Линда Пастан "Первый снег" и др.

Дата: 17-03-2013 | 18:30:19

Линда Пастан* Первый снег
(С английского - пересказ).

Облака обратились в снег.
То ли это осадки,
то ли так завершили век.

Что холмы, что равнина -
ничего не видать,
кроме пышной перины -

вплоть до хозяйки-луны
и янтарного света,
прекративших разгул белизны.

Linda Pastan* First snow

The clouds dissolve in snow -
a simple act of phisics
or the urge to just let go ?

On hills, on frozen lakes
all definition fades
before the rush of flakes

until, bereft of light,
the moon gives up
her sovereign claim to white.
"New Yorker", 11.03.2013

Примечание.
*Линда Пастан - известная американская поэтесса. Родилась в 1932 г.

Линда Пастан Любовное стихотворение
(Перевод с английского).

Хочу тебе послать
стихи, стремительные,
как ручей
весною.
Когда мы стали
на его опасных
кромках и глядели,
как он сметает прутья
и все сухие листья
на пути.
И было ясно,
раз теченье
так вздулось
и несло,
что, глядя на разлив,
нам нужно
схватиться,
ступить назад,
держать покрепче
друг друга.
Пусть наша обувь
мокнет. Мы должны
обняться.

Linda Pastan Love Poem

I want to write you
a love poem as headlong
as our creek
after thaw
when we stand
on its dangerous
banks and watch it carry
with it every twig
every dry leaf and branch
in its path
every scruple
when we see it
so swollen
with runoff
that even as we watch
we must grab
each other
and step back
we must grab each
other or
get our shoes
soaked we must
grab each other

From "The Imperfect Paradise".

Линда Пастан Новый поэт.
(Перевод с английского).

Вдруг встретить незнакомого поэта -
как отыскать неведомый цветок.
Растёт в лесу, а людям неизвестен.

Не упомянут в книге о цветах.
Никто не верит ни в особенность оттенка,
ни в то, что листья по-другому

расположились на кривой бороздке...
и вниз бегут по всей длине страницы.
И у страницы свой особый запах

от пролитого красного вина
и затхлость моря в непогожий день -
смесь ароматов истины и лжи.

И все слова для вас давно знакомы,
но всё же необычны и новы.
Такие б вы и сами написали,

когда б мечтах держали карандаш,
быть может, ручку или даже кисть,
но если бы и впрямь то был цветок.

Linda Pastan A New Poet

Finding a new poet
is like finding a new wildflower
out in the woods. You don't see

its name in the flower books, and
nobody you tell believes
in its odd color or the way

its leaves grow in splayed rows
down the whole length of the page. In fact
the very page smells of spilled

red wine and the mustiness of the sea
on a foggy day - the odor of truth
and of lying.

And the words are so familiar,
so strangely new, words
you almost wrote yourself, if only

in your dreams there had been a pencil
or a pen or even a paintbrush,
if only there had been a flower.


Линда Пастан Эмили Дикинсон
(Перевод с английского).

Мы помним полусхимницу, всю в белом,
среди холстов и пряных ароматов,
что пряталась от глаз в своей каморке,
готовя джемы, или сочиняла
на диво любопытному Амхерсту.
Как климат Новой Англии, капризна,
она со нравом, нежным и колючим,
разогнала всех кавалеров прочь,
и россказни о ней не объяснят,
как, мудрая, она себе порой
вредила язычком, скрывая боль.

Linda Pastan Emily Dickinson

We think of hidden in a white dress
among the folded linens and sachets
of well-kept cupboards, or just out of sight
sending jellies and notes with no address
to all the wondering Amherst neighbors.
Eccentric as New England weather
the stiff wind of her mind, stinging or gentle,
blew two half imagined lovers off.
Yet legend won't explain the sheer sanity
of vision, the serious mischief
of language, the economy of pain.

From "New and Selected Poems".

Линда Пастан Дома в День Благодарения
(Перевод с английского).

К исходу дня
сплотилась вся семья,
бросая тень
одну от всех.

Ещё довольно света,
чтоб глянуть на дорогу,
однако в окнах
весь свет зачах.

Мы скоро все исчезнем,
кроме силуэтов:
сыновьи - так же резки,
как отцовы.

И дочери
передники снимают,
как сбрасывают листья
деревья на зиму.

Быстрее поедим
и разойдёмся врозь.
Захлопнута обложка
семейного альбома.

