Линда Пастан "Груши" и др.

Дата: 21-03-2013 | 19:45:57

Линда Пастан "Груши"
(Перевод с английского).

Говорят,
что Ева съела
грушу.
Иначе откуда
та форма лона,
не то виолончели,
что поёт о печали
по родному стволу ?
Не зря ж этот рыжий плод
так сладок,
что ваш обожатель
за завтраком тянется
к вашей груди,
похожей на грушу ?

Linda Pastan Pears

Some say
it was a pear
Eve ate.
Why else the shape
of the womb,
or of the cello
Whose single song is grief
for the parent tree?
Why else the fruit itself
tawny and sweet
which your lover
over breakfast
lets go your pear-
shaped breast
to reach for?

Линда Пастан Просодия 101
(Перевод с английского).

Меня учили, что важней всего
не просто строгий ямб гусиным шагом
в строках, а вариации его,
да создаваемая напряжённость,
да ухо удивляющий эффект.
Я поняла, но всё ж не досконально.
Но вот сейчас, немало лет спустя,
в саду, где вся листва как кружевная
и лишь камелии препышно распустились,
я вижу, как несдержанно чудя,
где скучно разглагольствовала стужа,
в своём блаженном сумасбродстве чувств
взыграла мэрилендская весна.
Цветы все были в тёмных ободках,
как будто их испачкали чернила,
а не мороз. А нынче всё не так.
Иначе, а не так, как опасалась.
Вошла к тебе, готовая сказать:
"Всего хорошего и до свиданья !
Ведь ты так холоден". Но лишь вошла,
меня ты поднял в воздух, засмеявшись,
хоть я была не в кружеве весны,
скорее, как камелия, зацветшей.
Подумалось: "Поэзия - вся в этом !"

Linda Pastan Prosody 101

When they taught me that what mattered most
was not the strict iambic line goose-stepping
over the page but the variations
in that line and the tension produced
on the ear by the surprise of difference,
I understood yet didn't understand
exactly, until just now, years later
in spring, with the trees already lacy
and camellias blowsy with middle age,
I looked out and saw what a cold front had done
to the garden, sweeping in like common language,
unexpected in the sensuous
extravagance of a Maryland spring.
There was a dark edge around each flower
as if it had been outlined in ink
instead of frost, and the tension I felt
between the expected and actual
was like that time I came to you, ready
to say goodbye for good, for you had been
a cold front yourself lately, and as I walked in
you laughed and lifted me up in your arms
as if I too were lacy with spring
instead of middle aged like the camellias,
and I thought: so this is Poetry!

Линда Пастан Канадская ирга SHADBLOW
(С английского).

Покуда рыба Шед (сельдь SHAD)
бытует
в наших водах

и пробивается
серебряными плавниками,
течение превозмогая,

в речные русла -
спеша к нам на столы,
где загодя

блестят ножи и вилки
в предвкушенье, ирга (SHADBLOW)
к сезону нереста

вся зацветает.
Цветы белы - как флаги,
знаменующие сдачу.

Linda Pastan Shadblow

Because the shad
are swimming
in our waters now,

breaching the skin
of the river with their
tarnished silvery fins,

heading upstream
straight for our tables
where already

knives and forks gleam
in anticipation, these trees
in the woods break

into flower--small, white
flags surrendering
to the season.

Линда Пастан Кое-что о деревьях.
(Перевод с английского).

Я помню, что отец мне толковал:
"У всех есть самый характерный возраст,
им наиболее присущий возраст".
Он сам как раз ступил за пятьдесят.
Не о деревьях же тогда он думал ?

У всех есть самый характерный возраст.
Теперь я знаю больше, чем когда-то.
Не о деревьях же тогда он думал ?
Всего один листок поворотился.

Теперь я знаю больше, чем когда-то.
Я думала, что он как врач - навечно.
Всего один листок поворотился.
С ним вместе погребли его секреты.

Я думала, что он как врач - навечно.
Мать докторшей-женой была отменной.
С ним вместе погребли его секреты.
Я думала, что будут жить всегда.

Мать докторшей-женой была отменной.
Она мне помнится тридцатилетней.
Я думала, что будут жить всегда.
Я видела в себе их дочь всё время.

Она мне помнится тридцатилетней.
Когда же стала я сама собой ?
Я видела в себе их дочь всё время.
Зима мне и не снилась никогда.

Когда же стала я сама собой ?
Я помню, что отец мне толковал.
Зима мне и не снилась никогда.
Он сам тогда ступал за пятьдесят.

Linda Pastan Something About The Trees.

I remember what my father told me:
There is an age when you are most yourself.
He was just past fifty then,
Was it something about the trees that make him speak?

