Алексей Ишунин


Коломенский фрегат

Игорю Крюкову


Пароход сукно реки
Гладил безуспешно.
Прилетали ветерки
Стайкою потешной!

Каждый – шлёп - и был таков!
Прочь от водной глади -
Паруса из облаков
Колокольням ладить!

Помню: я, как в детстве, рад!
Будто бы взаправду
На Коломенский фрегат
Приняли в команду,

Неподвластную годам,
Зависти и скверне…
Хорошо сиделось нам -
Морячкам в таверне!


Отчего так в Россиии играют в футбол ?

Отчего так в России играют в футбол ?
Руки чешутся взять и засунуть их в нужник !
Даже дамы, увидев обиднейший гол,
Матерятся, как старый биндюжник !

Отчего «стоеросовы» все, как один ?
Кто сработал их тупо, топорно и грубо ?
На бразильцев отборный идёт пластилин,
А у нас вырубают из дуба...

А ребятам — ни холодно, ни горячо,
Не припомнят (и это прекрасно),
Листик жёлтый слетел от судьи на плечо
Или, может быть, всё-таки красный!

Что вы, братцы, такое сказали мячу ?
Он от вас удирает зигзагами зайца !
Много лет, наблюдая за этим, хочу,
Оборвать ваши ноги и … ухи !

Перед матчем у них культпоход… в казино!
Рестораны, кальяны, путан не считают !
Мы же будем смотреть, как вот это … оно
Нападает? Да нет, ЗАПАДАЕТ !

Светят «звёзды», а вы – как всегда, ни при чём!
Лоб чугунный, нервишки - из ситца !
А слабо вам пойти и – футбольным мячом -
Средь родимых берёз застрелиться


Оптимист

А я – эксперт в решении проблем !
У вас их нет? Вы оглядитесь!
Проблемы – без проблем на завтрак ем,
Решаю все – ну чем не витязь!

Сто – от груди, четыреста – на грудь!
«Упёртый» в маму, в папу – очень прыткий!
Не хватит всем проблемам, чтоб такого «сковырнуть»,
Ни три, ни даже тридцать три попытки!

«Горящую» путёвку в мир иной
Не примем и в подарочном конверте!
Не свалит грипп, ни птичий, ни свиной –
Я - не свинья (А тёще вы не верьте !)

Да нам, друзья, и в кризис хватит сил,
Чтоб не сгореть бессмысленно, как хворост.
Вон – средний возраст тоже, помню, кризисом грозил!
И что ж: где мы теперь, а где тот средний возраст?

Нехватка денег – просто ерунда,
Хотя вопрос, конечно, очень тонкий.
Но счастье – не снаружи, господа!
Оно – внутри (в районе селезёнки !).

И, если ты не пятился назад,
Унынию не отдал ни минуты,
Тебя твои друзья ещё при жизни наградят
Почетным званьем – ОПТИМИСТ ОПТИМИ...НУТЫЙ !


Золотая свадьба (маме и папе)

Года прошли, промчались, пролетели -
Из жизни прочь, но не из сердца вон…
Я помню с детства: мама с папой пели
Под «семиструнки» щедрый перезвон!

Уже полвека дружным двухголосьем
Любой, кто в этот дом вошёл, согрет.
Из зим и лет, из осени и вёсен
Всё вяжет время безразмерный плед!

Строга судьба, а я вот не в обиде!
Был в разных странах, и немало раз,
Но я нигде и никогда не видел
Людей честнее и красивей вас!

Вы только отдавали – не просили!
Вам только совесть – в жизни командир.
Я знаю: на таких стоит Россия,
Да что Россия, весь наш хрупкий мир !

Легки слова, трудны дела большие:
Из всех людей немногие споют,
Ни нотою, ни чувством не фальшивя,
Как вы поёте - песнь и жизнь свою!

Прошу судьбу смиренно каждый день я:
Мотай поосторожней эту нить!
Нам не дано остановить мгновенье,
Лишь научиться правильно ценить…


Бесёнок наш...

Мой лоб чугунней прочих лбов,
И то соображу я:
На свете - март, весна, любовь!
От бомжа до буржуя

Все мужики кричат "Ура!"
Нет трезвых и несчастных!
Ведь женщина - кусок ребра,
А значит, мы причастны...

О, женщина, нежна, добра!
Бесёнок наш.... из-под ребра!


ДонЖуанова планида

Была терпеливой и гибкой
Удача, как будто жена.
Счастливчик! Ты сеял ошибки -
Но колос любви пожинал!

Шальной проводник по нирване,
Меж страсти цветных облаков,
Как весело ты донжуанил,
Как ты казановил легко!

И женщины, смело и просто -
Отважней гусаров лихих -
Порой приходили без спроса,
Как входит беда и стихи.

И были - бедой и стихами,
Дарили и страсть, и покой,
И плакали вдруг и … стихали
Смиренной и тёплой строкой!

Деяний высоких и низких
Баланс не сведён до сих пор.
Грехи - долговые расписки.
Стихов не возьмет кредитор…

Победы, провалы, обиды
Оплатит прошающий смех.
Веди, озорная планида,
Неспешно. Веди - куда всех!


