Алвару де Кампуш Отрывки двух од

1.

Приходи, Ночь, древнейшая и прежняя,
Ночь-Царица, до рождения лишённая престола,
Ночь, полная безмолвием, Ночь,
Мерцающая звёздными алмазными чешуйками
На платье твоём, вышитом цветами Бесконечности.

Приходи одиноко,
Приходи невесомо,
Приходи таинственная, торжественная, руки уронив
Вдоль тела твоего, приходи
И принеси горы далёкие к подножью деревьев близких,
Слей в одном поле, твоём, ночном, все земли, что вижу,
Сделай из горной цепи глыбу только из твоего тела,
Измени её обличье, что издали вижу:
Все дороги на ней сотри, сделай незримыми,
Все деревья, что зеленеют на сонных склонах,
Все белые домики с дымом над крышами,
И оставь лишь один свет, и другой свет, и ещё другой
На этом расстоянии, неясном, неопределённом,
На этом расстоянии, внезапно непреодолимом.

О, Мадонна,
Владычица вещей невозможных, тех, что не отыскать,
Снов, залетающих в сумерки через окно,
Намерений, приходящих и ласкающих нас,
На огромных террасах космополитических отелей
Под звук европейской музыки и молодых голосов,
Намерений, ранящих нас неосуществимостью…
Приходи и убаюкай нас,
Приходи и приласкай нас,
Молча поцелуй нас в лоб,
Так легко в лоб, чтоб мы узнали о том
Лишь по светлому проблеску в душе
И по тайному рыданию, мелодичному, рвущемуся
Из первобытных наших глубин,
Где корни дремлют тех волшебных деревьев,
Чьи плоды – сны наши взлелеянные, сладкие -
Ведь они уводят нас от реальности, в иные дали.

Приходи, великолепнейшая,
Великолепнейшая и полная
Скрытого желания рыдать
Может быть, оттого, что душа велика и мала жизнь,
И много жестов подавленных живёт в нашем теле,
И немногое получаем: то, до чего дотягивается наша рука,
И немногое имеем: то, до чего дотягивается наш взгляд.

Приходи, скорбящая,
Скорбящая Матерь Печалей – для Робких,
Turris-Eburnea (1) Уныния – для Презираемых,
Прохладная рука на лихорадочно-горячем лбу Униженных,
Вкус воды на сухих губах Усталых.
Приходи оттуда, от глубины,
От горизонта мертвенной белизны,
Приходи и вырви меня
Из почвы тоски и ненужности,
Где я расту.
Подбери меня с земли, забытую ромашку,
Листай меня лепесток за лепестком, читая судьбу,
И оборви лепестки для твоего удовольствия,
Для твоего удовольствия, свежего и молчаливого.
Один мой лепесток кинь на Север,
Где современные города, так мной любимые.
Другой мой лепесток кинь на Юг,
Где моря, открытые Навигаторами;
И другой мой лепесток брось на Запад,
Где пылает пунцово возможное Будущее,
Незнакомое, но обожаемое мной;
И другой, и прочие, и всё, что от меня останется,
Брось на Восток,
На Восток, откуда приходит всё, и день, и вера,
На Восток, высокопарный, и фанатичный, и горячий,
На Восток, чрезмерный, какого никогда не увижу,
На Восток буддизма, браминов и синтоизма (2),
На Восток, который по сути - всё, чего нет у нас,
Всё, чего нет в нас самих,
На Восток, где – кто знает? – Христос, возможно, ещё жив сейчас,
Где Бог, возможно, существует, руководя всем…

Приходи над морями,
Над морями огромными,
Над морями без горизонтов,
Приходи и положи руку на спину зверя,
И успокой его таинственно,
О, укротительница всего чрезмерно возбуждённого!

Приходи, заботливо,
Приходи, по-матерински,
Приходи осторожно, древнейшая сиделка, ведь это ты
Сидела у изголовья богов, уже забытой веры,
И видела рождение Иеговы и Юпитера,
И улыбалась фальши и бесполезности всего.

Приходи, Ночь, молчаливая, исступлённая,
Приходи и оберни белым ночным покрывалом
Моё сердце…
Безмятежно, словно бриз лёгким вечером,
Спокойно, с материнским ласкающим жестом,
Звёздами, мерцающими в твоих руках,
Луной – мистической маской на твоём лице.
Все звуки звенят по-иному,
Когда ты приходишь.
Когда ты входишь, все голоса стихают,
Никто не видит тебя входящей.
Никто не знает, когда ты входишь,
Лишь внезапно всё скрывается,
Всё утрачивает грани и цвета,
И в небесной глубине, ещё чисто голубой,
Полумесяцем, или белым кругом, или просто новым светом -

Луна начинает становиться реальностью.

_________________________________________________
1 - Turris-Eburnea («башня слоновой кости» - лат., намёк на фразу из «Песни
Песней»: «Шея твоя подобна башне из слоновой кости»).

