Аркадий Стебаков


Диагноз

 

(из коллекции старых анекдотов)

Два старых друга в дорогущем ресторане вновь повстречались побалакать по душам.
Один - был врач, другой по виду - просто Ваня, но счёт оплачен был конкретно пополам.
Так вот, когда уже прилично накатили, который Ваня тихо доктора спросил:
 - «Профессор, вылечи ты друга-простофилю, ведь в психологии ты – главный из светил!
С женой беда! Меня забила, загнобила! Всё: «солдафон , портянкин сын, сапог , кирза! …»

- «Она права! - Слегка поморщился светило, - и правду я готов сказать тебе в глаза.
Ты, брат, пойми – у вас история простая, таких на практике я много повстречал:
вы из деревни из одной, а эта Рая – теперь «звезда, элита» - ей не до борща.
Займись собой: бассейн, балет, не жри от пуза, и будь терпимей, Ваня, ты же с ней живёшь –
 с Женою Маршала Советского Союза!
Вот мотивация тебе, ядрёна вошь».

16 июня, 2020


Майский вечер

 

 
Ребята, вечер нынче – хочется орать!
Орать от счастья, что живой, что вижу это,
и после дождичка такая благодать,
что очень трудно удержаться стать поэтом.

Всего +9 за бортом и – тишина!
А ближний лес, как репетиция оркестра,
и здесь и скрипки, и явление Маэстро –
Природа вечна, бесконечна и вольна.

Вдыхаю счастье полной грудью и – озноб,
и чистота без пошловатой позолоты,
и хорошо, что я агностик, а не сноб,
и мне достаточно немногого для взлёта.

Пока писал, мой вечер сильно подустал,
добавил чёрного в сияющий индиго.
В соседней даче посиневший маргинал
тупой шансон вовсю врубает, забулдыга.

Примолкли птицы, гаснет медленно закат.
Слиняли дачники в конуры городские.
Но счастье было! Дай мне, Бог, ещё стократ
простой душой постигнуть радости мирские!

25 мая, 2020


Сюрприз


Вот – мой сюрприз! Этот дом я построил для нас.
Очень простой, не какой-нибудь там чертог.
Будет в жару и пивко, и холодный квас,
а в холода – тёплый плед, ароматный грог.
Здесь до железки всего-то лишь час ходьбы,
лишних машин не будет, у нас – тупик.
Можно ходить в ближний лес собирать грибы,
рыбы полно здесь, как местный сказал мужик.

Будут друзья приезжать, под гитару петь
старые песни студенческих наших лет.
Если тебе надоест на меня смотреть,
в доме компьютер и правильный интернет.
Баню построю у речки, вон там внизу.
Здесь будут грядки, а возле крыльца цветы.
Дуб вековой видишь? Сухо под ним в грозу!
Здесь одного нет – ребячьей нет суеты.

Детям здесь – рай! Об одном попрошу, Малыш:
старые письма его сожги, уничтожь!
Что-то не так? Отчего же ты всё молчишь?
- Я не вхожу в твои планы?
Ну что ж…
Ну что ж…

22 мая, 2020


Брюзгливо-пенсионерское

 

 

Приятно мне, что старое вино
ласкает Вам иссохнувшие губы.
Мы оба – интроверты, и оно,
смочив органнопафосные трубы,
скользит от горла в душу, где давно,
по умолчанью, впредь заведено
не трогать быль ни ласкою, ни грубо.
Поскольку мы ведь с Вами однолюбы,
мне дорого быть с Вами заодно,
ведь от рожденья мы несаблезубы.
Нам безразличны деньги и яхт-клубы,
что кажется нам чисто и умно.
К вину закуска – фрукты. Вы эстет?
Я тоже – нет. Засчитан Ваш ответ.

Давайте говорить про «наше всё» -
про то, что рай, как раньше, недоступен,
и прежде, чем к бытийности сползём,
включим себе хороший джаз в ютьюбе.
Посетуем на жёрнов с колесом,
что мелят вперемешку нас с овсом,
бессильные понять, что на уступе
над пропастью мы вместе, словно в супе
и мясо, и картофель, и фасоль –
всё это будет супом только вкупе
и съедено под рюмку, а невзлюбим,
так станет пищей для бродячих псов.
Стихи на кухне не отменит босс,
и до стихов он, к слову, не дорос.

Ещё вот тема: наша молодёжь
достойна (в массе) скорбного унынья!
Образованья тягостен падёж,
а воспитанья нету и в помине!
Вы правы, как воспитывать дитя,
коль папе от кредитов нет житья
и кругом голова от презентаций,
а времени – лишь только для нотаций…
У мамы – то баланс, а то отчёт.
Начальству нужно делать реверансы,
а нужно – в музыкалку и на танцы
тащить дитя, которое орёт.
И вместо скреп имеем ширпотреб.
Растил как репку? - Получите рэп!

О рэпе, кстати! – Жалкое нытьё
и бред половозрелых митрофанов!
В духовном смысле – это веретьё,
а им – деньга и уважуха фанов.
Не так им всё! Джеймсбонды-удальцы
взялись прихватизировать Жар-птицу?
И хочется сказать им: - «Эй, мальцы,
извольте в средней школе доучиться!»

Но хватит! Ведь печали глубина –
не всё, что есть у нас в остатке жизни.
Давай, дружище, оптимизм наш сбрызнем
остатками чудесного вина!
Прекрасно пообщались мы, друг мой,
развёрнутой «онегинской» строфой.

9 апреля, 2020


Февраль. Рассвет

 

Луна на небе, как дыра из царства светлого ко мне.
Она дотлеет до утра и уберётся без сомнений добросердных и забот – свой долг исполнила! Рассвет уже проснулся и бредёт, напялив ультрафиолет.

И так всегда, из века в век – и день, и ночь, то день, то ночь,
и знает каждый человек – рассвет придёт, когда невмочь в ночной безвестности дрожать в объятьях цепких февраля. И как спасенья надо ждать, когда затеплится заря.

Вот - просветленье! Ото сна восстал любимый бересклет,
и придорожная сосна надела беленький берет. Моя заснеженная Русь не пожалеет красоты…
Я, может, всё-таки дождусь, когда ко мне приедешь ты.

07 февраля, 2020


Лоховатое

 

 Мне однажды цыганка гадала в Новосибирске – я летел из Усть-кута, а там была пересадка. Я цыган сторонился привычно, так с детства водилось: не глядеть им в глаза, разговаривать строго и кратко.
Только эта цыганка сама выбирала жертву, шла навстречу толпе прилетевших спокойно и гордо. И она не ошиблась, что лох молодой - весь на нервах, предо мной воздвигая себя – магометову гору.
Я противился, я не хотел никаких предсказаний. У меня было всё зашибись и хотелось бы дольше… но она разглядела, что сел не в свои я сани и сказала: - «Уйдёшь – потеряешь намного больше!», что беда меня ждёт, впереди ожидают напасти, что с женою – беда, сыновей не увидеть мне вовсе… Словно в воду глядела цыганка (!), цепляя за пальцы и ладонь, что затейлива, как детективная повесть.
Как в тумане я деньги отстёгивал ей из карманов… Что ж теперь говорить! Кто не знает цыганского тренда?
Только я (вам скажу!) до сих пор весь во власти дурмана - 30 лет уже жду ей предсказанного хэппи-энда…

3 апреля, 2020


У меня горизонт ограничен дурацким забором

 


У меня горизонт ограничен дурацким забором.
Я терпеть ненавижу заборы, но – надо терпеть.
Что ж поделать, коль в нашей стране необъятных просторов
мне положен забор, даже если судьба умереть.

Но зато здесь у каждого есть огроменное небо –
бесконечность вселенская, что не имеет границ,
и сегодня, в закат, я увидел чудесную небыль –
пролетал караван белопенных стремительных птиц,

нежноперистых, с алым подбоем.
Сплочённую стаю
изумлённо-счастливым присвистом я в даль проводил
и, обидно, пока в суете телефон отыскал я,
пролетел на закат стройный ряд облаков-бригантин.

И, поскольку весной седину мою солнышко греет,
я подумал, ты только послушать без смеха изволь,
что орава романтиков – вечнолюбимые Грэи
пролетели отчаянно к нежнолюбимым Ассоль.

25 марта, 2020


Папин подарок

 

Стеклянный домик с крышей из гагачьих перьев,
увиты стены виноградом и плющом,
из дома в сад всегда распахнутые двери
и пахнут розы, окроплённые дождём.

В саду есть озеро, и средь душистых лилий
скользит по глади пара белых лебедей,
в резной беседке под шатром огромных пиний
за клавесином юный Вольфганг Амадей.

- Смотри, как красочны кирпичные дорожки
к бассейну, к саду в обрамлении цветов -
я так хотел бы, чтобы маленькие ножки
моей принцессы средь постриженных кустов
здесь мирно топали!
На заднем плане – парус,
и там лагуны синей ширь и серебро…

- Моя ты умница! Ты сразу догадалась:
живут здесь счастливо Мальвина и Пьеро.
И их покой не омрачат простые люди,
и им неведомо, как жить своим трудом…
Поверь, так будет не всегда. О том, как будет,
я расскажу тебе когда-нибудь потом.

4 марта, 2020


Провожаем отца или маму

Провожаем отца или маму,
необъятные чувства примерив -
нам они велики.
Этой драмой
очень долго живём, всё не веря.

Нелегка эта тяжкая ноша,
хоть с годами другие заботы
присыпают рутинной порошей
нашу боль.
Постарев, отчего-то

мы нежней нашу память лелеем
и она, благодарно ответив,
всё отчетливее и светлее
избавляет нас от междометий.

Хроникальные кадры юдоли
память вызовет из подсознанья,
а судьба скрупулёзно готовит
с дорогими другое свиданье…

Разминуться нельзя, это – точно.
Наша связь с дорогою душою
так светла! Суета не морочит
наше сердце, привычное к бою.

Мы о них вспоминаем стихами
и приходим с запиской в соборы…
Вот, опять кто-то шепчет цветами:
- «Дорогой, подожди! Я… тут… скоро».


28 мая, 2008


Ты ко мне не приедешь, я знаю

 


Ты ко мне не приедешь, я знаю.
19-й век – далеко!
А улыбка твоя неземная 
не согреет меня вечерком, 
и красивые сочные губы 
не промолвят тихонько - «Привет!»,
и … потом не отыщешь в YouTube’e
тот мужской бесподобный квартет.*

Без тебя тут чирикают птицы.
Нет, поют! Но не очень …поют.
Без тебя мне неправильно спится 
и к чертям испарился уют, 
и в остывшем, нерадостном доме 
мне пиликать сверчок перестал,
в безразличном оконном проёме 
за портьерами прочерк креста.

02.02.2020

* Имеется ввиду великолепный мужской вокальный квартет Il Divo (Великобритания).
Легко находится в YouTube.


Хотелось...

 

 (5-минутка)

Хотелось … выпрыгнуть в окно, 
бежать с мальчишками в кино, 
сорвать с японки кимоно – 
когда был молод.

Хотел достать тебе звезду, 
поехать зайцем в Элисту, 
поймать акулу на блесну – 
когда был молод.

Хотелось выучить фарси, 
смотаться в Питер на такси, 
в джерси понтовом пофорсить – 
когда был молод.

Хотелось лучших сигарет, 
большой, просторный кабинет 
и секретаршу, чтоб (нет-нет!) – 
когда был молод.

Хотелось белый Мерседес, 
кутить в компании повес 
и быть богатым, словно Крез – 
когда был молод.

А нынче – затворю окно, 
включу по телику кино 
и на фига мне кимоно 
в такой-то холод!

03 февраля, 2020


Как нитка тянется судьба

Как нитка тянется судьба
вдоль жизни долго.
На ней проблемы, жемчуга 
и чувство долга, 
неоперившийся рассвет 
за облаками 
и судьбы тех, кого уж нет, 
к несчастью, с нами.

Тут узелками – я и ты, 
и тот, кто лучше, 
сомненья наши и мечты, 
и те, кто круче,
и есть гадьё, кто учит жить, -
а нам не в радость,
и руку хочется отмыть, 
но – толерантность!


Всех нитка держит на себе – 
крепка, сурова.
Могла порваться – был момент, 
но не готова.
Так жизнь прекрасна и щедра, 
что сносит крышу, 
а скажет грешникам: - «Пора!» 
лишь тот, кто свыше.


03 февраля, 2020


Оптимистическое

 

Когда неверен ход часов 
и бесит ум Земли вращенье, 
когда бездарно выбран век 
и день рожденья твоего,
а свора шустрых подлецов 
ещё не ведала отмщенья, 
любой разумный человек 
начертит слово «Итого:…».

Когда устанешь от любви,
давно не нужной и постылой, 
и расплатился за покой 
своею собственной судьбой, 
тогда не плачь и не зови, 
не прилагай пустых усилий, 
купи с оказией любой 
билет до станции «Домой»

и, обнулив свои счета, 
готовься к жизненной атаке, 
и пусть порой слегка горчат
стихи и тягость ремесла, 
но лучше снова нищета, 
чем лесть галимая и враки, 
и лучше снова всё начать, 
как в детстве – с чистого листа. 

Ещё звенит в руке клинок 
и наготове плащ дорожный, 
стучит копытом рыжий конь 
и в жилах радостная дрожь, -
так, значит, верно выбран срок 
и, значит, снова всё возможно, 
и всё поставлено на кон 
с девизом «Хрена нас возьмёшь!».

02.02.2020


Почти по Матфею


 
Я живу и просто, и легко,
греюсь у костра воспоминаний
и учусь у мудрых стариков
взгляду философскому на камни, -
их пришлось годами собирать, 
несмотря на пафосность заклятий;
я любить учился и страдать,
обнимать и избегать объятий.

Мне пришлось и строить, и ломать,
и снимать с деревьев урожаи,
мне детей - а для чего кровать? -
женщины красивые рожали;
ошибаться и прощать вину,
и любить друзей самозабвенно,
пить до горла... Вот пройти войну
не пришлось, не в этот раз, наверное.

Жизнь моя - вихлястый тарантас!
Я недавно отпустил поводья :
пусть несется, как в последний раз,
"Бог со мной!", как говорят в народе.

31 января, 2020


Тот город в тумане

 

Тот город в тумане почти незаметен 
и в нём копошатся бесцветные люди – 
угрюмые лица, унылые дети, 
там каждый, конечно, себе на уме.
А первый хозяин, который построил 
хибару на этом обширном болоте, 
давно уже умер, покрыта листвою
могила его на ближайшем холме.

И здесь поколенья сменяют друг друга, 
и кто-то богаче, а кто-то беднее, 
но все они, в общем, как чья-то прислуга,
стараются быть не заметней теней.
А Солнце тот город обходит в испуге, 
как будто стесняется города Солнце, 
как будто неловко ему, что в округе  
так много цветов и счастливых людей.

Но в городе этом есть свой сумасшедший, 
он ходит на холм со своим одеялом 
и часто им машет, и всем подошедшим
 твердит сумасшедший такие слова:

- « Ну что же вы, люди! Давайте со мной 
махать одеялом и сильно, и часто,
давайте избавимся от безучастья,
прогоним туман в головах и ненастье, 
и вместе узнаем цветистое счастье… 
Поверьте мне, люди, хоть есть я – изгой…»

Но мимо проходят бесцветные люди,
туман в головах… 
А дурак – неподсуден 
и кто разъяснит им, что с городом будет, 
если все вместе они будут стоять на холме и махать одеялами…

22 января, 2020


Утреннее

Поздний рассвет.
Перламутрово зимнее небо.
Нет облаков, но прозрачности нет в небесах.
Зимняя сказка, волшебная снежная небыль.
Снег розовеет, слеза в стариковских глазах.

Бодрый морозец, молчание ближнего леса,
внутренний голос, осознанность бренности дней,
день наступает развитием жизненной пьесы –
краткий момент в скоротечности жизни моей.


Солнце, конечно, проглянет сквозь хмурое veto,  
это, как счастье – приходит оно в каждый дом,          
надо лишь верить и жить, и любить беззаветно…
Хрупкая старость?
Давайте об этом потом…

12 января, 2020      


Окопный вальсок для фисгармонии и офицера

 

 
 ( Недотрога)

Я не стану сердиться на Вас, мой далёкий и преданный друг, 
что давно Вы не пишете мне нежных слов торопливою строчкой.
Я не видел давно Ваших глаз, но навечно запомнил испуг –
 вестовой на уставшем коне разлучил нас депешею срочной.

И теперь на ненужной войне государеву службу несу, 
всё – походы и пули свистят, собирая оброчную лепту.
А когда станет горестно мне, я смахну ледяную слезу 
и припомню, сердечно грустя, образ Ваш и волшебное лето.

Но на Вашем бессонном окне занавеска порою дрожит 
от касанья красивой руки, если глянете Вы на дорогу.
Не тревожьтесь, прошу, обо мне, я вернусь из смертельной глуши 
и войне, и судьбе вопреки, чтоб увидеть мою недотрогу.

Недотрога моя, милый друг! Так должно быть, что верен я долгу. 
Путь до счастья обрывист и крут, подождите, коль будет он долог.
Ну, а если я всё ж не вернусь, опрокинутый пулею злою,
Вы любимый наш розовый куст иногда поливайте слезою.


9 декабря, 2019


Облом!

 

 
Во сне иль наяву тебя увидел мельком, 
как аленький цветок на фоне серых скал, 
и образ милый твой со мной стал нераздельным,
как будто я нашёл, что долго так искал.

И грустный саксофон решил, что хватит плакать, 
и закатил душе немыслимый скандал, 
а томная труба в сурдинку стала квакать, 
и барабан решил, что это – карнавал!,

и вдруг моя душа расправила ветрила, 
и я к тебе пошёл с букетом чайных роз…

Но выяснилось, что ты классику любила, 
а муж любил хоккей… и грубый тайский бокс.

10 октября, 2019


Местное


 
Прекрасный закат!
Ты представь себе – тучи и небо 
смогли поделить меж собой и пространство, и цвет…
Закат неторопко ушёл исторически в небыль, 
а тучи опять истерично ругают рассвет.

И здесь хорошо покурить на крыльце в непогоду, 
уютно закутавшись в клоунский клетчатый плед, -
я с детства не видел так близко родную природу, 
всерьёз полагая, что город – всем бедам ответ.

И трудно сказать, где здесь правда, а где небылица, 
ведь там, где родился, и следует жить и любить…
Сосед, например, ненавидит поездки в столицу
и выше «Ашана» он ценит родную теплицу, 
и, думаю, прав он – чего ж на авось ворожить!

Здесь всё, что поможет срастись незатянутым ранам 
и много работы до поздней вечерней звезды,
и времени МНОГО осмыслить житейскую драму,
и духа хватает, чтоб вновь дотянуть до весны;
а если нахмурится осень, вползаю под крышу 
и рюмку со мною поднимет покойный Стэн Гетц…

Здесь нет одного – я твой голос негромкий не слышу, 
и здесь я – один. 
Впрочем, это – банальный конец.

17 октября, 2019

* Стэн Гетц (Stan Getz) - выдающийся джазовый саксофонист (1927-1991).

https://ok.ru/video/1500224622925


Слушай сердце!

Виртуальность изначально холодна,
нет души в твоих формально ровных строчках.
Может, просто потому, что – не одна, 
или разум возвращения не хочет.

Не возьмусь, любовь моя, тебя учить, 
ты и так уже учёней многих прочих, 
но о главном забывать не смей в ночи – 
не всегда хорош тот путь, что был короче.

Может, выберешь, душою не кривя, 
и решишь, не обольщаясь новым мерсом, 
что синица поглавнее журавля…
Слушай сердце, моя радость. 
Только сердце!

19 сентября, 2019


Подскажи, почему Одиночество ...

Подскажи, почему Одиночество
за столом моим, в сером плаще, 
величает по имени-отчеству, 
рассуждает о сути вещей, 
наливает и пьёт точно поровну, 
и, тряся бородёнкой седой, 
распевает про чёрного ворона, 
что кружит над моею бедой?

Поселился надолго и накрепко, 
рассудив, что сумеет прожить 
здесь, в душе моей вечно незапертой,
этот серый, ехидный мужик.
Может душу, от горя нетрезвую, 
принял он за никчёмную сныть
и советует другу болезному 
позабыть, позабыть, позабыть… 

Только помни моё ты пророчество,
что слезой и дождями не смыть: 
я забуду свои имя-отчество, 
но тебя не смогу я забыть.

11 сентября, 2019


Мне не нравится

 

Посмотри, дождь как будто серебряный!
Он подсвечен луной, как софитами.
Капли падают медленно-медленно, 
как признанье словами забытыми.

Да и как тут сказать, нелюбимому, 
ну не плакать же детскими слёзками 
от сознанья, что тропкою длинною 
я добрался к тебе в край берёзовый, 

достучался, добился и вытянул… 
Мой до счастья билет жизнью выстрадан.
Твой звонок показался обыденным,
а письмо прозвучало – как выстрелом.

Только что-то неясно мне, сирому, -
я за счастьем пришёл иль на помины? 
Вроде б ластишься телом, как к милому, 
а в глазах – будто терпишь оскомину…

А ведь я – не дежурный по графику 
и пришёл с самой чистой надеждою, 
что совпала мечта с биографией,
ведь люблю тебя, будто ты – прежняя…

Видно всё же любовь мою с детскости 
про запас ты хранила из жалости 
и с привычной расчётливой меткостью 
припасла этот пазл для старости…

Знаешь, много дорог мною пройдено, 
много видел, усердно учился я, - 
ипостась очевидна для бройлера, 
мне не нравится эта милостыня.

3 августа, 2019


Я скучаю без тебя!

(Из цикла «Собачья жизнь»)


Я скучаю без тебя!
Мне не мил ни свет, ни песни.
Пёс, почти что мой ровесник, так же грустен, как и я.

Мы без ласки и любви 
постепенно угасаем 
и посудой зарастаем, и звереем визави.

Мы хотим сказать, ма шер,
что домашние котлеты
нам милее, чем билеты, даже ежели в партер.

Мы гуляем по ночам
потому, что наши руки 
странно скрючились от скуки без объятий милых дам.

Оба, в профиль и анфас, 
мы усаты и курносы, 
и тебя нижайше просим дать ещё хотя бы шанс!

25 июля, 2019


Нет тебя в моей жизни


Нет тебя в моей жизни. Ты ручку теперь отложи!
И не надо гуглить – как всё прочее, это продажно. 
Всё, что было меж нами – история счастья и лжи. 
Я – где счастье остался, а ты… Впрочем, это не важно.

Нет тебя в моей жизни. И мир мой не рухнул… пока.
В жизни нет чёрных дыр, зарастают саднящие раны.
Ты хотела ребёнка - и я пришивал облака 
к сумасшедшей мечте о возможности личной нирваны.

Нет тебя в моей жизни. И я поцелую следы, 
если мог их оставить случайно мой Ангел-хранитель.
Нет тебя в моей жизни. И это – ещё полбеды.
Нет меня в твоей жизни – 
вот сцена 
и драма, 
и – зритель.

18 апреля, 2019


Месяц изящно тонок...


Месяц изящно тонок,  
вечер прохладен и свеж…
Как я любил девчонку 
в платьице цвета беж!

Губы в лесной малине, 
нежность укола груди…
Были мечты невинны, 
жизнь была впереди.

Запах цветущих вишен, 
синь полевых васильков – 
как-то мне стало ближе 
всё это средь стариков.

4 июня, 2019


Профи


Пачка сигарет, допитый кофе, 
книжка с недочитанной строкой… 
Странный тип – провинциальный профи 
спит, на время сна прервав запой.
Снятся сны, где он – в концертном фраке 
властвует стихами над толпой, 
женщины в партерном полумраке 
ахают, не справившись с собой.

Он играл когда-то на рояле, 
да рояль забрали за долги 
и теперь на старенькой гитаре 
пудрит местным барышням мозги.
Три подружки из российских гетто 
(«по любви» и денег не берут) 
знают про Макбета и Гамлета, 
правда, ударений не блюдут.

Нравятся им вирши стихоплёта! 
Иногда тихонечко всплакнут 
над судьбой седого дон кихота, 
бросившего свой литинститут. 
И читают искренне и страстно, 
и наперебой, и наизусть 
все его чувствительные стансы… 
- «Что, заснул он снова? Ну и пусть!»

Труд поэта нынче обесценен, 
только этот преуспел поэт: 
публика, артисты, даже – сцена!...

А у прочих – и в помине нет.

29 мая, 2019


Жасминовое

Жасминовый куст торжествует в соседнем саду.
Красивая женщина часто стоит у калитки, 
как будто встречая того, кто случайно задул
свечу их надежды, кривясь в виноватой улыбке.

Ах, белый бутон! Аромат его тонок и свеж.
У женщины зрелой наполнено сердце любовью, 
в ухоженном доме поправит портрет в изголовье 
и вновь воспрепятствует хору напрасных надежд.

И снова калитку закроет она за собой, 
пройдёт меж цветов в глубину плодоносного рая 
к скамье, а под вечер включит свой экран голубой, 
и в хрупкую чашку нальёт ароматного чая.

28 мая, 2019


Конкретное


Я тебе буду верен. Идея предельно проста:
мы с тобою – ручьи, что стекаются в главную реку, 
и вода в ней должна быть прозрачна и очень чиста, 
а иначе становится сложно прожить человеку.

Я тебе буду предан. Не надо меня приручать - 
я надёжен, как сфинкс огроменный в пустыне Египта,
и не надо басить, ведь команды меня огорчат 
и сердечная дружба не станет строкой манускрипта.

Я с тобой буду честен. Но если однажды в любви 
ты любви не захочешь, черкнёшь у двери пару строчек -
то скажи мне «Уйди!» - я уйду, но потом не зови.
В пунктуации я не силён – не люблю многоточий.

17 апреля, 2019


Всему своё время


Всему своё время. Вот в дальний полёт, 
оснастку поправив, летит самолёт – 
над грязью событий и рёвом побед 
оставит он в небе свой меркнущий свет.

Всему своё время. И юный Герой 
тупую толпу поведёт за собой – 
они ниспровергнут, низложат, убьют 
и вновь ужаснутся бандеры и Брут.

Всему своё время и в радости дней 
родится дитя, 
что намного главней.

9 апреля, 2019


Сослагательное


Эх, сейчас бы на лыжи горные 
(я бы выбрал прыжки с трамплина), 
чтобы взмыть над рутиной горькою, 
обманув в сотый раз судьбину.

Правда, есть не одна особенность 
в эйфории того парения –
1) как-то станет не важной собственность 
вместе с манией накопления, 
2) и в полёте, как в жизни с женщиной, 
нужно думать о приземлении – 
то ль получишь лодыжки в трещинах, 
то ли возгласы одобрения…

 Я бы время теперь не тратил зря 
и просил бы, встав на колени я, 
но с судьбой моей не сторгуешься 
в сослагательном наклонении.

18 марта, 2019







Светлые слёзы


Моим стихам ты очень рада 
и каждый знаешь наизусть, 
но почему, моя отрада, 
в глазах твоих испуг и грусть?
Опять листала старый Сборник?
Тебя там не было со мной!
Взгляни в окно, там жёлтый дворник 
воюет с новою метлой!

Вот, улыбнулась! Вытри глазки.
 – Салфетка? Как всегда, увы…
А толку нет грустить напрасно 
над полем выжженной травы.
Чем выше прыгаешь, родная, 
тем приземление больней 
и трудно выжить. Я-то знаю…
И слёзы были солоней.

А книжка… Брось её подальше! 
Весне окошко отвори! 
Я всё отдам за жизнь без фальши 
и слёзы светлые твои!

14 марта, 2019


Мне снится

Мне ночами порою снится
Площадь дедушки Ильича, 
однокашек бедовые лица, 
дом из старого кирпича.

В самых первых воспоминаниях – 
месяц март, 53-й год, 
в рамке траурной крик отчаяния, 
«Серп и молот» - молох-завод, 
паутина Рабочих улиц,
двухэтажек угрюмый взгляд 
и толпа работяг, сутулясь, 
серой лентой уходит в ад; 
шнур витой до одной розетки, 
коммуналка на три семьи, 
перебранки с Ягой-соседкой, 
в школу с часу и до семи…

Как давно! Середина века 
(века прошлого, не взыщи!) 
бьёт советского человека 
каменюкою из пращи…

Паровозит дымами город, 
из которого я ушёл….
Экология – это повод.
Экология – хорошо!