Я насквозь профильтрован Арбатом...

Только воздух и снег – задарма там,
И добыча внимательных глаз…
Я насквозь профильтрован Арбатом,
Что на это извечно горазд!

Истрепалась душа, как гетера.
Дезертируют сонмы секунд.
Грязной каплей, измученно-серой,
От Арбатской - к Смоленской теку!

Сувенирам, картинам, ушанкам,
Кришнаитам, паяцам, бомжам,
Пиццериям, закусочным, банкам,
Побирушкам – душевная ржа,

Чтобы чистым дойти до Булата,
Пешеходом – вдали от машин,
Одуревшим от боя солдатом,
Оказаться в непрочной тиши,

Где не слышно, как тягостно воет,
Меж калёных февральских календ,
Тигр каменный с кровью стальною,
Вытекающей на уикенд…


Не выпрашивая чувство...

Брелю и АСу

Не выпрашивая чувства ни себе, ни бледной музе
(муз – музей, он полон, только нет охотников смотреть),
Сеть сорвать по-эзо-терик, распустить на горле узел,
Истекая- каясь-ясно, как аз-буки-веди…ведь

Ожидаемо-нежданно грянут снеги с неба… C негой
Неминуемо прощанье: припозднившимся теплом,
Мокрым пламенем каштанов,и дождей неловким бегом.
Ветры крутятся пращами…иль плащами? С ноябрём

Ни весёлым быть, ни грустным проку нету. Быть добрее
Надо бы. Добрее…т стужа щёки - серых площадей,
Всей земли, со снежной пеной, что смывается в апреле.
А преле-стно в сквере! Скверно, что весна - далёко, где

Всё сначала! Закачало! Понеслось в зелёной зыби!
Где – моложе, где – не гложет, где – красивей и смелей!
А сейчас бы - с другом выпить, клин в душе найти и выбить
Незамеченным на небе тонким клином журавлей…


У неба столько струн - не сосчитаешь...

Уходит солнце, забирая тени,
Забыв сказать последнее "прости"...
Ах, время запоздалых сожалений,
Ах, осень, перевал на полпути!

Ушли тревоги о насущном хлебе,
Но почему-то грустно всё равно!
И ветви, словно трещинки на небе,
Заполонили старое окно.

Душе, ещё не насмерть утомлённой,
Прощание с надеждой - эти дни,
Когда уже в изгнанье - цвет зелёный.
И жёлтый цвет последует за ним...

Но дождь не растворит воспоминаний,
И ветер не согнёт усталых плеч,
Пока тяжёлый опыт расставаний
Бедней, чем светлый опыт наших встреч!

Сквозь бусинки-слова твоих куплетов -
Мелодия, невидимая нить.
А музыка небес прольётся где-то,
Но мы её не в силах уловить!

Десяток пальцев, голова одна лишь,
И разум в ней давно уже не вождь!
У неба столько струн - не сосчитаешь -
В огромной арфе под названьем "дождь"...


Вернуться к стихам...

Вернуться к стихам … чуть-чуть погодя.
Пусть мысли попросятся в пальцы.
Вот только постичь аллюры дождя
И снега бесшумные вальсы.

Себя не корить: где годы, где сан
Высокий - под стать сантиметрам?
Осенней листвы безумный десант
Погибнет в сражении с ветром.

Понять, что давно освоен судьбой
Губительный стиль «джиу-джитсу».
Бороться? Ни с кем, тем паче – с собой,
Лишь долго лететь и кружиться…


Было – грешно, незаслуженно, страстно...

Так не бывает, но это же было!
Странной весной, плаксиво-постылой,

Солнце предавшей, как боль, беспросветной…
Так не бывает. Да было ли это?

Было – грешно, незаслуженно, страстно,
Серости туч - многоцветным контрастом.

Нам ли судить о грехе или схиме!
Выше наук эта страсть, как алхимик,

Как понимание – выше, чем жалость.
Нет, не парила душа – погружалась.

Жаркая бездна, мерцание где-то…
Снова и снова ныряю - за светом!


Вот такую встретил - одну...

Ни к чему ей слышать, поверь,
Что искусство – вечно и мудро.
Женщина сама – Рафаэль,
Каждый миг, особенно - утром!

Встретит пробуждения час,
И на сердце кисточкой света
И себя напишет, и нас,
Часто непохожих при этом!

Вот такую встретил - одну,
Тёплую, как терпкое лето.
Не забыть, не перешагнуть.
Сам теперь засел за портретом

Из аккордов, красок и строк,
Чтобы убедиться воочию:
Женщина – и дьявол, и Бог,
Каждый миг, но более – ночью…




А я впадал в тебя, как в море...

Шёл ветерок, с листвою споря,
Тянул на нитке облака,
А я впадал в тебя, как в море –
Из лавы огненной река!

Летели медным водопадом
Шальные пряди на плече.
Твоя душистая прохлада
Любого жара горячей.

