вперёд, ещё шажок.

Вроде только собираю,
а уж полон узелок.
Вот тропинка проступает.
Что ж отправлюсь, путь далёк.
Я потом грибов нажарю,
где – нибудь, под вечерок.
Что там впереди узнаю.
Чей я выловил венок?

Это, что ещё за шутки?
Путь мой кончился в кустах.
Я – назад, а тропка будто
зарастает на глазах.
Стало, вдруг, на сердце жутко,
Я узнал, что значит страх.
Так стоял и лишь аукал,
как на глиняных ногах.

- Что кричишь подросток глупый,
распугаешь всех зверей.
Сзади голос, снизу будто,
но не как у всех людей.
Обернулся, а старуха,
сроду не видал такой.
Вся, в каких – то тряпках жутких
и с корявою клюкой.

Голос слабый и скрипучий
говорит: - Ты кто такой?
Что – то мне, здесь, стало скучно,
поживёшь денёк – другой.
Мы за чаем поболтаем.
Как дела счастливых дней.
Ну а я ей отвечаю:
-Что – то с памятью, моей.

Мы идём в глухую чащу.
Нет, ни мошек, ни зверей.
Стали сумерки сгущаться
здесь и в душеньке моей.
Как отсюда выбираться?
Я, пока ещё, живой.
Рано с жизнью мне прощаться.
Вдруг слышу звон над головой.

Я окинул местность взглядом
- всюду непролазный лес.
Ветерок клубится рядом,
как послание с Небес.
Понял, повторять не надо
силы есть и ноги есть
и за этим ветром, слабым
мчал, вслепую, через лес.

Посветлело скоро небо.
Я, как проклятый, бегу.
Здесь остановиться мне бы,
но ей богу не могу.
Подо мной уже дорога
не догнать меня врагу.
Пробежал, ещё немного
и оказался на лугу.

Вижу скошенное поле,
перекрестие дорог.
Небо, ярко голубое,
солнцем залитый восток.
Запах преющего сена,
от росы весь Мир намок.
Лёг, лицом уткнувшись в землю,
слёз сдержать, никак не мог.

-Ты чего лежишь, дружочек?
голос в явь меня вернул.
Видно после бурной ночи
ненароком я уснул.
Солнце клонится к покою.
День проспал – вот это да!
Дед смеётся надо мною
до колена борода.

- Что ли драли тебя черти,
съесть хотели, или ты
на усадьбах предал смерти
все колючие кусты
или ты, как гриб, здесь вырос
средь оставшейся ботвы
и зачем, скажи на милость
на ушах пучок травы?

Ничего не понимаю,
словно в голове песок.
С головы рукой снимаю
чудом выживший венок.
Бег мой от него оставил
лишь соломенный пучок.
Но всё ж нашёл, за ухо вставил
одинокий василёк.

Через поле, через речку,
две версты – путь не далёк.
Впереди шагает молча
хитроумный старичок.
Там не малое селенье,
как из книжек – города.
Но мы свернули в ответвленье,
я за ним, иду туда.

Мы пришли. У самой речки
дом, ни низок, ни высок.
Если мерить здесь от печки
- пять аршин, поди и всё.
- Ты пока поешь, умойся,
искупайся, то – да сё.
А с утра, с базара, внучка
молока нам принесёт.

Я себя привёл в порядок,
дед ко мне, опять, подсел.
- Дай-ка, смажу твои раны,
завтра будешь, снова, цел.
Выпей чаю из ромашки,
хвори снимет, как рукой.
Вот тебе моя рубашка,
отправляйся на покой.

Шум. Глаза я открываю,
вспомнил – я у деда сплю.
Солнце на небе скучает.
С добрым утром – говорю.
Тут пока тянусь – зеваю,
пол руками достаю.
В избу двери открывают.
Я, как вкопанный, стою.

Буря запахов цветочных
ворвалась через порог.
Ангел в девичьем обличьи
плавно избу пересёк.
Молоко на стол поставив,
прозвенел мне голосок:
- Ну, что моргаешь ты глазами?
А в волосах мой василёк.

Нет, смотрю, мой у окошка
и изрядно так подсох.
Перевёл я дух немножко.
В чём здесь, думаю подвох?
Я спросил её шутливо:
- Не на небе ли живёшь?
На Земле, таких красивых,
знаю точно, не найдёшь.

- Что – то очень не похоже
что бы ты весь Мир прошёл.
Если в нашей роще, даже
ты дорогу не нашёл.
- Ох, смотри! С огнём играешь.
Вот схвачу тебя за бок.
И откуда ты всё знаешь?
Это ты сплела венок!

- Слишком быстрый, до боков – то.
Здесь тебе не речка вброд.
Ишь нашёлся воевода,
залпом крепости берёт.
Про какой венок сказал ты?
Где он? Покажи – ка мне.
Уж не та – ли вон былинка
у дедули на окне?

(Да! Попал я в переделку).
- Ну, прости, не уберёг.
Тут пока по лесу бегал,
растрепался весь венок.
Лес ваш полон всяких бесов.
К новичкам, уж больно строг.
Спас меня от жути леса
тот засохший василёк.

- Я с тобою заболталась
мне давно идти пора.
Ждут меня в моих дубравах
неотложные дела.
На дворе хозяйка – осень
обернёшься – уж зима.
Отдохни пока, освойся,
завтра я зайду, с утра.

Вышел, в речке искупался,
Сел, травинку пожевал.
Чтобы Мир так завертелся
я и в мыслях не желал.
С домом только – что расстался,
а уже сто раз пропал.
Что со мною будет дальше
видел Бог, а я не знал.

Всё в душе моей клокочет,
а вокруг всё гладь, да тишь.
Подошёл мой мудрый отче
и спросил: - Ну что грустишь?
Я ответил, что не знаю,
словно с сердцем говоришь.
Жизнь моя совсем иная,
будто в бурю ты летишь.

- Да, ты молод и подумай,
как тебе на свете жить.
Знаю, шёл ты за судьбою,
но теперь чего грустить?
Ведь и внучка тебя любит
и почти боготворит.
Дом поставишь, выйдешь в люди,
будешь жить и не тужить.

- И ещё меня послушай.
Мне уж больше сотни лет.
Та, что внучкой называю,
ведь не внучка вовсе мне.
Подобрал её в реке я
уж тому пятнадцать лет
и меня с тобой роднее
у неё на свете нет.

- Я о жизни много знаю,
передумал много дум.
и меня здесь называют,
то волшебник, то колдун.
Я ей, древнее о травах
всё искусство передал.
Не найти ей в этом равных,
твой черёд теперь настал.

- Не спеши со мною спорить,
ты ведь знал, что будет так.
Что судьба тебе готовит
необычные дела.
Если суть поймёшь, то словом
будешь брать, ты города,
а поленишься, то скоро
за тобой придёт беда.