20 марта, 2019


Буду ждать!

 

Томительны минуты ожидания.
Стихи и джаз.
Нелёгкие проблемы мироздания 
вдали от нас.
Две чашки приготовлены для кофе, 
согрет коньяк.
Я мысленно тебе слагаю строфы, 
курю табак.

А строки так привычно непослушны 
в полночный час – 
ты снова не придёшь ко мне, подружка. 
В который раз.
И пусть зовут глупцом и сумасбродом – 
моё - не тронь!, 
но ждать тебя я буду год за годом 
и жечь огонь. 

13 марта, 2019


Предчувствие

За окошком весна теребит меланхолию зимнюю,
скоро строчки-ручьи побегут и отнимут покой.
Мне теперь не до сна – скоро вслед за весенними ливнями 
я любовь своей жизни увижу в косынке цветной.

По каким же законам мы поздно встречаем невстреченных – 
тех, кто был предназначен судьбою в начале пути?
Мне не знать, эта тема вверху навсегда засекречена - 
это, впрочем, не важно, а важно в итоге найти.

Я душою расцвёл, как цветёт ошалевшее дерево
тёплой осенью вдруг, в затянувшихся родах зимы.
Невозможно узнать, сколько мне в этой жизни отмеряно, 
не торгуясь, возьму под любые проценты взаймы.

В драгоценном бокале в руке, щедро меченой гречкою, 
золотистые отблески лета и шёпот реки…
Только Осень, смущаясь, советует мне перед встречею: 
- «Не волнуйся, мой мальчик, и сердце своё береги».

2 марта, 2019


Когда-то...

Когда-то ты уже не позвонишь,
чтоб после искрометного реченья
впервые испытать всего-то лишь
сердечное как-будто облегчение.

Когда-то не захочешь вспоминать -
расстанешься с привычкой ежечасной,
и застилать любимую кровать
с одной подушкой станешь безучастно.

Когда-то по средам, в урочный час,
в осадке только выпитого кофе
найдешь привычно взглядом карих глаз
известный лишь тебе медальный профиль.

Когда-то надоест душой кривить
и вдруг замрешь в счастливом понимании -
меня не перестаешь ты любить
на самом бесконечном расстоянии.

20 ноября,2018


Распоследняя любовь


Ты в порыве откровения
обнажаешь душу мне, 
в тихом омуте старения 
ты, как солнце при луне.

Взгляд лукавый выразителен, 
знак вопроса там, где бровь…
До чего ж ты умилительна, 
распоследняя любовь!

В этом чувственном затмении 
рыбкой радужной всплесну, 
забывая, что забвение – 
перспектива на блесну.

У мужчин есть точка кризиса – 
неизбежности маяк.
Ты во мне, как в Книге Гиннесса – 
страсть последняя моя.


21 января, 2019


Белое

 Снег на лапах сосновых будто белые птицы, что присели устало после дальней дороги.
Будто к сердцу прильнули – сердцу родины милой, отдохнуть и поверить, что добрались до дому.

Вот и я за морями не изведал покоя, всё щемило на сердце от тоски по рябинам, 
по осеннему саду и скамейке под вишней, по неслышной походке быстроглазой певуньи.

Всё не так на чужбине, всё душа неспокойна и чужие улыбки не согрели мне душу. 
 Сердце рвётся в Россию, где вольготные ветры и ольха по-над речкой машет веткою клёну.

Если снова на сердце непогода наступит, белой птицей на ветке я себя представляю. 
 Как уставшая птица в новогоднюю пору на развесистой лапе примощусь отдохнуть.

28 декабря,2018


Уезжаю. Так случилось.

Уезжаю.
Так случилось.
Обстоятельства главней.
Ты зачем, скажи на милость, 
притулилась у дверей?

Ввечеру прощались слёзно, 
мир делили пополам…           
Согласись – ты несерьёзно 
отнеслась к моим словам

и тебе поверить сложно, 
что синица из руки 
ускользнула осторожно 
сквозь уютные силки, 

и скупы слова разлуки, 
и любая лесть груба,
и глаза в прощальной муке, 
и обняться - не судьба.

22 октября, 2018


С ветрами прилетевшая печаль

С ветрами прилетевшая печаль
присела в сердце, как на ветку птица, 
я, кажется, опять во сне кричал,  
и снова - явь, а кажется, что снится.

А всё-таки откуда это «Ах!», 
укол сердечный, гул воспоминаний, 
неясное сквозь слёзы всё в слезах 
твоё лицо, предательство признаний
и эта боль тягучая и злость, 
как-будто ты была всему причиной, 
и будто бы с тебя всё началось,
и словно лишь с тобой я стал мужчиной…  

Откуда это всё? Где не закрыл 
стальную дверь в забытое далёко 
и отчего хранитель-шестикрыл
позволил так подставиться жестоко 
и окунуться в прошлую печаль?
Казался ветхим крест на пепелище…
Но тот огонь… 
Меня он сделал чище! 
А разум вновь: не жаль, не жаль, не жаль, не жаль, не жаль…..…


24 сентября, 2018


От себя не уйдёшь

Уходя - уходи, не кляня.
Позабудь про слова и про ревность, 
и про нашу наивную верность 
позабудь, уходя от меня.

Пусть проляжет дорога твоя 
через нищие сёла и пашни 
в те места, где стеклянные башни 
небу вызов безумный творят.

Там расскажут, в беседке из роз, 
как в чистилище слыть нелукавой, 
и не приторной, и не забавой 
для кого-то из тамошних бонз.

И наступит желанный покой, 
присмиреет домашняя челядь,
понимая, чем можно измерить 
цену жизни, что стала судьбой.

Средь гламурных волчиц и матрон 
станешь лучшей, тебе ведь не сложно, 
а кормильца сведёшь осторожно 
до развода иль до похорон.

И однажды в конце февраля
простодушно всплакнёшь, поминая 
горемыку из давнего рая, 
слишком бедного для алтаря.

Уходя - от себя не уйдёшь.
Разум свыкнется с долей любою, 
только то, что зовётся любовью, 
не вернуть ни за ложь, ни за грош.


11 ноября, 2018


Твоих стихов

                                                          Любимому поэту

Твоих стихов весенняя страна
давно раскрыла мне свои объятья 
и мне дано постичь невероятье
узнать, как во вселенской благодати
звенит восторгом каждая струна.

Настоена на трудной правде лет 
Весна твоя… И - дерзкая, шальная -
в дорогу вновь зовёт и обнимает, 
и в ней призывно красками играют
черёмуха любви и яблонь цвет. 

Вот минула пора лихих снегов,  
ручьи размыли и тоску, и скуку
и оттого, что кончилась разлука,
целуют губы лепестками звуков 
цветущие слова твоих стихов.
 
27 августа, 2018



Моя Фабула


Легко касаясь белого листа
летит перо, за мыслью поспевая, 
и Фабула, пока ещё нагая, 
на чувство состраданья уповает 
и прячет с глаз скоромные места.

А я ваяю опус, на лету 
подмётки рву у малахольной Музы, 
ей поправляю спавшие рейтузы 
и мне смешно, и вовсе не в обузу 
у сонной Музы слямзить красоту.

Закончен стих. 
У Фабулы – приём!
Она идёт к гостям, что в ряд расселись, 
чтоб рассказать под восхищенья шелест
тебе, моя стареющая прелесть, 
о тихом обожании моём.


21 июня, 2018


Я в отпуске

Разъехались друзья,
бреду домой, 
никто не должен приготовить ужин, 
я – гвардии поэтов рядовой -  
всегда готов и никому не нужен.
И снова превращаются стихи 
в спасение, а там - во внешнем круге
не раз меня сбивавшие с ноги
недобрые, ощеристые вьюги.  

Тогда другие были времена -
мне выжить повезло в итоге драки,
а Муза изменила и она 
сама распространяет эти враки
про то, что не сподобится поэт 
писать, коль сыт и нет любовной тяги...

Но только Вам скажу я свой секрет: 
я в отпуске до первой передряги.


28 мая, 2018


Всё дальше


Длиннее кажется теперь тропа к лесному роднику 
и скорбный перечень потерь увяз в повыпавшем снегу, 

и выразительней глаза, уже глядящие вослед, 
и отстранённей образа, и ближе душ любимых свет,

и не манит уже свеча изведать сладкие грехи
и, кажется, слегка горчат седых товарищей стихи.

19 ноября, 2017






Твой портрет

Грущу порой о прожитом своём,
что не сбылось и с кем пришлось расстаться,
с тоскливой Музой тешимся вдвоём,
слагая незатейливые стансы, 
волочатся неторопливо дни
и по-хозяйски в срок приходит старость…

Пусть одиноки мы, но точно не одни, 
когда любви в душе хотя бы малость 
осталась в сокровенной глубине 
и логике назло, и объясненьям, 
и я смотрю на фото на стене, 
где образ твой и в нём - моё спасенье…

А ты была … как взрыв, как вечный зов, 
и сквозь года, ничем не объяснимо
мне сердце обжигает так любимый
горячий шоколад твоих зрачков.

31 мая, 2018


Рукко-ла, рук-кола

Утренним голосом тихо мяукнула
- «Доброе утро! Как спал, дорогой?».
Я в это время с листочками рукколы
к завтраку подал тарелки с едой.

В тонкой рубашке, небрежно распахнутой,
ты по-турецки сидишь за столом.
От восхищения внутренне ахаю – 
сразу два солнца расцвЕтили дом! 

Ах, наплевать мне – что было, как сложится! 
Только хочу я, чтоб тысячу лет
в тонкой рубашке и с заспанной рожицей
ты выходила поесть мой омлет.

Рукко-ла, рук-кола, рук-кола, рук-ка,
рук-кола, рук-кола, рук-кола-ла...
)))


17 мая, 2017


graziosamente


В обычном с виду и уютном доме
где роскошь – это свет и чистота, 
не видел никогда живых я, кроме 
собаки и огромного кота. 

Кот трубку курит и всегда в халате, 
ответить может на любой вопрос, 
и словно бы игрушечную лапу 
с улыбкой подаёт мне добрый пёс.

И пусть уже зовёт ехидно старость,
и пусть мне это снится много лет -
как жаль, моя нечаянная радость, 
что нас с тобою в этом доме нет.


16 мая, 2017


Ночная гостья


Вошла, не поздоровалась… и долго
в углу снимала мокрое тряпьё, 
на красный угол покосилась… Дрогнул    
лампадки язычок и глянул строго        
Господь с иконы прямо на неё.    

Безрадостным окинула жилище
нелестным взглядом, будто неживым, 
и, хмуро щерясь, попросила пищи -
не так, как просит измождённый нищий, 
а так, как будто соблюсти режим. 

Мы всё, что было, выставили гостье,
(для нас – за счастье Правде послужить), 
а странница и не стеснялась вовсе
и дочиста обгладывала кости, 
и острого просила подложить.

Поела и добрее будто стала.
Чайку испив, скрутила косячок 
и в нашу баньку побрела устало - 
отмыться, видно много что пристало 
в дороге к ней… И видно, что ещё 

ей надо б отдохнуть. 
Заночевала.
Поутру встали рано до зари, 
глазам не верим – что-то с гостьей стало: 
куда-то делась смертная усталость 
и будто свет небесный изнутри… 

- «Останься с нами, Правда, сделай милость!
На завтрак простокваша и блины…»
За хлеб и кров нам в пояс поклонилась:
- «Мне вера ваша очень пригодилась 
и души, что добру отворены.
Остаться не могу. Пока ленилась, 
Отец уже грозит сухим перстом – 
что вместе мы, а трудимся вполсилы…» 

И родину, и нас в ней осенила 
широким всепрощающим крестом.

5 мая, 2017


Очень осеннее

Нет новостей. И осень. И дождливо.
И завтра бы поехать к роднику, 
но не судьба - крута тропа из глины, 
а мне в сизифы поздно, старику.

Зато не поздно вспоминать дороги, 
кошмар долгов и родственных голгоф -
как милостыню, собираю крохи 
по следу заблудившихся волхвов.

Но прошлое – зачёркнутая фраза.
Не важно помнить. Важно понимать, 
что я сегодня не хочу ни разу 
былое горьким словом поминать.

И осень – как подарок, как лекарство, 
как щедрость прозревающей судьбы – 
широким жестом мне показывает царство, 
проигранное начисто, увы!

Осенних месс глухи речитативы, 
что многим - благость на исходе лет, 
а Гостья в складках чёрной альмавивы 
припрятала сверкающий стилет.


Октябрь, 2015


Летим, не видя неба второпях

Летим, не видя неба второпях,
а нам оттуда подарили просинь… 
и шапочки из снега на ветвях 
застывших в зимнем полонезе сосен;
и это ощущение судьбы, 
которую мы ловкими руками 
пытаемся избавить от борьбы 
с коварными и цепкими врагами;
и счастье, о котором нам поэт 
ласкает слух изысканным сонетом;
и женщина - из тех, которых нет 
нигде, да хоть обшарьте всю планету…

А музыка прозрачная с небес 
сочится в унисон с любовным стоном, 
и у подъезда старый мерседес 
нас ждёт, кряхтя простуженным клаксоном.


6 января, 2018


Тебя бы я нарисовал


Жизнь велика многообразьем,
числом событий и людей, 
но мало кто – из грязи в князи 
при изобилии путей, 
и каждый просит, чтоб – не больно, 
когда вручит себя судьбе, 
и каждый, вольно иль невольно, 
получит счастье по себе. 

Не будь тебя в конце дороги,
тебя бы я нарисовал 
с полуулыбкой на пороге 
пути, ведущего в астрал… 
Но будто зверь на мягких лапах 
в тайге уходит от людей, 
уходят нежности и запах 
последней женщины моей.

13 июля, 2017


Заварю-ка чайку

Заварю-ка чайку нужной крепости,
начитаюсь хороших стихов 
и тоске, как ленивому нехристю, 
дам вдогонку весёлых пинков -
что, мол, ленью душевной опутала,
заковала в медвежьем углу 
бородато-усатое пугало!…
И себя крепким словом ругну, 
что хотел было петь лёгким зябликом 
над унылой судьбой мостовых,
а лежу закатившимся яблоком
под шафранную пестрядь листвы…

Может, к чёрту житейские примеси!
и, сыграв обречённо ва-банк,
проживу, как сорвавшийся с привязи 
расшалившийся маленький танк, 
и в прозрачной питейной прострации 
снова с музой своей согрешу,
и в кафе «Вечный зов» возле станции 
распронзительный стих напишу. 

29 марта, 2017 


Ночь


В извечном сговоре с Луной
и в подволоке неземной
нисходит ночь на необъятные просторы
и ей, царице теневой,
всегда загадочно немой, 
покорны люди и зверьё, леса и горы.

Она стара, на вид плоха, 
но помнит каждого волхва 
и поимённо всех задолго до Плутарха.
Ночь и немотна, и глуха, 
но до шального петуха 
она равняет и лоха, и олигарха. 

Её намеренья просты: 
деревья, травы и кусты, 
и плод беременной лозы утешить снами - 
и в этом мудрость простоты: 
сегодня - помыслы чисты, 
лишь завтра встанет лицедей, поднявший знамя.

Ночь освежающей волной 
смывает макияж дневной 
с паяцев власти и дешёвок полусвета. 
И ночью мир совсем иной, 
и всяк становится собой, 
как в закулисье девушки кордебалета. 

Эй, ночь! Ты – женщина? Тогда 
услышь: - «Ты – вечно молода!»
и эту правду не сочти за лесть с ухмылкой.
Я - тоже молод! 
А года – игристых вёсен череда 
в старинной 
запечатанной 
бутылке.


16 апреля, 2016


Ещё маленько о женщинах



Нет, женщины – не кофе по утрам,
не хлопоты в канун 8 марта, 
не разность в масти дам или недам, 
не подлости внезапного инфаркта…

У женщин есть конкретная стезя, 
им, каждой, не важны законы стаи, 
и женщине нельзя сказать «Нельзя!», 
и лишь дурак об этом всём не знает.

Но это всё теории. 
Когда 
всё женское бурлит в одном бокале - 
нет места для приличий иль стыда:
Сдавайтесь, мужики! 
Капец. 
Пропали. 

21 апреля, 2017 


Весенне-обострённое


Мы в гонке месяцев и лет
не успеваем оглянуться: 
события приходят к нам, 
иль мы готовим их приход. 
И в этой суете сует, 
как говорил старик Конфуций, 
забыв пожить, к похоронам 
своим спешим за годом год.

Тоска повесилась на мне, 
как на крюке, седая сволочь! 
Она со мной накоротке, 
ей всё прощалось много лет. 
И мы опять наедине, 
но век другой, другая полночь 
и отражается в окне
совсем не дружеский банкет.

И в том ли дело, что – весна(!), 
и грязный снег растаял в роще, 
и жарит солнце, растопив 
на сердце слякотный туман…
А, может, просто седина 
жить обязала много проще 
и стариковский креатив 
хмельнее крепкого вина?

Очнитесь, братья! Хватит драк!
Давайте жить полней и лучше, 
и звонкой искренней строкой 
восславим истину и флаг.
И пусть когда-то будет так, 
что наши родственные души
найдут приветливый покой 
в кругу таких же бедолаг.

4 апреля, 2016



Не дари мне цветы (+ песня)


Не дари мне цветы. Больно знать, что они … умирают.
Я ведь женщина, милый, каприз мой пойми и прости!
В дорогом хрустале увядают они, увядают
и опавших иллюзий лежат возле них лепестки.

Не дари мне цветы. Ведь какою бы нежной рукою
ни сорвали цветок – он погиб за свою красоту…
Я ведь женщина, милый, и тоже цвела красотою,
очень чувствую я эту будущую немоту.

Не дари мне цветы. Лучше выкроим времени горстку,
по осенней тропе пошуршим городским башмаком.
Я ведь женщина, милый. Любовь для меня - это воздух
и вода, и сплетенье корней и … полёт лепестков.


август, 2009

Эти стихи были написаны для моего дорогого соавтора и друга Ольги Таранюк, чтобы стать песней
 https://www.chitalnya.ru/work/105130/  


Мы - светлячки

Мы – светлячки. Наш геройский всполох

неразличим в ряду миллиардов,

мы на поверку – то лох, то олух,

все имениты и все бастарды.

Время покажет, что будет дальше,

чем обернётся наша дорога,

что прорастёт из газетной фальши,

чей будет дольше стучать хронограф,

как зацепиться за пик победы,

кто в миргородской утонет луже,

кем обеспечены наши беды,

сколько запросят хохлы за дружбу?…

Впрочем, вопросов у жизни масса!

Вот, почему, потрудись ответить,

мы для начальства - «пехота, мясо»,

а для Всевышнего мы – дети?

 

Эх, времена! Вопиют фанфары,

главный кто громче, а не умнее.

Что ж горевать! Есть рецепт старый

жить и спокойнее, и мудрее:

сменим тональность и цвет иллюзий,

выберем добрый регистр ворчанья,

пусть всё хорошее (all inclusive)

душу согреет теплом звучанья.

Бросим в костёр перспектив валежник.

Нынешний вечер пусть станет главным.

Нет ничего, что пребудет прежним.

Жизнь – это чудо и жить – славно!

 

24 февраля, 2016


Из рая


Здесь юность, как нестираные ситцы
играет цветом, запахом глушит, 
и нежность, как тилинь ручной синицы 
пронзает дальний уголок души, 
и трепетно кольцо твоих объятий… 

Но утром, проглотив поспешно чай, 
из рая, твоего покоя ради,
уйду неслышно, будто невзначай,
и трудно не вернуться от калитки 
к распахнутому сердцу твоему 
и таинству джокондовой улыбки, 
что мне предназначалась одному.

Но мы теперь пойдём по жизни порознь, 
считая вёсны, будто этажи, 
а в сердце - перепутанная поросль 
любви, самовнушения и лжи.


23 ноября, 2016


Зеркала



Зеркала – фотографии прожитых бед и побед.
Объективом души мы фиксируем временный статус:
чёрно-белые снимки из детством раскрашенных лет
и цветные коллажи, где так убедительна старость.

В зеркалах отражается юности страстная быль:
моментальные снимки эпохи, друзей и свиданий.
Со стекла мы стираем небрежно дорожную пыль,
амальгама вбирает в себя паранойю скитаний.

Неподкупно честны, пролетающих лет зеркала –
«три в одном»: палачи, судьи времени и прокуроры.
Но судьба их главнее и вдруг наступившая тьма
чёрным крепом закроет зеркал любопытные взоры.

10 декабря, 2014


Эх, давно не бывал я в глуши



Эх, давно не бывал я в глуши
и писал, что понятно, по памяти
о местах, где теперь - ни души,
деревенька, погост, вётлы в наледи,
и в ухоженных прежде домах
сквозняки прижились чуждопришлые,
и зверьё, потерявшее страх,
ночью прячется в риге за вишнями,
а проложенный трактором тракт,
что деревню обнял по окраине,
нынче пуст и сезонно горбат
в предзакатном рябиновом пламени.
Свищет ветер осенний в трубе,
рвёт последние листья смородины.
Сердцу больно и не по себе
на поминках моей малой родины.


18 ноября, 2014


Неудачная командировка



Мы познакомились в кафе,
наш разговор лишён был прозы
и вечерком я подшофе
несу к ней выпивку и розы:
две чашки кофе на столе,
открытый маленький халатик,
в руке изящной «Божоле»
и руку хочется погладить…
Для первой встречи «у неё»
всё очень так, всё как по нотам,
и рвётся тело в бытиё
неудержимым в схватке готом.

Но что-то не даёт вздохнуть
и развязать уже «гаврилку»:
она торопится … чуть-чуть
в своей домашней пантомимке,
слегка дрожит её рука,
зрачки уходят как-то влево –
тогда решаюсь я «быка
взять за рога»… и за колено,

но, вдруг, звонок! Халат слетел,
оставив лань мою нагою.
«Ах, это – муж! Ах, что же де…!»
А дверь под мощною ногою
печально крякнула, с петель
долой, ворвались грубо двое…

Я всё о женской красоте
узнал.
И сколько это стоит.


8 октября, 2014


После свиданья с любимым мужчиной

После свиданья с любимым мужчиной
едешь в машине.
Мир благороден и светел, и ярок -
будто подарок.
Лёгким укором насупленной прозе -
нежные розы.
Хочется кофе. Смеётся мыслишка:
- «Это уж слишком!».
Счастье в низу живота отдыхает,
сливочно тает.
Тело вздыхает, баюкая пламень
воспоминаний:
«Господи! Как хорошо это было!».
Время застыло.
Нежность опять уступает печали –
нужно едва ли…
Пара слезинок бегут по дорожке,
можно немножко.
Снова вопросы к судьбе окаянной.
Это не странно -
видно опять пир затеяла кривда,
что очевидно.
«Ну-ка, остынь и смотри на дорогу!»
- Ты себе строго.
Вот они – «пробки» в дороге и в жизни -
вместе сложились.
Мудрость не терпит житейских обочин,
хитрость – для прочих.
Взять себя в руки, отринув печали,
словно в начале:
Всё, улыбаемся! Хватит вопросов!
Ах, эти розы!


15 сентября, 2014


Эйфория



Познал, накапливая опыт,
огонь и воду, медь трубы.
Судьбы расслышав тихий шёпот,
тебе я сдался без борьбы

и, продолжая оставаться
у тёплой радости в плену,
я позабыл знакомых граций
и пелену, и белену.

Мне повезло по жизни сильно -
в нирване от твоих забот
я, как доверчивая псина,
даю погладить свой живот.


12 сентября, 2014


Oblivion. История женщины.


Два ласковых горящих язычка
ночных свечей колеблются неровно,
не в меру косорылая Луна -
как пациент с подвязанной щекой.
Мелодия скрипичного смычка,
кафе и столик в уголке укромном.
Ты стала поразительно умна –
я восхищаюсь разницей такой.

В чужой стране сбылась твоя мечта:
свободы, изобилие и дети,
и - трудно без друзей и без родных,
а ты себя хотела превозмочь…
Но вскоре оказалась «не чета»,
и, выяснилось, ты – «не очень леди»,
а жизнь, хоть и была без выходных,
восторги дня заглючила на «ночь».

Потом явился сладкий адвокат,
всучил бумаги и билет в Россию,
и старенькая мама, босиком,
приглядывала ночью за тобой;
депрессия, лечебница, халат,
нечёсанность, просвет, но - рефлексии…
И, слава Богу, есть любимый дом!
И - «Господи! За что ты так со мной!»

“Oblivion” – забвение, тоска,
полёт души великого Пьяццолы ,
со скрипкой говорит бандонеон:
в созвучии слились печаль и страсть.
А ты всё продолжаешь свой рассказ –
он горек тем, что нет в нём пересола,
и яркий под маркизами неон
подсвечивает мартовскую грязь.


29 августа, 2014


• Астор Пьяццолла (исп. Бstor Piazzolla; 11 марта 1921 — 4 июля 1992) — аргентинский музыкант и композитор второй половины двадцатого столетия, чьи сочинения в корне перевернули традиционное танго, представив его в современном ключе, вобравшем элементы джаза и классической музыки. Родоначальник стиля, получившего название нуэво танго (nuevo tango), Пьяццолла также известен как мастер игры на бандонеоне; свои произведения он часто сам исполнял с различными музыкальными коллективами. На родине в Аргентине он известен как «El Gran Бstor» («Великий Астор»).
•“Ob’livion” - (забвение, рус.) – одно из известнейших произведений А.Пьяццолы
•Бандонеон (исп. bandoneуn) — музыкальный инструмент, разновидность гармоники. Назван так по имени его изобретателя — Генриха Банда. Поначалу использовался для исполнения духовной музыки в церквях в Германии. В конце XIX века был завезён в Аргентину и вошёл в состав танго-оркестров. Именно благодаря бандонеону музыка аргентинского танго получила то пронзительно-щемящее звучание, которое привлекает к ней столько поклонников.


Будем жить, пока душа ещё работает

Знамо, мёртвые в ошибках не покаются.
Невиновна на пожарище зола.
Всем живущим не подвластно это таинство –
превращение в ничто добра и зла.
Убеждения, события, свидания
в макрокосмосе – щелчок и суета,
а живые сослагают вслед предания,
или крестятся, коль вспомнят иногда.

Умилительно смотрю на фотки старые,
где мы стайкой окуджавим у костра:
озорные,очень юные, с гитарою–
нашим символом духовного родства.

Мы уверены, что жизнь вокруг меняется
всё не к лучшему: вода не так вкусна…
Только лес нарядно к осени багрянится,
надрывает сердце ранняя весна,
и над нашими рутинными заботами
белый голубь мирно чертит небосвод…
Будем жить, пока душа ещё работает,
как бы тело ни устало от забот.

25 августа, 2014


У меня есть собачка



У меня есть собачка, её подарила мне … друг
(в этом случае слово «подруга» не кажется точным).
Дружелюбна собачка и любят её все вокруг
потому, что она любит всех - и хороших, и прочих.

Крутит хвостиком, смотрит в глаза и, порой, ё-моё!
убегает на свист хулигана, смешная зараза -
ведь собаке моей невдомёк, что есть люди-гадьё,
я её от таких берегу, как ребёнка от сглаза.

Ей по жизни везло – не встречала ещё мерзоты,
сапогом убивающей смертно весёлую душу,
и не знала предательства близких - её чистоты
слишком много, чтоб верность и гордость собачью порушить.

Позабытые ценности: верность, любовь, доброту
нахожу у собаки своей, на людей не надеясь.
Всё поймёт моя псина, со мной переможет беду,
не впадая, как люди порою, в духовную ересь.

Нет, конечно, с людьми не сравнить её – разный полёт!
И в породе ли дело в стране, что плодит беспородных?
Вот, зафыркала! Надо гулять, пусть слегка отольёт -
ведь не гадит, где ест и живёт, мой дружок благородный.

