А. Теннисон. Из главы VII поэмы "Принцесса" (окончание)

Дата: 27-06-2013 | 17:05:11

…Я в дрёму впал. А ночью пробудился;
Сидела рядом Ида с книгой песен
И шёпотом её себе читала:

"Спит алый лепесток, и белый спит;
И даже кипарис не шелохнётся;
Не промелькнёт плавник златой в фонтане.
Проснулся светлячок, и ты со мной.

Застыл павлин, весь белый, как виденье;
Видением мерцаешь предо мной.

Открылась вся земля – Даная – звёздам;
И сердце у тебя открылось мне.

Скользит метеорит по небу, след свой
Там оставляя, – так и ты во мне.

И складывает лилия красу
И утопает в озера объятьях.
Приникни ко груди моей скорее,
Любовь моя, и растворись во мне"…

Стал тише глас её. Лежал тогда я,
Внимая ей с закрытыми очами.
Когда открыл их, то сумел увидеть,
Что было бледно всё лицо Принцессы,
А грудь её вздымалась сокрушённо,
Дрожали от волненья руки, голос.
Проговорила Ида, опечалясь,
Что знает, что теперь всё проиграла
Для сладостной покорности мужчине,
Что были все труды её всего лишь
В источнике преградой для теченья,
Но что сдаваться, впрочем, не желает
Пренебрегающим их правом женским,
И чтобы дЕла их не осуждал я:
В познании она искала силу;
Но что-то первозданное позднее,
Сильнее даже всякого познанья,
Совсем нежданно завладело сердцем:
Она со мной неделями сидела,
Постигнув за то время очень много;
Но девушкой она была всего лишь.
"Я в Королеву фарса превратилась!
Где отыскать ещё такую можно?".

Она закашлялась, главой поникла…

"Себя так сильно не вини – сказал я, –
И не вини так род мужской напрасно,
А с ним и грубые законы мира:
Мир грубым был до сей поры всего лишь;
В моём лице помощника увидишь.
А дело женщин – и мужское дело:
Совместно подниматься им и падать,
Пусть карлики они иль словно боги.
А та, что испокон веков с мужчиной
Шаги Природы вместе отмеряет,
В своих руках, как представляю, держит
Всю молодую славную планету.
И если бы она была бессильной,
То как мужчины вырастать смогли бы?
А ты не действуй больше в одиночку!
И всем, что в нас заложено обоих,
Мы женщине служить совместно будем…
Со временем… мужчина чище станет,
При том бойцовских качеств не лишившись.
А женщина расширит кругозор свой,
Не потеряв себя с детьми своими
И непосредственности не утратив…
И так пойдут они вдвоём по жизни,
Сполна используя свои таланты…
Пусть это всё случится!".
Но Принцесса,
Вздохнув, произнесла: "Нет, сомневаюсь...
Вовеки полюбить меня не сможешь".

"Напротив, – молвил я, – тобою грезил,
Годами глядя в очи на портрете;
Не помешала и твоя суровость
В мгновенье женщину в тебе увидеть.
Вернувшись к жизни милостью твоею,
По-настоящему люблю отныне;
Ты за свои ошибки мне дороже;
Так подними свои скорее очи.
Нет, никаких сомнений не осталось
И ощущения теней бесплотных:
Их изменения в тебе прогнали.
Отринь унынье и взгляни открыто.
Пусть естество твоё с моим сольётся,
Как это утро – с мглой земною зыбкой.
Иди ко мне, коснись чела дыханьем;
Дрожу в осеннем воздухе прозрачном;
Былое дымкой тает в час заветный.
Такое утро – многому начало;
А все, кто зван сюда, кружатся в танце,
Как средь горящих трав златые листья.
Мне наречённая, жена до гроба,
Прости за то, что прежде падал духом.
Вдвоём пойдём по этой жизни с честью.
Мои мечтанья сплетены с твоими;
Дай руку же свою и мне доверься".

The End


© Copyright: Эмма Соловкова, 2012
Свидетельство о публикации №112080804320

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!