Быстро время пролетает,
я встречаюсь и учусь.
На лету я суть хватаю
и почти всё, наизусть.
Сердце стало необъятным,
город весь могу обнять.
Всё, что было непонятным
мне теперь легко понять.

Вот с учёбою закончу
можно свадебку сыграть.
Знаю я, того же хочет
и любимая моя.
Дни, как стрелы пролетают
ни укрыться, ни догнать.
И когда же я узнаю
всё, что только можно знать?

Только новая задача –
вдруг всё стало, как в дыму.
Сердце ноет, будто плачет,
в чём тут дело, не пойму.
И домой мне не охота,
здесь живу я как в раю,
но зовёт, как – будто, кто – то
помощь требует мою.

Я пытался с ней бороться,
но борьба не помогла.
Всё нутро в дорогу рвётся
видно плохи там дела.
Значит нечего метаться
и хоть на носу зима
буду завтра собираться.
- Как же вас покину я?

Кто же всё вот так устроил?
Почему же нужен я?
Что за горе там такое?
Кто и где зовёт меня?
Вспомнил правило простое
говорили с детства мне:
Пожелал в душе покоя –
непременно быть войне.

- Что ж, мне новое не страшно.
Знаю сам, что говорю.
- Раз Бог дал мне день вчерашний
значит новому быть дню.
Коль дорога предо мною
значит, на неё ступлю.
Новый замысел открою
Бог мой, я тебя люблю.

- Мне так горько расставаться.
Как же буду без тебя?
Сколько выйдет мне скитаться
без тебя, судьба моя?
- Ты грустишь, а мне быть как же?
Чует сердце – путь далёк.
И скоро ль я тебя увижу
мой любимый василёк?

- Ну и Вы прощайте, Отче
я здесь многое узнал.
Видит Бог, старался очень
и стократ мудрее стал.
Ну, а он в ответ, на ухо
на прощание сказал:
- Ведь, это я был той старухой.
Ты прости, что напугал.

На прощание обнялись
посмеялись от души.
Дни с тех пор, что повстречались
были очень хороши.
Расставание осилив
я запрыгнул на коня
и клубы дорожной пыли
их закрыли от меня.

Снова долгая дорога
неизвестность – жизнь моя.
Как хитро устроен Богом
этот Мир, подумал я.
Для каких ещё свершений
сберегла меня судьба?
Для побед или лишений
вдаль опять ведёт меня?

Я скачу уж трое суток
сил нет больше у меня.
Холод ночью здесь, как будто
на дворе уже зима.
В полдень я зашёл в ворота
постоялого двора.
Отосплюсь, поем немного
и вперёд, на юг, с утра.

Своего коня пристроил
выпил доброго сидра.
Рядом кто – то жарко спорил
кто там выпьет пол – ведра.
Я купцов решил послушать,
что сидели у огня,
и на них настроил уши,
что б не выдавать себя.

Там твердили про погоду
про торговые дела.
Где, какая рыба ходит
где пушнина полегла.
Что на тех, кто шёл плотами
косолапый осерчал,
а один, какой – то парень
про себя всем рассказал.

- Где – то здесь, неделю ходу
был в разгаре сенокос.
Я привёз им в непогоду
льна отобранного, воз.
Грянул гром – всё завертелось
ось сломалась, конь понёс
до села, бегом летел я
не соврать, с десяток вёрст.

Вдруг наладилась погода
даже странно, что сказать.
В поле, там моя подвода
надо груз мой забирать.
Вдруг смотрю – какой – то малый
не промок и не устал.
- Видно бесам вольно стало.
Понял я и всем сказал.

У ворот его дождались,
сразу видно – жуткий бес,
и другие догадались –
явно выгнали с Небес.
Мы с колами, что покрепче
десять штук на одного
Возле кладбища у речки
мёртвым бросили его.

- Что – то очень всё похоже!
Вся история моя.
Что, я мёртвым был и ожил?
Слышишь Матушка Земля?
Ну и ну! Спасибо Боже!
Как же так? Вот это да!
Лучше выйду я попозже.
Ох, головушка моя.

Я привёл себя в порядок
снова путь зовёт меня
Вновь без страха и оглядок
не хочу терять ни дня.
Двадцать дней отдал дороге
уж смогу ли я идти.
- Я приехал, здравствуй море.
Здесь кончаются пути.

Неуютно здесь и влажно
снега нет, туман блестит.
Что такое, что мне важно
должен буду я найти?
Раз движение по морю
здесь застыло до весны.
Значит здешние просторы
мне всё смогут объяснить.

Время есть куда потратить
здесь всё ново для меня.
Все базары и палати
не пройдёшь и за три дня.
Здесь и хитрые монголы
и с коричневым плечом,
а одного видал такого
словно в саже испечён.

Здесь чудес, похоже, больше
чем я раньше ожидал.
Выйдя вечером на площадь
цирк какой – то увидал.
На помосте из повозок
парень пыхает огнём.
Словно вышедший из сказок
огнедышащий дракон.

Весь огонь на нас истратив,
поклонился и ушёл,
а выходят двое братьев
каждый с загнутым мечом.
Я, хоть видел раньше схватки,
смыслю тоже кое в чём
но чтоб так умели драться
я не видывал ещё.

Перепрыжки и шпагаты
тело льётся как вода.
Через спину перекаты.
- Ну, даёт! Вот это да!
Эх! Кабы мне уметь такое
я подумал, то тогда
только шевельнув рукою
точно брал бы города.

Тех арабов я запомнил
и когда народ ушёл
завернул к ним на задворки,
их среди других нашёл.
- Не простые вы актёры
мастерством я восхищён.
Не видал, ещё такого
я владения мечом.

- Вы конечно на работе
время цените своё.
Сколько денег вы возьмёте
за учение моё.
Или, что гораздо лучше,
обменяемся, ведь я
тоже кой – чему обучен
годы прожил я не зря.

- Знаю я слова немые
для общения с душой.
Их и звери и деревья
слышат очень хорошо.
Лес тебя как друга встретит
поле даст тебе покой
будешь слышать вольный ветер
звери выйдут за тобой.

Так на том и порешили,
долго до весны ещё.
Эти планы небольшие,
но сомнения не в счёт.
Что там будет, кто же знает?
Сам не знаю, что ищу.
Не нужна мне жизнь чужая,
но свою не упущу.

Как – то раз за разговором
я спросил их: - Как же так?
И народу здесь не много
и здесь вовсе не юга.
Все попрятались по норам
на дворе метёт пурга.
А вы прошли моря и горы
и приехали сюда?

- Мы ни разу не бывали
в этих северных краях.
Наши мудрецы сказали
как богата здесь земля.
Знает древние секреты
местный, праведный народ.
Не до нас тут будет летом
хватит всем своих забот.