И ночь зажгла пурпурный глаз, но
Никто не видел под луной -
Мерцали две волны согласно,
Пока не сделались одной…


Пик Сиротства

Блики истины… Да при том на тех,
Возвратить кого не смогу.
Кошка чёрная - в тёмной комнате.
Кошка белая - на снегу.

Что других - себя не узнать и впредь.
Где же стержень твой, где изъян?
Бьёт указкою нас учитель-Смерть.
Не по пальцам бьет, по друзьям.

Через горы путь – всё равно вперёд.
В небе канувшим - исполать!
Впереди февраль, Пик Сиротства, ждёт,
И нельзя его миновать.


Лучше песни для девчонок (When I am fifty-five)

Были юны и свободны,
Были ветренее ветра.
Но из наших лиц природа
Изготовила конверты!

Что скрывают эти складки?
Много длинных, глупых писем.
Виден клей привычек (гадких!)
И сургуч избитых истин!

Не поскачешь "гулкой ранью"
На коне. На месте даже!
Всё болячки, ну их в баню,
Да и нас самих - туда же!

Вспомним водочку не всуе:
В бане, будто на арене,
Мы в момент организуем
"Душ высокое паренье"!

Помнишь, как мы на футболе...
А теперь - ни сил, ни вида!
Животы сравнишь с бемолем -
Будет дикая обида...

у бемоля... Вновь спросонок
Кофе нам внушает бодрость!
Лучше песни для девчонок,
Чем стихи про этот возраст!


Из окружения любви так просто выйти...

Из окружения любви – врагам в угоду.
Ненужным флагом на груди неся свободу.
Иль напролом, или оврагами – и ходу.
В любой душе таких оврагов – просто тьма.
Сказав «Прощай» с проникновенностью кинжала,
Уходишь ты – она так долго окружала!
Но отпустила без вопросов и без жалоб,
Как будто и не женщина сама.

Вот только выйдешь, и тебе придётся туго.
Любовь – защита, понадёжней, чем кольчуга.
Темно и пусто - ни возлюбленной, ни друга.
А вот спасение искусством - просто ложь.
От всех несчастий, затаившихся по-рысьи,
Уберегут ли перья, струны или кисти?
Из окружения любви так просто выйти,
Но вдруг обратно никогда не попадёшь...



Футбольная молитва о России

Лезут кто ни попадя.
Знаю, все просили…
Ты сегодня, Господи,
Помоги России!

Мысли – не церковные,
Но пойми, что значит
Это поле ровное,
Этот круглый мячик!

Это всё, что ровно здесь,
Это всё, что кругло.
Вечно – неблагая весть,
Вечно - пятый угол,

Где у нас мозги – «ни зги»,
Все – по дури – в мыле!
Хоть немного помоги –
Пусть не заслужили…

Помоги же, строгий Бог,
В разуме – не в силе.
Многим ты уже помог,
Так когда ж – России?

Ты сегодня "рос", поди!
Верую до боли!
Помоги нам, Господи!
Я – не о футболе…


Время бурь сердечных и коррид...

Нет тепла, и холод не спешит.
Лишь туман крадётся без дороги.
На пустых полях моей души -
Снова дождь, паук тысяченогий.

Небо с капиллярами ветвей
В колеях размыто-маслянистых..
Высоко в горах души моей
Заплутали мысли-альпинисты.

Пальцы листьев мечутся не зря,
Музыку надрывную играя,
Но смирил в душе моей моря
Мудрый штиль - от края и до края.

Время бурь сердечных и коррид
Кануло. Теперь и не приснится…
В небесах души моей парит
В журавля влюблённая синица.


Вы ножкою божественной ...

Похожи Вы на маленьких детей.
Не смейтесь! Не размерами, конечно.
Симфония капризов и страстей.
Баллада о неверности безгрешной.

Причуда Ваша? Временный изгой -
Второй пилот в горячечном полёте…
Вы ножкою, божественной такой,
Через любого - вмиг перешагнёте.

Уйти сейчас, ведь позже – не смогу -
И вот теперь уже не понаслышке…
Как было? Что там кони на скаку!
Что тормоза, грызущие покрышки!

Пресытившись на жизненном пиру,
Нечастой гостьей были Вы поэту.
Любовь нельзя – как ложками икру,
Любовь нельзя – на скудную диету...


Несбывшейся любви

К чему капкан сплетенных рук?
К чему силки из клятв натужных?
Вы не волнуйтесь так, мой друг:
Мне ничего от Вас не нужно:

Ни жара Ваших простыней,
Ни сладких кушаний армады,
Ни страсти огненных коней,
Ни скуки будничной не надо.

Да, Вы не та, кого люблю -
Маяк, что в сердце ночи метит,
Напоминая кораблю
О том, что суша - есть на свете...


Там сердце тает в ночь осеннюю...

Меня впервые осень радует.
Она светла, как никогда.
Опять звезда на небе падает,
И с клёна падает звезда.

И узнаю тебя всё ближе я,
Влюбился - прямо как в кино!
Ты, осень, хитрая и рыжая,
Не смей подглядывать в окно!