Linda Pastan Home For Thanksgiving

The gathering family
throws shadows around us,
it is the late afternoon
Of the family.

There is still enough light
to see all the way back,
but at the windows
that light is wasting away.

Soon we will be nothing
but silhouettes: the sons'
as harsh
as the fathers'.

Soon the daughters
will take off their aprons
as trees take off their leaves
for winter.

Let us eat quickly--
let us fill ourselves up.
the covers of the album are closing
behind us.

Линда Пастан Внезапный сигнал
(Перевод с английского).

Когда авто столкнулись
и вы задрали мой капот,
чтоб глянуть, что стучит внутри,
когда, объединясь вдвоём,
мы оба бойко горячились,
когда моя машина, как принцесса
из сказки, пробудилась и пошла,
так мне подумалось, а почему бы
нам не поехать дальше вместе.

Linda Pastan Jumping Cabling

When our cars touched
When you lifted the hood of mine
To see the intimate workings underneath,
When we were bound together
By a pulse of pure energy,
When my car like the princess
In the tale woke with a start,
I thought why not ride the rest of the way together.

Линда Пастан Раздумья у печи.
(Перевод с английского).

Сгребаю все огни,
что горячат мне плоть,
в одно спокойное и маленькое пламя
на кухне,
где собственною жизнью пышет тесто,
пыхтя под влажным полотном,
как спящее дитя;
а под столом играется родная дочка,
увидевшая в скатерти палатку
для путешествий, куда влетела
неяркая коричневая птица,
ошеломлённая слепящим светом
через окно, и бьётся на полу -
нелёгкое событие для птицы,
привычной к жизни в гнездах.
Невинный глаз незряч, заметил Оден,
вслед Змию, что твердил об этом Еве,
а та - Адаму, утомлённому в трудах,
но жаждавшему полнокровной жизни.
А страсть походит на несчастный случай.
Могло б и тесто перелиться вниз
за край лохани, не стукни я его рукой.
Могла б не углядеть, что дочка под столом
захныкала и слёзы льют из глаз.
Мы вырaстаем посреди случайных происшествий.
Сейчас я чувствую, что я мудрее птицы.
Я знаю, что я скрыта за окном,
но, если я его открою,
меня взволнуют запахи из сада.
И я сгребаю все огни, что горячат мне плоть,
для всех других в домашний огонёк,
чтоб он подольше согревал им руки.

Linda Pastan Meditation By The Stove

I have banked the fires
of my body
into a small but steady blaze
here in the kitchen
where the dough has a life of its own,
breathing under its damp cloth
like a sleeping child;
where the real child plays under the table,
pretending the tablecloth is a tent,
practicing departures; where a dim
brown bird dazzled by light
has flown into the windowpane
and lies stunned on the pavement -
it was never simple, even for birds,
this business of nests.
The innocent eye sees nothing, Auden says,
repeating what the snake told Eve,
what Eve told Adam, tired of gardens,
wanting the fully lived life.
But passion happens like an accident
I could let the dough spill over the rim
of the bowl, neglecting to punch it down,
neglecting the child who waits under the table,
the mild tears already smudging her eyes.
We grow in such haphazard ways.
Today I feel wiser than the bird.
I know the window shuts me in,
that when I open it
the garden smells will make me restless.
And I have banked the fires of my body
into a small domestic flame for others
to warm their hands on for a while.

Линда Пастан Лёгкий завтрак
(С английского).

Воспеваю
круассан
и лукавейших французов,
соблазняющих
весь мир
этим сладким ритуалом:
ежедневно,
что ни утро
намотаться на хрустящий
и промасленный
крючок.

Linda Pastan Petit Dejeuner

I sing a song
of the croissant
and of the wily French
who trick themselves daily
back to the world
for its sweet ceremony.
Ah to be reeled
up into morning
on that crisp,
buttery
hook.

Линда Пастан Автопортрет
(Перевод с английского).