Солнце греет всё сильнее
видно скоро снег сойдёт.
Циркачи всё веселеют
где – то Родина их ждёт.
Я в сраженьи стал искусным
меч в руке моей живёт.
Есть во мне шестое чувство
и оно меня ведёт.

Прибывать на пристань стали
не лодчонки и плоты,
а гружёные товаром
мореходные ладьи.
Многопарусный корабль
на меня кормой глядит.
- Собираться в путь пора бы.
Снова сердце говорит.

После тщательных занятий
каждый день сижу в порту.
и своих заморских братьев
здесь встречаю по утру.
- Вот и всё, наш срок окончен
мы свалили гору с плеч.
Ты помог нам в этом очень
вот тебе наш лучший меч.

Я один и что мне делать
вновь потерянный хожу.
Меч не для нарезки хлеба
я к бедру рукой прижму.
Проводил своих соседей.
Ещё скольких провожу?
Я ни первый, ни последний.
Успокоюсь, посижу.

- Может мне и вправду морем
предстоит судьбу искать.
Я теперь почти – что воин
вдруг захочет кто нанять.
А хотя, какой я воин,
я и крови не видал.
Никогда и никого я
кроме мух, не убивал.

- Вообще кому я нужен
здесь среди чужих людей?
Как бобыль, один, живу же
ни знакомых, ни друзей.
Где - то ждёт меня родная
может к ней мне убежать?
Как здесь дальше жить не знаю
не устала б только ждать.

Мимо шёл какой – то парень
будто что – то обронил.
Я тут сопли вытираю,
а его и след простыл.
В руку взял - как будто камень
вроде катыш из реки,
а сквозь поверхность проступают,
как живые, васильки.

- Что за глупые печали,
надо ж было пасть душой.
Вспоминаю, что за парень
вроде ростом небольшой.
Но лица я не запомнил
что – то серое на нём.
Только, чем – то мне напомнил
он собой, второй мой дом.

Спал в обнимку с этим камнем.
- Как же, Боже, хорошо,
что его, вот так, случайно
на дороге я нашёл.
Жалко будет с ним расстаться
он же ведь, такой живой,
легче стало мне на сердце,
я ношу его с собой.

Прогуляюсь по базару,
там полным – полно гостей.
Где ещё услышишь даром
свежих слухов, новостей?
Где война и где болезни
и как за морем живут?
Нет занятия полезней
тем, кто здесь, чего – то ждут.

И однажды я услышал:
- Где – то здесь, стоит в порту
шхуна с окнами и крышей,
странным знаком на борту.
Их не видно и не слышно
и подальше от толпы.
А, чтоб пройти под эту крышу
на земле лежат ковры.

- Но никто туда не рвётся,
а скорей, наоборот.
Над коврами дымка вьётся
распугали весь народ.
Был один – ступил два шага
и упал, ни жив, ни мёртв
и с тех пор молчит, бедняга,
как воды набравши в рот.

- Вот оно, зачем приехал!
Сердце молотом стучит.
Надоела мне потеха
прохлаждаться на печи.
Нужно выходить сейчас – же
поскорей её найти.
Посмотреть, всё так ли страшно
и по тем коврам пройти.

Весь остаток дня бродил я,
только в сумерках нашёл
на отшибе эту шхуну,
осторожно подошёл.
Всё, как слышал я на рынке
тот торговец говорил.
Есть таинственные знаки
и пушистые ковры.

Вдоль ковров прошёл, немножко
кто – то пошутить здоров.
Необычная дорожка,
насчитал я сто ковров.
Там какие – то узоры,
но никак не разгляжу.
То ли жарко здесь,
а то ли, сам от холода дрожу.

Нет, здесь что – то не простое
над ковром клубится марь.
Я провёл по ней рукою –
словно дверь в немую даль.
- Ладно, уж темно, как ночью,
подождут ковры меня.
Эту странную задачу
я решу при свете дня.

Утром встал пораньше, что бы
ничего не упустить.
Может встречу там хозяев,
будет у кого спросить.
Вдруг, как будто тот парнишка
что так долго пропадал.
Я махнул ему и крикнул:
- Эй, малой, поди сюда.

Подошёл. Я так и ахнул.
Вижу, свёрнута коса,
грудь за грубою рубахой.
- Это ты, моя краса?
Как же так, скажи на милость
с неба, ясного, гроза,
ты здесь, со мною очутилась
или врут мои глаза?

- Нет, с твоими всё нормально,
а с моими, вот беда.
Было грустно и печально,
вновь тебя не увидать.
Сколько ждать – пока вернёшься,
может, многие года?
Что с тобою, как живёшь ты,
буду здесь сидеть – гадать?

За тобою вышла вскоре,
я могу весь день ходить.
Мать моя родная – поле,
я могла бы в поле жить.
Южный ветер на просторе
знал, куда мне путь держать,
что на берегу у моря,
я смогу тебя обнять.

Здесь не стала торопиться
отвлекать тебя от дел,
лишь хотела убедиться,
что ты жив, здоров и цел.
Только, что бы не забыл ты
обо мне в чужом краю,
я подбросила подарок
и вместе с ним любовь свою.

Эту странную дорогу
я давно, уже, нашла
но зачем, ковров так много
я не сразу поняла.
Ждут они, давно кого – то
кто придёт из далека.
По коврам пройдёт на борт он
и прощайте берега.

В сердце жуткая догадка
всё росла, день ото дня,
что загадочная лодка
ждёт, единственно тебя.
Я всё думала – гадала
до тех пор, пока вчера
здесь тебя вдруг увидала,
значит кончилась игра.

- Даже думать не пытайся,
что я здесь останусь ждать.
Не за тем сюда рвалась я,
чтобы снова потерять.
Я не ровня тем девицам,
что мечтают у окна,
будет надо, я, как львица,
растерзаю за тебя.

- Ну, чего ты? Я ведь рядом.
Да и нет, ещё врага.
Он умрёт под этим взглядом
или вырастут рога.
Ты ведь лучше всех на свете,
нет прекраснее тебя!
Будем вместе мы до смерти.
Эх, ромашка ты моя!

Этот день судьбой отмечен
больше нет такого дня.
Мы запомним этот вечер
Бог приветствует меня.
Пусть здесь нет родни нарядной,
далеко мои друзья,
мы с тобой сыграем свадьбу,
будем только, ты да я.

Новой жизни, здесь начало
поворот в судьбе моей.
А ковры, там у причала,
подождут нас пару дней.
Птица вещая кричала
нам про Рай и тех людей,
про любовь, что цветом алым
расцвела в душе моей.

Дни по-новому завьются
в ткань божественных идей,
и сердца синхронно бьются
у ещё двоих людей.
Нет предела этой Силе
словно крылья за спиной.
- Мы – одно с тобой, отныне,
нам идти судьбой одной.