24 августа, 2014


Послушайте, леди!




Послушайте, леди! Прелюдию нужно кончать!
А пьесу продолжим, возможен счастливый конец.
Могли Вы заметить, что я – не полуночный тать
и мне безразлично мерцание Ваших колец.

Я руку люблю без металла и ярких огней,
камням драгоценным неравна руки ипостась.
И камни, и золото – это сияние дней.
У женской руки назначенье – забота и страсть.

Мужская рука – суть желания в буре надежд:
желания сделать счастливой вдали от стихий.
Давайте обсудим всё это без лишних одежд
и будь всё, как будет, и я посвящу Вам стихи.


18 августа, 2014


День прожит


Живу, как в первый раз,
и, дай Бог, не последний…
Насыщенным, как джаз,
денёк сегодня был.
И солнце шпарит в глаз
кипящей летней медью,
и предзакатный час
наивен, свеж и мил.

Природы лепота
вокруг людской разрухи –
святая простота
и суть felicita,
и - вздоха чистота,
и обостренье слуха,
и радость где-то там,
где у мужчин мечта.

Мне нравится этаж
12-й по счёту:
здесь искренней озон
над грядкой сельских крыш,
здесь ветра эпатаж
и смога ни на йоту,
и есть прямой резон
послать к чертям престиж.

Вечерняя заря.
Ярило подустало.
Истома и покой
в покоях цвета беж.
День прожит – и не зря.
Воинственным кристаллом
уходит Солнце в бой
на западный рубеж.


17 июля, 2014


Здравствуй, лучшая из женщин!


Здравствуй, лучшая из женщин!
Ты как солнце в хмурый день.
Был я смолоду изменчив,
но теперь, как будто тень,
расстелюсь и буду кроток,
гордость выгоню взашей,
стану нужным, как болото
для лягушек и ужей,
буду нежен, как бархотка,
рукомесным, как Левша,
и похож, хоть неохота,
на побритого ежа…

Негу маленького рая
сберегу, как самурай.
Об одном прошу, родная:
ты на тень не наступай.


28 мая, 2014


Маленькие ботики


Маленькие ботики в коридоре маленьком,
лужица под зонтиком, сумка на ремне -
маленькое счастьице, мой цветочек аленький
изредка приластится, приходя ко мне.

Бережно понежу я руки, плечи, волосы.
Ты сегодня в бежевом - в том, что я дарил.
У меня от сладости пропаданье голоса,
от кипучей радости прорастанье крыл.

Не испить мне полностью чашу драгоценную,
всё, что дарит молодость, выберу сполна,
что ж поделать, ежели явь моя осенняя
от весенней свежести станет солона.

21 марта 2014


У старика была игра


У старика была игра:
когда гремучая хандра
змеёй вползала со двора
в его жилище,
он покидал постылый дом
и в непогоду под зонтом
шагал в хороший гастроном
за лучшей пищей.

Готовил ужин на двоих
и ставил свечи, а меж них,
перетряхнув страницы книг,
он ставил фото;
льняной салфеткой протирал
один, за ним второй бокал,
любовно стол сервировал,
как ждал кого-то;

кляня в душе житьё-бытьё,
шагал под душ, затем бритьё
и, перебравши веретьё,
в костюмной паре,
с помолодевшим вдруг лицом
из нычки где-то под венцом
на палец надевал кольцо
работы старой;

немного медлил… вот часы
хрипели сиплые басы
и оживали изразцы
старинной печки,
и в свете радужных свечей,
звеня цимбалами ключей,
встречал владычицу ночей,
с кем был повенчан,

и говорил ей, говорил,
что этот мир давно не мил
и нет желания и сил
для этой драки;
и обещал ей, обещал
держать удар, спалить печаль,
чтоб снова, как тогда, трещал
огонь во мраке.


18 марта, 2014

* цимбал - http://medmus.ru/photo/1/cymbal/1-0-4


Невстреча


Он в блоковской шляпе, пальто нараспашку, кашне…
А трубка в зубах и усатый породистый профиль
любому подскажут, что он из богемы и профи,
и кстати в руках у него перевод Бомарше.

Она в светлой норке, походка полётно легка,
в перчаточной лайке рука, как крыло лебедицы,
глаза-изумруды – ни шанса в неё не влюбиться!
Как Муза - она обольстительна и далека.

Они подошли бы друг другу отменно, но вот:
он с тёткой бесформенной к дому уныло тащится,
она, в лимузине, со взглядом подстреленной птицы,
с раскрученным папиком едет встречать Новый Год.

В неспящих квартирах не самый счастливый народ
спешит дожевать оливье уходящего года…
А двое не встретились снова. Расчётливый город
нескоро им встречу подарит у Красных ворот.

31 января, 2014


Весна в деревне


Как цветы-первоцвет на прогалинке,
старики проросли на завалинке -
согревают иззябшую плоть.
Телогрейка с клюкою да валенки,
теленовости с пенсией маленькой –
вот и всё, чем сподобил Господь.

Да ещё – деревенские новости
из-под зимней повытертой полости
вылезают одна за другой,
и становятся явными корысти,
озорные соседские подлости
и в отместку лихой мордобой.

На деревне изба в избу смотрится,
молоко подгорит – за околицей
озорную частушку споют.
И всегда есть девчонка-затворница,
у которой в ухоженной горнице
мирно ладятся грусть и уют.


Но прошло всё.
Река величавая
под дощатыми плещет причалами,
память сердца смывая впотьмах.
Деревенька совсем обнищалая
зарастает репьём и, печалуясь,
ветер в брошенных шарит домах.

8 ноября, 2013


Мы опять расстаёмся



Мы опять расстаёмся на тысячу дней,
что же делать, скажи мне, с любовью моей,
и с какой стороны ждать почтовых коней
неизвестно.

И чем ближе отъезд из сторонки родной,
тем заливистей трель соловья под луной,
сердце мается болью и в клетке грудной
очень тесно.

У меня есть собака, я ей говорю,
что когда-то все вместе мы встретим зарю.
Я, пожалуй, собаку тебе подарю
до отъезда.

Я конечно вернусь из скитаний своих
в милый дом, где герань на окошке стоит,
где ты ждёшь, в тишине напевая мотив
нашей песни.

И закрутится общей судьбы колесо,
ведь вернулся на круги своя Робинзон,
и не нужен никто. Ты да я – вот и всё
королевство.

5 ноября, 2013


Репетиция в лифте

Я с 13-го этажа,
отправляясь с утра на работу,
кнопку новую в лифте нажал,
словно выполнил просьбу кого-то…
и недавно прошедшие дни,
все события месяцев прошлых
завертелись, как-будто они
стали явью моей нехорошей

и, что странно, благие дела
и поступки «во благо…», «во имя…»
будто кони, презрев удила,
растворились… но запах полыни
стал навязчив, как пошлый рефрен
незатейливой глупенькой песни -
это память вела через плен
той любви, обернувшейся в плесень.

ниже, медленно, странно, туда,
где прошли драгоценные годы,
что убил, не щадя живота,
на работу, добычу и моду,
лифт спускался, а я – молодел,
промелькнули портные и девки,
вот – период, где я не у дел,
вот армейского быдла издевки.

запах солнца, заря за рекой,
руки девушки, лёгкость касанья.
ах, смешной! это я ли такой -
русый чуб, с голубыми глазами?
ниже, тише, в молочный туман
от сводящей с ума круговерти…
кто-то хмыкнул и дёрнул стоп-кран.
репетиция будущей смерти.

30 октября, 2013


ПозвалА!

ПозвалА! Сто лет прошло от встречи…
Я прожил, в измене не виня.
Видно, морок снов обнял за плечи,
что наутро вспомнила меня…
Снова ли польёшь живой водою?
Из какого вытащишь угла
чучело уже немолодое,
что от глаз надолго убрала?

Отряхнёшь ли пыль? Смахнёшь слезинку
со строки солдатского письма?
Трепетная быль… Её в корзинке
увязала старая тесьма.
Всё, что было цельным, неразменным
утекло… Войдёшь ли в реку вновь?
Никакой не в силах Авиценна
оживить прибитую любовь.

Хочешь быть любимой снова, слабой
женщиной в надёжной крепи рук?
И уже не гонишься за славой,
и куда-то делся хор подруг,
и неспешно ветреные годы
собрались морщинками у глаз
под очками, что веленьем моды
украшают царственный анфас...

Я всё тот же. Не пошёл в банкиры.
Не забыл, но на сердце – покой.
Хочешь, познакомлю с бригадиром?
Он у нас улыбчивый такой…

11 сентября, 2013


Виражи


Ах, виражи свершаю, виражи…
Лечу - и удивительно и странно -
Через года и жизненные драмы,
Что непохожи, словно витражи.

Позавчера – неспетая любовь,
вчера – запой тоски и новой музы,
сегодня жизнь, лишив пустой обузы,
ведёт себя, как наглая свекровь –
подставит «ножку» и с улыбкой смотрит,
как, снова, чертыхаясь и сопя,
не оставляя рубки корабля,
я поднимаюсь из своих утопий.

И не поймет, всевластная и злая,
что руки и штурвал в одно слились
и, если нам закрыты двери рая,
то мы - ещё туда не собрались.


13 марта 2007


Цезарь. Накануне.


- Ты знаешь, Брут*, бывают в жизни дни – потери, а бывают – постиженья.
И плохо, если человек - один, и радостно, когда вокруг движенье.
Быть одному - не горько, но не в кайф. Быть вместе - хорошо, но как-то … много.
Никто из нас, гребущих через лайф, не видит ни сумы и ни острога –
ведь не поднять над гладью головы, хоть кажется порой - до горизонта
рукой подать… А, сколько ни плыви, саженками - слабо до Геллеспонта*.
Но влезь на вавилонский зиккурат*, увидишь – это «точка отстраненья",
с которой кучка жизненных утрат мала, ведь изменился угол зренья,
и в тёмной череде рутинных дней в каком-нибудь Содоме иль Гоморре
поэт применит яростный спондей*. Поэт - вовеки первый голос в хоре.

А, впрочем, друг мой, я премного рад созвучью наших строк и сокровений!
Ты, Брут, надёжней, чем бывает брат. Твой предок Люций* - был свободы Гений.
И ты во славу Рима всё отдать готов, рискуя славой и богатством:
и жизнь свою, и честь, и даже мать, закланье не считая святотатством.
И я тебя заранее простил, любое из решений будет верным.
И делай дело сколько хватит сил, коль вера есть, что вырвешь с корнем скверну!

Теперь же слушай: парки говорят - измену породил коварный Кассий*.
Он дьявола предаст и дьяволят во имя честолюбия и власти.
Но плебсу он - ни в бога-душу-мать, народ ему не верит ни на йоту.
Хитёр! Он сам не будет бунтовать, обманет и на смерть пошлёт пехоту.
Он сер, как раб, но вёрток, как змея, искусно избегая церемоний.
Таскать ему каштаны из огня, наверное, сподоблен Марк Антоний -
у этого шныря ни пробы нет, ни совести, ни чести, ни сомнений.
Змеёй холодной он рождён на свет, и в летний день за ним не видно тени.

Предвижу свой насильственный закат. У Морты* ждать вотще прекраснодушья,
но с кем угодно биться об заклад готов, что смерть приму - не на подушке.
Я – Цезарь, полководец и гордец, предтеча-призрак будущих империй,
и недруги мучительный конец назначили венцом моих мистерий.

Ты друг мне, Брут. И я горжусь тобой. Ты горд и смел, и честен, и … наивен,
а потому, не понятый толпой, не станешь ты Героем алчных римлян.
Сейчас тебя покрепче обниму - сегодня, может быть, последний вечер…
Теперь уйди. Мне нужно одному готовить сердце к судьбоносной встрече.


11 июня, 2013

____________________________________________________________________
Бесконечно извиняюсь перед Читателем за чрезмерно обширный комментарий, но прошу поверить, что это лишь малая толика исходного материала, очень интересного и всегда актуального.

*Гай Юлий Цезарь (лат. Gaius Iulius Caesar); 13 июля, или, по другим данным, 12 июля 100 или 102 до н. э.[1] — 15 марта 44 до н. э.) — древнеримский государственный и политический деятель, диктатор, полководец, писатель.
Своим завоеванием Галлии Цезарь расширил римскую державу до берегов северной Атлантики и подчинил римскому влиянию территорию современной Франции, а также начал вторжение на Британские острова. Деятельность Цезаря коренным образом изменила культурный и политический облик Западной Европы и оставила неизгладимый след в жизни следующих поколений европейцев. Гай Юлий Цезарь, обладая блестящими способностями военного стратега и тактика, одержал победу в сражениях гражданской войны и стал единовластным повелителем Pax Romana. Наряду с Гнеем Помпеем он начал реформирование римского общества и государства, которое уже после его смерти привело к установлению Римской империи. Цезарь хотел централизировать управление республикой. Злые языки поговаривали, что он стремится к царской власти. Однако Цезарь, помня о неудачной практике правления первых семи царей, пошёл другим путём: стал пожизненным диктатором. Он настаивал на том, чтобы его называли просто — Цезарь. Его убийство привело к возобновлению гражданских войн, закату Римской республики и зарождению Империи, которую возглавил усыновлённый им Октавиан Август.

*Брут - Марк Юний Брут (85-42 до н.э.). – друг и соратник Цезаря, полководец, философ, поэт, умелый оратор. Брут - политик-идеалист; человек твердых убеждений и высочайших моральных принципов, он полагает, что таковыми обладают и другие. При этом он и мудрец, и философ, и отчасти поэт. Брут с легкостью поддается на слова Кассия и согласен на участие в убийстве Цезаря, которому он, в отличие от Кассия, был близким другом и в чьей верности Цезарь никогда не имел повода усомниться. Он идет на это потому, что искренне убежден: так будет лучше для государства, для Рима и только потому, что искренне убежден в пагубности дальнейшего углубления неограниченной власти Цезаря.

*Кассий - республиканец, инициатор заговора против Цезаря, ненавидящий его из тщеславия и оскорбленной гордыни, убежденный, что Цезарь ничуть не более достоин, чем любой из его ближайших сподвижников, править Римом. Опасаясь, что сам он может оказаться для граждан Рима не вполне «той» фигурой, Кассий выдвигает на передний план Брута, чей дальний предок Люций* Юний Брут прославился тем, что сверг с престола царя Тарквиния Гордого, после чего в Риме установился республиканский строй.

*Марк Антоний - цезарианец , коварный демагог, умеющий обмануть после смерти Цезаря его убийц-заговорщиков и обольстить умильно-лживыми речами римскую толпу - безликую чернь, которая с легкостью изменяет своим «привязанностям», предпочитая того, кто посулит материальную выгоду (что и делает искусно Антоний);

* Парки (лат. Parcae) — три богини судьбы в древнеримской мифологии. Соответствовали мойрам в древнегреческой мифологии:
• Нона (лат. Nona) — тянет пряжу, прядя нить человеческой жизни (то же что мойра Клото),
• Децима (лат. Decima) — наматывает кудель на веретено, распределяя судьбу (то же что мойра Лахесис),
• Морта (лат. Morta) — перерезает нить, заканчивая жизнь человека (то же что мойра Атропос
*Геллеспонт - древнегреческое название Дарданелл.
* Зиккура;т (от вавилонского слова sigguratu — «вершина», в том числе «вершина горы») — многоступенчатое культовое сооружение в древнем Междуречье, типичное для шумерской, ассирийской, вавилонской и эламской архитектуры.
* Спондей (по Ожегову): - Утяжеленная стопа из двух ударных слогов.
__________________________________

* Согласно версии У.Шекспира (трагедия «Юлий Цезарь»,1599г), свершив убийство, Брут обращается к народу, собравшемуся у стен Капитолия, с речью. Примечательно, что Шекспир написал эту речь в прозе: Бруту нет надобности прибегать к красноречивой риторике - хотя он прекрасный оратор и в совершенстве владеет словом, речь его проста, безыскусна и предельно открыта. Ему нечего скрывать, никаких тайных помыслов и задних мыслей он не имеет. И народ как будто бы с сочувствием и пониманием выслушивает его, хотя реагирует по-своему: «С триумфом отнесем его домой»; или: «Пусть станет Цезарем»; или: «В нем увенчаем все лучшее от Цезаря». Так поняли граждане Рима слова Брута о свободах, правах и прочем: что он «лучше Цезаря» и, стало быть, пусть он и станет «вторым Цезарем».

Но идеалист Брут совершает еще одну непростительную для политика ошибку: он допускает сторонника Цезаря - Антония обратиться с речью к народу вслед за собой. И коварный, лукавый, двуличный Антоний, не переставая повторять: «А Брут ведь благородный человек», умело склоняет граждан на свою сторону, воспевая добродетели Цезаря и описывая в красках его убийство (свидетелем которого он не был). А когда он извлекает написанное Цезарем завещание, в котором каждому обещано по семьдесят пять драхм, - вопрос решается быстро и однозначно; Рим, во имя которого заговорщики убили Цезаря, отворачивается от них, объявляя их врагами и предателями.

В следующий раз мы встречаем Брута в его походной палатке: разговаривая с Кассием, он упрекает его за то, что сегодня мы бы назвали злоупотреблением властью. Он заклинает его не «продавать величье нашей чести за хлам ничтожный, липнущий к рукам». Брут пытается вершить политику «чистыми руками» - но это ему не удается. Войска республиканцев разбиты, Брут убивает себя. Один из его сторонников, склонившись над мертвым телом Брута, произносит:
«Брут лишь самим собою побежден. Никто его убийством не прославлен...».

Однако своеобразную эпитафию Бруту произносит Антоний:
«Он римлянин был самый благородный.
Все заговорщики, кроме него,
Из зависти лишь Цезаря убили,
А он один - из честных побуждений».

Но лучшая эпитафия Бруту - пророческие слова Кассия:
«...Пройдут века,
И в странах, что еще не существуют,
Актеры будут представлять наш подвиг».


Двое в Сокольниках (+ мелодекламация)


- Здравствуй! Вот именно: «Здравствуй!» - желаю от сердца.
Да, ты права – эти годы летели стремглав!
Жизнь выкаблучивала непростые коленца,
но вот, как видишь, на встречной дорожке свела.

- Я в этот угол Москвы попадаю нередко –
дом далеко, но – служебные тянут дела.
Бабушку помнишь – здесь часто гуляла с левреткой?
Что-то не вижу давно, не дай Бог, умерла.

- Да, я, как прежде, ходить не люблю по асфальту,
всё – по тропинкам, они, как сластёне – суфле.
Людям с таким, как моё, отрицательным сальдо,
надо, как шутит мой босс, быть поближе к земле.

- Нет, я в верхи не пошёл, ты-то знаешь причину…
Вслед за разлукой напал осьминог-депрессняк,
душу мне долго высасывал, жал не по чину.
Может поэтому я до сих пор – холостяк…

- Пробовал. Были романы и редкие случки,
но после нашей … ну, в общем, я баб не гублю.
Были хорошие, жалко их. Только мне лучше
быть одному.
- Я сравнений таких не люблю.

- Вот и дошли. Как тогда, расстаёмся у входа.
- Ты развелась?
К сожаленью, я тут ни при чём.
Что-то опять холодает. Достала погода!
- Я переехал, ты это … напрасно … с ключом.


7 июня, 2013

Мелодекламация+гитара - Сергей Морозов
Слушать здесь: http://www.chitalnya.ru/work/819575/


Где ты живёшь и как, скажи, Поэт?


Где ты живёшь и как, скажи, Поэт?
Стихи твои исполнены печали.
Ты жизнь убил, работая ночами,
но нет ни славы, ни в мошне монет…

Талант у нас проходит трудный путь…
Твои катрены стоят дорогого –
там выверенность мысли, краски слова
не подчиняют, а дают вздохнуть.

Проделки женщин, боссов и друзей,
недолгая работа «в аппарате» ….
С тех пор, когда отказано в зарплате,
на днях ты справишь круглый юбилей.

Тебя так исковеркала судьба!
А годы на писательской чужбине,
когда, как Папа Карло, в писанине
талант ты гробил, не щадя горба ?...

И, знаешь, эта боль твоя – близка.
Поэт – дитя природы и глашатай.
Он - одинок… А рок, как кровожадный
индеец, что приметил редкий скальп.

Не пишется порой, в душе надрыв
и нервы егозливые – ни к чёрту,
и взвесь обид, накопленных в реторте,
как минимум, предполагают взрыв…

Я - не сапёр, а тоже стихоплёт
с больной душой, изъеденной печалью,
и оба мы мечтаем о причале…
и не хотим, чтоб нас стреляли влёт.

12 мая, 2011


Сумерки…


Сумерки…
Дверь открывается в ночь окаянную…
Снова мне – сны-прокуроры и лютая казнь,
снова дорога с её полустанками дальними,
с тяжкой работой и мыслью «Не дай, Бог - упасть!».

Словно бы жизнь, что не просто была мною прожита,
держит грехом, а каким – не приходит на ум.
Вновь прохожу, ожидая сигнала тревожного,
через богатство и бедность, мороз и самум.

Вроде бы жил по-людски, опирался на принципы,
вещные страсти пытаясь в себе превозмочь…

Вновь чёрно-белые кадры с ушедшими лицами…
Сумерки…
Дверь открывается в шалую ночь…

8 июня, 2009


Ответ Марине


(на конкурс "Моим стихам")*


В городе Лейден**, на серой стене
несколько строчек на русском –
это могло бы присниться во сне
где-то в счастливой Тарусе…

Всюду чужая, везде «не своя» -
в Праге, Париже, Берлине …
Всюду отвергнута песнь соловья
русского в царстве павлиньем.

Жар позолоты и блеск мишуры -
жалкий предел куплетистов.
Им не понять, сорок жизней прожив,
звуков пронзительно чистых,

коими только и жив человек
тонкий, душевно ранимый -
долго гордиться Серебряный век
будет тобою, Марина.

Что же стенать, ведь известен ответ –
без исключений, поверьте! -
Русский поэт, не придворный поэт
ценится лишь после смерти.


28 мая, 2013

* Отклик на стихотворение Марины Цветаевой

"Мои стихи"

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
- Нечитанным стихам! -

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Май, 1913

** В 1992 году стихотворение Марины Цветаевой «Моим стихам», написанное на стене одного из зданий в центре Лейдена (Нидерланды), открыло культурный проект «Wall poems». Любопытно, что последним, 101-м поэтом, чьи стихи сделали в Лейдене памятником, стал Федерико Гарсиа Лорка, чьими переводами Цветаева занималась в последние дни жизни.


Свет в окнах


Свет в окнах. Чёрно-синий купол
с одной безвестною звездой,
и космос, где всесильный Google
смешон архивной простотой,
где миллиарды километров -
давно «Садовое кольцо»
и где не стоит комплиментов
красивой женщины лицо…

Всемирный разум бессердечен.
Как строгих формул приговор,
век человека быстротечный
простой фиксирует прибор:
рожденье, зрелость, рефлексия,
беда, депрессия, венки…
Китай, Америка, Россия –
под микроскопом так мелки
в углу Вселенной…

А в деревне
под вечер стадо – велико!
И бабки детям в хате древней
дают парное молоко,
и дед усталый из чурбана
изладил внуку самолёт,
и рано утром по туману
пойдёт по ягоды народ,
из города девчонкам кукол
отцы надарят в выходной…

Свет в окнах. Чёрно-синий купол
с одной безвестною звездой…


25 мая, 2013


Тихий шелест за спиною…


Тихий шелест за спиною…
Головы не поверну.
То ль пришла забрать с собою?
То ль забыл свою вину?
Иль Хранитель остерёгся и прикрыл собою тыл,
но спасением увлёкся так, что слышен шелест крыл…

Всё же, думаю, что – Ангел.

Стар я, оттого и стал
молодёжь в нашлёпках «Wrangler»
пропускать на пьедестал.
Да и правда, сколько ж можно – молодцом да петушком?
Мне пристало осторожней, тише, медленней, шажком…

Как же быть: в душе черёмух и сирени – не избыть,
голос, правда, стал не громок, но привычки нет повыть;
и ясней гораздо дали позади и впереди,
и по разуму воздали, и в искусстве наследил…

Только б жить! Длинна дорога, но усталости - ни-ни.
Иногда помру немного - вот цена за трудодни,
только это – не до смерти, репетирую пока…
Слышу шелест… Вы поверьте!
А не треньканье звонка.


23 мая, 2013


Вот, приснится же такое!



Жирный кот в камилавке мне мурлыкал сонеты,
а соседский ротвейлер ревновал и рычал,
тараканы за печкой затевали вендетту,
а мадам на картине вдруг сказала: - «Нахал!»,
огорошен бедою, что со мной приключилась,
я на цыпочках вышел мимо кухни во двор
и увидел карету, где - скажите на милость! -
две жены моих бывших свой вели разговор,
сделав вид, что – случайность, что совсем не знакомы,
обе руки тянули, я же, сделав флик-фляк,
забегаю за угол рынка города Кромы,
а на мне, весь в обтяжку, серый с искоркой фрак,
и какой-то Электрик, разноглазый и рыжий,
объявляет тур вальса и подходит ко мне –
«Разрешите, Сеньоре, Вам вручить эти лыжи
в знак заклятейшей дружбы…», а меня на лыжне
подпирает «ЛэндРовер» и толкает легонько
прямо в жерло Царь-пушки, только я – не дурак!
и армейские будни на бутыль самогонки
я сменял, притворившись, будто – лох и (ч)удак,
а лыжня завихрилась, превратилась в Жар-птицу,
только я ей не верю – не по-русски молчит!
так и есть! я - в опале, и опять – за границей,
и какой-то мэлгибсон предо мной лебезит -
по-английски мне: - «Мистер!», но с олбанским акцентом,
а у нас на олбанском круче всех говорят,
я ему не поверил и бутылкой с абсентом
по башке… не заметив красных там дьяволят…
и с разбитою рожей, без сапог, но во фраке
нацидею Отчизны я решил с Ильичом:
1. Виноват телевизор – секс, насилие, драки…
2. А палёная водка тут совсем ни при чём.
3. Мы пошлём Церетели (за казённую пайку)
окультурить на бартер, на-фиг, Владикавказ –
пусть нам водки подгонят, мы ж - последнюю майку
изорвём ради дружбы – уважают ведь нас!
………………………
Впрочем, хватит! Кончаю я полночную байку,
завтра мне на работу – вновь могилы копать.
Что ж сказать мне, ребяты? Это - жизнь, а не хайку!
Ничего, что – стихами?
Ну, пошёл я … поспать.

16 сентября. 2009


Прохожий...


Замечу мельком … Радостно замечу
в толпе бесцветной милое лицо
и вечер, обречённо серый вечер,
вручит надежды малой письмецо.

Дотронусь до тебя … Слегка дотронусь,
чтоб сердцем ощутить в который раз,
что пропасть, ужасающая пропасть
навек, неравных, разделяет нас.

Прохожий … Обернусь всего прохожим -
чужим, ненужным, затенившим путь.
Похожим на кого-то, лишь … похожим,
не тем, кому бы бросилась на грудь.


19 мая, 2013


Мне не хватало...


Мне не хватало твоего тепла,
как ширины простого одеяла.
Я понял – ты не просто не могла,
тебе не нужно «всё опять с начала…».
И, если разобраться, ты права
и наша жизнь давно «бои без правил».
Я мог бы «зачитать тебе права»,
когда б не знал, что сильно позабавил.

И был закон: не принято «гуглить»
в попытках знать занятия друг друга.
И ты рвала невидимую нить
в свой мир внутри очерченного круга.
И в то же время, стоило сойтись,
ты вся – огонь, и пламя всё не гасло.
И я терзался, будто мазохист,
давно поняв, что мучаюсь напрасно.

Ну, что ж, мы оба дики и сильны,
нам не впервой менять по жизни роли.
Когда деревья стали зелены,
ты поменяла явки и пароли.
Он молод, чёрен и круглоголов,
он не приемлет грани и запреты.
И яйца православных куполов
сменила ты на фаллос минарета.