Там сердце тает в ночь осеннюю
Нерассуждающей свечой.
Волос горячих наводнение
Под утро греет мне плечо.

Другим - закрыты в сердце ставенки.
Меня пленила ты одна -
Как солнце светлою, лукавинкой,
Грустинкой, светлой, как луна.

Побудь ещё со мною, нежная!
Как долго - ты решай сама.
Уже вовсю доспехи снежные
Куёт сердитая зима.

Уже листы дрожат, как зяблики,
А нас пугать - напрасный труд!
И песни, белые кораблики,
Из сердца-гавани плывут...


Мы чувства освежим...

Поедемте туда, где мир счастливо замер -
Бесплатный вернисаж для непривычных глаз.
Мы станем изучать целительный гекзаметр
Лазурно-синих строк, звучащих только раз.

Мы чувства освежим изысканно-простые,
На ниточку страстей нанизывая дни.
И волны примут нас, как будто запятые,
Что их волшебный смысл не в силах изменить.

Бесстрастный Карадаг со статью патриарха,
Ряды его киммер* и профиль на груди,
И чистый шёлк морской, и суши пыльный бархат,
И столик у воды - всё это впереди!

Родимых палестин заморенные клячи,
Мы - шагом, рысью, вскачь – и ночью, наконец,
Луна взлетит из волн - багряный божий мячик,
Дорожку проторив для мыслей и сердец…


*химеры-Киммерия


Ночью небо с землёю срасталось

Мода летняя, радостный вызов,
Приласкает и выпорхнет вон.
Осень учит деревья стриптизу
Под ревущих ветров саксофон.

Нам бы света хоть самую малость!
Не плутать бы, тепло находя!
Ночью небо с землёю срасталось
Мутно-белою плотью дождя.

И привиделось: больше не будем…
Просто - всех поглотит и сомнёт.
Нет пространства деревьям и людям.
Меж сырых и бездушных тенёт.

И чечётка бессмысленных капель,
Мозг разрушит, казалось, вот-вот.
И рассвета спасительный скальпель
Никогда, никогда не придёт!

Ночь пропала с бессонницей злою,
И, когда отпустила тоска,
Я всё думал о найденной мною,
И о той, что не смог отыскать...


Тело демонтирую...

Как приятно быть «упёртым»:
Не пробьёшь мортирою!
Физкультурою и спортом
Тело ремонтируют!

Высоко душа взлетела?
И собой – красавица?
Что же проку, если тело –
Дунешь, и развалится!

Мы поэты-распоэты!
С пяток до гипофиза!
Если трезво глянешь, это –
Личная гипотеза.

Аксиома - в том, что миру
Мы нужней с улыбкою.
Как, поэт, удержишь лиру
Ты ручонкой хлипкою?

Ах, союз души и тела
Как бы сделать истиной!
Чем же тело стать сумело
Для души, единственной?

День придёт – аэропортом,
Но сейчас – квартирою…
Физкультурою и спортом
Тело ремонтирую!


Маме

В ночной вселенской глубине,
Изведав радостей и лиха,
Моя звезда на самом дне
Живёт размеренно и тихо.

Она хранит, она манит,
И в хоре звёзд поёт сопрано!
Её тревожат постоянно
Мои дела и хмурый вид.

Вел караван безумных дней,
Порой жесток, порой бесчестен,
Швырял, не думая о ней,
Красоткам чёрный жемчуг песен!

И лишь одну в душе сберёг,
Как в полыхающем бедламе,
И подарю сегодня маме -
Биенье нот, цветенье строк!

Спешу воздать, не опоздав.
Пройдет душевное ненастье.
И пусть вовеки не погаснет
На небе тёплая звезда!


Волос твоих душистые страницы...

Скажи: тебе никто не говорил
Весной, да над притихшею рекою,
Что был кусочек золота зари
Украден, чтоб тебя отлить такою?

Скажи: тебя никто не похищал?
Никто из-за тебя не прОдал душу?
Я глупостей таких не совершал,
Но я их совершу - даст Бог, не струшу!

Дано тебя обнять, но не понять,
И говорить но не наговориться.
И жизни мало, чтобы прочитать
Волос твоих душистые страницы!

Припев:

Ты - непослушный ветер,
Что с вОлнами играет,
А я - рыбачьи сети,
Что ветер задевает!

Ты - ручеёк хрустальный,
Что в брызгах множит солнце,
Я - пилигрим печальный,
Что пьёт и не напьётся!


Не нужны ни мольбы. ни советы...

Не нужны ни мольбы, ни советы.
Вы слова не расходуйте зря.
Май неспешно чеканит монету
Для оплаты долгов сентября.

Пишет письма безумным и юным.
Он согрелся, оттаял, воскрес,
И деревья выводит, как руны
На пергаменте влажных небес.

И душа не болит и не плачет,
Но готова рвануться вперёд.
Ноет сердце от горькой удачи,
И поёт от весёлых невзгод!


Не знаю, как Париж...