Что ж, пора теперь в дорогу
посмотреть, чем славен Мир.
Задержались мы немного,
знаю, едем не на пир.
Нас никто не провожает
всем теперь не до игры,
но зато нас поджидают
там роскошные ковры.

Перед первым вместе встали,
вот туманная река.
Вроде краски ярче стали,
дай-ка, где твоя рука?
Но меня не удивляет
впереди лежащий мрак.
- Да пребудут Боги с нами!
Я сказал и сделал шаг.

Первый шаг приводит к горю:
Ты – убита, я - один.
Жалость плачет, слабость стонет
ест глаза, проклятий дым.
Тьма не властна надо мною,
лишь Творец – мой господин
скажет Слово над тобою
и я снова не один.

Шаг второй – меня распяли,
ты сидишь – заброшен путь.
Всё пропало – Мир в печали.
Все ревут – не продохнуть.
Хватит сил, прочтёшь молитву,
острым взглядом вскроешь суть.
Словом резанёшь, как бритвой.
Вот и я, продолжим путь.

Третий шаг – исчезла память.
Мы на разных берегах.
Шум прибоя, крики чаек.
Я, как прежде, в ста шагах.
Только сердцу не спокойно
я смотрю в него сквозь страх.
Вот лицо, твоё, я вспомнил
и вновь держу тебя в руках.

Там четвёртый, следом пятый
мы осилили шаги.
Как в чудовищные прятки
мы играли, как могли.
Дальше более понятны
стали странные миры,
а с последнего десятка
снова видели ковры.

Мы на палубе и живы
просто чудо, что дошли!
Что такое с нами было,
как дорогу мы нашли?
Наш корабль давно отчалил
крепче на ногах держись.
- Кто нас встретит? Эй – хозяин
отзовись и покажись!


На удачу

Заходи Удача, здравствуй!
Ты сегодня хороша!
Начинайся день прекрасный
В новой жизни малыша.

Мне с тобой легко и просто
Жизни, ребусы решать.
Ты, хоть, маленького роста,
Да широкая душа!


Графоман

Старательно пишу стихи – искусство, да умножится!
Забиты ими стол и шкаф, уже кладу в диван.
Но вдруг узнал: не всяк поэт и что бездарных множество.
Перечитал ещё разок и понял – графоман.

Но что за глупое словцо: маньяк чистописания?
Неужто я в своих трудах словами лишь сорил?
Ведь здесь не просто слов гора, а рифмы и страдания.
А значит я не графоман, а вроде рифмофил!

Уже неплохо. Так держать! Пускай бурчат завистники.
Поэтом может мне не стать, а я и не просил.
Зато могу слоган сложить, легко, без всякой мистики.
Ведь рифма тоже не пустяк – съедает столько сил.



Читаю вновь – белиберда, рифмовое убожество.
На что потратил я тогда минувшие года?
Какая там рифмофилия – просто стихоложество!
И чтобы мне? И чтобы я? Нет, больше никогда!


Странный сон

Закрой глаза, тебя там ждёт
Тобой зажжённая свеча.
Тепло и свет она несёт
Твоим расслабленным плечам

Огромный северный олень
В твой сон копытом постучал.
- Садись, забудь прошедший день
Я без тебя, один скучал.

Мы снова вместе, я живу
Я твой летящий пьедестал.
Скажи куда? Я отвезу.
Я снова сам собою стал.

Забудь все беды, я с тобой
Готов взлететь под небеса
Смотри какой вокруг покой
Ты можешь всё увидеть сам.

Взгляни на звёзды, вот они!
Тебе прошепчут о себе.
Узнаешь ты, мы не одни
На нашей маленькой Земле.

Ты хочешь знать: откуда ты?
Из всех путей, который твой?
Я твой отец, а ты мой сын,
Добро пожаловать домой.

Как странно. Сплю я или нет?
Вокруг большие корабли.
От них исходит яркий свет.
Мы за орбитою Луны.

Я знаю их, кивают мне
Как будто я всегда здесь был.
Пришла пора помочь Земле,
А я, похоже, всё забыл.

Ты здесь мой сказочный олень.
Сквозь сон ищи домой пути.
Начнётся скоро новый день
И на работу вновь идти.
2004


Может быть...

А может быть рискнуть, хотя бы раз?
Забыть, что кто-то был до нас … и раньше?
И опыт свой оставил, как наказ.
Свой концентрат – лишь истину без фальши.

Пусть мы не те, кто всё отдал за крест.
Пусть мы слабей, и жизнь для нас дороже,
Но кто сказал, что мы, как Он не сможем
Взойти на свой незримый Эверест?

А вера нас так жалобит и манит.
Слезу пустив, бежим, куда нам скажут,
В надежде, что спасут нас и обяжут,
И где-то там, в раю, всем легче станет.

А вдруг здесь всё намного проще, всё же?
Глаза даны нам, руки, ноги, уши.
И мы свои потрёпанные души
Без упований чище сделать сможем?

Проверим всё, что сказано, на вшивость.
Плечами ощутим всю тяжесть ноши.
Пройдём свой путь, не призывая милость.
Ища Закон, свои сотрём подошвы.

Быть может, лишь тогда ты всё узнаешь?
Своей рукой сорвёшь с себя оковы?
Не от ума, любовью чистой станешь?
И выйдешь в путь, что всем нам уготован?
9.05.2005


Мистика навылет

1. Человеку нужно так мало, что ему никак не удаётся это взять.

2. Мудрый – не тот, кто много знает, а тот, кто много видит.

3. Фраза, имеющая больше трёх смыслов – уже заклинание.

4. Возможности человека ограничены до тех пор,
пока он считает себя источником своих благ.

5. Путь – то, что приводит нас к Беспредельности,
Если у тебя другая цель - твой путь не последний.

6. Человек может только, очистив тело и душу, делать своё дело. Всё, что выше
этого, нам дают.

7. Если на тебя смотрит Бог – и ты становишься Богом,
если на тебя смотрит вор – и тебе хочется украсть.

8. Смерть – это монета, которой мы оплачиваем расходы на своё рождение.
Значит, жизнь нужно прожить так, чтобы на сдачу мы смогли купить себе бессмертие.

9. Если сэкономить на пьянстве и сексе –
останется что-то на работу.
Если работа не выдавит из тебя все соки –
останется что-то на творчество.
Если ты не станешь рабом творчества –
останется что-то на медитацию.
Если поймёшь в чём суть медитации –
ты есть.

10. Человек живёт, пока не придёт к чему-то большему, чем жизнь.

11. Борьба с Миром – это борьба со своим отражением.

12. Чтобы написать икону, самому нужно быть святым. Если ты не таков –
выйдет журнальная обложка.