2 мая, 2013


"Ты тепла"... (+ песня)

Стихи - Аркадий Стебаков
Музыка и исполнение - Сергей Морозов
Слушать здесь: http://www.chitalnya.ru/work/646198/

Ты тепла, как в осень – бабье лето,
и нежна рука в моей руке…
Я готов, что есть, отдать за это –
только, вот – я снова «налегке».

Впрочем бедность душу не калечит,
и тебе и мне она – сродни,
вкруг тебя, как хлопотливый кречет,
буду жить оставшиеся дни.

Зиму не зову – сама стервозно
в дверь колотит, а ведь есть звонок…
Не спешу, хоть знаю – несерьёзно…
Надо открывать. Всему есть срок.

Но не сдамся. Сроду не сдавался –
поменяю дверь, сменю замок…
От Зимы c тобою хитрым галсом
убежим на южный островок,

где забудем седину и слабость,
где забьётся сердце горячо…
Помечтать вдвоём – двойная радость.
Приклони головку на плечо.


Любовь. Левкои…


Красные махровые левкои,
хлопоты смешного воробья…
Под дубовой щедрою листвою
встречи первой старая скамья:
в сторону отложена газета,
долгий разговор у озерца,
и шаги прохладного рассвета
с нашими шагами до крыльца…

Отчего ж не стало мне покоя?
От того ль, что пенилось вокруг
море разливанное левкоев,
или от сплетенья тонких рук?
Розовые, нежно-голубые
плыли дни в левкоевом раю,
мы любили слушать вековые
сосны у обрыва на краю…

Не было огня, да вдруг – полымя...
Словно бы в горячечном бреду,
наше счастье языками злыми
превратили нелюди в беду.
Голос твой был холодно спокоен…

И смешался, будто невзначай,
запах увядающих левкоев
с ладаном последнего «Прощай!».

25 апреля, 2013


Мечты поэта


"Живу один, не очень отутюжен,
но мелочи такие – не важны.
Я не скажу, что никому не нужен,
напротив, мне – проблемы не нужны.
Я города не раз сдавал на милость
заботливым и ласковым врагам
и сердце этим очень утомилось,
да так, что я ни пяди им не сдам!

Сначала – всё безумно романтично:
хи-хи, стихи и ужин при свечах…
Затем, пусть понемногу, но логично
я понимал, что, как поэт – зачах
и нет паренья, нету даже взлёта –
какой там взлёт с набитой требухой!
А это ощущение полёта –
ах, братцы, это ведь восторг лихой!

Ведь быт – заест, и станет очень важен
вопрос квартирный на повестке дня…
А я в делах житейских – не отважен,
мне хорошо, коль всем – не до меня,
когда я внемлю рифме, слогу, звуку,
жую на руку скорую кусок
и Музу, своенравную подругу,
в прокуренный веду свой закуток.
Когда не знаю, где бы приземлиться,
в каком углу подушка и тюфяк……….."

Ну, ладно. Я пошёл, пожалуй, бриться –
вот-вот вернётся ласковый мой враг…


14 января, 2008


Цикл "В-е-с-н-а!" (одним файлом)



Скорей, весна!

Скорей, весна! Ну, не томи, скорей!
Я жду моей черёмухи цветенья,
как раньше в бедной юности своей
шаг торопил в грядущее взросленье.

Я жду, когда отмоет небосвод
небесный мойщик вешними дождями,
и сад вишнёвый буйно зацветёт
и запуржит округу лепестками.

Хочу увидеть, как ломает лёд
моя река, как оживёт землица,
и радуги цветастый разворот,
и в чистых окнах радостные лица.

6 марта, 2009


Ещё одна весна подмигивает сердцу

Ещё одна весна подмигивает сердцу -
пока издалека, сквозь вьюги февраля.
Скрипучие в душе ей открываю дверцы …
не полностью, слегка, ведь понимаю – зря.

Недолго будет льстить, бузить и будоражить,
однажды оборвав, как грубый полисмен.
Беспечным ручейком стечёт любовь в овражек –
в стоячее болотце осознанных измен.

И… быстро пролетит неправедное лето.
Сгорит листва стихов в костре осенних дней.
И буду говорить – я знаю всё про Это……

И снова ошибусь, открыв замки дверей.

24 февраля, 2010


Март

Крутит-вертит расхристанный ветер
жизнь вчерашнюю в клочьях газет,
и с останками зимних отметин
трудно борется дворник-студент.

Нездоровое серое небо,
как лицо синяка-алкаша…
Убирают дорог непотребу
как-то очень уж не спеша.

Город старым медведем в берлоге
досыпает трёхмесячный сон,
март дописывает в эпилоге
у зимы свой прощальный стон.

9 марта, 2007


Приход Апреля

- «Явился, наконец! Ну, что же «Браво!»
Нет сил мне слушать эту дребедень…
Ну, что тебя шатает влево-вправо?
Ах, Пасху отмечаешь третий день…..
Ты – весь горишь! А, вдруг, дрожишь, как листик…
Про почки позабыл? А про дожди?
Не надо Марта слушать – он завистник!
А Май румяный ждёт уже, поди?

Погряз в гулянках, а работы – ворох:
Дороги просушить просила я?
За то, что ты с ветрами в вечных ссорах,
Отдам под вожжи дядьки-Декабря!
Ну, сколько раз учить тебя, дубина!
Что за характер? – Вечная капель!»

Так мать-Весна опять встречала сына.
Такой он бесхарактерный – Апрель…

17 апреля, 2007


Торопят девушки весну

Торопят девушки весну,
Все легче одевая платья,
Подчеркивая новизну
Одежд раскрепощенной статью.

Их много, юных мотыльков,
Сгорит в костре скупой удачи,
И горечь непрожитых снов
Жизнь распланирует иначе.

А молодость - всего одна –
Промчит, взъяряя «Кадиллак».

И пустота… И тишина…
И никого… И…..как же так???

6 мая, 2006


Весна. Ручьи.

Весна. Ручьями берег речки выстрочен.
Открыл калитку, выхожу за двор.
Здесь был лесок, за небольшие тысячи
Его пустили люди под топор.

Но жизнь идет. Невесты белоствольные
Завезены, посажены рядком.
Весну встречая, словно малохольные
Всё шепчутся неместным говорком.

А старый пень, под лысиной запекшейся
Почувствовав весенний кровоток,
Пустил навстречу этой буйной роскоши
Свой робкий романтический росток.

И нет цены последней этой нежности...
Из молодых, что шепчутся тайком,
Никто не знает, что во всей окрестности
Был этот клён завидным женихом.

19 марта, 2006


Весна. Капель. Мимозы...

Из застенков зимы выкрала
нас на волю теплынь вешняя.
Холода отошли, стылые.
Лезут в голову
мысли грешные.

А капели игра-звонница
отпевает зимы талый снег,
и мимозу несёт модница
и, счастливая,
не поднимет век.

Намечталась зимой снежною -
так встречай же любовь вешнюю,
вместе с соколом жди, нежная,
цвет черемухи,
рай черешневый.

2 апреля, 2007


ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ, граждане!

Легко на сердце!
Снег уже растаял
и вместе с ним оттаяли сердца.
Пасхальный звон от Центра до окраин,
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ, граждане!
В_Е_С_Н_А!

Пасха, 2009


Диалог

Не простая ты – жизнь, однако!
- Может хуже быть...
Да, права ты. Вот – забияка!
- А чего юлить?

Ну, могла бы хоть чуть полегче?
- Ты, ведь, не дурак…
Что ж меня ты взяла, как в клещи?
- Для тебя – пустяк.

Да за что ж ты меня казнишь-то?
- А припомни сам.
Может, кто нашептал облыжно?
- Кто тебе сказал?

Вроде, я – как и все, не хуже…
- Счёт к тебе другой.
Отчего ж я тебе не нужен?
- Нужен, дорогой.

18 августа, 2009


Встреча с «бывшей»


- Ого, привет!
Я так же – очень!
- Прожил неплохо я пять лет.
Поймал себя на мысли: к ночи тебя вот встретить…
- Правда, бред…
- Твоей карьере удивился?
Отнюдь! Легко растёт бурьян…
- Я пару лет потом лечился…
- Сейчас? Как видишь: жив и пьян!

- Присаживайся! Как обычно
в конце любого ноября
я пью здесь божоле …
- Прилично.
И денег не попросят зря.
- Налить тебе?
- Да, радость жизни мне дарит красное вино!
- Неужто я похож на гризли?
- Да, изменился сильно, но……

и у меня вопрос: не скрою,
хочу решить под божоле:
не ты ль летаешь здесь порою
на старой тёщиной метле?

5 декабря, 2010


Мы, расставаясь, вспоминали


Мы, расставаясь, вспоминали
о том, что было и прошло.
В глазах друг друга мы читали:
«Как жаль, что нам не повезло…»

И в душном воздухе гостиной
сгорали искры прежних чувств,
то осветив мои седины,
то профиль женский a’la russe .

Друг другу лучшего сулили,
прощаясь утром,
на ветру
слова последние застыли,
как эпитафия добру.

Весна недавняя шалила,
звала с черёмухой в руке.
А за окном Зима ходила
в огромных валенках, в платке.



9 января, 2008


Я уйду пораньше

(из старенького)


Я уйду пораньше.
Не спеши за мной.
Цифрой обозначен
вечный выходной.
Не возьму с собою,
сколько ни проси.
Нежною рукою
свечку погаси.

Мне не будет хуже
за простой чертой.
Где-то будет нужен
дух мой бичевой -
кто-то, как из шапки,
вынет номер мой -
мчаться без оглядки
в гонке кольцевой.

Над равниной снежной,
не боясь застыть,
облаком нездешним
буду тихо плыть…
Доброю рукою
свечку погаси.
Не возьму с собою,
сколько ни проси.


6 ноября, 2008


Не самурайское

Из века в век нам кажется – мельчаем…
Но время техногенных катастроф
по-прежнему поэта привечает:
ну, как оно – без эпохальных строф?

Мы сослагаем жизнями эпоху,
все разные, как буквицы в строке,
в родной стране всегда идя не в ногу
со всеми, кто в верхах и вдалеке.

И в мимикрии преуспев изрядно,
поём осанну бреду бытия
под выкрики гармоники двухрядной,
достоинства остатки растеряв.

Геном совковый нежит нашу ленность
и самоуваженья душит злость,
по рюмкам расфасовывая леность
ума и беспросветное «авось».

И хоть серьёзней стал, и много строже,
и жизнь давно не путаю с кино,
я - будто самурай, добитый ложью,
в нарядном для сэппуку кимоно.

22 марта, 2013


* леННость, лен (англ., историч.) – зависимость от сюзерена
** сэппуку (другое чтение тех же иероглифов - харакири) - ритуальное самоубийство путем вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии. Совершая сэппуку, самураи демонстрировали свое мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих тайных помыслов перед богами и людьми.


Кому-то счастье


Да, это трудно объяснить словами...
Откуда он спустился - этот ангел?
Когда возник, бесшумными крылами
прикрыв нас в пору лжи и лихолетья?
Пришёл - неявный, отогнал заботы,
их сделав вмиг пустыми, и легонько
вложил перо и - повинуйся только
и лишь успей для Чуда послужить...

Записывай, черкай, порви страницы,
уйди в негодовании во двор,
потом вернись стремглав в свою темницу
и снова продолжай свой ткать узор...
Корпи,
терзайся,
плачь,
играй победу,
рождая в муках откровенье строк…

Мне жаль того, кто это не изведал.

Кому-то – счастье, а кому – оброк.


12 сентября, 2008


О друзьях

Алаверды Марку http://www.poezia.ru/article.php?sid=98246

Ни о чём не спрошу, никому ничего не скажу.
Я воспитан на улице. Маме важней были гаммы.
Я друзей не сдавал до последнего до терпежу
и на тушке зализывал смолоду личные шрамы.

Это нынче не важно, что многих друзей потерял:
кто-то выбрал успех, а кому-то «деньгами важнее».
Не жалею сейчас ни о чём: что Бог дал, то и взял.
Понимаю любого из них и от сердца жалею.

«Из количества – в качество» - наш объективный посыл.
Из десятков – один, самый лучший и самый надёжный
был со мной четверть века, и был он отец мой и сын.
Он уже меня ждёт. И на встречу придёт непреложно.

У последних ворот я стою без сомнений в груди.
Мне не снятся давно перестрелки, застолья и девки.
Может, встречу кого-то из этих на Млечном пути
и, руки не подав, им скажу: - «Ну, привет!».
Без издевки.

5 августа, 2011


Но небеса под утро розовеют ...


Конечно, это был самообман.
Конечно, ты меня не замечала,
босой не провожала по утрам…
У счастья даже не было начала.

Ночами я на клумбах рвал цветы
и клал их на заветное крылечко,
и знал минуту каждую – где ты,
и строчки рифмовал со словом «вечно».

А ты глядела сквозь, не на меня,
с восторгом юным постиженья чуда,
в готовности стать кожею ремня
и так обнять того, кто был иудой.

Предательство забудь, как страшный сон,
виновных отпусти, душой светлея.
Бывает, что фальшивит "Мендельсон"…
Но небеса под утро розовеют

и ты, босая, ластишься ко мне,
в оттаявших глазах искрит лукавство,
и, закалившись в жертвенном огне,
тебе и счастью говорю я: - «Здравствуй!»

3 августа, 2011


Последняя любовь


Последняя любовь...
Ну, что себя винить,
ведь мы живем, как дышим, кто как может.
Закружит голову и сердце растревожит,
заставит кровь, как смолоду, бурлить
любовь последняя ...

В отместку за года,
прожитые напористо и жарко,
она горчит, как старая заварка,
что чаем уж не будет никогда.


Май, 2006


Подурнела зима …


Подурнела зима от ростепели,
стали ветви дерев черны.
Две дороги, что раньше порознь вели,
навсегда в одну сведены.

Бронза прошлого меркнет под патиной,
закрючкован дорожный плащ,
с боевыми друзьями пью братину
и ломаю простой калач,
напевая осанну Всевышнему
за уютный и добрый дом...
Я от жизни не видывал лишнего –
расплатился за всё трудом.

Лишь бы эта весна – не последняя,
чтоб ещё написать стихи,
да услышать ночами летними
перезвоны серёжек ольхи.


10 марта, 2010


Были знакомы…


Шляпа с большими полями,
в тонкой перчатке рука…
Странно вдруг встретиться с Вами!

Вам эта прихоть мелка –
вниз опуститься, к истокам,
к тем, кому были близки
в юности той синеокой,
в тихой деревне Пески.

Вы преуспели изрядно!
Ваш персональный шофёр,
видно, в долгу неоплатном…
Как изгибается, вор!
Знает, как дорого стоят
кольца, улыбка, наряд...
как олигарх-параноик
строгий наладил пригляд….

Встречи в гламурных салонах,
очередь из кутюрье,
стон визажисток, влюблённых
в… новое Ваше колье;
нету предела желаньям,
догом у ног - Новый Свет,
тропка не снится во мшаник,
где мы………
Прошло столько лет!

Мхом поросла та дорога,
в прошлое заперта дверь.
Были знакомы… немного…
Нет, не знакомы… теперь.


5 мая, 2001

* «Новым Светом» называли Америку,
(Старый Свет – Европа).


"Оплачено"

Безупречно плохой поэт
рассказал мне, как надо жить,
как проблемы свести на нет,
с кем и против кого дружить,

как подняться из грязных луж
до сияния мастерства,
почему пресловутый «уж»
верх словесного естества;

показал мне свой часослов –
дни рождения литвождей,
хоть обиделся на «козлов»,
но шепнул, кто из них важней;

из арманистого клифта
вынул фотки, где он и К.
пояснил, что у Г. – «графа»,
а у Б.- «рука» коротка;

совершенно случайно, вдруг
на пол выронил членбилет
и бездарно сыграл «испуг»,
разрешив оплатить банкет.

И подумал я, сирый муж,
как от жизни этой отстал!
Ведь, хватило бы денег - уж
о поэзии всё бы узнал.

2 марта, 2013


Предчувствие встречи


Сергею Морозову, другу и соавтору


Ну, здравствуй, дорогой! Снимай пальто,
вон тапки, чтобы отдохнули ноги.
Я так давно не видел профиль этот –
прошло и это непростое лето
и вечера – уж не видать ни зги.

Был далеко я. Личные дела…
Не всё так просто, как бы нам хотелось
и как мы любим - чтобы жизнь текла
текилой в наш сияющий хрусталь.
Садись за стол, а извиненья брось.

Нальём и выпьем! Время так течёт!
И, может к счастью, мы с тобой – не вечны?
А в годы наши эти чёт и нечет
не так важны, ведь мы – встречаем Вечер
и счёты нам не боле, чем смешны.

За рюмкой засидевшись допоздна,
романс перемежаем анекдотом…
А жизнь идёт… сплошною бороздою -
неровна, многотрудна и грязна -
от края поля и … за горизонт.

14 сентября, 2009


Весна. Ручьи.

Весна. Ручьями берег речки выстрочен.
Открыл калитку, выхожу за двор.
Здесь был лесок, за небольшие тысячи
Его пустили люди под топор.

Но жизнь идет. Невесты белоствольные
Завезены, посажены рядком.
Весну встречая, словно малохольные
Всё шепчутся неместным говорком.

А старый пень, под лысиной засохшею
Почувствовав весенний кровоток,
Пустил навстречу этой буйной роскоши
Свой робкий романтический росток.

И нет цены последней этой нежности...
Из молодых, что шепчутся тайком,
Никто не знает, что во всей окрестности
Был этот клён завидным женихом.

19 марта, 2006


С Музой на концерт

( написано после "Лыткаринских чтений" 16 февраля 2013)


Сегодня мы с тобой идём в концерт!
Там зрителей не будет и полсотни.
Старушки в буклях, чопорные сводни,
за нас решат – близки мы или нет.

Неважно приодета ты, mon cher,
я тоже - старый селезень в ощипе,
ну что ж, мы – пара, но не беззащитны.
Другим ещё мы подадим пример!

Сегодня нам прочтут свои стихи
хорошие и тонкие поэты.
Они, под стать нам, плохонько одеты,
поэтому оставь свои «хи-хи».

Я тоже почитаю из «новья» –
с листа. Вот, видишь, распечатал пачку.
Сначала – пять. А эти, как заначка -
на случай, если публика «моя».

Приехали. Присядем в задний ряд –
подскажешь, если нужно чуть погромче?
Ты знаешь, я характером – не кормчий,
а в слове есть свои шербет и яд.

Меня зовут. Желанная, держись!
Экзамен нам с тобою - не обуза…

Аплодисменты?!
Встань же, поклонись -
пусть видят красоту любимой Музы!


19 февраля, 2013


Краткая история болезни


Как будто пальцем поманила
иль повернула только жезл
слегка ко мне… И так и было.
И будто ждал я этот жест.

И вдруг ворвался вешний ветер,
наполнив паруса листвы,
как молодой поджарый сеттер
я полетел поверх травы,
ни лет не чувствуя, ни долга,
не озираясь, не молясь…
Ты не казалась недотрогой,
а я плевал на ипостась...

Я был повержен, как Адонис,
и невсебяем, как Мазох…
Инстинкты с разумом боролись.
Их было больше.
Разум сдох.


15 февраля, 2013


Незабудки


Ты говорила: тебе по душе незабудки
тем, что глазам его синим по цвету сродни.
Счастье своё собирала, слагая минутки
встреч торопливых в не долгие радости дни.

Только уехал любимый в казённом вагоне,
«Служба, как служба» - тебе говорил он не раз.
Весть о геройстве его получила в роддоме.
Там же и скупо, что смерти причина – приказ.

И хорошо, что в палате одни только бабы,
вместе ревели и кляли, ети её, власть.
И вспомогли ребятёнку родиться без папы,
раз уж так вышло – негоже подруге пропасть.

И старики твои, будто бы их подменили,
душу опять отворили, такой мы народ.
Ты в "незабудках" сыновних счастливые были
часто вспомянешь, встречая его у ворот.

11 сентября, 2011


Да, я – старик.



Да, я – старик.
Хихикают враги,
отыскивая признаки маразма…
Но им принять мой вызов – не с руки,
здесь мало одного энтузиазма.

Им не понять, со взглядом их в упор
на сморщенный шагреневый остаток,
во что преобразуется задор,
когда перевалил шестой десяток,

что видели глаза, чем тешил слух,
что знают руки, мощные когда-то,
и отчего сбоит сердечный стук,
и почему гляжу чуть виновато…

Им не понять, решающим судьбу
мою (но не свою) бескомпромиссно,
куда на ветхой лодке я гребу
и почему разнятся наши мысли?

Но день придёт... и ласковый старик,
с улыбкой вспомнив годы молодые,
протянет им свой старческий ярлык:
- «Привет! Куда ж вы денетесь, родные?»


3 марта, 2010


Отрывок из письма другу

(Из цикла "Письма")


....... «Я выздоровел, друг мой, абсолютно - без заговоров и интриг врачей -
и жизнью восторгаюсь поминутно, чуть вспоминая, как я был – ничей.

Живу спокойно… что предельно странно! Оказывается, возможно так –
без лжи и без словесного тумана, без гадкой мысли, что попал впросак,
без нервотрёпки, блефа, экивоков, и страха, что чего-то не успел…
И, главное, уже не жду подвохов, весь в трепете остаться не у дел.

Ты знаешь, друг, в своём непостоянстве я очень прочен, всё же знак – Весы,
спокойно горд – не снизошел до пьянства, а ... вот недавно даже сбрил усы.

И, постигая истинную мудрость – плыть в лодке жизни, не смочив весла,
недавно понял всех терзаний скудость и оглянулся…...
А вокруг – весна!!"..................


25 апреля, 2008


Неотправленное письмо

(Из цикла "Письма")

Здравствуй, радость моя! Не видались мы тысячу лет
с той поры, как случайность бедовая нас развела...
Хорошо, что в квартирку мою провели Интернет
и у внука сегодня до вечера в школе «дела».

Мне хватило десятка минут во всемирной сети,
чтоб тебя отыскать по фамилии, будто в кино.
Жаль, что это не я догадался тебя увезти
из родного гнезда, чтоб построить с тобой общий дом.

От моей полудетской любви среди горьких осин
улетела жар-птица моя в недоступную высь…
Вон, какая ты стала - и глаз не могу отвести!
У тебя состоялась своя, интересная жизнь.

Я волнуюсь, курю сигареты одну за другой,
мышкой кликаю фотки твои: вот семья, вот – одна…
И могу приголубить тебя постаревшей рукой,
ничего, что поверхность стекла холодна, холодна…

Что же, сам виноват, отпустив тебя за окоём…
Уж какую весну душу рвёт по ночам соловей.
Очень ранит меня беспощадное счастье твоё…
Как-то справиться надо с пронзительной болью своей…

15 ноября, 2010


Маленький сценарий



Издалёка, меж черёмух
еле виден милый дом.
Я – по лужам в джинсах новых,
ты – навстречу, словно шторм,
и с разбега – жарко в губы…
Пахнешь, будто молоком,
и обмякнешь вся, голуба,
на груди под пиджаком.

А потом в уютном доме
оба – нитки нет сухой –
отогреемся любовью –
голубями под стрехой.

А потом – уйдём к соседям,
будем жарить шашлыки.

А потом с тобой уедем
в строгий город у реки.

А потом в чужих хоромах
будем жить – всё гладь да тишь.

А потом уйдёшь к другому
и ребёночка родишь.

31 января, 2013


Кабошон. Памяти друга М.Ф.



Он без любви не стелил кровать
и никому ничего не был должен,
он научился не уповать,
был себе сам и паяцем, и дожем;
не заморачивался вотще,
не обещал девам будущность ночью,
и ненавидел слова-клише,
и не страшился беды воочию;

мог заплатить дураку за то,
чтобы дурак убирался бы молча,
но погасил не один раздор
крепким, умелым ударом по почкам,
хоть не любил никакой войны -
национальность или профессия
не были частью чужой вины,
ведь человеки – одна конфессия;

внешней неброскостью не грозя
чьим-то заслугам иль самомнению,
мог разменять на доске ферзя,
но ни на что друзей не разменивал;
вечно один и слегка смешон
в жёстких объятиях ретро-принципов,
был он похожим на кабошон –
знаете, эдакие, в виде линзы…

Полдень шопеном пронзил трубач,
мзду отработавший перед жёнами.
Смерти, поскольку она – палач,
платят, по случаю, кабошонами.


28 января, 2013


• Кабошон (от фр. caboche — голова) — способ обработки драгоценного или полудрагоценного камня, при котором камень приобретает гладкую выпуклую отполированную поверхность без граней, в отличие от фасетной огранки; также кабошоном называют обработанный таким образом камень. Обычно отшлифованный кабошон имеет овальную или шаровидную форму, плоский с одной стороны. В более широком значении слова, кабошоном называют шлифовку драгоценных и поделочных камней, в отличие от их огранки.В форме кабошона обычно обрабатываются камни, обладающие хорошим цветом или каким-нибудь оптическим эффектом (астеризм, иризация...) Вместе с тем некоторые камни проявляют все свои достоинства именно в виде кабошонов.


Миниатюры (дополняемый файл)

Людская глупость – вовсе не порок.
Она – беда и Божье наказанье.
И то, что так собой она горда,
для умных служит тихим назиданьем.


*****

Говорят, есть в Париже красивые дамы.
А у нас - красивей! Это знает полмира.
Но художник не тешет красивые рамы -
это дело багетчика … или банкира.


*****

О чём бы ни сказал усопший Гений,
всё ж кажется, что рюмка не полна.
Как в мёртвых не отыщешь сожалений,
так жизни неподвластна глубина.



*****

Дополнив жизни лейтмотив хорами,
избрав за суть желание любить,
предпочитаем не трудиться сами
и не прядём связующую нить.


*****


Не лезу в душу. Не люблю секретов.
Люблю сказать ... без пальчика у рта.
И, заходя по щиколотку в Лету,
открытыми оставил ворота

в мой прежний мир восходов и закатов,
в свою мужскую истинную быль…
Секретов не люблю, они ... чреваты,
всё лучшее в душе взрывая в пыль.


*****


Коньяк – продукт французский,
вискарь – американский…
Но водка под капустку
с антоновкой – ништяк!
И c обострённым чувством
свой ливер пролетарский
я потчую «калужской»…
и боль – опять пустяк.

А Запад – это запах
традиций и довольства,
там сытые ребята
с душою не в родстве.
И, посылая нах…
их псевдохлебосольство,
живу с мечтой и с матом
в сермяжном естестве.


*****


Улёгся ношей на плечах
бесценный груз прожитой жизни.
И в путь бы...
Но огонь зачах.
Свеча.
И рюмка.
Запах тризны.


*****


Уж так природой слеплен Человек,
что трудится, как пчёлка, целый век.
Не может бесконечным быть полёт
и Человек, конечно, устаёт.

Усталый Человек поспит, поест,
умоется, оглянется окрест,
почешет репу, нежные места
и скажет: - "Поживём. Уже - весна!"


*****


Я прорастаю в круг и кругом обрастаю,
со словом «ПРЕССА» дорог красный переплёт.
И я внедряюсь в эту творческую стаю,
поскольку сам пишу, а, значит, стихоплёт.

И есть Желанье, и оно – всего важнее:
на первых поминах моих чтоб был паштет
и чтоб, рыгнув, сказал, кто был всегда слабее:
«Мужик хороший был, братва. Но – Не Поэт!»


*****


Мой друг! Ты понял вдруг, что крепость рук
cлабеет у границы пресыщенья?

Искусство женщин взнуздывать искус
достойно восхищенья и венца,
когда они в преддверии разлук
доводят страсть до грани умиленья,
легко сводя свиданий терпкий вкус
до пробы безмясного холодца.


*****


Под большевистскую гребенку
я был пострижен наголо,
да и никто тогда ребенку
не мог сказать, что «ПРАВДА» - Зло.
Никто не смог сказать – откуда
собачья боль в людских глазах?
Морозов Падлик да Иуда
на новодельных образах.


*****


В своих определеньях ты права –
мы в лодке и несвойственны ей штили,
с вершин восторга словно жернова
судьбы нас тащат вниз, где страх могильный.

А лёгкий бриз мерещится в мечтах,
и где-то солнце в лица лаской брызжет…
И мы дерзаем в жизненных волнах,
ведь верить = это справиться и выжить.


