Овидий XXI век

Дата: 23-11-2012 | 17:57:27

Сердце

О, почему мне на сердце безадресно, глухо и пусто!
Будто и вовсе нет сердца в груди моей, а лишь одна пустота.
И холодны, словно тело лягушки в зубах у мангуста,
Руки, которыми я тебя прежде за всякие трогал места.

Всё мне в тебе по душе, от коленок и пяток до бюста.
Попа твоя меня сильно влечёт, манят бёдра, волнует живот.
Так приступай поскорей к врачеванию, ибо в груди моей пусто!
А пустота – это жуткое дело, там страшный Чапаев живёт.

Я уже к Дао Де Цзын обращался, листал Хайдеггера и Пруста,
Лекарь с очами удава меня отправлял в гипнотический транс.
Безрезультатно! В груди, там, где сердце, по-прежнему пусто.
А ты ведь хвори такие, я знаю, в один исцеляешь сеанс!

Помнишь, как деспот-начальник меня, соловья-златоуста,
За посещение сайтов Амура на штраф непомерный обрёк?
О, как на сердце тогда у меня было гадко и пусто!
Но три минуты с тобой - и мне снова пахучим стал жизни цветок.

Эй! Отзовись! Я страдаю и, мышку сжимая до хруста,
Тупо смотрю в монитор, на котором заставкой твой лик неземной,
Я кликал тысячу раз по тебе, ведь в груди моей пусто,
Если не рядом ты, а ты не рядом, увы, ты не рядом со мной.

Чары твои оказались ловушкой, как ложе Прокруста.
Сладкий нектар наслажденья собрав, ты сбежала. И больше того!
Ты моё сердце украла! Я слушал - в груди моей пусто.
Там ни-че-го не стучит! Купидон! Как ты мог поощрить воровство?

Чувства смешались во мне, как в салате морковь и капуста:
Ревность, любовь…. я - то хоббит, обиженный ростом, то грозный Джедай.
Но я прощаю тебя. Всё. Иди. Мне не больно. В груди моей пусто.
Прочь отправляйся! К другому! Но сердце… Но сердце обратно отдай!



Отношения
Отношения наши – то сказка, то драма,
Я теряюсь в догадках, грущу невпопад,
Ты приходишь, нежданная, как телеграмма,
Ты в слезах, а глаза не о том говорят.

Каждый день перемены, то спады, то всплески,
Я никак не пойму – что ж сегодня в цене?
Ты таинственна, как на окне занавески,
Но какие картинки бывают в окне!

Мне сосед говорит, после смены поддавши:
«Что ты топчешься, друг, на пустом берегу?
Лучше съешь чесночку, да пошли всё подальше!» -
Я, конечно, пошлю, но и сам побегу.

Мне б к соседу прийти и упасть на колени -
Пусть укажет, родимый, где омут, где брод!
Но опять пред тобой я стою, как на сцене,
Впрочем, часто мне кажется – наоборот.

Как мне суть отличить? Как отбросить нюансы?
Я теряюсь в тебе, словно путник в степи.,
Вроде всё испытал, все испробовал шансы,
Но однажды придётся тебе уступить.

Я приеду в такси, при цветах и в костюме,
Улыбнусь, мол, ещё не такое видал!
И скажу тебе то, о чём страшно подумать,
Интересно, что ты мне ответишь тогда…


Восхищение

Я слёзы не буду о том сгоряча лить, что все отличаются.
Одним разрешается к звёздам отчалить, другим - лишь отчаяться.
Один так дерётся, что все обалдели, другой – мягче котика.
А ты – мой ведущий ньюсмейкер в разделе «любовь и эротика».

С тех пор, как амуры меня посетили, полны красноречия,
в любом ареале – в реале, в сети ли, ищу с тобой встречи я.
Я полон до края твоими стихами, хэндмэйдами, снимками,
как утро в селении Выр петухами, а Греция – нимфами.

Возможно, мы – скрипка и гром, и в любовном у нас ремесле дуэт
не выйдет, и роз не найти без шипов нам, и всуе не следует
рождать пересуды, что, мол, со свободы подался я в плен к тебе,
как будто из тундры на поиски Будды последний эвенк в Тибет.

Я в курсе, что также касается данный вербальный пассаж иных
бедняжек на цепи твоей долгожданной улыбки посаженных.
И пусть моя доля, как в нотах - бемоля, в авансов ряду мала,
но всё же, откройся, дружок, без пароля: Ну как ты придумала?

Какая дала тебе певчая сила волшебную дудочку,
когда ты, играя, звала и ловила на ритм, как на удочку,
слова не простые, а будто матрёшка, - в три смысла, - похожие,
на брызги бенгальских огней и, немножко, на искорки Божие…

Ты - гений, наверно (тут радостный смайлик), но судя по внешности,
скорее пацанка и твой – месяц май лик, поэтому нежности,
в уме под одеждою предполагая твои очертания,
я чувствую более, чем дорогая, прости, почитания….

Как манит нас то, что потом, после пробы, бросает в обиде нас!
Являясь, любовь наполняет особым сияньем обыденность.
А прочь уходя, гасит свет и, как тать, совершает хищение.
И всё может быть без неё и остаться, но не восхищение…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!