А.Теннисон. Из главы V поэмы "Принцесса" (начало)

Дата: 18-05-2013 | 16:55:57

Едва прошли мы с Флорианом насыпь,
"Стой, ктО идёт?" – остановил нас окрик.
Я молвил: "Двое из дворца Принцессы".
Один из стражников, звеня оружьем,
Извилистой дорожкой потайною
Нас проводил до воинской стоянки.
Там, наконец, завидели мы флаг наш,
Что над шатром имперским развевался
И трепетал...
В шатёр вошли мы;
Тут ослепил нас яркий свет внезапно.
Я замер: вслушаться пытался в звуки.
Раздался приглушённый смех вначале,
Ну, и уже со всех сторон чуть позже –
Раскатистый, безудержный как будто:
Совсем вразрез со всяким этикетом
Два старых короля тряслись от смеха,
И скалились младые капитаны,
Катался со смеху оруженосец,
Бароны же с густыми бородами
Своими животами колыхали.

Отец мой, наконец, устал смеяться
И, слёзы отирая, молвил Гаме:
"Король, свободны Вы! Держали мы Вас
Как безопасности залог для Принца,
Коль это вправду он, похожий ныне,
Скорее, на грязнулю-оборванку"
(Была на мне одежда рваной, грязной).
А после кто-то, рот прикрыв ладонью,
Шепнул с усмешкой на ухо соседу:
"Он был среди своих теней, наверно".
"Проклятие всем бабкам с их тенями! –
Отец вскричал. – Потребно стать мужчиной,
Дабы с мужчинами суметь сразиться.
Теперь ступайте: Сирил рассказал всё".

И мы, как шаловливые мальчишки,
Что жаждут ускользнуть от наказанья,
Проворно убежали восвояси
И, облачившись в яркие доспехи,
Нам выданные старою служанкой,
Продолжили свой путь…

Тем временем по воинской стоянке
Пронёсся слух, что прибыл грозный Арак…
Мы, к седовласым королям вернувшись,
Их за переговорами застали.
Отец, разгорячившись, крикнул Гаме:
"Немедля выполняйте уговор наш!
Избаловали дочь: она смеётся
Над нами. Сдастся пусть, война иначе"…

А Гама тут ко мне поворотился:
"За Вас мы опасались не на шутку;
Ведь Вы опасностям там подвергались.
Но любите её. Война, вестимо?".

"О, только не война, доколь возможно, –
Ответил я, – предстану перед Идой
Ещё чудовищней в дыму сраженья…
Насилием любовь не завоюю,
Пусть даже в цепи закую Принцессу…".

...И Гама дал распоряженье:
"Пусть Принц (ручаюсь словом королевским:
Отсюда он вернётся невредимым)
Отправится к границам с нами вместе
И вступит с Араком в переговоры
(А тот сильнее втрое верен слову),
И все вокруг увидят, что друзья мы"…

Потом поехали мы с королями
Под сенью древ громадных чрез лужайки…
Тяжёлая роса с листвы душистой
На шлемы наши упадала мирно.
Однако не о мире мысль возникла,
Когда увидели мы поле брани
И эскадроны Арака большие.
Там раздавались громовые крики,
Приветствующие монарха словно,
И громко ржали вздыбленные кони;
Оружие бряцало, барабан бил,
И звуки флейты боевой звучали,
А знамя их зловеще развевалось.
К нам подскочили три их капитана:
Я мускулов таких не видел прежде.
Посередине, выше всех, был Арак,
Весьма похожий на сестрицу Иду
Движеньями своими даже всеми:
На них играл с Востока луч как будто…

А я, о мире лепетавший ране,
Едва заслышав музыку баталий,
Почувствовал, что зверь неукротимый,
Таящийся в мужчинах настоящих,
Проснулся вдруг во мне, готовый к бою.
В круг сыновей троих собрав, тут Гама,
Всплеснув руками, всё обрисовал им.
Они потом нам разом улыбнулись
Весьма неискренне и лицемерно.
А подлинный гигант из братьев – Арак –
К нам обратился с пламенною речью:

"Земля захвачена у нас, проклятье!
А мой отец – как пленник перед вами.
Войны, однако, не желает вовсе.
Тогда вопрос о брачном договоре
Открытым продолжает оставаться.
Касается он честности Принцессы.
Так высоко она взлетела! Всё же
Просила для себя свободы только
И только честных игр в своей системе,
Меня ответственным за это сделав…
Но коль заставила меня поклясться,
То я на стороне сестры, вестимо.
И это всё: она не согласится.
Поползновения свои отбросьте.
А если нет, то поле брани только
Сумеет враз решить всё, о проклятье,
Хоть против моего отца желанья".

С ответом медлил я: так не хотелось
Ни от своей помолвки отказаться,
Ни с помощью войны разлад усилить.
Но, наконец, второй из этих братьев
На губы указал свои с щетиной,
Тем самым вызывая нас на битву:
"Здесь под одеждой женской – сердце женщин".
Ударом нам была его насмешка!
Ему на это выругался Сирил,
И я ответил очень резко тоже,
Насмешкою задетый за живое:
"Нас трое на трое: вопрос решим здесь".

И третий брат в дискуссию включился:
"Всего лишь трое на трое – не больше
За дело благородное Принцессы?
Людей потребно больше – ради чести:
На каждой стороне по пять десятков!
Вопрос вполне сумеет разрешиться
Тогда при пораженье тех иль этих".

"Согласен, – я откликнулся на это, –
Здесь если и должна быть цель какая,
То честь лишь"...

"Ребята!" – закричал истошно Гама,
Но этот крик напрасным оказался,
Не в состоянии привлечь вниманья,
И было нечего добавить больше.
Мы в лагерь моего отца помчались…


Оригинал – здесь:
http://classiclit.about.com/library/bl-etexts/atennyson/bl-aten-princess.htm

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!