*****


Не грущу!
Ты напрасно сказала…
Я, чесслово, уже не грущу.
В подтверждение ломтики сала
на горбушку сейчас затащу.
Вот, уже на зубок бутербродик,
тут огурчик на нём размещу,
но без рюмки мой бутер – безроден…
……………………………………
Глянь! Теперь я совсем не грущу!


*****


В Поэты я не пыжусь. А зачем
мне хлопоты с наследием нетленным,
с "огромным" гонораром неразменным
и выспренностью траурных речей?
Мне проще думать, что стихом своим
я сотого читателя затрону
и он пешком к берёзовому трону
придёт и сядет.
Вот, поговорим!!!


*****


Нет спору – времена тяжеловаты,
но, согласись, себя мы сберегли –
который раз живем, реинкарнаты,
а, вот сфальшивить снова не смогли.


*****


Пускаешь в душу, думаешь, что – друг,
раскрыв объятья, в хату приглашаешь,
сажаешь в красный угол, тешишь слух,
и делишь снедь, и рюмку наливаешь…

А - Он или Она: «Мели, Емеля!...»
и … грязным сапогом по той душе,
и «Кто есть - кто?» узнать на самом деле
приходится уже …. на вираже.


*****


Не отводи глаза. Посмей
помыслить далее смелее,
затрат душевных не жалея,
рискни стать интересным ей.

И робость чувства не скрывай,
ей чистота твоя по нраву,
ведь восхищения отраву
любой из женщин – только дай!


*****


Мы розовым заштопываем серый,
в канву судьбы вплетаем нить мечты
и мучаемся созданной химерой,
ведомые надеждою и верой,
что скажем наконец кому-то – Ты.


*****


Недолог век любви и первым нежным чувствам
приходит срок проститься и уйти…
Воистину в миру великое искусство -
любви тепло надолго сохранить,
поддерживать в душе и памяти всечасно
нестойкий и всё гаснущий огонь…

Но если он погас, не жди тепла напрасно
и угли охладевшие не тронь.


*****


Чужой мечты лежат обломки
и … вроде, брошены давно,
забыты напрочь…
но неловко
глядеть, как вор, через окно
на не политые надежды
и не созревшие дела,
на то, что важным было прежде,
когда сирень в душе цвела.


*****


Коль пьяница поэт, он пьяница и есть
и нечего кивать на муки творчества.
Стихов – гора! Страниц - не перечесть.
Искусства мало… А искусства – хочется.

Умением писать кичится индивид -
слагать слова, рифмуя окончания.
Но от стихов таких воротит и кривит
и в жизнь вползает мерзкое отчаянье


*****


От ссор пустых избавь меня, Господь!
От чёрных дыр в ряду непониманья
и от последствий бесконтрольных маний,
нацеленных остаток дней вспороть.

Усталая рука моей судьбы
никак не остановится, листая
страницы лет
и тает, тает, тает
мечта в одеждах вечно голубых.


*****


А просто некуда деваться с простотой,
сочтут за лоха здесь, а там – за вора,
и хоть к ладони не прилипнет золотой,
не миновать холодного игнора.

Никак нельзя души простой лоскут
расправить простофиле перед ближним.
В жилетку не поплачься, а тоску
подальше спрячь, иначе станешь лишним.


*****

Цвета осенней побежалости –
палитра истинной усталости.
В сезонной прихоти безжалостна
природа к зелени листвы.

Любой денёк, как детям – сладости,
в оставшейся предзимней малости,
и каждый час приемлем радостно,
в осенней доброте чисты.


*****


Вот, бывают же дни в ноябре!



Вот, бывают же дни в ноябре!
Солнце, как ошалевшее, греет
и земля на предзимнем одре
от вниманья светлейшего млеет.
И шагаю по чёрствой земле,
оскользаясь в страшенные лужи –
что ж, не гордые - чай, не в Кремле,
каскадёров эскорт нам не нужен.

Погоди, вороньё! Не кружи
чёрным смерчем над плотью живою –
рановато ваш вождь Карр-баши
барражировать стал надо мною.
И не срок мне, хоть проку уж нет
продолжать…
А ещё – неохота
к Зазеркалью по брони билет
получать из окошка «Банкроты».

Впрочем, как посмотреть на судьбу:
в деньгах – горе, а бедным быть – больно...
Выйдет срок - я, пожалуй, в гробу
не сдержусь похихикать довольно
от того, что прозяб на ветру,
не дышал нафталином покоя,
что огонь и скандал медных труб
веселили моё ретивое.

Ах, ноябрь, старинный мой друг,
что-то стали встречаться мы часто…
Мне о смерти пока – недосуг.
Я – всё тот же - в походе за счастьем.

25 января, 2013


Не каждый ...

Не каждый убедит тебя,
не каждому и я поверю,
но коль навстречу, наконец, открою двери
своей души, то - искренне любя.

Не каждый – закадычный Брут
друзьям, попавшим в переделку,
и в огневой или словесной перестрелке
прикроет только настоящий друг.

Не всяк из нас умеет жить,
владея благами земными,
но есть костёр и наши песни озорные,
что много лучше, чем ужить во лжи.

Не каждому нужны стихи,
ведь есть дела и поглавнее…
Но – вдруг Любовь войдёт, а в свите вместе с нею
придут стихи, прозрачны и легки.


8 июля, 2011


Если любят тебя – дорожи


Если любят тебя – дорожи каждым вздохом, минутой и жестом.
Лето быстро проходит. Дожди не страшны в тёплом доме, где вместе
вечерять собирают на стол под цветным с бахромой абажуром,
ведь пораньше сегодня футбол, а для мамы - концерт Азнавура.

Здесь простые о жизни слова говорятся друг другу с улыбкой,
и жена снова больше права в обсуждении детской ошибки.
И сюда хорошо приходить каждый вечер усталой походкой –
как-то очень зазывно манит свет из окон и запах шарлотки.

И неважно уже, кем ты был перед тем, как нашёл свою пристань.
Твой надёжный, испытанный тыл защищает от зла и корысти.
Отдыхает душа ото лжи и трудов, коль семья – это «вместе».
Если любят тебя – дорожи каждым вздохом, минутой и жестом.

25 сентября, 2011


"В Сочельник" (+ муз. композиция)

Стихи - Аркадий Стебаков
Музыка и исполнение - Сергей Морозов

Можно прослушать здесь:
http://www.grafomanam.net/poem/134386


Я крещенской водою омою лицо.
Жаль, не знаю, как душу в ней ополоснуть.
А наутро тебе напишу письмецо,
Где скажу, что увидимся мы…. как-нибудь.

Я сегодня был в Храме, наставил свечей
И во здравие всех, для кого я был мил,
И пред светлой иконой просил за детей,
Помянул всех родных... и тебя не забыл.

От водицы, налитой девичьей рукой,
Пусть отныне моя не болит голова,
Ведь однажды в году в этот Праздник святой
Вдруг становятся вещими наши слова.

Ах, какая же ночь – тишина и покой!
Где-то брешет кобель, видно нету угла…
Ты Спасителю сердце сегодня открой,
Расскажи, в чём признаться себе не смогла.


18-19 января, 2009


Фламенко

Ритм - обжигающий до озноба,
голос гитары - то девки, то сноба...
Дробь каблучков неутомимых -
страстных, безудержных, гордых, ревнивых.

Стаккато, раздробленное
на такты,
кровь горячит и, вдруг ...
легато в плавном движении поворота,
чтобы опять – колдовство и -
pronto!!!
для усиления наслажденья
всепоглощающим движеньем,
мир
превратившим
в сердечный
пламень ...

Это - фламенко!

Но, что это с нами?



20 мая, 2006


Зимнее воскресенье


Эх, весёлая погодка,
снег и солнце – рай земной!
Подмосковная слободка.
Воскресенье. Выходной!

Неторопкие прогулки
в лес - из лесу, снег хрустит,
в деревянных закоулках
тень нетронуто грустит.


7 февраля, 2010


РукомАшное



Мы тень проблемы часто видим, как причину
возникших сложностей, но боремся не с ними,
а с этой тенью, что и больше, и темней…

И принимаем за лицо врага личину,
и любим с мельницами драться ветряными
во имя высших безалаберных идей…

И кто б мы ни были - изгой или патриций,
мы любим Женщину, сложив своих амбиций
доспехи ратные и меч к её ногам…

И есть сраженья и надкусанная слава,
но ... вдруг меняем лошадей у переправы,
бубня осанну чуждоприторным богам...


2006,2013


Святочное гаданье



Погадаешь у зеркала в святки
или в чашечку кофе нальёшь?
У судьбы, что затеяла прятки,
просто так ничего не возьмёшь…

Распахни свою душу пошире!
Кто – твой суженый?
Сердцем зови!
Где-то в звёздно-колючем эфире
боги ждут откровений твоих.

Помечтай, растворившись в желаньях,
о любви, моя лань, помечтай…

Я приду предрассветною ранью -
на меня, я прошу, погадай!


15 января, 2009


Предрождественское


Замёрзло озеро и вид мой из окна
cтал чёток в чёрно-белой перспективе,
а предрождественские смысл и тишина
вдруг сделали людей миролюбивей.

Дорога в Храм Господень. Помыслы чисты,
полны патриархальным содержаньем,
и далеко ещё до хлопотной весны,
и светел дух, и ласковы касанья.


6 января, 2009


"Новогодняя песня"


Стихи - Аркадий Стебаков
Композитор и исполнитель Ольга Таранюк
Слушать здесь: http://www.grafomanam.net/poem/131529


Чуть розоватое нутро нам даст сосна на доски,
Из досок этих крепкий и красивый стол собьем,
Скамьи застелем яркой домотканою полоской,
Уютно чтобы и легко сиделось за столом.

На стол поставим мы графин с холодной чистой водкой,
Антоновки моченой холм, капусту, огурцы,
Картошка запахом томит, положенная горкой,
И дружно сядем мы за стол, как деды и отцы.

Стоит в углу торжественно Рождественская ёлка,
Глядит Христос из-за свечей на теплый, дружный дом,
Давайте выпьем за детей, за нас, чтоб жить нам долго,
А, чтобы выпить за любовь - отдельную нальем.

С любимыми, сколь хватит сил, вовек не расставайтесь!
Детей растите, дай им Бог - пусть сложится судьба!
Отец и Мать, на много лет Вы с нами оставайтесь!
Возьмемся за руки, Семья! Нам в Новый Год пора!


Свеча и книга

Горит фитиль – вдруг… белым, жёлтым, синим…
Свеча и книга - в память о тебе,
кого я знала нежным, добрым, сильным…
Не о тебе? – О ком тогда скорбеть?!

Я – здесь. И я могу отдаться чувствам,
орать в подушку – голоса не жаль.
Мне память – ложе злобного Прокруста…
и в то же время счастье и Грааль.
Шепчу тобой написанные строки,
а музыка любимая твоя
в меня вливает жизненные соки
и оживляет, будто говоря:

– «Не плачь, родная! Позже или раньше
нам всем пройти пристало этот путь.
В потоке неуклонно восходящем
мы встретимся с тобой когда-нибудь,
но – не теперь…
Твою дорогу вижу –
она длинна и радости полна.
С тобою я, невидим и неслышен,
а жизнь – прекрасна и – всего одна».

15 декабря, 2009


…. от ненависти до любви


Как к солнцу тянется подсолнух,
губами тянешься ко мне.
В глазах твоих, истомой полных –
прощенье с жаждой наравне.

Твоё желанье мне по вкусу,
как сладкий цимес спелых губ.
Не мне - противиться искусу
признанья «Ты давно мне люб!»

Мы ссорами гневили Бога -
судьбы смешные муравьи.
Но шаг – не длинная дорога
от ненависти до любви.

30 июля, 2009


Мадам!


Мадам!
Вы не хотите стать моделью
лишь для меня?
Я буду Вашим личным Рафаэлем -
день ото дня.
Сошлись подобьем струн и тонких линий
Мечта и Рок.
Не дело прясть – для рук прекрасных лилий,
им в ноги – шёлк.


Мадам!
Ваш профиль - фейерверк иллюзий;
слова – ничто;
игра ума – упрёк ревнивой Музе.
И - не грешно
сказать, что форма стоит содержанья –
гори, алмаз!
Хочу быть мотыльком, летящим в пламя
прекрасных глаз.


Мадам!
Я лучший холст возьму в подрамник,
и кисть Любви
поможет мне в стремленье неустанном
сказать, кто – Вы.
Пусть люди смотрят на мою Мадонну
Счастливых Дней
и радуются трепетному звону
любви своей.


Мадам!
Я чуть прибавлю освещенье
вот здесь…и там…
Как нежно Ваших рук прикосновенье,
Ма-да-а-а-а-ам!!!


28 апреля, 2009


В молодости



Просто когда-то мечтал, говоря стихами
ласковым жёнам так нужные им враки...
Чистые эти стихи превращал в оригами,
белым корабликом плыли они в овраги.

Просто тогда не ценил дармовую радость,
данную свыше: от жеста, от взгляда и слова.
Запросто мог разменять это всё на сальность,
на компанейскую чушь и мужскую мову…

Просто тогда каждый день был лишь днём из жизни,
чудно естественной, непредсказуемо яркой…
Знать бы тогда, что ниспослан талант мне в лизинг –
стал бы ценить благосклонной судьбы подарки.


29 ноября, 2012


Ave!

Ave!
Полдень почти что… Проснулся сегодня поздно.
Хочется кофе, придётся сперва поджарить.
Ночью – бессонница, чай, сигареты, звёзды,
строчки записывал скоро, чтоб не сбежали.

Что за портал открывается вдруг ночами?
Или он близок и днём, но молящих больше
хлеба кусок, а кому – утолить печали…
Истово молятся люди тебе, мой Боже.

Разные люди. Их просьбы порою странны.
Будто не ведают, что вопиют скрижали.
Просят …
Нет – требуют больше и гуще манны,
рыбы жирнее и власти в родной державе.

Будто им всё невдомёк, что «по Сеньке – шапка»,
словно «ищи и обрящешь» - эрзац халявы…
Холодно ночью, а днём - и черно, и зябко.
Впрочем, прости за нытьё и цари.
Ave!


21 ноября, 2012

***Аве (лат. Ave или лат. Aue) — латинская фраза, которую использовали римляне в качестве приветствия. В переводе с латыни означает «здравствуй» или «прощай».


Не...


Не увидеть, не вспыхнуть румянцем
Не писать стихотворной строки
Не дрожать от желания в танце
Не коснуться любимой руки

Не надеть подвенечного платья
Не услышать застольных речей
Не трудиться в любовных объятьях
Не заснуть на любимом плече

Не поехать с детишками к маме
Не дождаться с работы домой
Не собраться семьёй вечерами
Не гордиться счастливой судьбой

И, всегда у раздачи первой,
Не любить,
Не жалеть,
Не щадить,

Быть заглавной всезнающей стервой

И, назло себе, долго жить.


27 марта, 2011


Не сотвори себе кумира!

Не сотвори себе кумира!
Да, я высот не достигал,
где женщины земного мира
мужской находят идеал.
Подчас небрит, ворчлив и мрачен,
влюблённый в Музу и стихи,
я сексуально непрозрачен,
и есть ещё за мной грехи.
Я не таращусь на наряды –
мне ты приятней в неглиже,
насквозь гламурные наяды
мне глаз не радуют (уже).
И не совсем исправным зреньем
весь день мозолю монитор,
но не хочу с таким же рвеньем
карьеру делать (мухомор).
Я не люблю свою работу,
и день получки мне не в кайф,
и ненавижу по субботам
в «Ашан» для поддержанья лайф.
Я без охоты еду в гости,
и на охоту не хожу,
я привередливый агностик
и на любовь не ворожу.
Люблю пристроить на диване
опухший от стихов кочан,
и ненавижу «ездить к маме»
и возвращаться по ночам.

И не объехать нам пол-мира,
и правду-матку в глаз рублю…

Не сотвори себе кумира,
ведь очень я тебя люблю.

25 декабря, 2011


"Колокольчик" (+Эмигрантский романс)

Стихи - Аркадий Стебаков
Музыка и исполнение - Сергей Морозов

Слушать: http://www.grafomanam.net/poem/294571


***
Колокольчик ямщицкий нашёл я в дорожной пыли -
видно сдуло с дуги пролетевшей безудержной тройки…
После свадьбы весёлой – ещё и хмельной, и нестойкий -
я приладил его в новом доме своём на двери.

Обо мне ль прозвонит колокольчик валдайский в сенях?
И меня ли встречать, веселы, прибегут домочадцы?
И ко мне ли, зажмурившись, вся – воплощение счастья,
на порог разлучивший с объятьями выйдет жена?

Припев:
Колокольчик валдайский встречал,
звонким голосом радовал душу…
Только, вот как случилось – всё реже, и дальше, и глуше
этот голос Отчизны,
и так неизбывна печаль.

*

Величать-пировать да послушать шутейный рассказ
не ко мне ввечеру соберутся сердечные гости,
не в окошко моё горько-сладкой рябиновой гроздью
постучится сторонка родная и дальний романс.

Не о встрече наш сад шелестел и свистал соловей…
Нет, родные мои! Этой встрече желанной не сбыться.
Лица Родины милой и неба бескрайние ситцы
будут сниться до смерти вдали от российских полей.

Припев:
Колокольчик валдайский, прощай!
Не томи изболевшую душу!
Только, вот как случилось – всё реже, и дальше, и глуше
звонкий голос Отчизны…
И так неизбывна печаль.


Октябрь-ноябрь, 2012


Утренняя смурь


Мне зеркало сказало нынче утром,
что я не умер, что на днях зима
укроет реку нежным перламутром,
и снегом запорошатся дома,
которые построили поспешно
для выгоды, а не потомков для,
и энное количество приезжих
живёт здесь близ Москвы, и с ними я,
проживший много боле полувека,
но, в сущности, как и они – изгой…
Я в зеркало гляжу на человека:
- «Прости за всё, что сделал я с тобой!»

20 ноября, 2012


Большою птицей стать…



Большою птицей стать дерзаю,
когда дана была бы власть
лететь в ночи, не замерзая
и бегом крови горячась.
Лететь над городом и лесом
стремительно, а то – парить,
и с новым жадным интересом
следить, как судеб вьётся нить.


Всё замечая глазом быстрым,
я охранял бы твой покой
и звёзд мерцающих монисто
тебе дарил, одной такой.
Твоё окно воспринимая,
как в радость вечную портал,
я крошки счастья, дорогая,
с твоей бы лишь руки клевал.


27 сентября, 2011


Ожидание



Она.
Перед ней телефон.
Это – не фотоснимок.
Живее не будет картины с названием «Час».
Такое не может случиться в любой пантомиме,
ведь зрители скажут: - «Бездарно затянутый фарс!»

Но ей безразличны ужимки и мнения судей,
она независимо выше толпы и молвы.
Игра фейерверков и залпы ста тысяч орудий
не стоят сейчас поворота её головы.

Она не блаженная и не сомнамбула в трансе,
любой стетоскоп и тонометр скажут «Жива».
Ей быть бы царицей салонов времён декаданса,
когда бы в то время она, вот такая, жила.

Сердечных часов утомил истерический бег,
и тиканье пульса не ровно: то вздох, то как выстрел,
и холодны руки, на них не растаял бы снег,
а мысли сошлись, наконец, на единственной мысли:

- «Неужто, конец?».
И страшнее не вымолвить слов.
Но неколебимы законы любовной омерты,
и разум-палач задвигает за прошлым засов
и тихо уходит, храня уважение к жертве.

17 августа, 2011


Давай распрощаемся…



Не пачкай души! Не терплю я твоих унижений!
Любовь, как работа, не хочешь – причину найдёшь.
Есть много простых удивительно слов и движений,
которые в нужный момент, как нашедшийся грош.

Душа – благородно нема, это – по умолчанью.
И счастье, и горе не вскроют её немоты.
Давай распрощаемся душами? Это прощанье
пусть будет красивым – без слёз и пустой маеты.

Мне дорого чувствовать эту твою откровенность,
но смысл объяснений – далёкий от нас Рубикон.
Давай … очень бережно, словно великую ценность,
уложим в футляр нашу быль, как любви эталон…

Найдём дорогой уголок в остывающем сердце
и станем с годами всё реже туда заходить,
пока не покроется патиной малая дверца…
Что, впрочем, совсем не мешает любить… и любить…

2 июля, 2011


Где тонкая граница нелюбви?



Где тонкая граница нелюбви?
Как знать, когда её перешагнули?
И холодность вчерашней визави
не объяснится формулой Бернулли,
химическими свойствами желёз,
логической работой полушарий…
И толку нет от запоздалых слёз,
закапавших любовный колумбарий.

В какой момент случается надрыв?
Когда объятья превратились в бремя,
а прежние условия игры
кровь пенят, как мустанга бесит стремя?…
Ведь только что всё было – и всерьёз…
Но – взрыв! И в сердце - пароксизмы боли,
и холод рук сильнее, чем мороз,
и жар внезапный от ненужной воли…

…………………

Граница со страною Нелюбовь
прозрачна – ни дозоров, ни таможни,
и горечь тысяч стихотворных строф
фатальную умножит непреложность.

2 августа, 2010


"Каприз" (+ песня)


Песню на эти стихи исполняет автор музыки Сергей Морозов
http://www.grafomanam.net/poem/278769

Ворожба – наше всё, что мы пишем, черкая страницы.
Кто-то манит судьбу, тот, смотри, загадал «на талант».
Мысле-слово, родившись, мгновенно становится птицей,
но не каждый узнает-поймает вернувшийся фант.

Говорить на родном языке мы почти разучились,
променяв на гнилой суррогат лучших слов волшебство.
Как же мысли прорваться на свет, подскажите на милость,
если сразу, в зачатье, сгубили её рождество.

Где-то в центре, невидимом центре, тот Истинно Главный,
для которого наши метанья – смешная игра,
чтоб потешить людей, он для игр придумал названья –
это Вера, Надежда, Любовь, Совесть, et cetera …..

Обернувшись назад, узнаём, сколько мы не успели,
сколько стоит весёлая жизнь-пустоцвет и гульба.
Жизнь-мерзавка качает, качает, качает качели,
где на разных концах и на равных Мечта и Судьба

И чем выше платформа качелей летит к поднебесью -
тем опасней. И строже становятся лица у нас,
да всё меньше желанье петь хором весёлую песню,
и всё меньше в размере стоящий внизу дилижанс.

Раскачай! Раскачай, чтоб отчаянно дух захватило!!
Те, с соседних качелей, посыпались гроздьями вниз.
Так светло,
высоко,
руки больше
не держат
перила….
Остаюсь в вышине!
Вы простите мне этот каприз,
please

21 августа, 2008

* et cetera (лат.) - и так далее...


...придешь домой одна

(зарисовка с натуры)

Когда-нибудь придешь домой одна
и это будет – праздник долгожданный !
Полна иллюзий, что за все сполна
ты расплатилась с душной маетой,

себе позволишь быть такой, как есть -
ничьей, непредсказуемой, чуть странной,
стараясь позабыть покой ... и лесть,
которой ты платила за покой.

Девишники, свиданья до зари
и упоенье сказочной свободой…
Собратья синей птицы – сизари
не раз покажут мастерский полёт.

Когда-нибудь… потом наступит срок
проститься со стервозностью и модой.
А ласковый, улыбчивый сынок
в другие руки на бегу впорхнёт.


9 июня, 2007


Ни слова о любви!


Ни слова о любви!
Ни полсловечка…
Не надо ворошить и ворожить.
Бывает бесконечное – конечно
и с этой болью мне придётся жить.

Не делится три на два без остатка,
в одну и ту же реку – не войдёшь...
Чудесной веры каменная кладка
– в куски…
Взамен надежды – медный грош.

А светлыми короткими ночами,
когда нейдут изменчивые сны,
я абрис твой точёный различаю
на жёлтой сердобольности луны.

6 августа, 2008


Ненастье

Несутся тучи - псовая охота
объявлена сегодня у богов.
Ненастье. И не хочется работать,
а просят слов зародыши стихов.


Играет страсть бандонеон Пьяццолы,
за музыкой вослед бежит душа,
и радует обилием рассола
отлаженная лажа шалаша.


14 июля, 2011


Астор Пьяццолла (исп. Astor Piazzolla; 11 марта 1921 — 4 июля 1992) — аргентинский музыкант и композитор второй половины двадцатого столетия, чьи сочинения в корне перевернули традиционное танго, представив его в современном ключе, вобравшем элементы джаза и классической музыки. Родоначальник стиля, получившего название нуэво танго (nuevo tango), Пьяццолла также известен как мастер игры на бандонеоне; свои произведения он часто исполнял с различными музыкальными коллективами. На родине в Аргентине он известен как «El Gran Astor» («Великий Астор»).


Два храма

Вечер льётся тягучим восточным вином,
тёмно-красный субстант превращается в ночь.
В отдаленье два храма я вижу в окно –
словно стражники совести – вера и мощь.

Как удачна подсветка! Один – золотой,
что поменьше, второй же – огромен и бел.
Будто и не над городом, а над страной
вознеслись в вышину, охраняя от бед.


И запомнить бы так. И не надо бы слов,
просто как для души пасторальный этюд…

Но внизу на земле, у подножья домов
два урода навскрик пьяно песни орут.

5 июля, 2011


Транспортный романс (+ муз. композиция)

-Ах, женщина!
В троллейбусе московском
есть много шансов встретиться с судьбой,
а разговор наш – вовсе никаковский,
хоть полчаса я – словно молодой.
Приятна мне компания такая
и разговор – лекарство для души,
но, кажется, через одну – Донская,
мне выходить.
Вам тоже? Поспешим!

- Ах, женщина! Ваш интерес рискован!
Знакомиться смешно в мои года.
Лицо моё Вам кажется знакомым?
Нет в школе не учился я тогда.
Я был оболган. Много лет трудился –
лесоповал я знаю изнутри.
Вернувшись, я почти не удивился,
узнав, что нет ни дома, ни семьи.
- И, женщина, смотрите!
Да, смотрите
сюда… и здесь – Вы видите следы?
Они – из бывшей жизни.
Оботрите
слезинку, словно лепесток слюды.

- Внимательно вглядитесь! Ведь седины
иссеребрили чуб мой…
Не изъян?
Нет, не согласен я,
не все мужчины
должны быть чуть красивей обезьян…
В руках моих давно нет прежней силы,
морщинист – позавидует шарпей.
Глаза?
Ну, это ж просто - две могилы
и весь я, как изношенный трофей.

- Слегка небрит?
Да нет, не в шарме дело –
сегодня я у друга ночевал
и что-то там у них перегорело,
вот почему я щёк не корчевал.
- Да, если честно, больше по знакомым,
квартиры страшно выросли в цене.
А, как весна, с геологами в Коми –
места там! Даже вижу их во сне!

- Ах, женщина, пустите же, пустите!
Рукав оставьте ветхого плаща.
Вот – остановка.
- С Вами, говорите?

Ну,....... только ради Вашего борща…


17 января, 2008

Музыкальная версия на музыку и в превосходном исполнении Сергея Морозова:
http://www.grafomanam.net/poem/122333


Пасторалька


- «….. я – тот, кто есть. А, хочешь, не люби,
ведь «баба с возу – и кобыле легче»…
Кто нагрубил?
Я – нет!
Ну, нагрубил.
Ну, извини. И время, в общем, лечит…

- А кто здесь пьян? Я?
Только не «в умат»!
Ну, взяли с Николаем четвертинку…
на каждого –
ему намедни сват
привёз сальца копчёного с дыминкой!

- Как это – не причина??
Что – семья?
Ведь я ж не хулиганичаю драки!
А Федьку отметелил не зазря –
пошто в металлолом продал наш трактор!?

И водку я не пьянствую с утра,
и кражи - не ворую. Я – добытчик!
Вон сколько в хату натащил добра
тебе и мелким – на большие тыщи!

И так тебе скажу я: - Ты цени
того, кто есть и кто … тебя достоин.
И, это… ты язык то – заверни,
ведь замуж шла сама - не под конвоем.