2 - Синтоизм, синто (яп. синто: «путь богов») — традиционная религия Японии. Основана на анимистических верованиях древних японцев, объектами поклонения являются многочисленные божества и духи умерших. Испытала в своём развитии значительное влияние буддизма.



II

Ах, сумерки, следом – падение ночи и вспышки огней в городах,
И мистерии долгой ладонь заглушает шумы,
Усталость от слабостей наших которые портят,
Открытое прежде для нас ощущение Жизни!
Кружево улиц, подобных каналам какой-то Венеции скуки,
Слитых в единое русло тёмной водой,
Улиц под пологом ночи, о, Сезарио Верде, о, Мастер,
Превращения ночи в поэме твоей, в «Мире чувств…»

Волненье глубокое, жажда чего-то другого, -
Не стран, не моментов, не жизней, -
Но жажда, возможно, иных состояний души,
Влагою полнит мгновенье, которое медлит!

Сомнамбулический ужас, там, между теми огнями,
Страх нежный, текучий стоит, прислонившись к стене,
Как нищий, что просит немыслимых ощущений,
Не зная, кто может их дать.…

Когда я умру,
Когда я отправлюсь, мерзко, так все в этом мире уходят,
Тем общим путём, - о нём не подумаешь прямо,
Ту дверь отворяя, что вновь отворить и обратно прийти не захочешь, когда бы и смог,
Отправлюсь на том Корабле в дальний порт, капитану досель неизвестный,
Может, в тот час, моего отвращенья достойный,
В час тот, мистичный, духовный, древнейший,
В час тот, что, может, гораздо длиннее, чем кажется нам,
Бредил Платон и идею Бога увидел –
Сущность, имевшую чёткий облик, возникший
Внутри сознанья его, отвердевшего, словно земля.

Может, в тот самый час, когда меня понесут хоронить,
В час, когда неизвестно что будет с моею жизнью,
Когда неизвестно, что чувствовать буду, а может быть, как притворяться,
В час, милосердие чьё так мучительно, так чрезмерно,
Чьи тени приходят от формы лишённых и свойства свои потерявших вещей,
Чей ход попирает обычаи Жизни и Чувства,
И нет аромата его на путях человечьего Взгляда.

Скрести на колене ты руки свои, о, спутница, ты, кого не встречал, не хочу повстречать,
Скрести на колене ты руки свои, и смотри на меня в тишине
В тот час, когда не увижу, что смотришь,
Смотри на меня в тишине и спроси у себя:
- Ты, что знаешь меня, - ответь же мне, ктО я …

Dois Excertos de Odes
(Fins de duas odes, naturalmente)

I

Vem, Noite antiquнssima e idкntica,
Noite Rainha nascida destronada,
Noite igual por dentro ao silкncio, Noite
Com as estrelas lentejoulas rбpidas
No teu vestido franjado de Infinito.

Vem, vagamente,
Vem, levemente,
Vem sozinha, solene, com as mгos caнdas
Ao teu lado, vem
E traz os montes longнnquos para o pй das бrvores prуximas,
Funde num campo teu todos os campos que vejo,
Faze da montanha um bloco sу do teu corpo,
Apaga-lhe todas as diferenзas que de longe vejo,
Todas as estradas que a sobem,
Todas as vбrias бrvores que a fazem verde-escuro ao longe.
Todas as casas brancas e com fumo entre as бrvores,
E deixa sу uma luz e outra luz e mais outra,
Na distвncia imprecisa e vagamente perturbadora,
Na distвncia subitamente impossнvel de percorrer.

Nossa Senhora
Das coisas impossнveis que procuramos em vгo,
Dos sonhos que vкm ter connosco ao crepъsculo, а janela,
Dos propуsitos que nos acariciam
Nos grandes terraзos dos hotйis cosmopolitas
Ao som europeu das mъsicas e das vozes longe e perto,
E que doem por sabermos que nunca os realizaremos...
Vem, e embala-nos,
Vem e afaga-nos.
Beija-nos silenciosamente na fronte,
Tгo levemente na fronte que nгo saibamos que nos beijam
Senгo por uma diferenзa na alma
E um vago soluзo partindo melodiosamente
Do antiquнssimo de nуs
Onde tкm raiz todas essas бrvores de maravilha
Cujos frutos sгo os sonhos que afagamos e amamos
Porque os sabemos fora de relaзгo com o que hб na vida.

Vem solenнssima,
Solenнssima e cheia
De uma oculta vontade de soluзar,
Talvez porque a alma й grande e a vida pequena,
E todos os gestos nгo saem do nosso corpo
E sу alcanзamos onde o nosso braзo chega,
E sу vemos atй onde chega o nosso olhar.