13. Хамством и пошлостью вы докажете свою внешнюю безнаказанность,
а творением прекрасного – свою внутреннюю свободу.


14. Календарь России (из собственных наблюдений).

Сентябрь – Выход за пределы текущего периода. Поступление новой идеи.
Собственно, начало нового года ( примерно 3 сент.).

Октябрь – Осмысление этой идеи, и возможностей, которые она даёт.

Ноябрь – Рождение нового порядка, проявление идеи.

Декабрь – Первые, оптимистичные результаты.

Январь – Закрепление успеха.

Февраль – Кончается Сила, "тянувшая ситуацию". Завершение «ознакомления»

Март – Начало самостоятельного движения.
Планы на будущее. Разработка стратегии.

Апрель – Разработка тактики. Первые шаги (самостоятельные).

Май – Внедрение новшеств.

Июнь – Ускорение всех процессов.

Июль – Активная деятельность.

Август – Завершение. Обнажение нерешённых проблем.

Прослеживается полугодовой и 9-и летний циклы.

Ноябрь – Май, Август – Февраль – Крест России.



15. Если Вы ответите на вопрос: Кто? – вопросы: Где? Когда? Для чего? –
становятся несущественными.

16. Какой смысл обвинять людей в отсутствии совести?
Нужно помочь им её обрести.

17. Как смогу я стать сильным, если не вижу – в чём моя слабость?

18 . Предсказывать будущее нужно, но только для того, чтобы быть во всеоружии,
в момент, когда оно станет настоящим.

19. Знание Будущего, не освобождает от Настоящего.

20. Исключение из правил – подтверждает условность правил.

21. Если ты нашёл в себе силы меняться, то жизнь – это разбег,
если – нет, то – исправительная колония.

22. Ты мог бы бросить курить, но просто не хочешь?
Значит, ты просто не можешь, потому - что не в силах захотеть.

23. Всему своё время. Нужно только не проспать.

24. Если ты думаешь – значит, ты не знаешь.
Когда ты знаешь – то не думаешь.

25. Ругающий других, просто хочет, чтобы похвалили его.

26. Мыслить мы можем только над тем, что имеется в сознании,
а это - уже прошлое (даже если это картины из будущего).

27. Интеллект надо уважать, а силу – осознавать.

28. Серьёзное отношение – это пародия на Заботу.

29. История - это старуха, на которую можно смотреть с двух сторон - или
морщины на теле, или мысли в голове.

30. Чтобы не стать персонажем трагедии, достаточно просто быть внимательным.

31. Чтобы увидеть целое, нужно отойти чуть дальше, но не заблудиться при этом.

32. Изменить можно всё, что угодно, но начинать надо с себя.


Я вернусь.

Ни забыть, ни уснуть я теперь не смогу -
Память снова натянет мне жилы.
Я добрался сюда! Я на том берегу,
Где всё тихо и очень красиво!
.....Я добрался сюда! Я на том берегу,
.....Где всё тихо и очень красиво.

Как же быть мне теперь?! Здесь я петь не могу!
До утра не сидеть в зыбком мареве синем.
Подождите меня! Я отсюда сбегу.
И не важно, что здесь..!
И не важно, что здесь так красиво!
.....Подождите меня! Я отсюда сбегу.
.....И не важно, что здесь так красиво.

Где вы - кони мои?! Голос слышите чей?
За меня расчешите им гривы!
Эй, вы там! На бегу не держите коней.
Пусть посмотрят, что здесь..!
Пусть посмотрят, что здесь так красиво!
.....Эй, вы там! На бегу не держите коней.
.....Пусть посмотрят, что здесь так красиво.

Ты, гитара моя, я вернусь, потерпи.
Будет случай, найду в себе силы.
Пусть теперь у меня! голос будет другим.
Я сумею сказать..!
Я сумею сказать - как здесь было красиво!
.....И пускай у меня! голос будет другим.
.....Я сумею сказать, ... красиво.
7. 01. 2004.


Простой вопрос

Я даже не помню - давно это было,
О цифрах к чему говорить?
В автобусе с мамой мы ехали в город -
Не скоро ещё выходить.

Я песенку пел, рисовал на окошке,
Мне не о чем было грустить.
Мужчина уставший спросил понарошку:
«А ты, мальчик, кем хочешь быть?»

Я выпалил сразу: “Хочу быть шофёром,
Машины большие водить.
Давить на педали, копаться в моторе
И ветер с собой увозить».

Мужчина тот вышел, а я, вырастая,
К мечте не старался спешить.
Заботы, дела - жизнь теперь не простая,
Где там о мечте говорить.

Наверное здорово ездить в машине,
Но также неплохо ходить,
Печь хлеб, рисовать, видеть звёзды большими
И почту в дома разносить.

Работать шофёром простая задача,
Не в этом теперь жизни нить.
Теперь на вопрос я отвечу иначе:
«Я, батя, хочу просто быть!»


Родная Земля

Где - то там, наверху,
где смыкаются ветви берёз.
Где звучит в небесах
ненавязчиво трель соловья
Дух России живёт -
провожатый к обители звёзд.
Опираясь на плоть
под названьем Родная Земля.


Скромный числитель

Среди задач, по-жизни бледно-серых,
В искании ответов вечно мутных
Я поднимусь на пик решений смелых
Вопросов не банальных и не глупых.

Сквозь дебри знаков, чьих-то правил догмы
Ищу в корнях созревший жёлудь смысла.
Подобное суммирую с подобным
И, выделяя, сокращаю числа.

Я упрощаю цепи формул строгих
До дроби с иксом – истины обитель.
На знаменатель, общий здесь для многих,
Добавлю скромный, от себя, числитель.


Прошлая жизнь

Падение солнца за пыльную землю
Кольнёт меня в сердце.
Я в сон провалюсь неуютный и душный –
Невидимый путник.
Хранитель ворот с головой павиана
Ко мне обернётся:
- Зачем ты пришёл? Ведь тебе ещё рано.
Ты можешь вернуться.
Здесь нет горизонта, лишь отблески молний
И поле без края.
Со мной проводник ни на что не похожий.
Он знает, зачем я…
- Я буду с тобою. Иди и не бойся.
Дорогу ты знаешь.
Ещё до восхода к открытым воротам
Ты должен вернуться.
Я быстро пошёл, а потом побежал,
а потом, оттолкнувшись
От мрачной земли, высоту набирая,
Взлетел удивлённый.
Куда-то налево, где сполохи молний,
Мой путь протянулся.
Внизу что-то есть. Я немного спустился
И вижу картину:
Здесь начался бой: вот солдаты в мундирах
Отряд окружают.
И кони и люди в дыму и проклятьях
К реке повернули.
Они утонули. Но кто-то остался,
И смотрит на небо.
Молчит отрешённо, и слёзы не льются,
И сердце застыло.
Я слышал вопрос: - Кто ты – Бог или демон –
Смеёшся над нами?
Вопрос не ко мне. …Я сижу в темноте.
На закат засмотрелся.


