Линда Пастан "Цветы" и др.

Дата: 27-03-2013 | 22:29:58

Линда Пастан Цветы
(Перевод с английского).

Нас удивляет странность
всех расцветающих зимой

охряных кливий
и кремово-белёсых роз

в их керамических
горшках, когда снаружи -

другая белизна,
как будто там опали лепестки.

"Живая ли она ?" -
вдруг спросит гость,

заинтригованный
пурпурной орхидеей,

ненатуральной,
как румяна на ребёнке.

Вокруг всё мёрзнет -
холод с солью на губах.

Январь на севере кладёт
на улицы суровые оттенки.

Однако же цветы -
повсюду:

в огромном магазине -
возле банок сока,

а в тёплых павильонах
у реки

струятся ароматы
белых лилий,

багряные и алые тюльпаны
пылают огоньками

в морозных зимних
коридорах.

Flowers

Linda Pastan Flowers

The deep strangeness
of flowers in winter —

the orange of clivia,
or this creamy white rose

in its stoneware
vase, while outside

another white
like petals drifting down.

Is it real?
a visitor asks,

meaning the odd magenta
orchid on our sill

unnatural
as makeup on a child.

It’s freezing all around us —
salt cold on the lips,

the flinty blacks and grays
of January in any northern city,

and flowers
everywhere:

in the supermarket
by cans of juice,

filling the heated stalls
near the river —

secular lilies engorged
with scent,

notched tulips, crimson
and pink, ablaze

in the icy
corridors of winter.
From "Travelling Light", 2010.


Линда Пастан Рождество
(Перевод с английского).

Как разовое
украшенье

сел красный кардинал
к нам на сосну

снаружи
за окном.

Он наш особенный
декор и гордость

теперь
до снегопада.

Linda Pastan Noel

Like a single
ornament,

the red cardinal
on a pine

outside
the window

is our only
decoration

until
the snow.

"Traveling Light", 2011.


Линда Пастан Вертикаль.
(Перевод с английского).

Должно быть, назначение
листвы у всех деревьев
в том, чтобы скрывать
их вертикальность, -
ту, что особо
нас поражает в декабре,
когда, за рядом ряд,
их тёмные стволы
стремятся вверх.
Впредь нам самим придётся
лежать горизонтально
довольно долго.
Так воздадим же честь
всем духам и богам
прямостоянья:
пшеничным стеблям -
ведь они для муравьёв
настолько ж высоки,
как для нас деревья;
силосным башням,
сталагмитам,
небоскрёбам
и всем столбам,
несущим провода,
но прежде зимним -
этим вот дубам,
и этим тополям
с их мягкой древесиной,
берёзе, чья кора
шершава, словно кожа.
Я прислоняюсь к ней
холодной головой,
которой не пора ещё
прилечь.

Linda Pastan Vertical

Perhaps the purpose
of leaves is to conceal
the verticality
of trees
which we notice
in December
as if for the first time:
row after row
of dark forms
yearning upwards.
And since we will be
horizontal ourselves
for so long,
let us now honor
the gods
of the vertical:
stalks of wheat
which to the ant
must seem as high
as these trees do to us,
silos and
telephone poles,
stalagmites
and skyscrapers.
but most of all
these winter oaks,
these soft-fleshed poplars,
this birch
whose bark is like
roughened skin
against which I lean
my chilled head,
not ready
to lie down.
"Vertical" by Linda Pastan, from "Traveling Light", 2011.


Линда Пастан В Геттисберге*
(Перевод с английского).

Поля здесь славятся
не сами по себе. Их зелень
сегодня выглядит нежнейшей.
Здесь знаменательны черты рельефа.
Они туристам, что глядят

на цепи дальних гор,
дают расслышать грозный шум
с развёрнутых страниц
истории войны, что шла
меж братьями. На той же сцене,

где пастбище, расположились пушки,
как будто здесь и выросли.
У пушек те же самые колёса
как у телег. На них залазят дети.
Их назначение переменилось.

Всё то, что здесь осталось
под беспристрастным синим небом, -
пейзаж. И одуванчики в траве -
как множество расстрелянных патронов,
потом стающих дымом

грибов-дождевиков, красный цвет
нам виден лишь в лучах заката.
А местность здесь сегодня так добра,
что, кажется, нам всё прощает и учит нас
прощать самих себя.


