Джон Китс Сонет [53] написан в домике, где родился Роберт Бёрнс

Дата: 04-01-2013 | 01:01:16

Я смертный, Бёрнс, кому чуть больше года
Осталось, может быть, встречать рассвет,
Средь комнаты стою, где лавра всходы
Лелеял ты мечтой в преддверье бед.
Великий дух, побыть в твоём пределе
Как жаждал я! Свершилось! Ослеплён,
С волненьем и восторгом кубок эля
Пью за тебя, как прежде славен он!
Могу пройти по стёртым половицам,
Открыть окно, и мысленно могу
Прогулкою по тропке насладиться
Тобою проторённой на лугу,-
Возрадуйся с небес родному краю,
Бессмертны вы, друг друга прославляя.

John Keats (1795-1821)

This mortal body of a thousand days
Now fills, O Burns, a space in thine own room,
Where thou didst dream alone on budded bays,
Happy and thoughtless of thy day of doom!
My pulse is warm with thine own Barley-bree,
My head is light with pledging a great soul,
My eyes are wondering, and I cannot see,
Fancy is dead and drunken at its goal;
Yet can I stamp my foot upon thy floor,
Yet can I open thy window-sash to find
The meadow thou hast trampled o'ver and o'ver, -
Yet can I thing of thee till thought is blind,-
Yet can I gulp a bumper to thy name,-
O smile among the shades, for this is fame.

1818

Звучит хорошо, но несколько далеко от стиля и внутренней формы сонета. Хотелось бы видеть повторы

My pulse My head My eyes

придающие более динамичное, более возвышенное восхищение Китсом великим щотландцем. И его преклонение перед ним.

то же самое и с повтором Yet can I

здесь не столько требуется создать свой вариант сонета на русском, сколько более китсовским сделать перевод по интонации, по стилю:))

Удачи,

Наталия, я думаю, Александр Лукьянов прав. Необходимо сохранить особенности оригинала. Маршак уже дал приблизительную версию, то есть практически закрыл такого рода подход.

Все мы не Китсы, но, делая Китса, следует хотя бы попытаться им стать. Чтобы читатели смогли оценить "величие замысла" - переводчика.

Сам он было невысокого мнения о своем стишке. Вот что я нарыл в сети:

"Keats thought his poem a bad effort, blaming it not on the barley-bree but on the old man who had acted as guide and gatekeeper at the cottage. In his letter to a friend, Keats says "The Man at the Cottage was a great Bore with his Anecdotes... -- he is a mahogany faced old Jackass who knew Burns?e ought to be kicked for having spoken to him... his gab hindered my sublimity -- The flat dog made me write a flat sonnet".

Но мало ли что может сказать поэт о своих опусах. Для нас же это ничего не значит, правда?

Наташа, что мне не нравится во всех существующих переводах этого сонета (влкючая ваши с Юрием) - потеря строки "Happy and thoughtless of thy day of doom".
Первый катрен выстроен на противопоставлении: я отсчитываю последную тысячу дней своей жизни, а он, Бернс, жил счастливо, не думая о роковом дне. (То, что в реальной жизни Бернса все было иначе, значения не имеет.)

Александру Скрябину:
Неужто, АС, Вы полагаете, что я буду настолько "враждебна своему творению", что удалю его после Вашей оценки?))). Напротив, для меня это показатель удачи.

С благодарностью,
НК

Шекспир Ваш Выше* всяческих похвал)))

*Не выше, а длиннее, но я легко могу лишить его этого преимущества))))))