Не знаю, как Париж, но ты – любой обедни
Дороже! Всё с тобой осилим сообща.
Последнюю любовь не делать предпоследней –
Вот всё, что я тебе могу пообещать.

Сожжённые мосты, измученные нервы.
Но всё о ней, о ней – бессчётные тома.
Последняя любовь гораздо слаще первой,
Когда букет души – как зрелый «Ахтамар»!


Идеальный мужчина

"Требуется: стопроцентный мужчина. Должен быть, умным, обладать творческими способностями и чувством юмора, должен быть способным на глубокое чувство и радость. Хочу разделять с ним музыку, природу, мирную, спокойную, радостную жизнь. Не должен курить, пить, употреблять наркотики. Должен любить знания и постоянно расширять свой кругозор. Красивый, высокий, стройный с крепкими руками , чуткий, нежный, любящий. Страстный и сексуальный, насколько возможно".

Ричард Бах. «Мост через вечность»


Как много мы любимым задолжали!
Так нанесём сегодня же, сейчас,
Сей миг - на стихотворные скрижали,
Что им, желанным, хочется от нас!

Что их волнует в нас, а что тревожит,
Что нужно ЕЙ - чужой или родной,
Что в нас – источник сладкой женской дрожи,
А что – сильнейшей боли головной!

Клеймя самонадеянность мужскую
(Ещё бы – формулировать за них!),
Пусть порицают, только не тоскуют.
Итак, безукоризненный жених:

Он умница в делах и в разговоре,
Любовник он (ну, что, скажите «нет»!)
Богач? Пожалуй, с этим кто поспорит,
Ну, и при том, конечно же, атлет!

Случайно, редко встретившись в природе,
Сгорят быстрее, чем осенний лист,
Четыре «ДА», тузы в любой колоде:
Ведь наш герой обычно – эгоист!


Анатомия?

Отпусти меня, прошу, мы с тобою квиты.
Ну, куда ещё, скажи, падать мне теперь:
Голос матери забыть и слова молитвы?
В марте, с краю был рождён – падаю в апрель!

Честной глупости людской, божьему закону
Буду с точностью служить – до наоборот.
Отпусти, суровый март, словно кит – Иону,
Чтобы снова проглотить ровно через год!

Ты учти: других судить – дело непростое.
Грех с раскаяньем смешал – выпью, коли дюж!
Может ли вселенские сотрясти устои
Содроганье наших тел, совмещенье душ?


Незнакомке в автобусе

Ваши руки струятся, как реки,
В дельтах пальцев - манящий покой.
Никогда - ни на миг, ни навеки,
Им не слиться с моею щекой,

Не коснуться, не вздрогнуть, не сбыться.
Взгляды шепчут: "Прощай и прости!"
Что Вам стоило просто присниться,
Не являясь вот так - во плоти!

Ваши волосы - дождь золотистый,
Нежных струй-завитков колдовство.
Майским утром, цветным и душистым,
Кто-то глянет на мир сквозь него.

И зальётся безумная птица
Новой песней в раскрытом окне...
Что Вам стоило просто присниться,
Во плоти не являясь ко мне!




Весенняя усталость (А.Кабанову)

Или мне отпелось?
Или отыгралось?
Выкипела смелость,
А на дне – усталость.

Чувствуешь впервые:
Сделан не из стали.
Эк тебя крутые
Горки укатали!

Мысли поскакали
Далеко-далёко.
Сердце истекает
Непонятным соком.

Хочется покоя?
Рысаки – да в клячи?
Рандеву с тоскою:
Выпьем да восплачем.

Обольщу – поверит!
Чтоб спала – занежу!
И бегом за двери,
Прихватив одежду!


Идеальная женщина

… а с ней всегда и радостно, и остро.
Волос душистый занавес, глаза…
И все другие женщины – как сёстры:
Любить их можно, возжелать нельзя!

С ней долгие года – единым мигом
В моей судьбе неровной, заводной.
Она со мной горит: одною книгой,
Одною болью, музыкой одной!

Пожалуй, всё? Трудны у нас дороги,
Причудливы познания пути.
Тебя я встретил милая – во многих,
Позволь же мне в одной тебя найти!


Интернет - коллективный янтарь для взалкавших бессмертия мошек

Мы не служим бумаге, как встарь,
То покраше творя, то поплоше.
Интернет – коллективный янтарь
Для взалкавших бессмертия мошек?

Знать бы, что у кого на уме,
Кто здесь клон, кто - персона живая.
Как медово…медлительно…ме-
дитативно он, загустевая,

Понастроил ряды галерей,
Где портреты объявятся скоро
Мух жемчужных , что в самой порЕ,
Комаров и жуков-бузотёров!

Не толкайтесь, мы все не умрём!
Здесь равняется с силой бессилье.
Лучше всех сохраняются в нём
Редких бабочек тонкие крылья.


Bино поэзии (из Крыма)

Не пробились в Голиафы,
Не пришло, чем грезили.
Испарилось из мета-м-фор
Всё вино поэзии!

И, за то, что вышли сроки,
Что бумагу пачкаю,
Ветер зимний драит щёки
Крупною наждачкою!

