Двадцать девятая дуэль*

Дата: 24-12-2012 | 11:33:56

Пролог

От всех не отстреляться!.. Несть числа
Любителям порыться в тонкой коже
Чесоточным клещом ещё при жизни;
Черня святое, в сердце запустить
Персты червеобразные… Доколе?! –
Вопрос не риторического свойства:
Покуда чернь, из рода в род плодясь,
Над светочем являет беспокойство,
Ни счастья, ни покоя не видать!..
А воля – воля есть!.. Но отстреляться,
Тем паче после смерти – мудрено!
Вот и миркуй, историю листая
Литературы русской, хмуря бровь,
Над Соротью бродя, по кромке рая
Земного, где тревожная любовь
Нашла покой – зачем, не понимая.

1.
Грядёт двадцать девятая дуэль.
Над Чёрной речкой абсолютный морок
Заряжен в беспристрастный пистолет –
Адиофора?.. Средство от позора?
Ответа нет. Но есть отменный порох.
И доля, от которой спасу нет.

2.
"Одной дуэлью – сразу ото всех
Любителей порыться в сокровенном
Освободиться (говорит смиренно)
Любой исход – проклятие и грех!..
Но лучше пасть на равнодушный снег,
Чем резать на потеху черни вены,
Питая очертевший мнимый свет
Причиной для злорадства…
Нет и нет!

3.
…Есть только этот мир, где завтра бой;
С тобой ли без тебя – одно и то же;
И ширится, не затихая боль,
И множится грязь вскормленная ложью,
Пронзая бесприютную юдоль
Сквозным непреходящим бездорожьем,
Где всё наитьем – вера и любовь.

4.
… Могли бы жить да жить, не суетесь,
Познанье жизни называя счастьем,
Живую находя взаимосвязь
Земли и Неба, подходя к Причастью;
Не только плотью – духом становясь
Блаженным целым… Не прискорбной частью.

5.
...Сермяга жизни быть могла другой,
Когда бы все ворсинки понимали
В какую нить событий и на кой
Вплелись в живое полотно в начале
Творцом, что вырывая по одной,
Соединяет вновь – не для печали.

6.
..."Спрячь в ножны меч!"..
Предсказанному быть?
Не для того, знать, миг, что предначертан
Всевышним, наполнять никчемным чем-то?..
Страданий чашу надобно испить,
Тому, кто ведает: что значит – быть!…
Вопрос исчерпан?

7.
Кто мне судья?.. Судьба в лице Дантеса?..
А я ему? – поэт, игрок, повеса…
Несовершенства мира налицо!..
Болезнь?.. Болезнь!.. Так мы её свинцом!
Ведь пуля знает, хоть она и дура,
Кому пора уйти… Диктат натуры
Велящий драться, разума сильней!..
А что душа?.. Бог милосердный с ней!

8.
Какой там страх!.. Под ложечкой сосёт.
Всё как у всех – не более не мене! –
Закон Природы… Мне б черешней жменю!
Умельцы сохраняют в воске"… Ждёт.
Сценарий утверждён. Бог не изменит
Ни ход времён, ни выстрелов черёд.







*Липранди, прекрасно знавший характер Пушкина, угадал важную психологическую черту его дуэльных историй. В своих поступках Пушкин далеко не всегда был прав, но его совесть была необыкновенно чутка. Становясь к барьеру по вызову противников, он всякий раз сознавал свою виновность в происшедшем столкновении. Вот почему из трех раз, когда он выходил на поединок с теми, кто вызвал его, он два раза мужественно выстоял под выстрелами противников, но сам не стрелял. На дуэли с Кюхельбекером он по одним свидетельствам бросил пистолет, по другим — стрелял в воздух; на поединке с Зубовым он отказался стрелять в него.

Безусловно сильные стихи высокого трагического накала.
Замечание все же есть: строчка "и множится скорбь, вскормленная ложью" на стыках согласных "рбвск" читается с трудом.