- Я «норму» не добрал, но жизнь – длинна…
Ещё стакан прошёл, как дети - в школу.
Стели постель, жена … и, для приколу,
я докажу: мужик твой – "сатана"


25 апреля, 2010


Ты знаешь теперь

Он живёт постоянно в твоей голове.
Он с тобой говорит, ты его даже слышишь,
ему отвечаешь, и кажется лишним
содом окружающей жизни вовне.
И сердце-советчик от сказанных слов
то колотится в рёбрах, то кремово тает…
от слов, что естественно так прилетают,
ведь внешних препятствий не знает любовь.
И – новая тема, их много... Так много,
о чём рассказать, поделиться, поспорить;
стать нежной и слабой, и в жажде подспорья
поставить три свечки, подластиться к Богу.
И тайна, неведомая никому
и от этого ставшая большею тайной,
возносит и жертвою необычайной,
сияющей жертвой толкает к нему,
чтобы вновь покориться и – тут же царицей
подняться над миром склонённых голов.
Ты знаешь теперь, что такое – Любовь.
Такое не снится.

13 августа, 2011


Тишина неспешна

Тишина неспешна и неслышна.
К ней идём. Прелюдия конца.
Ожиданье тихой серой мышью
поселилось в доме у венца
и, на всякий случай (может долго
ждать придётся, точных данных нет),
натаскало в норку хлебных корок
и, зачем-то, пачку сигарет.

Тишина рождает размышленья:
с чем уйдём, оставим людям – что?
Утекли тщета и сожаленья
в мудрости спокойной решето,

П амять всё баюкает увечья,
Р азум ей талдычит про грехи,
О пыт мирит их противоречья,
С нова превращая их в стихи.
Т оком ожидания насыщен,
И зморозь висков спешу убрать…
Т ишина неспешна и неслышна,
Е й не привыкать подолгу ждать.

1 декабря, 2009


Святая ложь

В нахмуренных окошках свету нет,
ни лампа не горит, ни даже свечка.
Давно соседи знают, что под вечер
ты свет не жжёшь.

И, ладно б, рано спать ложилась, мать.
А ведь не спишь. И в темноте осенней
открытыми ты держишь двери в сени.
Всё, видно, ждёшь…

А он – который год уж не идёт,
и нету ни письма, и ни оказий.
Вопрос – где затерялся черноглазый,
как острый нож.

И почтальонша норовит бочком
пройти к соседям. Тропкою другою
твой домик огибает стороною,
скрывая дрожь.

Она невесткой ласковой была
и лишь себе оставила кручину
о смерти их любимого мужчины.
Святая ложь.

25 ноября, 2011


Ничего не вернуть

Ничего не вернуть… а уже – и не надо,
трудно прожитой жизни спокоен итог.
Нежно радуют глаз незатейливый ландыш,
и налаженный быт, и собака у ног.


Облетела листва скороспелых признаний,
и рисует судьба – мой скупой пейзажист
за оградой изысканных воспоминаний
будто чью-то другую цветистую жизнь.


Многосуетность мира мечтой не тревожит
неторопкость ума у последней межи,
и звучание лиры точнее и строже,
и чуть слышима песня усталой души.


15 апреля, 2010


Поздняя осень. Утро.(+ муз. композиция)

Ещё темно. Длинны ночей ноябрьских тусклые кинжалы,
и валкий серенький рассвет на встречу с миром не спешит.
В усталой памяти моей ещё слышны гудки вокзалов,
но разум сводит их на нет в осенней с проседью тиши.

Такая льдистая вода в большом ушате на веранде!
Морозным воздухом дыша, спешу укутаться в халат.
Слеза никчемная сползла одним коротеньким глиссандо.
Озябшим чижиком душа вспорхнула и … скорей назад.

Без мимикрии и словес, борьбы, соплей и happy-end’ов
дитя – продукт моей судьбы мне представляется таким,
каким пристало быть и есть - без снисхожденья, сантиментов,
без дамских штучек “c’est la vie”- реальным, зримым и нагим.

Ночь-нетопырь, в угрюмый схрон своё могущество внедряя,
ползет, надеясь на авось, что не придет рассветный луч…
Туман обидчиво бредёт за угол старого сарая,
а стая алчущих ворон к утру затеивает путч.

Дрова, наколотые впрок, лежат, как зимние снаряды,
а кучи веток и листвы в вечерний час не сожжены.
- Остыла печь. Огонь заглох. Зажечь?
- А, для кого? Не надо.
И кони зимние резвы…
Пора съезжать.
Дни сочтены.


Ноябрь, 2007

Музыкальную композицию на эти стихи автора музыки и исполнителя Сергея Морозова можно прослушать здесь: http://www.grafomanam.net/files/fileinfo/6821/


Эти листья осенние…


Эти листья осенние… Ах, листопад наших жизней…
Сколько их – этих жизней? А сколько осталось на ветках?
Что же лучше – лететь, вместо скучной и пафосной тризны,
или всё же цепляться за ветки мне ветхозаветно?

Полечу в никуда, обгоняя бродячую псину....
А ещё хорошо прилепиться на мокрый багажник
и хихикать довольно и беспородно-осиново,
и сорваться с него в то неведомое заовражье,

о котором мечталось в то время, когда был я зрелым
и старался достойно нести судьбоносную вахту…
А!… Теперь – всё равно! Можно – дальше, отвязно и смело…
Избежать не удастся судьбой заготовленной плахи.

Только это – потом. А сейчас я ещё полетаю!
Хорошо – ветерок, он поможет придать ускоренья,
чтобы рыжею птицей в неведомой сини растаять
над простёртыми к небу руками осенних деревьев.

Обо мне не терзайся – бессмысленна эта затея.
Мы – всего лишь листва, нам должны быть неведомы грусти.
Я, весной развернувшись, дождусь, когда вновь заалеет
чудный розовый куст. И пошепчемся снова о чувствах.

20 июля, 2010


История любви моей - проста


История любви моей
проста,
все повторяется, ведь в жизни мы –
малы:
её начало -
пафос и хоры,
конец её – в пучину,
как с моста.

Все повторяется, ведь в жизни мы –
малы,
но нам даётся -
свыше и сполна -
озноб души и чувства
глубина.
Любовь подарком кажется
судьбы.

Её начало -
пафос и хоры,
восторг души и бесконечность
лет,
глаза в глаза и рыцарства
обет,
пора свершений, щебет
детворы.

Конец её – в пучину,
как с моста.
Цена предательства безмерно
высока -
бессилье рук и адская
тоска.
Всё, как у Вас.
История – проста.


4 июня, 2006


Мечта о доме


Я о доме в мечтах -
незатейливом, маленьком доме,
где сирень под окном и дощатый зеленый забор,
палисадник в цвету,
а под яблоней - маленький столик
и "железки" недальней
с колесами свой разговор.

Я бы рано вставал,
высыпаясь в избытке озона,
и писал бы стихи, уходя на ближайший родник,
постаравшись забыть
жизнь раба и звонки телефона,
и, наверно бы, друг
у меня среди местных возник.

Босиком до печи
по дорожке пройдясь домотканной,
заварил бы чайку перед тем, как стихи отослать.
И подумал бы вдруг –
эта жизнь мне не кажется странной,
это раньше я жил
очень странно – без права писать.

Среди шелковых трав,
а зимой – у замерзших окошек,
я бы ждал и писал – научился у жизни я ждать –
может, что-то случится
(могу помечтать о хорошем?)
и по праздничным дням
станут внуки ко мне приезжать.

Я неправильно жил –
ничего для себя не оставил,
на домишко такой не смогу я деньжонок набрать.
Помечтал и забыл,
и затекшие плечи расправил.
Вот, расстроился….. но
не грешно старику помечтать.


5 июля, 2007


Амок


Ну, кто бы знал, что мне судьбой навязан
тот долгий путь, тот амок, слепота…
И ни житейский опыт, ни года
не сладили с дурманной явью сказок
и … я – пропал,
зашорен. Годы драгоценной жизни
я мулом мукомольным волочил,
но не стенал, не мучался, а – жил!
Так мне казалось…… Лишь на горькой тризне
я слёзы лил
и совесть мучил, и с ненужным рвеньем
я память беспощадно напрягал;
себя тогда спросил я: - «Аксакал!
Зачем ты угли ворошишь в сомненьях?»
Но ум – cмолчал.

С землёй смешались уголья пожарищ.
За ливнями и чередой порош
я начал понимать, как был хорош
мой старый друг, мой истинный товарищ,
что был не вхож
в тот терем, мной построенный без знанья
житейских истин, опыта отцов.
А друг, сорвавший маски с подлецов,
ушёл легко, без слов и назиданий,
и был таков…
И – сожаленья…..Поздние. Пустые,
не стоящие нынче ни гроша…

Любовью опалённая душа
восстала - так цветёт порой пустыня,
весной дыша.

13 ноября, 2009


Кабан и Газель

Кабан - тупой, богатый, жизнерадостный,
приметил в клубе нежную Газель.
Сложив с трудом под брюхом ножки благостно
ей говорил:
«Прошу пардон, мамзель!
Я мало разбираюся в искусстве,
на вернисажи, с понтом, не хожу.
Но у меня внутри такое чувство,
что Вы – шедевр! И я Вас попрошу
быть рядом. О зарплате – нет базара!
А, может, захотите стать женой?
И, кстати, объясните, чем гитара
испанская гламурнее блатной?
Я так люблю кабацкие романсы -
ведь нет сильней искусства, чем шансон!
Махнём, подруга, в Куршавель на танцы –
там номер у меня для двух персон…»

В ответ, вспорхнув ресницами радушно,
Газель:
"Я не хочу в Ваш султанат.
У Вас привычно всё в одной кормушке:
любовь, искусство, бизнес и разврат.
А я люблю раздельное питанье,
и бизнес от любви я отличу,
фламенко мне милей блатных рыданий
и быть женою Вашей не хочу.
Свои приоритеты не скрывая,
я по секрету Вам скажу, тайком:
свиные ножки я предпочитаю
с тушёною капустой и пивком».


12 апреля, 2008


Июль. Жара.


(посвящено любимому напитку)

Жара под вечер.
Заползаю в дом
и - жадным ртом, еще не раздеваясь,
со льдом (ДА, ОБЯЗАТЕЛЬНО - СО ЛЬДОМ!)
"Отверткою" с грейпфрутом напиваюсь!!!

Для этого беру большой хрусталь
и горы льда от пленки избавляю.
Российский забубённейший грааль
я водкой с горьким соком заливаю -

Глоток.
О-о!
Большой мужской глоток!!
(Я объясненьем Вас не обижаю?)
Как важен он!
А далее - в леток
по пчёлке… Аккуратно... Запускаю.

Прекрасно понимаю, что - "Распад..."!
Визжит сознанья нравственный будильник...
Но, я не виноват!

А виноват
с отличной морозилкой холодильник.

07.07.2007

Для редкого читателя, кто этого не знает, "Отвертка" ("Screwdriver") - это коктейль из водки с апельсиновым (а я делаю с грейпфрутовым) соком с большими кусками льда.
Завидую Вам, если попробуете!


Не Одетта



(или «О чём думают мужики в московских «пробках»)


С весёлым цинизмом сказала, что было прекрасно,
исчезла быстрей, чем дотлела моя сигарета.
При том, что бываешь всегда поразительно разной,
всегда заразительно та же, когда неодета.

В твоей ускользающей сущности цимес восторга,
в движениях тела – пластичность египетской кошки.
При взгляде извне ты – мадонна, звезда, недотрога…
Но лишь прикоснусь - вырастают изящные рожки.

Гляжу на огранку твою, как кондовый стекольщик,
до ветхих седин не осиливший строчки романа.
Хотелось бы видеть почаще тебя и подольше…
Так жаль, что мечта бедняку не всегда «по карману»!

8 сентября, 2011


Осень. Грусть. Хорошие стихи.


Осень. Грусть. Хорошие стихи.
Рюмка недопитая под вишней
на столе, где рядом с толстой книжкой
белый кот по имени Мизгирь…

Яблоко антоновки внадрез.
Воздух, как диета VIP-персоне.
Леность выше всякого резона.
Ближней рощи гордый полонез.

В пестряди листвы царит шафран.
Вяжет томный сакс фиоритуры.
Мясо дозревает на шампурах….
Вечер
Слишком
Сказочный.

Хандра...

25 мая, 2009


Легко, непринужденно


В закатном солнечном луче
Гляжу, как тополиный пух,
По странной прихоти ветров,
Летит не вниз, а вверх.

Законов он не опроверг -
Природа меньший из даров
Преподнесла: летай, мол, друг,
Пари в своей мечте!


12 июня, 2006


Прости, что я не говорю слова


Прости, что я не говорю слова.
Их силу знаю я не понаслышке,
деяний наших горькая отрыжка –
они, порою, как напалма вспышка,
как выстрел, как на шее жернова.

Слова сознаньем предков рождены.
В пути своём они давно устали
и – верные и точные в начале -
давно неискушёнными устами
тысячекратно в штамп воплощены.

Признайся, что тебе – дороже ЗНАТЬ,
ведь слово лишь вспугнёт рожденье чувства.
Я счастлив, что владеешь ты искусством -
без красноречья, улыбаясь грустно,
так мудро, выразительно молчать.

Я долго с мыслью рифмовал язык….
Слов много…
Но давно предпочитаю
в себе хранить их, как большую тайну.
А ты, родная, и без слов, я знаю,
поймёшь признанье сердца и призыв.

19 ноября, 2009


Истопил бы баньку, старик?!

- Истопил бы баньку, старик?!
Да, любую, чтоб в масть, отец!
Веришь - в сердце какой-то крик,
словно я - под ногой птенец…

Знаешь, мочи нет - так тоска
занавесила образа.
Парой веников приласкай,
чтобы жар мне закрыл глаза.

Ты покруче меня меси,
да дубового - не жалей.
Коли выдержу, гой еси,
квасу кислого мне налей.

И по черствому, от души
ты пройдись…
Запыхался? Нет??
Ну, давай теперь - отдышись.
Видно, мне - не срок…
Правда, дед?

Ну-ка, в проруби с головой...
Нам в Крещенье - так только дай!
Отдышался?
И я - с тобой.
Видно рано нам, милый, в рай.

До чего же хорош ты, дед!
И антоновка - хороша!
Наливай - да прости мой бред -
за воскресе моя душа!


12 февраля, 2008


Отстранясь от меня


Отстранясь от меня – от исчадья земного,
улетает душа побродить по мирам.
Так в ночное и мы уходили, и с Богом
говорили неспешно и всласть «по душам».

Помнишь наши обиды, мечты и обеты,
Помнишь радужный мир и соцветье имён?
Улетает душа, навещает планеты,
оставляя нам на ночь какой-нибудь сон.

И не знает душа, что пусть редко, но вижу
в этих снах я чудесную детскую новь,
где Конёк-Горбунок – златогривый и рыжий,
мчит из детства меня до планеты Любовь.


5 марта, 2009


Русалка

Русалка в стареньком такси с глазами, полными озер,
Иссиня круглых и безбрежных, смотрела на летящий мир,
Не замечая ничего, что было рядом и снаружи,
Была в себя погружена, сама себе смотрела в глубь.
И непохож был этот взор на бритвы взглядов бизнес-леди
С ломбардной сущностью души, прикрытой тряпкой дорогой -
Их стало много вдруг вокруг, они прицелами своими
Как из бойниц глядят на мир сквозь стекла дорогих авто.

Головку русую склонив, моя русалка тихо плачет
Над горькой участью своей и над разбитою мечтой.
И не поверит все никак душою чистой и открытой,
Что, если под руку идут Любовь и Деловой расчет,
То, вдруг, он в сторону шажок предпринимает куртуазно...
Вперед пропущена Любовь, а он, со свитою своей,
Где Ложь, Бесчестье и Беда, прощально машет ей рукою,
Все уменьшаясь вдалеке и повторяя реверанс.

Русалка в стареньком такси с глазами, полными озер,
Иссиня круглых и безбрежных, смотрела на летящий мир...
А в сердце маленьком ее неторопливо, по-хозяйски
Все занимая уголки, располагалась Пустота.



Ноябрь, 2002


Вдруг.... ливень


Вдруг… ливень с градом и грозой
средь летней лени разразился.

Мальчишка – маленький, босой,
под ним, задрав лицо, кружился,
всё принимая, как игру,
прося руками: больше! гуще!...

Но так же, как и начал – вдруг
сокрылся дождь в бегущих тучах.

И – тишина! И сгинул зной,
а наступивший светлый вечер
дарил мне липовый настой
и был зарницами подсвечен.

15 мая, 2009


Просто ...


Это было с тобой?
– На земле – невесомость,
запах женского тела животно-хмельной…
по дороге домой сквозь рассветную морось,
после первой измены …
- Так было, родной?
Тихий женский вопрос – удивительно смелый,
спелых губ поцелуй и вращенье планет,
откровение поз совершенного тела
в несказанную лунь …
как гротескный балет…

Шире грудь, выше рост, ощущенье паренья,
и … куда-то исчез прежний жалкий птенец.
Мир из радуг и гроз проступил в отдаленье,
став понятнее без обручальных колец.
Помнишь, ты сам с собой не хотел лицемерить –
это не был ответ или жалкая месть
за обиды и боль…
просто в прорезь у двери
опустили конверт, где хорошая весть.

Что откуда взялось - нужно ль ведать причины?
В целом жизнь нелегка, просто - нужно идти.
Просто – так началось превращенье в мужчину,
постиженье греха в изначалье пути.


30 августа, 2010


В ожидании встречи


"...Впереди 48 призраков..." -
двое суток из неизвестности.
Группировку событий-признаков
принимаю от неизбежности.

Ожиданье давно посеяно,
пожинаем суть в меру спелости.
То ли были мы так рассеянны,
то ль сказать не хватало смелости?

Были мы деревами ломкими –
нежнолиственны, тонкокожие…
Сердцевина покрылась коркою
неухватистой, коль не прошено.

Далеко разбрелись, состарились,
став надолго добычей частною –
осиянны закатным заревом,
умудрённые, да не счастливы.

Отработав, детей повырастив,
стали мы никому не нужными,
как в приходе своём, да – выкресты
с одинокой тоскою сдружены.

Только, видно, судьба-разлучница
повела головой повинною: -
«Дай, Бог, снова у них получится!»
и связала нас нитью длинною.

И, ведомы надеждой крошечной,
мы друг другу в объятья брошены.
Дай нам, Господи, хоть немножечко,
хоть чуть-чуть зачерпнуть из прошлого!


25 июля, 2011


Образный оборот "...Впереди 48 призраков..." заимствован у замечательного поэта Натали Осанны с её добросердечного согласия.


Love Story, как бы...



В размах, с оттяжкой, очень сильно
Он кол забил в любовь свою
и тут же клялся – на корню
всегда губить её в себе.
И для красоток сексапильных
не отворял уже ворот
души, и чувственных щедрот
запас хранить стал в серебре.

Он изо льда построил замок
высокий с башнями и рвом,
жестокий град и адский гром
стихий любви не замечал,
а дефиле престижных самок
Он регулировал звонком
и, не жалея ни о ком,
держал пустым души причал.

В себя ушёл. И был там долго,
так долго, что в стихах своих
нашёл Он счастье, и постиг
значенье жертвы ради Музы.
Но перед ней Он был оболган
Пегасом – лётчиком лихим,
что жеребцом был не плохим,
и шар промчался мимо лузы.

Простой сюжетец, а интрига
не стоит пары медяков –
факир блеснул … и был таков –
вы много видели такого.
Но тут судьба, заместо фиги,
Его вернула на круги
и, отмолив свои грехи,
влюблён Он (нет, не в Музу!) снова.

27 ноября, 2011


Полночный джаз


Полночный джаз. Вискарь. Табак.
Чужой, гостеприимный угол.
Переосмысливаю в такт
пять четвертей своих недугов.

Вот кружевная вязь «Take Five»
на «Настроение Индиго»
сменяется, и нежный драйв
меня укутывает тихо.

И, кажется, что мир замолк,
внимая трепету гармоний,
а всемогущий мрачный рок
уполз в минор страны симфоний.

И превратились - вышел срок
царить прохладе после зноя -
пять четвертей моих тревог
в четыре четверти покоя.

23 мая, 2006


5/4 - (пять четвертей) - довольно редкий и сильно не простой для исполнителей любой музыки размер.
4/4 - (четыре четверти) - музыкальный размер, характерный для "Спят усталые игрушки", "Подмосковные вечера" (и "Вихри враждебные", кстати :))


Двуликий Янус


Бог Времени,
Царь Выхода и Входа,
Привратный страж Начала и Конца –
чем стал ты неугоден для народа,
что образ твой – синоним подлеца?

Чем Клио досадил ты, если мудрость
в опале, а в чести тугой карман?
И косного ума цепная скудость
всё брешет на идущий караван,
а главное – забыто…
Прозорливость
твоя вредна рекламной суете.
Всё ждёшь - восторжествует справедливость?
Не видишь разве?
– Времена не те.


14 сентября, 2008


"Собачий" цикл

На собачьем вернисаже
(Размышления самостоятельного пса)

Я – Пёс, собака, гороскоп не врёт.
Я верен, добродушен и отзывчив.
Такой, как я, ребёнка не порвёт,
с породами другими я уживчив.

Не двортерьер, но и не сенбернар,
я вышел мастью, ростом, экстерьером,
я пять хозяек в жизни поменял
и многих сучек обучил манерам.

Пожил я! Есть простому кобелю
гордиться чем! Но…всё искал я ровню.
Десятки проскулили мне: «Люблю!»,
а, сколько их, забытых, не упомню…

Но главным для меня всегда был Труд!
И я со всей собашною сноровкой
тащил в семью то - косточку, то - с блюд
украденных цыплят, а то – перловку.

Я был в отхожем промысле мастак.
С такими же, как я, делил добычу,
и так же, как они, терял, чудак,
то, для чего трудился и химичил.

Семью не удалось мне сохранить,
хотя щенят наделал я лобастых.
Не знал я, что важнее, чем кормить,
их воспитать и выучить, ушастых.

Хозяек разномастных – не ступить
так, чтоб в толпе не отдавили лапу!

Кого из них сегодня приручить?
Кто – ищет Друга, кто – детишкам папу…
Пойду, пожалуй, выберу вон ту,
что холку боевую гладит взглядом...

Короткий поводок – в момент порву,
на длинном – буду жизнь болтаться рядом.

2 августа, 2006


Аутотренинг

У нас ненастье.
Хочется забиться
и поскулить в уютной конуре,
от непогоды лапою закрыться,
забыться в полуяви-полусне.

Хандру врачуя,
память призываю,
где я – кобель-трехлетка Янычар
и
Косточка
Говяжья
Мозговая
из только-что созревшего борща!

19 января, 2007


Монолог Бастарда Великолепного

Я породист. Но только порой возникают сомненья,
что слукавил заводчик – «купил» родовой аттестат,
по которому – сволочь, гордец я до остервененья,
а в душе (только Вам и скажу!) сластолюб-ренегат.

Мне ошейник серебряный в масть и подвес из медалек
быть должны украшеньем, слегка подчеркнув экстерьер…
Только что-то во мне протестует из родственной дали,
пробиваясь наружу сквозь панцирь и чванство манер.

Только кажется мне, что давно, в восемнадцатом веке,
уступила пра-пра-пра-прабабушка бурным страстям,
и миляга – простой двортерьер у неё в картотеке
был зачёркнут людьми, но не в сердце у пылкой мадам.

Вот и думаю, царственно ногу порой поднимая,
краем глаза фиксируя сучек смазливых позыв -
что мне делать с собою, таким кобелиной, не знаю -
как дворняга люблю, чтоб трепали за холку «низы».

28 августа, 2009

Приношу дамам свои извинения за мелкое хулиганство :))



Монолог двортерьера после свары

«Пособачились?!
Хватит, чего уж там!
В жизни всяко бывает, мадам…
На-ка косточку. Только обнюхал сам.
Я – что хочешь с тобой пополам.

Ты прости мне мои эманации –
вот, сбрехнул на тебя сгоряча…
Да и ты – хороша! Ты бы братца – то
не пускала к остаткам борща…

Он, конечно же – брат … и постарше он,
но по жизни – отъявленный плут!
Люди – нас не глупей. Ведь недаром же
эту шавку Чубайсом зовут.

Ну, да ладно. Негоже нам лаяться,
мы ж с тобою – элита двора!
Хвост крючком и опять улыбаемся –
вон, выходит гулять детвора.»

9 июня, 2010


Разговор с супостатом


- Нет Пророка в Отечестве?
Да! Ещё долго не будет.
Не пришло это время. Ещё не за всё отстрадали.
- Нет мозгов?
Ну, уж нет! Не надейся - вовек не убудет!
Просто нужно суметь нас заставить работать мозгами.

- Что, ленивы?
Да это – не лень, а всего только слёзы
по отвергнутым умным, больным, не нашедшим покоя…
В этой странной стране безустанно творится такое……!
Да, похоже на лень, только … сон это чуть нетверёзый.

- Пьём без меры?
А кто эту «меру» отмерит умершим?
Не от водки, окстись! - от тоски, что без водки - страшнее.
От того, что как ты ни живи – завсегда будешь грешен
перед Богом, властями, детьми… без надежд на прощенье.

- Что? Воруем?
Воруем извечно, изрядно, умело.
Воровство – это отместь раба, противление силе.
Это жалкое чувство - дурацкая, подлая смелость
воровать у того, кто считает тебя простофилей.

- Трусоваты?
А ты сквозь века и свинчатый арапник
сохранить бы сподобился в генах славянскую волю?
А сумел бы горбатиться сотнями лет, как этапник,
то на тех, то на этих - в крови, в лагерях, в произволе?

- Что ты знаешь о нас и России, скупой иностранец?
Никогда для тебя мы не станем прочитанной книгой.
Отойди, не мешайся!
Пожаловал … Новый Засранец –
надо шапку ломать да в кармане покручивать фигу.

13 июля, 2010


"Я пишу Вам письмо" (+романс)

Автор музыки романса и исполнитель - Аркадий Вишнёв
Слушать здесь: http://www.grafomanov.net/poems/view_poem/167480/



Вот и снова от Вас я с утра получил письмецо.
Я Вас девочкой знал – шаловливой, воздушной, прелестной…
А теперь я в смятенье, найти не могу себе места
и неверна рука и пылает от жара лицо.

Ах, зачем, моя радость, мне другом Вам быть довелось!
Я водил Вас гулять по аллеям Нескучного сада,
помню первый Ваш бал, Ваше платье с сиреневым бантом
и сиянье улыбки в короне роскошных волос.

Много раз в эти годы деревья меняли наряд,
я искал утешенья в игре и военных походах.
Оберегом мне были в житейских трудах и невзгодах
несравненный Ваш облик и памятный ласковый взгляд.

Вот уж несколько лет я всем сердцем Вас нежно люблю,
не давая Вам знать ни касаньем, ни вздохом, ни взглядом.
Я пишу Вам письмо: мне немыслимо быть с Вами рядом
только другом навек – эту муку я вряд ли стерплю.

4 января 2010г.






"Хроника пикирующего" (+песня)


Я живу во всю мочь, а иначе и жить не умею.
И гостей провожаю и снова встречаю, любя.
И пишу от души, по-другому писать я не смею.
Это вовсе не значит, что эти стихи – про тебя.

Несказанная радость и боль - это долгая песня,
что давно я допел, только горло першит по утрам.
Я пытался запить и забыть, и зажить… Очень пресно
получилось, поскольку и жизнь и мечта – пополам.

Да, и дело-то вовсе не в том, что несчастной любовью
ты случилась в последнем моём и неловком витке.
Дело в том, что меж зримой мечтой и пронзительной болью
оказалась душа в леденящем смертельном пике.

Как всегда, ангел спас, он меня от меня охраняет.
Поднатужились оба и….. снова – свободный полёт!
Мой мотор, фюзеляж и шасси снова жизнь ожидает…..
Только… что-то сломалось внутри…
Ухожу на ремонт.

