Шекспир. Сонет 48. Как бережлив я был, собравшись в путь...

Как бережлив я был, собравшись в путь,
Безделицы упрятав под засов,
Чтобы обман не смог их отомкнуть, —
В надежде на стальных опекунов!

Но ты, с кем рядом золото – ничто:
Великий дар, а ныне – и печаль, –
Открыт для похищений, как никто,
Ведь воры пошлые не едут вдаль.

Тебя не запер ни в один сундук
Я – только в грудь мою, для нежных уз,
Где произвольно ты, как боль разлук,
Разрушить можешь, так и наш союз.

  Но даже честность, я боюсь, из ней
  Не брезгует украсть такой трофей.


XLVIII

How careful was I, when I took my way,
Each trifle under truest bars to thrust,
That to my use it might un-usиd stay
From hands of falsehood, in sure wards of trust!

But thou, to whom my jewels trifles are,
Most worthy comfort, now my greatest grief,
Thou best of dearest, and mine only care,
Art left the prey of every vulgar thief.

Thee have I not locked up in any chest,
Save where thou art not, though I feel thou art,
Within the gentle closure of my breast,
From whence at pleasure thou mayst come and part;
  And even thence thou wilt be stol’n, I fear,
  For truth proves thievish for a prize so dear.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!