Vem, dolorosa,
Mater-Dolorosa das Angъstias dos Tнmidos,
Turris-Eburnea das Tristezas dos Desprezados,
Mгo fresca sobre a testa em febre dos Humildes,
Sabor de бgua sobre os lбbios secos dos Cansados.
Vem, lб do fundo
Do horizonte lнvido,
Vem e arranca-me
Do solo de angъstia e de inutilidade
Onde vicejo.
Apanha-me do meu solo, malmequer esquecido,
Folha a folha lк em mim nгo sei que sina
E desfolha-me para teu agrado,
Para teu agrado silencioso e fresco.
Uma folha de mim lanзa para o Norte,
Onde estгo as cidades de Hoje que eu tanto amei;
Outra folha de mim lanзa para o Sul,
Onde estгo os mares que os Navegadores abriram;
Outra folha minha atira ao Ocidente,
Onde arde ao rubro tudo o que talvez seja o Futuro,
Que eu sem conhecer adoro;
E a outra, as outras, o resto de mim
Atira ao Oriente,
Ao Oriente donde vem tudo, o dia e a fй,
Ao Oriente pomposo e fanбtico e quente,
Ao Oriente excessivo que eu nunca verei,
Ao Oriente budista, bramвnico, sintoнsta,
Ao Oriente que й tudo o que nуs nгo temos,
Que tudo o que nуs nгo somos,
Ao Oriente onde — quem sabe? — Cristo talvez ainda hoje viva,
Onde Deus talvez exista realme:nte e mandando tudo...

Vem sobre os mares,
Sobre os mares maiores,
Sobre os mares sem horizontes precisos,
Vem e passa a mгo pelo dorso da fera,
E acalma-o misteriosamente,
у domadora hipnуtica das coisas que se agitam muito!

Vem, cuidadosa,
Vem, maternal,
Pй ante pй enfermeira antiquнssima, que te sentaste
А cabeceira dos deuses das fйs jб perdidas,
E que viste nascer Jeovб e Jъpiter,
E sorriste porque tudo te й falso й inъtil.

Vem, Noite silenciosa e extбtica,
Vem envolver na noite manto branco
O meu coraзгo...
Serenamente como uma brisa na tarde leve,
Tranqьilamente com um gesto materno afagando.
Com as estrelas luzindo nas tuas mгos
E a lua mбscara misteriosa sobre a tua face.
Todos os sons soam de outra maneira
Quando tu vens.
Quando tu entras baixam todas as vozes,
Ninguйm te vк entrar.
Ninguйm sabe quando entraste,
Senгo de repente, vendo que tudo se recolhe,
Que tudo perde as arestas e as cores,
E que no alto cйu ainda claramente azul
Jб crescente nнtido, ou cнrculo branco, ou mera luz nova que vem.

A lua comeзa a ser real.

II

Ah o crepъsculo, o cair da noite, o acender das luzes nas grandes cidades
E a mгo de mistйrio que abafa o bulнcio,
E o cansaзo de tudo em nуs que nos corrompe
Para uma sensaзгo exacta e precisa e activa da Vida!
Cada rua й um canal de uma Veneza de tйdios
E que misterioso o fundo unвnime das ruas,
Das ruas ao cair da noite, у Cesбrio Verde, у Mestre,
У do "Sentimento de um Ocidental"!

Que inquietaзгo profunda, que desejo de outras coisas,
Que nem sгo paнses, nem momentos, nem vidas,
Que desejo talvez de outros modos de estados de alma
Humedece interiormente o instante lento e longнnquo!

Um horror sonвmbulo entre luzes que se acendem,
Um pavor terno e lнquido, encostado аs esquinas
Como um mendigo de sensaзхes impossнveis
Que nгo sabe quem lhas possa dar...

Quando eu morrer,
Quando me for, ignobilmente, como toda a gente,
Por aquele caminho cuja idйia se nгo pode encarar de frente,
Por aquela porta a que, se pudйssemos assomar, nгo assomarнamos
Para aquele porto que o capitгo do Navio nгo conhece,
Seja por esta hora condigna dos tйdios que tive,
Por esta hora mнstica e espiritual e antiquнssima,
Por esta hora em que talvez, hб muito mais tempo do que parece,
Platгo sonhando viu a idйia de Deus
Esculpir corpo e existкncia nitidamente plausнvel.
Dentro do seu pensamento exteriorizado como um campo.

Seja por esta hora que me leveis a enterrar,
Por esta hora que eu nгo sei como viver,
Em que nгo sei que sensaзхes ter ou fingir que tenho,
Por esta hora cuja misericуrdia й torturada e excessiva,
Cujas sombras vкm de qualquer outra coisa que nгo as coisas,
Cuja passagem nгo roзa vestes no chгo da Vida Sensнvel
Nem deixa perfume nos caminhos do Olhar.

Cruza as mгos sobre o joelho, у companheira que eu nгo tenho nem quero ter.
Cruza as mгos sobre o joelho e olha-me em silкncio
A esta hora em que eu nгo posso ver que tu me olhas,
Olha-me em silкncio e em segredo e pergunta a ti prуpria
— Tu que me conheces — quem eu sou ...


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!