25 мая, 2007

На эти стихи написана песня.
Музыка и исполнение Инны Труфановой.
Слушать: http://www.grafomanov.net/poems/view_poem/134391/


Мужское


Когда ты сделал всё, что смог,
но нет в руках привычной силы,

когда есть дочка и сынок
и обихожены могилы,

когда достатком крепок дом
и нежат глаз кусты сирени,

когда за праздничным столом –
семья, без ссылок на мигрени,

когда тобою дорожат
и жест любви – не пантомима,

когда вдвоём смешна нужда,
а доброта – необозрима,

когда удачею твоей,
гордятся, радость не скрывая,

и в жизни – нет тебя главней,
куда б ни вывела кривая…


Тогда считай, что долгий путь
привёл тебя к заветной цели
и здесь – твой дом и жизни суть…

А грозы, вихри и метели
не так страшны,
и можно снять
доспехи и присесть к камину,
и в руки добрые отдать
свою натруженную спину,
и отдохнуть, и разомлеть
в конце пути от нежной ласки,
и внукам на ночь молвить сметь,
что каждый – САМ создатель сказки.


3 июня, 2009


"Такой" поэт


Есть на свете поэт, он – Такой. Он не вытерпит слова
о проделках Пегаса и Музе – неверной и злой.
Он – Такой, этот парень, он глянет с упрёком сурово,
если тронешь ты Рифму за грудь графоманской рукой.

Очень мало, на самом-то деле, Такому поэту
нужно в жизни – немного вчерашней еды да питья.
Да, пожалуй, рюмашку принять на поминах сонету,
что рождался с трудом и ушел, не познав жития.

Но, поскольку поэт он - Такой, то его Alter Ego
несравненно главнее его. И привычки и быт
подчиняются этому alter’у, будто бы в LEGO
тот с поэтом играет и ход ключевой не забыт.

И понятно давно - не достиг, не догнал, не сподоблен
Высшей силой. Признанья ему – не видать… Только, вот,
с Alter Ego своим он ночами кружит в пасодобле,
не жалея подошвы немодных своих полубот,

и – мечтает. Ах, как он мечтает! И в этом паренье
нету равных ему – он солиден, вальяжен, умён…
И, неважно какое, но искренне на преступленье
он пойдёт, чтобы снова не слышать проклятых имён

тех поэтов, которых Всевышний толкнул ненароком,
прикоснувшись к руке их, платившей халдею за хань…
Но - кончается ночь. И уходит мечта полубоком,
уводя Alter Ego в пронзительно стылую рань.

И опять – ни шиша. Только злость, как зудящая рана,
только ненависть к «прочим». А, впрочем, такой он … поэт .
И не хватит ума – потолкаться среди графоманов,
чтоб коснуться руки…
Да и жалко последних штиблет.

25 марта, 2010


Московский яппи

В плаще до пят и мягкой шляпе, то ль архитектор, то ль поэт -
московский постаревший яппи - от дыма трубки до штиблет,
идёт, прогуливает нервы Цветным бульваром, налегке .
Апрель его бархоткой вербы ласкает томно по щеке.

Его нервической натуре под стать апрельский холодок,
в мужской суровой конъюнктуре – он то, что раньше…
Он – «ходок».
Слегка пройдётся смелым взглядом по нежной линии груди…
Ему не то, чтобы – не надо…

Снижая хищные круги, он, лучше бы сказать... гурманит.
Хоть прежний смысл предельно прост,
ему теперь важнее грани, чем много тела в полный рост.

И он, как очень тонкий повар, готовит блюдо «Для себя»
с высоким знанием основ и от души себя любя.
И, несмотря на кризис жанра,
он – комильфо и дон-жуан - всегда один.
И лишь гитара его ждёт поздно по утрам.


28 апреля, 2010

*яппи - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%BF%D0%BF%D0%B8#.D0.90.D1.82.D1.80.D0.B8.D0.B1.D1.83.D1.82.D1.8B


Настроение - минус

Из Вечного Сегодня перетекает в Завтра.
Привычные движенья. Нахоженный маршрут.
Усталые стремленья - скупой казённый завтрак,
не хочется, а – надо, последнего не ждут.

Умрут в часах минуты, ропща и сожалея.
Несвязанные даты – часть хроники потерь…
Налей мне, друг любезный, немножечко елея
на душу, что сегодня как дверца без петель.

16 мая, 2007


Осень жжёт на подмосковных дачах…


Осень жжёт на подмосковных дачах
прошлых дней весёлые костры.
На детей, в усах улыбку пряча,
старики, печальны и мудры,
смотрят … и не могут наглядеться,
как огнепоклонник - на огонь.
Грезится им ситцевое детство,
рыжий, горячо любимый конь
и «ночное» под звездатым небом
на большой поляне у реки….
Как чужую завидную небыль
детство вспоминают старики.

Отошло, позиции сдавая,
лето в историческую тьму.
Осень – налитая, молодая
ворожит хозяйкою в дому.
Но в цветной осенней круговерти
тоже нету места старикам,
что спокойно думают о смерти,
спрятавши на донце в сундуках
скудные, смешные сбереженья –
«гробовые» на помин души -
«…всё же будут детям в облегченье»
жалкие отцовские гроши.

А у внуков - радостные лица,
сажей перемазаны носы,
и по возвращении в столицу
всем расскажут про свои костры…
И, конечно, невдомёк ребятам,
детские творящим чудеса,
отчего .. как-будто виновато
дед отводит мокрые глаза.

17 сентября, 2010


Таганская шпана



Как можно, не старея, постареть?
Возможно ль это? - Мучился вопросом
я в детстве, наблюдая за некрозом
в умах ребят с прилипшей папиросой,
которые равняли жизнь и смерть…

Я позже понял: это всё – война,
забравшая отцов и старших братьев,
и строй страны, что как бездушный кратер,
перемолов, выплёвывала рати
своих сынов, использовав сполна.

Какая радость быть могла в глазах
шпаны, что чудом выжила в бараках
и каждый день в кровавых страшных драках
доказывала право (в автозаках
с конвойными) подпитывать ГУЛАГ.

Они постарше на немного лет.
Не думаю, что вдруг кого-то встречу…
Им детство отказало в нежной встрече,
их путь другими вехами отмечен
в края и веси, где смешон билет.

На месте голубятни голубой
давно построен дом многоэтажный.
Но знаю: даже с крыши этой башни
увидеть не дано позавчерашний
наш двор, где мы мечтали стать шпаной.

Пронзительный минор зудит в душе.
Звучит суровым приговором цифра.
А свыше послана рискованная рифма –
она меж нами что-то вроде шифра,
записанного мной в карандаше.

29 ноября, 2010


"Таганский" диптих



Вальс-бостон

Цветёт жасмин.
Шёл ночью легкий дождь.
Умытый город свеж и чуть вальяжен,
нетороплив и, кажется, что даже
на город детства моего похож.

Вот – старый парк и, слава Богу, он
не стал гнездом для чванных нуворишей,
и двухэтажек старенькие крыши
вам могут рассказать про вальс-бостон,

безумно популярный в те года,
когда отец в бостоновых же брюках
шёл с мамой танцевать...
Гордясь друг другом,
они кружили вальс любви тогда.

6 июня, 2008


Дирижёр

Я слышу музыку дождя,
а в сердце – вальса отголоски…
И объяснить себе нельзя, как утром, серым и промозглым,
нашёл «бостоновый» сюжет, украсив запахом жасмина
ту жизнь, которой больше нет…

Полвека помнил и доныне
порою грезится Москва пятидесятых – в крепдешине
девчонки, в кепочках братва,
«Победы» на пушистых шинах,
военный духовой оркестр, дразнящий ноздри запах «Шипра»
и дирижёр – такой Маэстро с нотами. Из чёрной фибры
он доставал их не спеша одной рукой, вторую где-то
он потерял, когда бежал, подняв бойцов под пистолетом
на штурм высотки «Три.Ноль.Шесть».
Консерваторец,
сын ГУЛАГ’а,
красавец,
гибкий, словно жесть,
с одной медалью «За отвагу».

А танцверанда меж домов в тенистом парке на Таганке
уже не помнила бойцов, отдавших жизнь за их гулянки…

А он – всё помнил.
Вальс-бостон он дирижировал рукою.
Немного был нетрезвым он,
Но духовой - играл с душою.


5 июля, 2008


Часто значение слова толкуем неверно



Часто значение слова толкуем неверно -
благо, возможностей много дал русский язык…
Слово люблю смаковать, но боюсь беспримерно
им обмануть, превращая в завет иль призыв.

Я-то боюсь, а кому-то привычно, в охотку
слово распять на не струганом правдой кресте,
снова таких же, как я и мои одногодки,
лозунгом в рост поднимать под фронтальный обстрел
праведных истин, изъеденных молью сомнений,
и обещаний восстать из духовной глуши…
Так повелось – у людей моего поколенья
громче набатная медь по мембране души…

Может, опять «поведёмся», привычные верить,
вновь за флейтистом потащимся серой гурьбой…
Только теперь-то душевные крепкие двери
мы не забудем надёжно закрыть за собой.

19 апреля, 2011


Камлай, шаман!


Камлай, шаман! Вскричи лесною птицей,
вой зверем диким, колотушкой бей
по бубну и кровавою глазницей
опять заворожи своих людей.

Они тебя недаром почитают –
уж сколько лет ты, мудрый и седой,
зловещие полярной ночи тайны
на службу ставишь силе колдовской
во имя благоденствия и мира,
во славу человека и семьи –
и твой народ узрел в тебе кумира,
посланца духов неба и земли.

И я прошу тебя, шаман всевластный,
хоть я из непонятных чужаков,
так сделать, чтоб прожил я не напрасно
в камланье душу лечащих стихов.


16 ноября, 2011


Ещё одна весна подмигивает сердцу



Ещё одна весна подмигивает сердцу -
пока издалека, сквозь вьюги февраля.
Скрипучие в душе ей открываю дверцы …
не полностью, слегка, ведь понимаю – зря.

Недолго будет льстить, бузить и будоражить,
однажды оборвав, как грубый полисмен.
Беспечным ручейком стечёт любовь в овражек –
в стоячее болотце осознанных измен.

И… быстро пролетит неправедное лето.
Сгорит листва стихов в костре осенних дней.
И буду говорить – я знаю всё про это……

И снова ошибусь, открыв замки дверей.

24 февраля, 2010


«Раскрутил»


(в мастерской художника)

- Портрет?
Предельно лаконично –
портрет Мадонны и … углём!
Для Вас важней, чтоб эстетичен
был Ваш портрет?
Тогда рискнём!

- Присядьте там. Нет, чуть левее
к окну. Чернушку написать
гораздо дольше и сложнее,
чем добродетельную мать…

- Я не дерзил! Портрет Мадонны
я не писал ещё углём.
К сангине, может, благосклонно
Вы отнесётесь?
- Что ж, начнём!

- Я всё ж не очень понимаю
задумку Вашу иль каприз –
я, как фотограф, превращаю
Вас – из красавицы – в эскиз.
Не можно в чёрно-белом фото
изобразить весны парад…..
- Согласен, ходят идиоты
любить зверушек … в зоосад.

- Вам не понравилось сравненье
с цветущим садом? Вот, беда!
Так, значит, Вы не от смущенья
похорошели так, Мадам?

Мадмуазель??
Ну, что Вы, право!
Ведь я – художник, не дантист.
Я знаю женщин.
(Носик – вправо,
и взгляд на тот лепной карниз).

- Опять смущенье! - Мастерская
досталась по наследству мне,
здесь комната была «мужская» -
для встреч с «красотками из вне»…
И оттого там – коломбины
весёлой жизни прежних лет…
- Ну, оторвитесь от лепнины,
смотрите.. вон … на бересклет.

- Как нежно розовеет ушко!
Закат… пылинок карусель…
В пастели выйдет много лучше
(Мадам, не я сказал – в постель!!!)
…………………
…………………
Вот, так всегда!
Вы – неприступны,
для вас «табу» - мирской закон……
Но комплимент во тьме уютной
вас раскрывает, как бутон
прекрасной розы, не испившей
воды любовных родников…

Забудьте хлад духовных пиршеств
и вас терзающих оков!

Возьмите зеркало. Смотрите –
Мадонну видите ль вы в нём?
Вы – женщина! Тогда любите!
Довольно пачкаться углём!


30 апреля, 2009


Светлый вечер в Москве, светлый вечер…


Светлый вечер в Москве, светлый вечер…
После дождика город ожил
и каштанов затеплились свечи,
ночь не сможет их свет заглушить.

День был полон забот, разговоров –
выживанья налажен процесс.
Кстати – пятница, дачников своры
уезжают из города в лес.

Значит, завтра смогу прокатиться,
мне до центра езды – полчаса.
В выходные пустеет столица
и доступней друзей адреса.

- «Вот не виделись сколько! А помнишь…» -
говорим мы при встрече друзьям.
-«А Серёга ...?»
- «Да, Бог ему в помощь,
в "олигархах". Им с нами – нельзя».

-«А Маринка?»
- «В родную сторонку
потянуло на старости лет.
Тут писала: купила бурёнку,
из своих овощей винегрет…».

-«Ну, а сам-то?»
-«Да я – помаленьку.
Доживаю.
С работы – «ушли».
Мастерство – не в цене, только деньги.
И начальники – всё… малыши.
Вот, на даче теперь пропадаю,
там я вижу полезность труда!
Потрудился – и произрастает
располезнейшая лабуда.
Да и люди – добрее и лучше в деревнях.
Что – Москва? - Вавилон!
Приезжайте ко мне в нашу пущу –
там охота, рыбалка, озон!»…….

Как присохли мы на табуретках,
глядя в души друг другу, как встарь.

-«Надо ехать.
Обнимемся крепко!»
Ведь увидимся снова едва ль...

6 июля, 2011


Табачок


Вдалеке от асфальта дорог,
возле серых ворот, на завалинке
вечерял с носогрейкой дедок –
в чем душа, телогрейка да валенки.
А вокруг – лепота! Вечерок
будто мастером вписан в окрестности.
- «Как здоровье, дедуль? Табачок
из заморской привез тебе местности».
Повострели глаза: - « А откель
табачок? Из какой государствы-то?
Я ж, сынок, много разных земель
перемерял в войну, помытарствовал…».
Оживился: – «А, хошь, расскажу,
как с девахой австрийской во мшанике
миловались совсем в неглижу,
«майне либе»… и прочие пряники?
Ну, не надо, так что ж, я к тому,
что она, за буханки обменные,
из подвала в хозяйском дому
притащила сигары – отменные!
Я и в Польше курил их табак,
только - слаб он для нашей потребности.
Вот, во Франции курево – смак
и приятной курительной вредности.
От английских – болит голова…
Эх, да, что же за встреча – без водочки?!
Расскажи, как дела? Как Москва?»...
Затянулся моршанской махорочкой.

16 сентября, 2007


Джазовая перекличка


Я вольным шагом прошвырнулся по Москве.
Ведь не хотел, но … задолбали пробки.
Устал. Ко мне уютно, неторопко
подсел мой Вечер с разговором tet-a-tet,

спросил про жизнь и …полный выслушал ответ…
Такое в наше время – очень странно,
ведь кажется порою – телеграммы
друг другу шлём, цедя изустное «Привет!».

Потом сказал он, словно в душу заглянул,
что «Жизнь сравнима с джазовым стандартом,
и никаким шансонам и поп-артам
не погрузить сознанье в эту глубину».

Я согласился сразу. Только что, вот здесь
об этом я задумался с устатку –
вот взять, к примеру, первую десятку…
и будет столько вариантов, что не счесть!

Мой визави был очень мудр и умён –
десяток судеб взял он для примера,
раскрыл их сущность, фобии, химеры,
легко сыграв импровизацию имён.

И это был …нет, не фонтан, а – водопад:
цитаты, даты – будто Ниагара!
В душе моей роскошною опарой
возрос вопрос: - «А как сыграть с судьбою в лад?»

Он улыбнулся, словно был он – Бонапарт,
познавший славу, женщин, истину и тлен: -
«Судьба любого – это джазовый стандарт,
который всяк играет, как ему не лень»…

16 мая, 2011

* Джазовые стандарты (англ. jazz standards) — музыкальные произведения, которые являются важной частью музыкального репертуара джаза. Это песни и инструментальные композиции, которые почти все джазмены знают, и их часто записывают и играют в джем-сейшнах (джазовых перекличках).
Некоторые джазовые стандарты написали джазмены, но многие были первоначально известны, как поп-песни звукозаписывающих студий Tin Pan Alley, песни из бродвейских мюзиклов или из голливудских кинофильмов


Букет сирени


Ликует жизнь! Не требуя взамен
любви от человеческого рода,
природа, как роскошный комплимент,
нам дарит превосходную погоду –
и воздух свеж, и яблони – в цвету,
и солнце неназойливое греет…

Домой с работы медленно бреду
с большим букетом срезанной сирени.

Приду… и в светлой комнате моей
не скрою восхищения и вздоха –
сирень вернёт покой счастливых дней…
и стану думать, что не всё так плохо.


21 мая, 2009


К моей Дульсинее


Я стихом, издалека,
будто мыслью прикасаюсь
к только мне известным струнам трепетной души твоей
и, намеренно таясь,
я к тебе не приближаюсь -
так несказанно изящны кружева любовных фей.

Наше нежное родство,
ток флюидов без касанья
превращают мирозданье в мир, где только Ты и Я
и, ценя работу фей,
не позволю осязанью
эту ауру нарушить, долгожданная моя.

9 июня, 2006


шагал мужчина


В огнях реклам в предновогодних лужах,
сквозь матерщину светской ребятни
шагал мужчина, сам себе не нужен,
считал шаги, года считал и дни.
И столько, видно, за его плечами
событий было, и эпох, и драм,
что, взгляд его внимательный встречая,
вдруг не до смеху стало молодцам.

Не скорой, но не валкою походкой
и, как всегда: осанка, плечи, грудь…
Неявною бойцовскою сноровкой
он мог насторожить, не отпугнуть.
Герой, полковник, дважды восстановлен,
три раза выжил, потеряв друзей,
в шинелишке, с которой был помолвлен,
он шёл на пост.
Он охранял музей.

16 декабря, 2006


Прошлое выстреливает


Так бывает: встреча ненароком,
взгляд в упор, никчёмный разговор…
Позабытых дней часы и строки
щёлкнут, как винтовочный затвор.

Перед ними руки поднимая,
мы сдаёмся прошлому во власть.
Вывела ж нелёгкая-кривая!
Бережёмся: как бы не пропасть
в омутах коричнево-бездонных
этих так и незабытых глаз…

Разум теребит насторожённо:
-«Не забудь, как было в прошлый раз!
Ты же обещал – она нон-грата,
клялся – никогда и ни за что!
Самосохраненье – главный фактор.
Надо уходить! Бери пальто!».

Временной портал захлопнет дверцу,
вспарывая будней тишину…
Прошлое выстреливает в сердце
и контрольный выстрел ни к чему.

22 мая, 2011


К вершине

Из мерзости убогой жития
и шалого безумства лихолетья,
избегнув отрицания основ,
душа моя торит нелёгкий путь
к вершине, где за гребнем бытия
нет многоточий, как и междометий,
где истина не терпит громких слов
и с выбранной дороги не свернуть…

Там тёрн и лавр не гожи для венца,
а суть обнажена и беспощадна;
там ханжество, предательство и ложь
лишатся лицемерия одежд;
и маска будет сорвана с лица,
и просветленье станет безотрадным,
и злато превратится в жалкий грош
напрасных жертв и низменных надежд…

Когда ж я стану тем, кто я не есть -
ни чей угодник и ни чей властитель –
душе скажу:
- «Лети в свою обитель,
оставив мне обрыдлый тяжкий крест…»

5 декабря, 2009


Однажды выпадет zero


Нет! Бой – не вечен!
Мудрость и покой
приходят в срок, как ночь сменяет вечер.
Стихи мои послушною строкой
ложатся, превращаясь в бесконечность.

Слова, как пазлы. Мысли–табуны
во весь опор к багряному закату…
И нечего терять, и все равны
пред истиной, что все уйдём когда-то.

Но снова заалевшая заря
пусть будет окончаньем чёрных буден.
Что есть и было – прожито не зря,
и невозвратно всё, что с нами будет.

Проторенных, известно, нет дорог.
Нам опыт хмурый многое прощает
и жизнью нам преподанный урок
от будущих иллюзий защищает.

Но – верь! Однажды выпадет zero
и паруса наполнятся ветрами,
и, вдруг, судьба устроится у ног ,
как рыжий колли с умными глазами.

13 января, 2009


Прозрачны печали


Поблекли эмоций излишние краски,

в цене рассужденье и трезвый расчет,

спокойней и тоньше интимные ласки,

пониже мечты неуклонный полёт,

прозрачны печали осенних сонетов,

не мчимся в рассвет, закусив удила.

Истерся билет из роскошного лета

и «Аннушка масло уже пролила».


29 ноября, 2007


Я оставлю стихи


Я немножко поэт, как и всякий, кто жил не напрасно.
Но, душой не скупясь, я - романтик на старости лет -
всё мечтаю постичь ускользающую сообразность
обещаний судьбы неприязненным «Veto» в ответ.

Благосклонный Господь мне отвесил не меньше, чем прочим,
и ума и задатков, не глядя в скупой прейскурант.
Только жизнь – тяжела, будто кто-то бессрочную порчу
для меня предназначил в нагрузку за скромный талант -

и дряхлеют бесплодных иллюзий красивые замки,
просыпаясь сквозь узкое горло песочных часов,
и давно научился ценить мастерство по изнанке,
и намного трудней исполнять от души ремесло...

Не впадая в нытьё, не терзая упрёком судьбину,
ворошу эту жизнь - угольками в загнётке печи,
и плевать на судьбы рикошет – я так просто не сгину,
оставляя всего лишь от старой машины ключи...

Я оставлю стихи – пусть останется книжка на память
у любимых мной женщин и сдавших меня сыновей.
Даже если в растопку пойдёт – душу мне не поранит,
чем-то буду я снова полезен для мира людей.

Но… пока не спешу, благодарный судьбе за рассветы
над озёрною гладью, за тихий семейный покой.
Пусть идёт, как идёт,
и совсем молодые поэты
воспоют эту жизнь животворной и яркой строкой.

11 сентября, 2009


Мы фехтовали с ним, но это не был бой


Мы фехтовали с ним, но это не был бой
в привычном виде,
и не на шпагах мы дрались между собой,
единоверцы.
Лихой опасности мы чувствовали жар,
как на корриде.
Я был раскрыт, и первым он нанёс удар -
он целил в сердце.


Он был моложе и сильней, и он был смел,
но мне – не ровня,
и позволять себе ошибки я не смел –
была причина:
я не хотел тот поединок удалой
закончить кровью,
а он всё лез, неповоротливый и злой…
Вот, дурачина!

Но… надоел. Он бой ведёт, как дровосек –
и – жало к горлу!
Он стал белей лицом, чем самый первый снег...
Оружье сдал мне.
Я пощадил его. Не нужен мне итог,
пустой и скорбный.
А он не знал, что уберёг его платок
Прекрасной Дамы.

Мы с ним сошлись, любовный чувствуя угар,
в кровавой драке,
но мой последний, окончательный удар
ему неведом:
ему не долго наслаждаться тишиной
в желанном браке –
Прекрасной Дамой, что была моей женой,
он будет предан.


22 июня, 2011


Давайте богачей жалеть

Мне не дано забогатеть и восседать в масонской ложе,
и трижды жёваную снедь седой лакей мне не предложит.
Мне не решать судьбу страны - ей от меня не станет хуже,
и не погибнут пацаны, и скипетр таскать не нужно.

И наблюдать мне не дано, как убывают капиталы,
как челядь жадная вино из бочек жрёт в моих подвалах.
Мне не испытывать испуг от мимо пролетевшей пули,
не вздрогнуть вдруг, что лучший друг в свою кормушку деньги рулит;
не ездить в Канны и Монтрё, не плавать на роскошной яхте,
не целить в Кении в зверьё и «неприступных» баб не трахать;
бюджет страны мне не ваять и не дербанить с паханами,
и ничего с собой не взять, коль понесут вперёд ногами.

А тем, которые в деньгах нашли и цель, и радость жизни,
в «зелёных» вянут лопухах и кровожадны, словно гризли –
им, «олигархам», не дано изведать радости простые:
сходить с подружкою в кино, шашлык на Истре замастырить,
поставить парус и кружить по Волге в маленькой лодчонке,
и сердце с маху предложить отчаянной на вид девчонке;
и не стесняться за прикид в китайской шкуре «от Версаче»,
и жить трудом своим … Прикинь, а разве нужно жить иначе?

А я на скатерти льняной пасьянс своих «незавершёнок»
сложу, наедине с собой жалея их – умалишённых,
и напишу хороший стих, и дам надежду неимущим –
ведь прожит день и вечер тих, а завтра, может, будет лучше...

Мне не дано забогатеть и предлагаю не напрасно:
давайте богачей … жалеть.
Не дай нам Бог такого «счастья».


23 мая, 2011

Позволю себе примечания по тексту:
- «трижды жёваную снедь» - еду, которую пробуют специально назначенные люди во избежание отравления «хозяина»;
- «не ездить в Канны и Монтрё» - города во Франции и Швейцарии, где проводятся всемирно известные кино- и джазовые фестивали;
- «не целить в Кении в зверьё» - имеется в виду сафари (охота на львов и проч. дикую живность в Африке).


В память о друге (стихи одним файлом)

Исповедь друга

Я слушаю, как истово свингует
Оркестр противоречий и обид -
Вот медные в крещендо атакуют,
И струнные от ужаса знобит.

Боль мечется от гнева до прощенья,
А страсть зовет довериться мечтам…
Но логика жестокая сомнений
Все расставляет точно по местам.

Вулкан беды, и горечь озаренья,
И стон утрат в душе твоей, мой друг.
И ты уже не видишь просветленья
За теменью предательства вокруг.
***
На жизнь не обижайся, друг сердечный!
И я в мечту не верю, я – земной,
Ведь в нашей жизни все так скоротечно,
И хорошо, что рядом мы с тобой.

Октябрь, 2005


Раритет
Другу моему Мише посвящено в День его рождения

Приличный человек - большая редкость,
когда он – друг, то это – раритет!
В прищур души, настроенный на резкость,
ты разглядишь его приоритет
перед людьми, не держащими слова,
не знающими радости побед,
ниспровергающими те первоосновы,
без коих Человека, в общем, нет.

Когда он – друг, себя достойней строишь.
Его оценкой пользуясь подчас,
из трудных ситуаций ты выходишь,
точнее зная – в бровь, а, может, в глаз…
С таким – и выпить, и в разведку сапом,
и «на бабца», и денег поделить,
и для него, как он – десантным трапом…
и голову к жилетке приклонить.

15 февраля, 2007


Отрывок из письма

....... «Я выздоровел, друг мой, абсолютно - без заговоров и интриг врачей -
и жизнью восторгаюсь поминутно, чуть вспоминая, как я был – ничей.
Живу спокойно… что предельно странно! Оказывается, возможно так –
без лжи и без словесного тумана, без гадкой мысли, что попал впросак,
без нервотрёпки, блефа, экивоков, без мысли, что чего-то не успел…
И, главное, уже не жду подвохов, весь в трепете остаться не у дел.

Ты знаешь, друг, в своём непостоянстве я очень прочен, всё же знак – Весы,
спокойно горд – не снизошел до пьянства, а ... вот недавно даже сбрил усы.

И, постигая истинную мудрость – плыть в лодке жизни, не смочив весла,
недавно понял всех терзаний скудость и оглянулся…...
А вокруг – весна!!"..................

25 апреля, 2008


Ответ другу

Мы были… Страшно сказано: «Мы – были»,
как с чёрной меткой утром письмецо…

А звуки неизвестной мне кадрили,
Когда гляжу в любимое лицо?
А флейта пасторальная от неги,
крещендо медных, струнных кутерьма
в тот час, когда мы - старые телеги
любовь творим, от жизни без ума?

И ничего не кончилось, дружище!
По-прежнему мы утром пьём кефир
за медяки, хотя имели тыщи,
но в деньгах ли житейский эликсир?