Ничьё дитя, мать нескольких.
Жена - на долгий путь и срок.
В дни осени я счастлива.
Листва, что падает, - мои собратья.
Весною от цветочных ароматов
испытываю головные боли.
Муж заполняет Моцартом квартиру.
Я выключаю звук и обнимаюсь с тишиной.
Она мне служит чистою страницей,
и ждёт меня, чтобы её заполнить.
Супруг привык копаться в чернозёме,
обычно голыми руками. Я выскребаю грязь
из складок кожи, страстно добиваясь
такого совершенства,
которое бывает в книгах.
Мой дом - лишь он мне служит небесами.
Мой рыжий пёс, что спит у ног, мечтает
о резвых крыльях вспугнутых им птиц.
Оставшийся мне путь подсократился,
и я смотрю через плечо вполоборота,
туда, где возвращается он вспять,
обратно в детство. Белая черта
всё строго делит на реальность и мечту.
Спинной хребет и рёбра рассекают
напополам всё тело, оставляя
посередине мягкий мой живот,
который уязвим и беззащитен.
Моя страна вслепую, спотыкаясь,
устремлена, как Ева, что искала
удачи и обильного питья, не думав,
что в скором времени грядут беда и голод.
Я стряпаю, уткнувшись в книги, и держу
всё время телефон, как будто провод
и есть тот самый пуп Земли,
откуда мне всё шепчут голоса,
хотя у них давно уж не осталось тел.

Перекличка с Адамом Загаевским*.

Linda Pastan Self-Portrait
After Adam Zagajewski

I am child to no one, mother to a few,
wife for the long haul.
On fall days I am happy
with my dying brethren, the leaves,
but in spring my head aches
from the flowery scents.
My husband fills a room with Mozart
which I turn off, embracing
the silence as if it were an empty page
waiting for me alone to fill it.
He digs in the black earth
with his bare hands. I scrub it
from the creases of his skin, longing
for the kind of perfection
that happens in books.
My house is my only heaven.
A red dog sleeps at my feet, dreaming
of the manic wings of flushed birds.
As the road shortens ahead of me
I look over my shoulder
to where it curves back
to childhood, its white line
bisecting the real and the imagined
the way the ridgepole of the spine
divides the two parts of the body, leaving
the soft belly in the center
vulnerable to anything.
As for my country, it blunders along
as well intentioned as Eve choosing
cider and windfalls, oblivious
to the famine soon to come.
I stir pots, bury my face in books, or hold
a telephone to my ear as if its cord
were the umbilicus of the world
whose voices still whisper to me
even after they have left their bodies.

Примечания.
*Адам Загаевский. Родился во Львове в 1945 г. Один из ведущих современных польских
поэтов.
Перевод его стихотворения:

Адам Загаевский Автопортрет
Переводчик:
Sergiy Mogilko

Между компьютером, карандашом, пиш. машинкой, -
вот и прошло полдня. Там, глядишь, - все полвека.
Я живу в чужих городах и беседую иногда
с чужими людьми о вещах, которые мне чужды.
Слушаю много музыки: Баха, Шопена, Малера, Шостаковича.
В музыке нахожу силу, слабость и боль - три стихии.
Четвёртая безымянна.
Читаю поэтов, живых и умерших, учась у них
стойкости, вере, гордости. Пытаюсь уразуметь
великих философов - чаще же удаётся
лишь ухватить обрывки их драгоценных мыслей.
Я люблю подолгу бродить по спящим парижским улицам,
глядя на ближних своих, завистью оживлённых,
похотью, либо гневом; следить за серебряною монетой,
пущенной по рукам, утрачивающей понемногу
свою округлую форму (стирается профиль цезаря).
Тут же растут деревья, не выражающие ничего,
кроме своего зелёного, равнодушного совершенства.
По полям вышагивают чёрные птицы,
впечатывая ожиданье, терпеливо, как испанские вдовы.
Я не молод уже, но всегда есть кто-нибудь, кто постарше.
Люблю я глубокий сон, когда я не существую,
и мельканье велосипеда на шоссе: тополЯ и домА
расплываются, как выхлопные облака в безоблачном небе.
Порой ко мне обращаются картины в музеях -
и моей иронии как не бывало.
Обожаю в лицо жены вглядываться подолгу.
Каждую неделю, по воскресеньям, звоню отцу.
Дважды в неделю с приятелями встречаюсь,
сохраняя, таким образом, верность себе.
От одного зла край мой освободился. Хочется,
чтобы пришло ещё одно освобожденье.
Могу ли я помочь ему в этом? Не знаю.

Я не являюсь и вправду ребёнком моря,
как написал Антонио о себе Мачадо;
я - дитя воздуха, мяты и виолончели.
Однако не все дороги высокого мира
скрещиваются с тропами жизни, всё ещё
принадлежащими мне.




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!