Муза ходит, только – мимо,
Без неё обедаю.
Дон Бастардо, гость из Крыма,
Одари беседою!

Ты мне дорог, потому что
Дружба наша – давняя.
Подарила мне Алушта
На всю жизнь свидание!

Постучал в стекло с дороги:
Гости, мол, не тать в окне!
Поклонился прямо в ноги
Да «Массандре» Батьковне!

Силу буйную без меры,
А не гривны тратил я!
Как там гранды-кавалеры,
Как аристократия?

Ай-Серезы, Де Кокуры,
Пино-Гри с компанией,
Молодцы да бедокуры,
Юные да ранние!

А Мускат, как мудрый герцог,
Бело-Краснокаменный,
Заточил печали в сердце
От ватаги пламенной.

Что нам в зимах невесёлых!
Сквозь январь я им спою,
Гулевающим в камзолах
Зимней тропкой крымскою!


Указатель в небо

Cудьба, конечно, выше всяких схем,
Но юмор у неё бывает плоским.
Жизнь-зебра, ты лягаешься зачем?
Зачем не носишь белые полоски?

Итак – подъём и повседневный хадж
К единственной оставшейся святыне –
Компьютеру. В душе – объём продаж
Растёт. Покупок – нету и в помине.

Потом - домой. Натужно твёрдый шаг.
Реестр забот сознанье множит. В прозе.
Жираф сложеньем, а судьбой – ишак.
Вдруг – варежка, беглянка на морозе.

Не отшвырнёт, не подберёт никто.
Какой-то «сюр», час-пиковая небыль.
При этом - вверх единственным перстом.
Вот странный указатель – прямо в небо.

Туда смотреть? Туда лететь? При всех?
Маршрутка. Вечер. Рифмы - тяжким грузом.
А в небе – то ли шелест, то ли смех.
И кто-то: или ангел, или муза.


Пока не вломилась зима...

Наверно, зима потеряла свой посох
В каких-то далёких, нездешних полях.
Отыщет, придет, всё побелит без спроса –
И землю, и души – суровый маляр.

И что нам осталось, скажите на милость?
Осеннее видео сердцем снимать.
Пока многоцветье в душе сохранилось,
Пока за порогом дальтоник - зима!

Наверно, и осень устала немножко
Печалям учить неспособных людей,
И потчует всех надоевшей окрошкой
Из листьев опавших, забот и дождей.

Не плачьте! В избытке – осенняя сырость!
Судьба, непомерный налог не взимай!
Спешите, покуда зима припозднилась,
Любите, пока не вломилась зима!


Лабиринт любви

Куда уж проще и ясней:
Надежды ложные отриньте.
Ваш путь – блуждать в любви: во сне -
В раю - в пустыне - в лабиринте.

Не просыпаться, не страдать,
Не знать прохлады и … дороги.
Любовь с неволей – сёстры, да?
Иль нет? Для всех? Для очень многих?

Вовек не выйти – впереди -
Горячий шёлк – изгибы - стены –
Возможно только вглубь идти,
Сплетая взгляды, мысли, гены.

Тревог и радостей коктейль
От ироничного бармена -
Судьбы – до дна – за нашу цель –
Забыть про выход - непременно!


Две усталых птицы

День сорвался вздохом с губ.
Вновь над головою -
Ночь, огромный старый дуб
С чёрною листвою...

Чтоб не сгинуть, был я днём
Смелый, твёрдый, меткий.
Хорошо с тобой вдвоём
Прикорнуть на ветке!

Где-то холод, страх и смерть
Перешли границы.
Мы друг друга будем греть,
Две влюблённых птицы !


Бескровный поединок (из цикла "Апология тенниса")

Нет, мир меж нами невозможен -
Горят сердца, звенят тела!
Я не спеша, как меч из ножен,
Тяну ракетку из чехла.

Блестящий обод, солнца блики.
Хорош противник - форма в тон!
Он для меня – монгол и викинг,
В броню закованный тевтон.

О, как мужчины пали низко:
Не все мы – сытые жлобы,
Но – много дел и мало риска,
Полно интриг, но не борьбы!

Сегодня мы с судьбою квиты,
И он, и я – в ладу с собой.
Пусть и без риска быть убитым,
Но это – жёсткий, честный бой!

… ослабнут жилистые ноги,
Погаснет яростный прищур!
Я зарублю его, о боги!
А после … пивом угощу!


Осень без вопросов

"Ведь кузнечик скачет,
А куда - не видит!"

Козьма Прутков


Стали дни подобны
Бреду, опечатке.
Дуэлянты-клёны
Сбросили перчатки.

Недовольны кармой,
Видом – неопрятны:
Куафёр бездарный –
Ветер, но бесплатный…

Тьма голодной птицей
Дни клюёт, как просо.
Тянет удавиться –
Нет, увы, не способ…

Нет, увы, не метод,
Как-то слишком просто.
Осень без ответов,
Осень без вопросов…


И швец, и жнец...