Припомни, в благолепии притворном
далёких лет искали мы СЕБЯ…
И пусть не всё нашли, зато – бесспорно -
мы жизнь поём, во всю её любя.

20 ноября, 2008


Мой друг, я всё не выберусь к тебе…

Мой друг, я всё не выберусь к тебе…
Ты, верно, замечал – как скачет время!
Нести работы тягостное бремя
так тяжко, что нет шансов уцелеть,
занявшись драгоценной писаниной –
единственной оставшейся мечтой
всё выяснить…
Наедине с собой
конкретнее барашки и глубины…

Залысины, заснеженный висок,
забыт одеколон любимой марки,
но так же крепок чай твоей заварки
и ласков старый бардовский вальсок.

Ты знаешь – я приеду. Посидим
до первых петухов с душой открытой,
с бутылкою второю недопитой
и, как всегда, за всех и всё решим.
Ведь, согласись, себя мы сберегли!
Нет спору – времена тяжеловаты,
который раз живем, реинкарнаты,
а вот сфальшивить снова не смогли.

Ты знаешь – я приеду.

26 февраля, 2009


Ушедшему другу посвящаю

Книжки стихов, немудрёные личные вещи,
сотня виниловых дисков – давнишняя гордость…
долг и ответственность больше не давят на плечи,
по фигу деньги, карьера и прочая корысть….
Умер еврей. И - нигде ничего не случилось,
чтоб подтвердить богоизбранность или убогость…
Все умирают, а этому – Божия милость
тихо во сне умереть, дописав свою повесть.

А, наплевать! Вот такая сегодня непруха
у моралистов всех рангов: - «Пожалуйте бриться!
Этот мужчина свободен от вашей мишпухи.
Он вас уделал. Не делайте постными лица!».
И – всё равно, кто его ненавидит и любит,
и не вставать завтра утром с ранья на работу…
Злобно ругнётся наживки лишившийся люмпен…
Женщина кротко падёт в безвоздушье немотном…

В это же время загнулся кержак на заимке,
вспенились губы у женщины, жгуче любимой.
В спелой тайге у животных случилась заминка -
сникло зверьё, оглушённое воем звериным.

Было б зачем начинать эту жизнь - эту сцену…
Будь ты – китаец, иль Маугли, или Акела –
каждый уходит и каждому следует смена –
непредсказуемый шанс для души и для тела.
Просто всемирный баланс претерпел катастрофу –
ноликов вдруг оказалось немеряно много,
чаша весов накренилась и требует софта –
очень конкретного, строгого, как недотрога.

Снова уходим и снова встаём оловянно,
чтоб послужить, чтобы сказки наполнились смыслом.
Росы рассветов для россов полны рассияньем
чистого солнца и радужного коромысла.
Ах, что за роскошь – босою ногой по муравам
в беге стремительном к речке с опасным обрывом!
Кинуться вниз, распластавшись в слоистых туманах,
и заорать от восторга, всплывая ретиво…

Мне всё равно, кто я родом и кто мои предки.
Жизнь – это счастье для тех, кто умеет быть жИвым.
Умер мой друг – настоящий, единственный, редкий.
Все словеса в этом горе звучат чуть фальшиво…

12 апреля, 2011
9 дней

* Мишпуха – (евр.) сообщество по родственным или/и духовным корням;
то же, что семья/тейп/клан и т.п.
** Кержаки — этнографическая группа старообрядцев (Википедия); жидомор (вологод.).



Дорогая встреча

Мы - с двух сторон открытого окна
стоим вдвоём. Твоё явленье бренно….
Уснули окна. Темень. Тишина.
Но – ощущенье…
локтя и плеча.

Чуть раньше - ты, немного позже – мы.
Законы мирозданья неизменны.
Твой голос мне советует из тьмы –
не торопиться.
Плохо – сгоряча.

И - бабье лето, как последний тост.
Слова и мысли тают постепенно….
Сомнамбулой гляжу - стекает воск
под твой портрет,
где памяти свеча.


Уходим
Песню на стихотворение "Уходим" Аркадия Стебакова поёт автор музыки Сергей Морозов
http://www.chitalnya.ru/work/106973/

Уходим из жизни, как строчка уходит из памяти.
Осенним листком улетаем в промозглый туман…
Одно утешает – ведь мы не стояли на паперти
судьбы для того лишь, чтоб снова наполнить карман;

мы полнили сердце чужими земными печалями,
дорогу свою бестолково по жизни торя,
и душу-жилетку навстречу друзьям открывали мы,
легко забывали долги, должников не коря.

Наивные, ждали, что счастье само в руки свалится...
Но кто без ошибок проходит свой жизненный путь?
Ну, что ж, притомилась душа, настрадалась - печальница…
Ей тоже когда-то от нас нужно чуть отдохнуть.


Мольба


Стихом рискну сказать тебе слова,
которые произнести я вслух не в силах,
когда в глазах, насмешливых и милых, улыбку вижу...
Словно жернова сжимают сердце,
тесное волненье владеет мной,
а мне владеть невмочь ни языком, ни сердцем…
Вожделенье
преобладает!
Так хочу я в ночь
с тобой умчаться в поезде зелёном,
понежить в лапах косточки руки
и голосом, охрипшим и влюблённым,
читать тебе стихи про мощь стихий,
которые владеют полновластно и сердцем, и душою и умом,
и кажется дурацки несуразным,
как мог я жить доныне, незнаком
с дурманным ароматом нежной кожи,
а сладкий сок черешневого рта меня то вознесёт, а то – низложит...
и снова перехватит мне гортань... и замолчу,
и головокруженья остановить не захочу круги…

Тебя люблю я до изнеможенья.
Ты видишь это?
Сжалься!
Помоги!

18 апреля, 2008


80 тактов эпилога


Что-то с трудом вспоминаю связи, женские руки, покрой одежды –
в искреннем прошлом, когда, смеясь, я мир постигал с простотой невежды.

В чистом огне моего намаза вижу наивность и откровенье
слов, что впервые были сказаны – чистосердечны и вдохновенны.

Лица не помню, я – не художник. Радугу разных событий – вижу:
многое кажется не возможным, словно прыжок с высоченной крыши.

Люди, события – пятна цветные в аранжировке лишь им присущей
музыки света, где за иными – мерность аккордов … тише и глуше.

Это – не реквием. В эпилоге к прошлому, к бурным страстям симфоний,
вижу сидящего на пороге мальчика-юность со взглядом строгим.

22 июля, 2010


У обочин жизненной дороги


У обочин жизненной дороги
много нас, отставших навсегда.
Русские дороги шли в остроги,
редко забегая в города.
Нас учили быть серей и проще,
влево шаг – побег, прыжок – расстрел;
и веками резолюций росчерк
над людскими судьбами довлел.

А затем на семь десятилетий
Русью завладела голытьба -
ей Ильич доверил пистолетик,
а над ней поставил ГубЧеКа.
Эх, повеселились косороты!
Все грехи прикрыли кумачом.
Умных – к стенке, деловых – «к расчёту»,
а народ … споили первачом.

Пятилетки чередой катили.
На костях народных подрастал
жуткий монстр в маршальском мундире –
всех народов вождь и аксакал.
Кровушки попил усатый дьявол!
Не было семьи, кого б забыл
вздыбить так, чтоб и под одеялом
страх ползучий лихорадкой бил.

Череда безликих маргиналов
долго охраняла от свобод,
приспособив для рытья каналов,
мой - такой талантливый народ.
Терпелив народ наш беспримерно!
Битый и свинчаткой и кнутом,
он привык отругиваться скверно,
оставляя счастье «на потом».

Наш мужик умней американца –
знаем-были, есть о чём сказать…
Вот бы поучиться у засранцев
слуг себе НАРОДНЫХ выбирать –
не сексотов, клоунов, не пьяниц,
а таких, чтоб сердцем - за народ.
Почему так может иностранец?
Может, потому, что меньше пьёт?
(Меньше, … если, правда, не халява.
Он вообще не любит – «на свои»).
Уважают супостаты Право,
а у нас тот прав, кто им рулит.

И в простой, убогой нашей жизни
быть не может сильных перемен
при такой её дороговизне …
У судьбы в руках «грешит» безмен -
явно недовешивает, стерва!
С ней поспорить – нам «не по зубам»,
вот и тратим плохонькие нервы,
помогая выжить докторам.

Не о нас пекутся нынче боги,
в жопе – космос, книги и балет,
девок появилось длинноногих
очень много…умных, правда, нет.
«Киллером» зовут теперь убийцу,
в «бизнесмены» выбилось ворьё,
депутат – слугой у кровопийцы,
что прихватизировал сырьё,
и, лукавя, как всегда без меры,
наглые сынки большевиков
продают Россию, как тайм-шеры,
свой народ держа за дураков.
Удивляют мир ценою яхты,
лимузин на спор «в лепёшку» бьют,
чтобы мир воскликнул снова «Ах-ты!
Прячьтесь люди - « Русские идут!»

Оттого ль, что риск всегда в почёте,
не жалея сил и седока,
мчится тройка русская в намёте
по оврагам … вместо большака.

Нахлебалась скромная Расея
горюшка, что «немцу» не изныть.
Говорят – пожнёшь то, что посеял…
Что ж посмотрим, так тому и быть


22 декабря, 2010


Лист кленовый

Лист кленовый похож на меня… или я на него.
Мы – отдельно и вместе – вступили в осеннюю пору,
каждый порознь давая сезону достойный отпор -
ни его, ни меня не обманет сентябрь синевой.

Лист кленовый – ещё молодцом! Он как раньше красив
и вальяжен, и держится крепко, и новые краски
украшают его и палитрою радуют глаз,
и, как стразы, на нём капли мелкой осенней росы.

У меня – тоже всё ничего. Правда, много курю,
хоть стараюсь следить за собой и казаться моложе…
Жаль в чертоги красавицы Музы по чину не вхож,
но стараюсь служить ей исправно и боготворю.

Лист кленовый! Мы скоро сорвёмся в последний полёт.
В первый раз будет нам безразлично его направленье
и настанет зима…
Но когда-то на вешнюю зелень
вдруг прольются стихи…
словно кто-то тихонько всплакнёт.

4 сентября, 2009


Ссора


По терциям вверх, по терциям:
большая, большая, малая…
И вот уже немощь фальцетная,
и сердце кричать устало…

А молнии мыслей мечутся
и лупят нещадно в нежное;
обида, плохая советчица,
никак не расцепит клешни.

Нелеп этот узел гордиев,
рассечь по-живому надо бы,
чтоб впредь за словами гордыми
не пряталась муть неправды…

А сам себе: - «Что ж ты делаешь?
Откуда такая ненависть??»
И сказанное не стало ещё
билетом в тупую серость,

туда, где царит депрессия,
где личных свобод немеряно,
где приторно сладок Эглесиас
и кажется лишней верность……

И опыт копытом топает,
и «Стоп!», говорю, - родимые!»
На дециму вниз перед пропастью,
пока мы ещё любимы.


29 июля, 2011

* Терция и децима – музыкальные интервалы.


Красивая. Успешная.

Красивая.
Успешная.
Земная.
За 40, но не скажешь точных лет.
И зеркало наутро подтверждает:
морщинок нет,
изящен силуэт…
Немного сока,
лёгкий завтрак с кофе,
продуманный вчера ещё костюм
ухоженной и элегантной профи,
хороший неназойливый парфюм.

Достойная работа,
уваженье,
вниманье интересных мужиков,
спокойное карьерное движенье,
ни сплетен,
ни интриг
и ни долгов.
В квартире – для души, а не от денег -
меняется порою интерьер,
а календарь с кружками дней рождений
зачислен в штат хронографом потерь.

И жизнь, и дом – со вкусом и без кича…
Но часто, к ночи
выключая свет,
берёт с собой в постель коробку спичек
с забытой кем-то пачкой сигарет.


11 июня, 2006


Есть Тонкое…


Есть Тонкое…
не вздох, не ток, не взвесь…
Его не видишь,
чутко осязая одной душой, что Это – где-то здесь…
ведь что-то нежно сердце нам пронзает?

Оно – внутри и между нами есть
без формы, содержанья, экивока –
души призывный благовест и весть о том,
что мы – близки в своём Далёко.

Хитро Оно, ни женской, ни мужской
конечной не имея ипостаси,
объединяет нас в совсем мирской,
пронзительно земной душевной страсти.

Привычных чувств не годен инструмент –
материя бессильна и убога!
Лишь тонкое
на крошечный момент
звучание в душе…
Чуть-чуть…
Немного…


4 марта, 2010


Приход Апреля


- «Явился, наконец! Ну, что же «Браво!»
Нет сил мне слушать эту дребедень…
Ну, что тебя шатает влево-вправо?
Ах, Пасху отмечаешь третий день…..
Ты – весь горишь! А, вдруг, дрожишь, как листик…
Про почки позабыл? А про дожди?
Не надо Марта слушать – он завистник!
А Май румяный ждёт уже, поди?

Погряз в гулянках, а работы – ворох:
Дороги просушить просила я?
За то, что ты с ветрами в вечных ссорах,
Отдам под вожжи дядьки-Декабря!
Ну, сколько раз учить тебя, дубина!
Что за характер? – Вечная капель!»

Так мать-Весна опять встречала сына.
Такой он бесхарактерный – Апрель…

17 апреля, 2007


Очень холодно!


Замерзает во мне строка,
зябнет каждая буква в дрожи
оттого, что издалека
нет тебя из твоей пороши.

Нет тебя и твоих чудес -
мне от них не сдержать улыбки!
Но молчанье твоё, как лес,
что любой не простит ошибки
и затянет, заманит в глушь,
где уже ни дымка, ни птицы –
только ропот несмелый душ,
что рискнули в тебя влюбиться…

Очень холодно. Оч-чень холодно!
Ни словечка и ни звонка…
Говорят, что молчанье – золото.
Мне хватило бы медяка.


15 ноября. 2011


Снежинки (+ песня)


В колыбели у детства мы чисты, как снежинки.
Безусловность паденья ощущаем, как взлёт.
Юность скупо помянем одинокой слезинкой,
зрелость жизни научит, старость спину согнёт.

Мы кружимся, лелея свой особый характер -
друг на друга похожи, но с различной судьбой.
Притяжения силу понимаем, как фактор,
непреложный и горький….. и очень земной.

Эту жизнь мы снежинкой кружевной пролетели
и от нас не зависит место, где нам упасть –
то ль на девичью шубку, то ль на ворот шинели,
то ли в чистое поле, то ль в дорожную грязь.

20 июня, 2009

Песню на эти стихи исполняет автор музыки Сергей Морозов
http://www.grafomanam.net/editpoem/122546


Поэт и Рождение Героя


Поэтом не становятся от скуки.
Не каждый от рождения – мудрец.
Лишь душу натрудив, измазав руки,
поняв, на что способен твой резец,
ты мраморную глыбу говоренья,
кряхтя, затащишь на рабочий стол
и медленно, с отточенным уменьем
начнёшь высвобождать из камня
стон
и крик тобой задуманного действа.
Житейский шпунт, троянка и скарпель
– помощники твои -
без лицедейства собьют словес излишества.
И цель
пленительно близка – в трёхмерной мощи
твой выстраданный видится сюжет…

Но … хочется – изысканней и … проще…
Грядут ночные бденья. Вот уже
отполирован мрамор и фигура
прозрачно в свете словно бы парит!...
Но … вновь сомненья и о чем-то хмуро
немой язык скульптуры говорит…

Нещадно куришь.
Заждалась фермата.
Часы идут, в раздумьях третий день…
Нет! Не даётся мягкое сфумато
(по-русски – это просто светотень).

Но, вот – пришло! Нашёл удачный ракурс.
Резцом тончайшим точно и легко
выводишь строчку.

- «Где ты, верный Бахус?!
«Я победил!!!».

Холодное пивко
разгладит душу, успокоит разум;
рука ослабнет, выронив металл…

Ты, жизнь Героя не прожив ни разу,
его рожденье в муках отстрадал.

4 июня, 2010


* Для обработки каменного блока применяются молоток (киянка) и набор металлических инструментов - шпунт, скарпель, троянка и др.

* Фермата или Ferma - в музыке знак покоя; состоит из небольшой дуги, с точкой под ней. Этот знак ставится над нотой, паузой или тактовой чертой с целью увеличения нормальной их длительности.
.
* Тончайшая светотень (сфумато) создает впечатление неяркого рассеянного света, моделирует лица и руки.


Старый Доктор


В старинный особняк средь мощных сосен
везла болезни питерская знать…
Согбенная спина, седые космы…
Мой старый Доктор, трудно Вас узнать!

Да что же с Вами? Голове склонённой
нерадостна игривая весна?
И – взгляд …как будто птицы опалённой,
и, кажется, Вам было не до сна…

Мой разум жалок и неповоротлив!
Я соболезную сердечно. Ах, как жаль!
Ведь я, пройдя в подъезд из подворотни,
сегодня не услышал ваш рояль…

А, значит, руки, что на нём играли,
устали от Шопена и Массне,
и старенькие клавиши рояля
зимою не расскажут о весне,

и плечи Ваши тёплою накидкой
Вам некому под вечер укрывать,
и не могу себе представить пытку –
в глухую полночь стылую кровать…

Ах, Доктор! От сиротства нет лекарства.
Но с ближнего болотца коростель
скрипит недаром, что в Небесном Царстве
для нас уже постелена постель.

10 сентября, 2011


Крыльцо


Изнашивая год за годом тело,
всё меньше я люблю своё лицо –
оно не то, чтоб очень надоело…
Но я его сравнить хочу с крыльцом,
которое предметно представляет
избу, где есть хозяин … или – нет.
Крыльцо для дома - знаковый регламент –
оно иль приговор, иль комплимент.

Приятно, крепко топнув сапогами,
перед сенями сбить приставший снег
на новеньком крылечке «с петухами».
Крыльцо такое – словно оберег!
А ежели шатается скрипуче
под тихим шагом старое крыльцо,
то словно бы с тоскою неминучей
пришёл испить дешёвое винцо.

Я пагубной к вину не ведал страсти,
крылечко подновить – не разговор...
Сложней с лицом – житейские напасти
навечно свой оставили узор
и … женщины не пишут писем страстных
(своё отбегал старый Холстомер…).
Фломастерами – чёрным с ярко-красным –
на зеркале пишу - «Пенсионер».


Но то – зимой.
Зато весенним утром
стараешься забыть, где что болит,
и небо отливает перламутром,
и ветерок с листвою говорит
о счастье жизни, о весенних соках,
о радости простого бытия…
А в зеркале – седой, но всё же Сокол
с прищуром хитрым: –
Хватит, мол, нытья!
Прошла зима – тоски преодоленье,
и – твёрже шаг! и есть о чём сказать…
Приветствуя природы обновленье,
иди … крылечко новое тесать.

15 мая, 2010


Кошкотворное


(из практики прикладного эксгибиционизма)

Когда-то и давно из гадкого утенка,
дожив до двадцати, родив случайно дочь,
я стала понимать - во мне есть шарм котёнка
и сотня рук мужских, которые не прочь

пригреть и приласкать. Мне нужно только выбрать,
приластившись к руке, мурлыкнуть:- «Дорогой!».
И я могу играть, и можно что-то стибрить....
Хоть этот мир – мужской, но он – всецело мой!

Из перечня моих случившихся романов,
в которых я была любима и горда,
мне памятен один - с приезжим дон-жуаном,
меня из городка увез он навсегда.

Я искренне его немножечко любила,
но, мною увлечен, он запустил дела
и, странный человек, он закусил удила,
когда на стороне я чуточку дала

возможность и другим погреться под лучами
вселенской красоты и шарма моего -
ведь свет такой звезды не может быть нечаян,
он есть и он – для всех, мне мало одного.


Вот вновь мурлычу я, объятья выбирая,
и, лапки обтерев страницами любви,
я впрыгиваю в мир: Смотрите, я – какая!
И, если ты – богат, то – только позови!

Приду в твой дом, как в свой. Изящно выгну спинку,
ведь я - как в казино всем недоступный приз.
Ты включишь легкий джаз и тихо, под сурдинку,
я напою тебе последний мой каприз.



5 января, 2008


Крик


Заколебали реформы отцов-командиров!
Ведь не поймёшь – для себя или Родине служат…
Вместо друзей на поверке - лишь чёрные дыры.
Лозунг в листке боевом, что «Ты Родине – нужен!».

Кто б сомневался! Отчизне полезны солдаты,
армия есть у Эстонии и в Ватикане,
но сомневаемся, вряд ли там лидер поддатый
вместе с полковником шлёт сыновей на закланье…

Строй стал плотней, но – короче на треть-половину.
Счёт мы ведём не по ведомости, а по душам.
Только заметно - выгладывают сердцевину,
лучших из списка, из жизни заведомо лучших.

Как же бороться со сворой тупых организмов?
Как обойти беспредел зажиревших и наглых?
Мы ведь уже не заложники лжекоммунизма,
«мы – не рабы»… но кладут нас на землю, как пазлы.

Что за игра? Неужели фиаско – в дебюте?
Сделав шажок, мы себе приговор подписали?
Хочется крикнуть истошно: «Опомнитесь, люди!
Нам, всем и каждому, поровну дали скрижали!»

Снова прощанье и пафосный дребезг орудий,
снова в сердцах неподдельное чувство тревоги…
Отпуск. У женщин друзей наливаются груди.
Как уцелеть? И от Бога ли ждать нам подмоги?

Что-то не то со страной, что мы Родиной звали.
Нашей доверчивой мощью заведуют хамы?
То ли мы преданы, как аутсайдеры ралли,
то ль мы конкретная часть заказной амальгамы?

Нам зазеркалье не в масть, но привычно не стрёмно.
Мы, генетически, можем и паром клубиться…
Души славянам хранить в чистоте – аксиома.
Шабаш на вид и на вкус – как дешёвая пицца.

Надо всем вместе однажды забить бы на пьянку,
жлобство забыть и о ближнем радеть, как о равном.
Русские Боги, окститесь, верните делянку,
где мы трудились и жили, трудясь неустанно.

Криком кричим… а прислушайся - вой и рычанье.
Дьявол банкует и блеф превратился в законы.
Чёрные дыры в душе и расстрелы прощаний.
Небо, как будто не наше … черно, многотонно...

16 апреля, 2011


Метаморфозы


Когда читаешь где-нибудь слова,
нацеленные в собственное темя,
сначала удивляешься: канва
знакома очень, логика мышленья
понятна - словно возвратилось время
иное и другое измеренье
возникло под влияньем колдовства.

И в этой старой нови - лица в ряд,
одно к другому, словно на поверке:
одни из них безудержно ворчат,
примериваясь к амплуа инферно;
другие, будто чёрт из табакерки,
явились к ночи; третьи ждут примерно,
когда на них свой остановишь взгляд.

И каждый образ – маленькая жизнь
с иной оценкой фактов и событий.
Твои воспоминанья улеглись
в комфортном ложе, как седой патриций,
уставший от гормонов и соитий…
Но образы – калейдоскоп амбиций –
тревожат, выделяя яд и слизь,

и снова возопят: - «Не так! Не то
ты сделал и с собою, и с другими!
Ты должен был…»,
но я беру пальто,
по улицам иду простым прохожим,
куплю вина, закуски и цукини,
звоню друзьям и милые их рожи
главней бочонков в жизненном лото.

1 ноября, 2011


Женщина


Под крокелюром долгих лет
едва заметен васильковый
лучистый взгляд девичьих глаз,
даривших нежность и тепло.

Неузнаваем силуэт
и, кажется, венец терновый
– лишь для себя, не напоказ -
несёт достойно и светло.

Спокойна мудрость простоты,
познавшей труд, и ложь и правду.
Неспешен шаг и ждет семья,
и теплый старенький халат.

Не терпит возраст суеты,
он объективен и на равных
с любой погодой бытия.

Восход.
Полуденность.
Закат.

10 ноября, 2007


Дорогая встреча


Мы - с двух сторон открытого окна
стоим вдвоём. Твоё явленье бренно….
Уснули окна. Темень. Тишина.

Но ощущенье - локтя и плеча...

Чуть раньше - ты, немного позже мы.
Законы мирозданья неизменны.
Твой голос мне советует из тьмы

не торопиться. Плохо сгоряча...

И - бабье лето, как последний тост.
Слова и мысли тают постепенно.
Сомнамбулой гляжу - стекает воск

под твой портрет, где памяти свеча...


28 мая, 2009


Через витрину

Мужчина гладит волосы любимой,
их чистый шёлк сквозь пальцы пропускает,
щекочет ушко…
Мне невыносима
в ревнивом сердце смертная тоска!

В ответ ему – та самая улыбка,
сводившая меня с ума годами,
и жест руки – и ласковой и гибкой,
скользящей по щеке, как по ладам.

А, значит, я – прочитанная книга
и мой сюжет уже неинтересен,
и мне досталось горестное лихо –
дивиться разнокружию колец.

И прожитые годы – в папку «Loser»,
сердечные надежды – в чёрный пепел,
а пустоцвет несбывшихся иллюзий
украсит жалкий новодельный склеп.

Ещё грядут бессилья дни и ночи,
больная память запаха и жеста,
стихов моих пронзительные строчки
и сердца остывающий свинец.

Судьбе смиренно подставляю щёку
и снова уповаю, не провидя…
И ухожу в незнамое далёко,
как уходил израненный Эль Сид.

16 июля, 2009

* loser (англ.) - неудачник;
** Эль Сид, кампеадор - информация тут;


Тихо скажи, что нужен…

Тихо скажи, что нужен,
долгих не жду речей.
Может, устроим ужин
в таинстве двух свечей?

Только поставь их рядом,
не по краям стола,
им это тоже надо
вместе гореть дотла.

Выйди из Недотрожья,
близко со мною сядь.
Я дорожу до дрожи
счастьем тебя обнять.

Шепчутся язычками
свечи в ночи о нас,
будем сидеть, мечтая,
с них не спуская глаз.


Единственно важное


Так бывает зимой: потепление, солнце вразнос,
начинают сосульки весеннее слезоточенье,
шаловливое счастье - как в детстве с утра в День рожденья,
снег чуть-чуть розоват … и предчувствие радостных слёз
от сознанья причастности к чуду земного свершенья.

Так и в жизни: однажды рождается чистая новь,
раскрываются створки души, не старевшей с годами,
и весенние чувства, сплетясь в разноцветный орнамент,
обрамляют проросшую в сердце травинкой любовь -
то единственно важное, что быть должно между нами.


Тост у лётного поля


- Как смешно, погляди! Видишь - летчик без ног!
Ни подняться ему, ни шагнуть за порог...
Много раз собирался нажать на курок -
жажда неба!

Погляди... Он в разбитой коляске, смурной, -
но привозит себя по погоде любой
каждый вечер, когда отыграют отбой
лётсоставу.

Почему-то охрана за скверный спиртяк
помогает забраться ему на ремнях -
чтоб штурвал от себя, чтобы списанный "Як" -
как в атаке!

Так нужны ему эти его небеса,
что и лёд, и мороз, и пурга, и гроза
для него - что препятствий крутых полоса…
Лучше б дома

с сыновьями в «космический бой» поиграл ,
накатил бы стакан, да с женой переспал,
да напомнил бы, чей тут не гнулся металл
«до ракеты»…

Той ракеты, что, вбита наёмной рукой,
из зелёнки пошла в борт его броневой,
а ведь он в этот день чисто-был выходной.
Попросили…

Странный тип! У него не хватает ума
разобраться, что ближе всего синева,
если пулю в висок, - и да здравствует тьма!
И до фени.

Был - фартовый, шальной капитан фронтовой,
а теперь он - безногий, непьющий изгой.
Я немного его понимаю душой.

...Но доколе
тело-гирю таскать? А по мне лучше смерть,
чем от Родины пенсию эту терпеть,
как подачку, и детям в глаза посмотреть
нету мочи.

Дай стакан, я налью. Командиром он был.
Он играл с высотой, я в эфире царил,
катапульту свою до приказа врубил -
цел остался.

Да, хожу на своих.
Мне до лампочки честь!
Но с тех пор этой водки я выпил - не счесть!
Так хлебнём же за тех, кто сегодня мы есть,
- За убогих.