There is an age when you are most yourself.
I know more than I did once.
Was it something about the trees that make him speak?
Only a single leaf had turned so far.

I know more than I did once.
I used to think he'd always be the surgeon.
Only a single leaf had turned so far,
Even his body kept its secrets.

I used to think he'd always be the surgeon,
My mother was the perfect surgeon's wife.
Even his body kept its secrets.
I thought they both would live forever.

My mother was the perfect surgeon's wife,
I can still see her face at thirty.
I thought they both would live forever.
I thought I'd always be their child.

I can still see her face at thirty.
When will I be most myself?
I thought I'd always be their child.
In my sleep it's never winter.

When will I be most myself?
I remember what my father told me.
In my sleep it's never winter.
He was just past fifty then.

Линда Пастан Оценки.
(Перевод с английского).

Муж мне ставит "Отлично"
за сготовленный ужин,
но с минусом - за мою глажку.
За постель - "Хорошо с плюсом".
Сын говорит, будто я - как все.
На уровне средней матери.
Но если я постараюсь,
то оценка повысится.
Дочь итожит все баллы:
"годна/не годна" и решает
"годна". Я от их рассмотренья
поскорее скрываюсь.

Linda Pastan Marks

My husband gives me an A
for last night's supper,
an incomplete for my ironing,
a B plus in bed.
My son says I am average,
an average mother, but if
I put my mind to it
I could improve.
My daughter believes
in Pass/Fail and tells me
I pass. Wait 'til they learn
I'm dropping out.

Линда Пастан Казаки
(Перевод с английского).

Евреи ждут набега казаков.
Пятно от солнца я могу принять
за меланому. Встречая праздник,
перед Новым Годом,
веду подсчёт умерших.

Мать с каждым визитёром,
перед смертью, вела беседы
о прочитанном и о поездках,
стараясь выглядеть спокойней.
А я бы говорила о другом.

Вот Вы мечтаете о жизни,
какой - Вы знаете - не будет,
но с непонятной мне улыбкой:
не то не верите в несчастья,
не то смирились.

Вы, как и у Шарлотты Бронте,
дочь многих поколений англичан.
Вы, будто Люси Сноу из "Виллета",
уверены, что пламя не достанет
подола будничного платья.

И мне б так жить, как Вы,
заботясь об вине в запас
и музыке для празднтка с размахом.
Но вслушайтесь в тревожный стук копыт
звучащий в воздухе осеннем издалёка.

Linda Pastan The Cossacks

For Jews, the Cossacks are always coming.
Therefore I think the sun spot on my arm
is melanoma. Therefore I celebrate
New Year's Eve by counting
my annual dead.

My mother, when she was dying,
spoke to her visitors of books
and travel, displaying serenity
as a form of manners, though
I could tell the difference.

But when I watched you planning
for a life you knew
you'd never have, I couldn't explain
your genuine smile in the face
of disaster. Was it denial

laced with acceptance? Or was it
generations of being English--
Brontё's Lucy in Villette
living as if no fire raged
beneath her dun-colored dress.

I want to live the way you did,
preparing for next year's famine with wine
and music as if it were a ten-course banquet.
But listen: those are hoofbeats
on the frosty autumn air.

From "The Last Uncle".

Линда Пастан Холодный ветер.
(Перевод с английского).

Двери зимы
заморожены;

везде, как трупы
вымерших зверей, - машины,

оставленные на
остуженной дороге.

Снег валит ритуально,
в нём тихая серьёзность,

как будто и co смертью он
договорился.

Я у окна, одна, прислушиваюсь
к ветру,

как листики звенят
в их ледяных гробах.

Linda Pastan Wind Chill

The door of winter
is frozen shut,

and like the bodies
of long extinct animals, cars

lie abandoned wherever
the cold road has taken them.

How ceremonious snow is,
with what quiet severity

it turns even death to a formal
arrangement.

Alone at my window, I listen
to the wind,

to the small leaves clicking
in their coffins of ice.

Линда Пастан Новая собака.
(Перевод с английского).

В содержание жизни -
с утверждённым порядкам
по лощенью бумаги
да перьев - вошёл

одержимейший зверь,
чьи невинные козни
превратили в безумие
весь былой ритуал.

Будто я в нём нуждалась,
чтоб себе ж доказать,
что как всё ни планируй,
а пожнёшь кавардак.

Linda Pastan The New Dog

Into the gravity of my life,
the serious ceremonies
of polish and paper
and pen, has come

this manic animal
whose innocent disruptions
make nonsense
of my old simplicities -

as if I needed him
to prove again that after
all the careful planning,
anything can happen.

