А.Tеннисон. Из главы V поэмы "Принцесса" (окончание)

Дата: 18-05-2013 | 17:01:51

Всё это утро вестники шныряли
С посланьями о вызове на битву.
Последнее из них – от Иды к брату,
Написанное царственной рукою;
Но кое-где она дрожала, видно.
И я прочёл, поцеловав, письмо то:

"О брат, увидел ты, как временами
Испытываем боль, впадаем в ярость,
Узнав о тех, кто угнетает женщин…
А дело наше правое, бесспорно.
Повелеваю за меня сражаться.
А ежели в сраженье проиграешь,
То вытерпеть сумею, что угодно.
Но верую: ты проиграть не должен.
В живых оставить Принца постарайся:
Он для меня рискнул своею жизнью.
Сражайся, и сражайся очень храбро.
О Братья вы мои все дорогие,
В обличье женском Ангел да хранит вас.
Единственные вы у нас мужчины,
Кому участвовать в сём деле можно.
Вам статуи воздвигнуть обещаем
И дружно славить одами всечасно.
Когда избавимся от надоеды,
То шаг к прогрессу сделаем гигантский:
Взрастить сумеем поколенье женщин,
Способное идти по жизни верно.
Омоет Знание дождём свободы
Всех тех, кто Юг и Север населяет".

...А время шло к полудню.
Я долго думал над письмом Принцессы,
Над просьбою "в живых оставить Принца".
Но Голос из лесу я вспомнил тоже:
"Иди, не бойся, одержи победу".
И о словах родителя подумал,
О том, чем угрожал колдун сожжённый:
Что некто должен драться будет с тенью
И пасть при том. И вновь, подобно вспышке,
Диковинное чувство охватило,
Что и король, и колледж, и стоянка –
Всего лишь декорации пустые,
А я блуждаю по мемориалу
И с призраками прошлого сражаюсь.

Был ровно полдень, как в себя пришёл я.
Коней пришпорив и надев плюмажи,
Прибыв на поле, замерли на миг мы:
Там пятьдесят на пятьдесят нас было.
Но вот призыв раздался громкий трубный,
И всадники пошли на стенку стенка,
Ну а потом со скрежетом сомкнулись.
Но это было словно сновиденье,
Которое я о сраженье видел:
Вздымались яро кони боевые,
Струилось пламя из разбитых шлемов;
Одни бойцы стояли непреклонно,
Другие на своих конях кружились,
А третьи по земле катались, чтобы
Потом подняться и пойти в атаку.
А дальше были Арака полка два:
Принц Арак возглавлял реестр военный.
Он мощно рассыпал подобно грому
Удары от цепов гигантских всюду;
Равнина же – вся из булав и копий –
Тряслась и скрежетала наковальней.
Я наблюдал за Араком–гигантом
И даже начал было сомневаться,
Что Гама-карлик был его родитель, –
Нас формирует больше мать, наверно.
Ну а потом, своей мечте поддавшись,
Я глянул в сторону дворца Принцессы:
Мерцал он от очей, шарфов девичьих.
А высоко над всеми, возле статуй,
И статуи сама подобна, Ида,
К себе дитя Психеи прижимая,
Стояла и взирала на сраженье,
Как в небесах сама Святая Слава.
Какая святость в ней, неумолимой?
Не сыщешь нежности ней, беспощадной.
Однако видит, как в бою сражаюсь;
Так пусть увидит, как погибну вскоре!
Своей мечтою воодушевлённый,
Я устремился прямо в гущу боя
И частью стал единой общей массы.
Но вот, сквозь стену воинов пробившись,
Внезапно Арак вырос предо мною,
Подобный грозовой огромной туче,
Что увлажняет крыши поначалу,
Потом, однако, молнией сверкает.
Протиснулся ко мне друг Флориан мой,
Но тот и на него сумел наехать;
Увидев это, подоспел тут Сирил
(Свой шлем шарфом Психеи обернувший):
Проворный по обыкновенью, крепкий.
Но крепче и проворнее был воин,
Что поразил его и сбросил наземь.
Тут кровь моя от ярости вскипела;
Тогда (коня пришпорив напоследок)
Схватился с ним: с десницею десница
И меч с мечом, один конь на другого.
Крик боевой издав, нанёс удар я,
Но смог рассечь мечом перо всего лишь.
Покинули меня и явь, и грёза,
И наземь я упал, накрытый мраком…

© Copyright: Эмма Соловкова, 2012
Свидетельство о публикации №112062704376

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!