Ещё я обожаю эти выси

Дата: 09-07-2013 | 18:32:23

А с Боткинской сверну я на Тольятти
от городского гвалта, наконец.
Я всё могу: и плавать, и стрелять, и
по морде съездить, ежели подлец.

Я правду говорю в глаза – такой я.
Кумир один мне – Мухаммед Али.
Во мне живут: Шагал, Пикассо, Гойя
и, всех их отрицающий, – Дали.

Ещё я обожаю эти выси,
и на вопрос: – Налить? – скажу: – Налей!..
Со спиннингом люблю стоять на мысе,
выдёргивая лихо горбылей.

Когда туман ползёт за Ай-Тодором
и в горы начинает лезть туман,
не подходи ко мне с заумным вздором,
поэтом себя чтущий, графоман.

Не подходи, не нарывайся, глупо,
в другом углу пары свои страви:
я никогда не буду лезть по трупам
к благополучью ль, к славе ли, к любви.

Я презираю трусов, подхалимов,
предателя с предателем стравлю;
и всё-таки – не проходите мимо,
поскольку я смертельно вас люблю.

СОАВТОР – ВЕЧНОСТЬ

От мыса до мыса – всё галечный пляж
и горы, и, видно, за это
художники любят наш крымский пейзаж
и любят пейзаж наш поэты.
Я тоже ему посвятил не одну
строку, и писать не устану,
как я, ластоногий, стремился ко дну,
чтоб краба схватить иль рапану.
Ай-Петри подпёрла край неба плечом,
подпёр Аю-Даг свой край неба;
я рано, признаться, узнал что почём,
сыночком я маминым не был.
Но это отдельный рассказ, потому
другой отведу ему день я.
Я стал не последним поэтом в Крыму,
я Крым обожаю с рожденья.
Когда Тарханкут расцветает весной,
меня не найти вам.… И где ж я?
Я Крым и степной исходил, и лесной,
и всё обнырял побережье.
Поэтому – это совсем не кураж
и не эпатаж вовсе это:
художники любят наш крымский пейзаж
и любят пейзаж наш поэты.
Никто и не спорит, я знаю, со мной,
здесь вечность – соавтором в теме:
мазок за мазком, как волна за волной,
и рифма за рифмой, как время…


Отлично!

Слава, все классно, но есть строчка на слог короче остальных: в морду въехать, ежели подлец. Может, что-то такое: с размаху в морду въехать, коль подлец?
Сердечно, я