Дорожная.

Я благодарен молодым годам,
А значит, собираю чемодан.
Вперёд – туда, где голубой туман.
Билет в один конец кладу в карман.

Ведь здесь я всё, что нужно мне, узнал.
Привычный старый мир мне тесен стал.
Я прохожу насквозь родной вокзал.
Мой поезд. Ну, пока. Я всё сказал.


Сновидец

Ты сегодня опять долго спишь -
Видишь яркие, вещие сны;
Сквозь туман на восход в них летишь
Оттолкнувшись от капель воды.

Только здесь настоящая жизнь.
Здесь не нужно зачёркивать дни.
- Может бросить обратную нить?
Но будильник кричит: – "Погоди!

Не спеши уходить просто так!
Ты всё взял! Чем ещё угодить?!
И другим дай увиденный знак.
Их до сна своего проводи".


Сложу в улыбку губы

Сложу в улыбку губы
Глаза слегка прищурив.
Открою рот для смеха
Я в воздухе осеннем.

Услышу эхо песни
Сквозь запах красных листьев.
Рукой траву поглажу -
На миг согрею землю.
10.2004


Тишина

Ты помнишь, что хотел найти
Куда приводят все пути,
И где Любовь живёт в груди?

Быть может, ты не там искал?
Быть может, ты искать устал?
Она всё так же далека.

Но вот когда ты взрослым стал
И верить в сказки перестал,
Она пришла к тебе сама.

Она - бездонная река.
В ней отразятся облака.
А в облаках течёт вода.

Она смывает все слова,
Затопит, мыслей, острова
И унесёт твои дела.

Жизнь без начала и конца
Коснётся твоего лица
Своей невидимой рукой.

Ты ощутишь в душе покой.
Ты будешь знать – кто ты такой.
И жизнь зачем тебе дана.

Мир перестал быть твой и мой:
Он здесь один, и он живой.
А мы все лишь его глаза.

Она и есть тот Храм души,
В котором можно не спешить,
А только - бесконечно жить.


Выход

Всё будет с нами хорошо -
Грустить не надо.
Ведь я вчера в траве нашёл
Ключи от Ада.
Долготерпенью моему
Они награда.
Шаг в дверь - и позади ещё
Одна преграда.

Могу как в детстве, без забот
В траву упасть я.
Связать ромашки стебелёк
Вокруг запястья.
Я всё прошёл и не боюсь
Теперь ненастья.
Я вновь обычный человек -
Искатель счастья.


Больше не надо

В который раз за эти годы
Я в прошлое бросаю взгляд:
Ищу причин нестройный ряд
Моей озлобленной природы.

Мешает думать страх в душе,
Что всем открыты бездны Ада.
Нет! Больше этого не надо!
Наш Мир не выдержит уже!

Я буду верить в мудрость Воли,
Что я последний из людей
Носитель сумрачных идей,
И что не будет больше боли.

Вам не пройти туда теперь.
Дыру заткнули мною Боги.
И пусть бесчисленны дороги,
За мной захлопнули ту дверь.

Добрее будет и светлей
В подлунном мире как в чертоге.
Где мы застыли на пороге
В извечном выборе путей.

Нет больше власти тьмы веков.
Забыты страхи и тревоги.
Теперь разумные как Боги
С грядущего сорвём покров.


Свежий ветер

Прогноз безрадостен - сегодня, как всегда,
Днём 35, а ночью тоже очень много.
Дождя не будет - в небе кончилась вода.
И это длится бесконечно долго.

Всем тяжело, больны большие города.
От мер спасения от солнца, мало проку.
Земля нам стала как сковорода.
Лишь ветер, к счастью, начал дуть с Востока.

С горячих сопок, сквозь крутые берега -
Сын океана, внук последнего потопа.
Добавит сил ему и матушка Тайга.
Да сил таких, каких не видела Европа.

Пусть солнце жарит, гибнут бедные стада.
Видать созрели мы для нового урока.
Для тех, кто слаб - пришла ещё одна беда.
Для тех, кто ищет – ветер начал дуть с Востока.

Цивилизация - какая ерунда.
Вся ложь твоя, тебе всегда выходит боком.
Есть только Сила, что нужна нам как вода,
Из тех краёв, что называем мы Востоком.

Там не прошла с косой, забвения волна.
Там память мудрости - без страха и упрёка -
Уже не ждёт, как неприступная стена,
А начала упрямо дуть с Востока.


Как умирать

Как дышать? - я с рожденья, откуда-то, знал.
Как смотреть, как моргать, как кричать и лить слёзы.
Я вертел головой, от усталости спал.
Ел, ходил в туалет – неизбежная проза.

Как ходить? Я не знал, как об этом спросить.
Просто взял, и однажды пошёл, вот и всё.
Да, конечно же, мне помогали ходить.
Но с нуля научить? Это просто смешно.

Как мне жить? - Не ответит, пожалуй, никто.
Лишь твердят: - Посмотри, как здесь жили другие!
Для меня, ваша жизнь, всё обман и враньё.
А за вывеской что? Бродят монстры, какие?

Жизнь втянула меня в свой большой хоровод.
Друг за другом, по кругу, идём как слепые.
Но ведь музыка кончится, жизнь – то пройдёт,
И на смертном одре мысли будут какие?

Что я жил, как умел. Ей себя посвятил.
Что мгновенья свободы меня посетили.
Буду горд за себя (столько дел совершил).
Попрошу, чтобы вы мне ошибки простили.

Неужели и всё – в этом цель бытия?
Вот я жив, а секундою позже, в могиле.
В лучшем случае – память о том, кем был я.
Чтобы помнили люди меня и любили.

Но какой в этом прок, ведь меня уже нет.
След сотрётся на нашей помятой планете.
Новый шаг в новый день, новый год, новый век
Совершат здесь, на смерть обречённые дети.

Это глупо и пошло, а значит враньё.
Значит всё не так плохо, а мы дилетанты.
Значит смерть - не конец, мы не знаем её.
Значит надо искать - смерть откроет нам карты.

2004


Новый век

Новый век нас догнал и уходит вперёд;
Мы всё топчемся в мёрзнущих лужах.
Где скрывается дверь, что откроет нам вход?
Провожатый нам, видимо, нужен.

Что за цель впереди? Кто туда поведёт?
Скоро ночь принесёт с собой стужу.
Страх, как камень в груди: вдруг он нас не найдёт?
Тот, кто скажет, где выход наружу.

Надо ж было попасть нам в такой переплёт:
Ждём какого–то мудрого мужа.
Я вдруг понял - за нами никто не придёт.
Ну и чёрт с ним – бывало и хуже.