Linda Pastan At Gettysburg*

These fields can never be
simply themselves. Their green
seems such a tender green,
their contours so significant
to the tourists who stare

towards the far range of mountains
as if they are listening
to the page of history tearing
or to what they know themselves of warfare
between brothers. In this scenery

cows and cannons stand side by side
and motionless, as if they had grown here.
The cannons on their simple wheels
resemble farm carts, children
climb them. Thus function disappears almost entirely

into form, and what is left under
the impartial blue of the sky is a landscape
where dandelions lie in the tall grass
like so many spent cartridges, turning
at last to the smoke

of puffballs; where the only red
visible comes at sunset;
where the earth has grown so lovely
it seems to forgive us even as we are learning
to forgive ourselves.
"Heroes In Disguise", 1991.

Примечание.

*Геттисберг - город в штате Пенсильвания, в районе которого произошло трёхдневное
кровопролитнейшее сражение гражданской войны в США в июле 1863 г. Сражение
переломило ход этой войны в пользу северян.

Линда Пастан На кладбище
(Перевод с английского).

На кладбище,
всего лишь в миле
от места, где мы прежде жили,
и мать моя и тётки,
мои дядья и мой отец лежат
в два ряда,
примерно в том порядке,
как размещались
за сколоченым столом,
когда трапезничали
всей семьёй.
Сегодня, проходя у тех могил,
вдоль по тропе,
потом другой назад,
я не грущу, точней сказать,
я чувствую потерю.
Как будто бы они
укрыли от меня
их взрослую
известную им тайну,
которую тогда
была я не готова
разгадать.


Linda Pastan Unveiling

In the cemetery
a mile away
from where we used to live,
my aunts and mother
my father and uncles lie
in two long rows,
almost the way
they used to sit around
the long planked table
at family dinners.
And walking beside
the graves today, down
one straight path
and up the next,
I don't feel sad, exactly,
just left out a bit,
as if they kept
from me the kind
of grown-up secret
they used to share
back then, something
I'm not quite ready yet
to learn.

From "Carnival Evening",
"New and Selected Poems", 2009.

Линда Пастан Часы
(Перевод с английского).

Не раз обеспокоенно смотрю,
как двигаются стрелки на часах,

порою просто сидя с ними рядом,
не занятая более ничем;

не думаю при этом ни о чём,
как и сейчас, за исключением часов,

и почему безостановочны их стрелки.
Я вижу их во тьме, всех их сестёр и братьев:

не забываю даже солнечных часов,
песочных, водяных и шумных механизмов.

И цель у них, у всех систем, одна -
поторопить меня покинуть этот мир.

"Traveling Light", 2011.

Linda Pastan Clock

Sometimes it really upsets me—
the way the clock's hands keep moving,

even when I'm just sitting here
not doing anything at all,

not even thinking about anything
except, right now, about that clock

and how it can't keep its hands still.
Even in the dark I picture it, and all

its brother and sister clocks and watches,
even sundials, all those compulsive timepieces

whose only purpose seems to be
to hurry me out of this world.



Спасибо, Владимир! Интересно, что у меня secular вызвало тривиальную ассоциацию с белой одеждой монахинь. А Вы выбрали значение "живучий", но если выбрать Вашу концепцию, то скорее всего в значении "вековой". Напрашивается "аромат от ... лилий" или просто "... лилий". "С живучих" сложно читается, кмк.

Благодарю Вас за поддержку. Трудно писать, получая тумаки. Хотя говорят, это на пользу))).

Владимир,
с интересом прочла подборку стихов, благодаря которой познакомилась с ещё одной англоговорящей поэтессой.
Я каждый год бываю в южном штате, население которого в войне Севера и Юга было на стороне южан, поэтому многие настроения мне хорошо знакомы. Южане более сентиментальны, более восприимчивы к природе и более открыты. Это Вы сумели передать.
Знакомы и другие детали, например, обилие цветов зимой или птица кардинал, которая всегда прилетает в Теннесси тогда же, когда и я. Птица необыкновенно красива и ярка. На севере, где я живу постоянно, кардиналы куда менее красивы.
Кстати, штат, который Вы упомянули, называется сегодня "Пенсильвания".
С уважением
А.М.

Обнако же цветы - ... опечатка.
По мне, более живопись, чем поэзия... Хотя что они, как не гармония...