Во все эпохи пессимизм всевластен.
Равно – с пустым иль полным животом!
Но я - шахтёр, я добываю ... счастье
Из собственных, из внутренних пластов!

Не вышедшим в набобы и герои –
Гастрит и мрачный жизненный настрой!
Но я – строитель – тихо счастье строю,
И даже из … несчастия порой!

Гоню проблем докучливую стаю,
ОНО – внутри, и я им дорожу:
Ращу его, пеку, изобретаю,
Лечу его, латаю и лужУ!

Я даже композитор – посмотрите -
Горю над партитурою в ночи!
Да кто угодно, только … не учитель.
Ведь счастью никого не научить!


Ночной "пазл"

Иль мы суровы, или времена - злы,
Но всё тесней любви пространство, и
Все безуспешно складывают "паззлы":
Из листьев - осень, мы - из дел своих!

Судьба - обитель, время - настоятель,
Но всей-то веры: перед сном - в восход!
Набор поступков в рамке обстоятельств
Не сходится, не сходится, не схо...


Осень без ответов

Шёпот – сновидений
ручья !
Вялость против кофе –
Ничья!
Может, упаду на-
взничь я
Где-то!

Вот такая - жизни
межа!
Что теперь хандрить да
лежать -
Уничтожил листьев
пожар
Лето!

Солнце - неизвестно,
куда!
Дождик - у небес
борода!
Щёки разнесло, как
всегда,
Тучам!

Если я в печали
тону,
С песнями отправлюсь
ко дну!
Что же я – напрасно
cтруну
Мучал?

Зимний холод – не за
горой!
Жизни счёт - на доли
порой!
Что я натворю во
второй
Трети?

Где ответы? Боже
ты мой!
Нет их у природы
самой.
Веткой машет глухо-
немой
Ветер!


Монолог женоненавистника

Я сделался угрюм и недоволен,
И, говорят, имею жёлчный вид.
И на душе - кровавые мозоли
От этой самой, как её ... любви!

Укладывайтесь к стенке или с краю,
Нашёптывайте разные слова -
Но я ещё немножко погуляю,
Пока не стукнет ровно ... сорок два!

Любовь - весьма забористое блюдо!
Последствия обжорства - нелегки.
Но люди объедаются повсюду,
И повсеместно стонут, чудаки!

До одури любуются природой.
(Как наркоманы, "глюкнулись" совсем!)
А я немножко подышу свободой,
Пока не стукнет ровно ... сорок семь!

О, Боже мой! Знакомо засвербило!
За что такие муки в сотый раз?
Я на защиту бросил все, что было,
Я даже надевал противогаз!

Но вот она прильнула к изголовью:
"Да говори же, милый, говори!"
Ну, где-то, как-то, можно и ... с любовью,
Пока не стукнет девяносто три!


Уйти бы мне

Уйти бы мне во тьму дорог,

Фонарик взяв да нож,

От умственных от судорог -

И от телесных - тож !



К свободе, что для душ нова,

Как солнышко в ночи –

От хлеба от насущного,

Что явственно горчит!



До полной первобытности,

До одичания,

Искать и не найти тот стих,

Что жёг ночами я …


Заветное

Прошу, родная: не спеши -
В любви, как в пропасти бездонной,
Дай мне испить твоей души
Своей душой новорождённой!

Дай мне запомнить навсегда,
Как ночью, сладостно и странно,
Звучала только нота "Да!"
Из губ горячего органа!


Запретное

Ты для меня - сладчайший груз,
Как для ствола - родная крона.
Колышут наших тел союз
Порывы страсти исступлённо!

Поверь: не разлучиться нам,
Пока не наступили сроки,
И от корней идут к ветвям
Любви живительные соки!


На смерть Н.Турбиной

Опять дожди … Благое небо
Восплачет равно обо всех,
Кто был талантлив или не был,
О неспасающей красе,

О солнце, вновь пленённом тучей,
Когда ты - сир, когда - ничей ...
Не вторь душой звезде падучей,
Жди возвращения лучей!

Из тех долин, что так высОко!
Не шли упрёки сгоряча -
Судьбе, весёлой и жестокой,
Что груз даёт - не по плечам...


Профиль

Есть что-то слаще, чем свобода!
Я погибаю! Я здорОв!
Твой профиль нарисован мёдом
На серой горечи миров!

Порокам многим отдал дань я,
Был и безжалостен, и груб.
Но я сливаюсь с мирозданьем
Сквозь тонкий абрис этих губ!


Лунная душа

Друзьям-поэтам


Испробовал я тысячи мелодий:
Искал большой гармонии ключи -
Душа, хоть не беззвучна вроде,
Лишь отражённой музыкой звучит!

Из тысяч книг просеял мыслей злато,
Сведя остатки зрения на нет -
Душа, чужою мудростью богата,
Струит вокруг лишь отражённый свет!

И грезит о космическом причале,
Плывёт по небу и не мельтешит,
И с тихой, лунной радостью встречает
Рожденье новой солнечной души!





Я это не забуду никогда

Я это не забуду никогда,
Пусть мне грозит и кара, и проклятье:
Сияло Ваше тело, как звезда,
Укрытая туманностями платья.