Линда Пастан Киноварь
(Перевод с английского).

Однажды Пьер Боннар* принёс
с собой в музей соболью кисть
и тюбик красной краски.
Нарушив неприкосновенность
своей же собственной картины,
он сделал киноварный штрих
на кожице цветка.
Вот так и я тебя остановила
у двери этим утром,
свой палец указательный лизнула,
и с алых уст твоих
сняла невидимую крошку.
Хотелось показать
при церемонии прощанья,
что ты - весь мой. Ревизия была
чистейшим проявлением любви.

Linda Pastan Vermilion

Pierre Bonnard* would enter
the museum with a tube of paint
in his pocket and a sable brush.
Then violating the sanctity
of one of his own frames
he'd add a stroke of vermilion
to the skin of a flower.
Just so I stopped you
at the door this morning
and licking my index finger, removed
an invisible crumb
from your vermilion mouth. As if
at the ritual moment of departure
I had to show you still belonged to me.
As if revision were
the purest form of love.

Примечание.
*Пьер Боннар (1867-1947), французский живописец и график, непревзойдённый колорист, глава художественной группы "Nabis". Испытал влияние Гогена и увлекался японской гравюрой. Дружил с Тулуз-Лотреком.

Линда Пастан Желанное
(Перевод с английского).

Желаемое
трудно достижимо.
Живём среди вещей
и думаем о том, что нам желанно:
о комнате, раскрытой книге, о лице.
Предметы носят наши имена,
они и сами нас желают.
Желаемое возникает
во снах, под масками.
Мы спотыкаемся,
протягиваем руки,
а поутру
в них ощущаем боль.
Хоть мы не помним сна,
тот сон о нас не забывает.
Он с нами целый день.
Он, как зверёк,
ютится под столом.
Там светят звёзды
даже и при полном солнце.

Linda Pastan What We Want

What we want
is never simple.
We move among the things
we thought we wanted:
a face, a room, an open book
and these things bear our names -
now they want us.
But what we want appears
in dreams, wearing disguises.
We fall past,
holding out our arms
and in the morning
our arms ache.
We don't remember the dream,
but the dream remembers us.
It is there all day
as an animal is there
under the table,
as the stars are there
even in full sun.

From "Carnival Evening".

Линда Пастан Самый счастливый день.
(Перевод с английского).

Тогда лишь начинался май,
и зацвели кизил с сиренью -
пора немалых обещаний,
и не беда, что часть из них впустую.
Мои родители держались незаметно
среди привычного мне окруженья,
на фоне старых зданий по соседству,
а то, что всё потом должно исчезнуть,
когда б о том тогда б я даже знала,
так не поверила б. Детишки спали,
не то игрались. Младшие сияли
такой же свежестью, как и сирень.
Как я тогда предполагала,
она ещё едва укоренилась,
и я могла её легко пересадить.
Что счастлива, тогда не понимала.
Все затрудненья были, точно соль
на дыню, хоть и раздражали,
но из-за этих всяких мелочей
на деле плод лишь становился слаще.
Так мы сидели перед входом
прохладным утром, попивая
горячий кофей. И за новостями:
о стачках, малых войнах и пожарах -
смотря на чёрную твою макушку,
я думала не о конфликтах, а как
ей будет сладко на моём плече.
Когда бы кто-то уловил момент...
Когда бы кто-то вдруг нажал на спуск
и вдруг спросил: "Ты счастлива сейчас ?" -
должно быть, я заметила тогда,
как утро, засиявши, облеклось
в цвета сирени. Я б тогда кивнула
и угостила бы кипящим кофе.

Linda Pastan The Happiest Day

It was early May, I think
a moment of lilac or dogwood
when so many promises are made
it hardly matters if a few are broken.
My mother and father still hovered
in the background, part of the scenery
like the houses I had grown up in,
and if they would be torn down later
that was something I knew
but didn't believe. Our children were asleep
or playing, the youngest as new
as the new smell of the lilacs,
and how could I have guessed
their roots were shallow
and would be easily transplanted.
I didn't even guess that I was happy.
The small irritations that are like salt
on melon were what I dwelt on,
though in truth they simply
made the fruit taste sweeter.
So we sat on the porch
in the cool morning, sipping
hot coffee. Behind the news of the day -
strikes and small wars, a fire somewhere -
I could see the top of your dark head
and thought not of public conflagrations
but of how it would feel on my bare shoulder.
If someone could stop the camera then...
if someone could only stop the camera
and ask me: are you happy?
perhaps I would have noticed
how the morning shone in the reflected
color of lilac. Yes, I might have said
and offered a steaming cup of coffee.

From "Heroes in Disguise".


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!