Сделал шаг, под ногой хрустнул тоненький лёд.
Оглянулся - зима вихри кружит.
- Сколько мы простояли? Вот я идиот!
…И вошёл в новый век неуклюже.

2003.


Привет от Жанны д-Арк

Конечно же, вы будете смеяться.
Но, что поделать, - такова судьба.
Я мог лишь утомлённо улыбаться
Пока не поднял ручку со стола.

Как мы спешим её назвать святою.
Сказать себе: "Ведь тем она сильна!"
Но ведь она не родилась такою.
Не с ангелами детство провела.

Быть здесь свободной - дело не простое.
Пусть сила ей с рождения дана.
Но с сильных Мир и спрашивает втрое:
И риск велик, и жизнь всего одна,

И в сердце страх, и нет в душе покоя,
И разъедает мозг сомнений тьма.
Ну почему так странно Мир устроен?
Но шаг вперёд! И вот она – ОНА!

И мы могли бы не просить совета,
А поискать внутри незримый свет.
Кто знает наперёд на всё ответы?
А может, только в действии ответ?

Конечно здесь соблазн и всё такое…
Но жизнь найдёт для нас свои места.
И будущее было бы другое,
Когда бы мы не бросили искать.

Простите, что опять нравоучу я.
Я лишь решился просьбу передать:
- Не тот герой, кто смерть за милю чует,
А тот - кто смеет вдруг героем стать!


Не уходи

Когда же мы выясним все отношения?
Вопрос неудобный застыл без решения.
Улыбка скрывает следы раздражения.
Упругое тело готово к движению.

Вскочить, разбросав все журналы, и смыться.
Поесть, покурить и, быть может, напиться.
Под громкую музыку в ванной закрыться.
Сломать, разорвать серых дней вереницу

Ты снова нырнёшь с головою в работу.
Друзья, разговоры, театр в субботу.
Опять убежишь в суету и заботу.
А сны, где-то там, продолжают охоту.
2003.


Дождь

Весь пол усыпан рваными бумажками.
В окне – непрекращающийся дождь.
Жизнь полетела в бездну вверх тормашками.
Ты, где-то далеко, домой идёшь.

Ты где-то далеко, а я - в истерике.
Письмо, как листья, ветер унесёт.
«Не жди, и не звони по понедельникам:
На этот раз, без вариантов, всё!»

Ты – прошлое моё, ты – тень по комнате.
Я – гончий пёс, следы твои ищу.
Плач неба лужей стал на подоконнике,
А мой, скулит: «Тебя не отпущу…».

Но, нет тебя! Любовь, сугробом, сгинула!
Открыл роман, а прочитал рассказ.
Лишь капли на стекле рисуют линии.
И я смотрю на дождь, как в первый раз.


Амур и старик

Невесомый, как ветер.
За спиной два крыла.
Так живут только дети
Из священного сна.

Им неведомы страхи.
Им неведом покой.
Ни дворца, ни рубахи,
Только лук за спиной.

Лёгкий шум пробудил
от недолгого сна.
Две стрелы наугад,
а попала одна.
Там – внизу прозвучал
чей–то сдавленный крик.
Со стрелою в груди
вышел дряхлый старик.

Он сказал: " Я вас знаю.
Видел ваши дела.
Я за вами шагаю:
Мне давно не до сна.

Раньше жил я спокойно:
Спал без радужных снов.
Но колдун по ладони
Предсказал мне любовь.

Я так долго бродил,
вас повсюду искал.
Я в пустыне сгорал
и в снегах замерзал.
Страсти нет
и не греет остывшая кровь.
Я сегодня спросил:
"Где же ваша Любовь?!!!".

Вдруг посыпались стрелы.
Покачнулась земля.
Ослабевшее тело
Не удержит тебя.

Пламя вспыхнуло в сердце.
Распахнулся предел.
Превратившись в младенца
К ним на Небо взлетел!


Пророк.

- Кто ты, вещающий так строго?
Быть может ты найдёшь ответы?
В чём правда жизни сей убогой?
И как нам жить на свете этом?

Тебя понять пытались все мы.
Открыть, как ты, всю душу сердцем.
Но видно слушать не умеем.
В мозгу закрыта эта дверца.

Кто спорит?! Правда в этом - видно!
Всё так, и ты помог во многом.
Но что, скажи мне, погубило
У нас способность видеть Бога?

Коль ты умнее бренных многих -
Ответь, что приключилось с нами?
Не говори, что власть у Бога
Ты нам скажИ, а мы уж сами…

- Простите люди мне обиды,
И мне не все открыты тайны.
Я ведь не Бог земной Фемиды,
А лишь прохожий – гость незванный.

Пусть мне открыты ваши мысли.
Законы высшие я знаю.
Я здесь искал лишь смысл жизни.
Я с вами, правда, не играю.

Мы все здесь Истину искали.
Свой свет она даёт немногим.
Видать вам рано рассказали:
Что вы – такие же, как Боги.


Прощёное воскресение

Блины на площади воскресной:
Кому - с икрой, кому – с вареньем.
От мам с детьми светло и тесно.
Ликует шумное веселье!

Как в старину, поются песни.
Все просят, поклонясь, прощенья
Не у далёких сил небесных,
У своего же поколенья.

- Мои друзья, какая встреча!
Где пропадали, расскажите?
…Ну всё, пока … ещё не вечер.
Мир вам и счастливо живите.

Всем улыбнётся день весенний,
Протянет солнечные нити!
Пришло, прощений, воскресенье
И вы меня за всё простите.
13. 03. 2005


Что делать?

Проветрить прошлые года.
Отбросить памяти засов.
Поднять и вынуть ил со дна.
Прогнать из глаз кошмарный сон.

Всё рассмотреть и всех понять.
Отпеть амбиций длинный ряд.
Простить обиды, злость унять,
Пусть все, что видят, говорят.

Премного душу отмывать.
Зело челом о землю бить.
Она одна у нас, видать,
И нам другую не добыть.

Пусть звёзды с нами говорят,
Мы будем умными детьми.
Кто выпьет вновь тщеславья яд?
Кто не захочет в рай идти?


Волк

Срединный мир застал врасплох -
Завоешь здесь от суеты.
Здесь мир придуманных оков.
Мой крик порвал завесу тьмы.

Где я? О Боже! Что со мной?
Мне не понять дурные сны.
Сгорел разорванный покой,
Гниют остатки тишины.

Как я (вот чёрт) сюда попал?
Как я родился не собой?
Где лапы, хвост, зубов оскал?
Куда исчез протяжный вой?

На задних лапах как ходить?
Как есть остывшую еду?
О чём мне с ними говорить?
Нет. Я, пожалуй, в лес пойду.

Среди людей я - дикий зверь.
Грудь разрывает злость и месть.
Я – человек! Как жить теперь?
А может Бог на свете есть?