И я тогда, Вас видя в первый раз,
Был убеждён: без всякого сомненья,
Бог создал мир единственно для Вас,
И Вы - его любимое творенье!

Куда Вы мчались? На каком балу
Увидят Вас, кружащейся беспечно?
Мне память - угольками сквозь золу -
Греть будет сердце - долго, бесконечно...

Таинственная! Пыль каких дорог
К веселым каблучкам ласкаться будет?
А имя Ваше - знает только Бог,
Скажите: как Вас называют люди?

Владели мы строжайшим из искусств,
Чему стальная выдержка порукой:
Внутри бушуют тысячи безумств,
Снаружи - штиль, граничащий со скукой.

Гуляли, беззаботны и грешны.
Вела нерассуждающая сила!
Вы удалились - в образе весны,
Она, в обличье Вашем, наступила...


Осколки Зодиака

Осколки Зодиака

Овен

Самим собою взятый в плен,
Несётся, как кентавр на воле,
Нерассуждающий Овен
В бескрайнем, диком, чистом поле.

Порой бывает так, что он,
Не долетевши до заката,
На землю падает, сражён,
Стрелой, что сам пустил когда-то.

Рак

Скорее в норку бы скользнуть,
И больше - ничего не надо!
Он всякий день на Млечный Путь
Не поспешит для променада.

И чист и хладен,как вода.
На шее - сроду не повиснет,
Другим же станет лишь тогда,
Когда тихонечко присвистнет.

Близнец

Неунывающий Близнец
Себя найти всю жизнь стремится,
Пока не сможет, наконец,
Исчислить собственные лица.

Другим же людям не дано
Узреть сквозь частокол событий,
Как на судьбы веретено
Летят сверкающие нити.


Скорпион

Неукротимый Скорпион,
Чей нрав опаснее кинжала,
Друзей имеет миллион,
Но и врагов, увы, немало.

И всяк бывает поражён,
Кому изведать выпадало,
Как сладко в грудь вонзает он
Любови трепетное жало!


Ты

Я сегодня устал, я сегодня несмел.
О любви не сказал так, как раньше умел...
Ты - желанный удел, ты - родник, ты - лоза!
Я сказал, как сумел, и не прячу глаза.

Незаслуженный дар, неоплаченный счет...
Что к тому, что сказал, мне добавить ещё?


Давай напишем наш роман

Давай напишем наш роман,
Как пишет лето - соком вишен.
Давай теплом его напишем,
Превозмогающим туман.

Напишем чередою лиц,
Не торопясь, в размере жизни,
Без тёмных пятен укоризны
На тонкой скатерти страниц.

Главу напишем за главой
Ночным безумьем и рассветом,
Не озаботившись при этом
Сюжета стройною канвой.

И поездом, что, словно нить,
Сошьёт сердца неосторожно,
Напишем тем, что невозможно
В обычной книге применить.

Событий пёстрою гурьбой,
Что вечно в памяти толпится,
Улыбкой питерского Сфинкса,
Понятной только нам с тобой...

Мы не прервёмся ни на миг,
Сколь ни напишем, будет мало!
И не придумаем финала
Ни в этом мире, ни в других...


Письмо

Да что мне правила игры!
Что пыль дорог - стальным подковам.
Я для тебя создам миры
Своим безумным, жарким словом!

И, если хочешь, провожу
Тебя к неведомым пределам,
И путь неблизкий покажу
Своим безумным, жарким телом.

Там воспоют тебя одну
И лев могучий, и цикада,
Утёс, вонзившийся в луну,
И пенный гребень водопада.

Там звёзд послушный хоровод
К тебе приблизится, как свита,
И вензель имени сплетет
Из небывалых алфавитов.

Да что мне правила игры!
Что пыль дорог - стальным подковам!
Я для тебя создам миры
Своим безумным, жарким словом!

Туда - быть может, через год,
А может - через век жестокий,
Случайно кто-то путь найдёт,
Вчитавшись тихо в эти строки.


Новогоднее посвящение друзьям

Не дай вам Бог пустого кошелька,
Строки пустой не дай вам Бог тем паче,
Натёртой холки, как у старой клячи,
И давящего сверху каблука.

На лучшей ноте - порванной струны,
На день рожденья - чаши со слезами.
С врагом - союза и с собой - войны,
И женщины с холодными глазами.

Не дай вам Бог терпеть жестокий зной,
И мерзнуть одиноко в подворотне.
Не дай вам бог уйти передо мной,
Не разменяв при том вторую сотню!

Не дай вам страха, подлости и зла.
(а впрочем, вы их не возьмете сами),
Бездушного, пустого ремесла,
И женщины с холодными глазами!

Пишите кровью, коль угодно Вам,
Но, бога ради, не вскрывайте вены!
Кочевья! Изнурительный бедлам,
И странные в Отчизне перемены...

А мы устроим всё наоборот!
Ведь не всегда берётся счастье с боем.
А мы устроим Новый, новый год -
С иголочки, не ношенный судьбою...