Быть может я не зря рождён -
Случилось чудо – я воскрес.
Теперь мне пуля нипочём.
И я уйду обратно в лес.

Скорей всего мне нужно жить,
Чтоб правду людям рассказать:
Всех жить по-волчьи, научить,
Всем в зубы и на лапу дать.

Как глупо всё! Где тот ответ,
Что мир с собою принесёт?
Кто даст единственный совет?
Кто, промолчав, расскажет всё?
2002 г.


Тьма

Молитва взывает: "Услышь наши стоны!
Приди к нам и сам объясни:
За что Ты нас держишь во тьме беззаконья?
За что наши ноги в цепи?

Доколе мы будем во тьме спотыкаться?
Нам выход самим не найти.
Быть может нам нужно опять взбунтоваться?
Ты нас, неразумных, прости.

Мы в тысячный раз поднимаемся в гору -
Стараемся крест свой нести.
Но каждый из нас не однажды был вором.
Ты нам нашу жадность прости.

Наверное Ты заповедал Законы?
Так дай же нам сил их блюсти.
Тебе поклоняться до гроба готовы.
Ты нам нашу слабость прости.

Простишь или нет - мы не слышим ответа
И нет маяка на пути.
Мы верим, что есть Небеса Твои где-то.
Ты нам бессердечность прости.

Ты нам обещал, что спасение будет -
Хоть раз нам должно повезти!
Мы верим в Тебя – Всемогущий и Мудрый!
Ты только скорей нас спаси!"


Всеслава.

Велескниге посвящается

Пришёл Закон во исполнение чудес
Наш долгий сон, как прежде, сделать былью
Перун – Даждьбог спустившийся с небес
Обнимет нас, припорошённых пылью

Протрёт глаза поднявшимся с колен
Своим огнём прочистит нашу память
Мы не сыны языческих племён
По Ведам жили предки наши с вами

Здесь Были Русы Славные до нас
Внучата Божьи, нам оставившие имя
А мы, потомки, связь времён забыли
Но предки, к счастью, не забыли нас.


Новая песня.

Не думай о секундах свысока
За каждой - вздох, за каждой – блеск мечты
Они собой отстроили века,
А чем большим похвастать можешь ты?

Не думай о секундах свысока
Пока ошибок людям не простил.
Секундой правит Разума рука.
Секундой Бог о жизни возвестил.

У Времени секунды не отнять
И обогнать её не хватит сил
Секунда – миг, ей нечего терять,
Ты у неё о мудрости спроси

И лишь в любви сгорает ход времён.
Секунда яркой звёздочкой горит.
Их свет рассеет мрак людских измен.
Их свет о вечной жизни говорит.

Как жить теперь, куда направить взор?
Отмеряно тебе - трепещешь ты!
Секунды раздают: кому - позор
Кому - на поле дикие цветы.


С чем я сравню жужжанье стрекозы?

С чем я сравню жужжанье стрекозы?
О чём подумаю при виде женских слёз?
Куда сложу рождённые мечты?
Кому задам единственный вопрос?

Я доберусь до крика птичьих стай.
Я соберу по буквам шёпот звёзд.
Однажды крикну прошлому: – Прощай.
И перейду, ведущий в вечность, мост.


О себе

Кто я? Когда я это видел?
Я эту жизнь уже прожил.
Я был в конце, я был в начале,
Я первый камень заложил.

Я вижу свет – в нём все ответы,
Но не разборчивы слова.
Смеётся кто-то в свете этом -
Меня там ждут мои друзья!

Я отщепенец, я избранник,
Я на корриде, я в огне.
Я выбрал жизнью испытанье,
И жизнь «по полной» дали мне.

Мне тело – панцирь, рёбра – клетка,
Тяжёлый воздух давит грудь.
Мой мозг зажат свинцовой сеткой.
Родился - пройден первый путь.

Безумство – пьяное веселье.
Года на ветер, болтовня.
В бреду поспешное похмелье -
С косой кого-то вижу я.

Сценарий сыгран, путь протоптан.
Что ждать, кто знак покажет мне?
Быть куклой больше неохота.
С самим собою быть войне.

Свободы яркие мгновенья,
Во тьме унылая возня
Открылась мне, как откровенье,
И шаг наружу сделал я.

И пусть не стало больше света.
Я мир не потрясаю чудом.
Я сын и брат своей планеты!
Всему живому стал я другом!


Никогда

У глубокого безвременья
На холме высоких мыслей,
Мы увидим свет прозрения
Сквозь туман беспечной жизни.

Мы услышим ветер чаяний,
Рокот всех желаний тела,
Шорох знания случайного,
Скрип далёкого предела.

Запах детского цветения
На поляне нашей щедрости
Нам подарит наслаждение
И прилив безмолвной нежности.

Из фонтана буйной радости
Счастье плещет на ступени,
По которым поднимаются
Вихри свежих впечатлений.

Усмотрев рисунок вечности
В этой круговерти мира,
Всё же, наберёмся смелости
Написать свою картину.


Сон

Мне учителем будет твой завтрашний сон.
Ты откроешь глаза, а меня уже нет.
Я в просторах бескрайних согрею теплом
Дом, куда ты придёшь через тысячу лет,
Дом, где ты родилась и увидела свет,
Где подумала - да, а ответила - нет,
Где напиться воды - это высшее счастье,
Где укроют тебя от любого ненастья,
Где спокойно и ясно, и времени нет.
Ты откроешь глаза: «... ах! Всё это - лишь сон...».


Я к вам пришёл

Я слишком долго жил в саду пороков и амбиций.
Таким я в этот мир пришёл, но не таким уйду.
Теперь могу вздохнуть легко и видеть только лица,
А в их глазах - отсвет огня в покинутом аду.

Я к вам пришёл (Избави Бог!) не хвастать, а учиться.
Багаж творений, небольшой, к подножию кладу.
Лишь пару лет назад сложил я первую страницу
И понял, что без рифмы жить я больше не могу.

Теперь она живёт во мне - грустит и веселится,
Стучит в груди, дрожит в руке, пульсирует в мозгу.
И пусть сложнее станет жить - придётся потрудиться.
Но пусть хоть что–то расцветёт, теперь в пустом саду.



Детские сны

Из пустых, не запомненных нами мгновений,
Из повисшей над нами ночной тишины,
Выползают на свет осторожно, как тени
Наши самые нежные детские сны.

Звёзды тихо поют колыбельные песни.
Быстрый волк отнесёт нас на те берега -
Где творим чудеса с добрым ангелом вместе,
Где нас снова коснётся большая рука.

Но какой – то нечаянный звук потревожит.
Новый день, проявляясь, вернёт нам года.
Только детские сны удержать он не сможет,
И они улетят навсегда в никуда.