Фернандо Пессоа Cонеты из цикла «Крестный путь».

Fernando Pessoa

Passos da Cruz

IV
Арфистка, если б, не целуя рук,
Твой жест поцеловать, спускаясь в тEни
И в сумерки мечты и вдохновений,
Где чистый жест очерчивает круг…

В нём отражённый образ вижу вдруг:
Процессия идёт через селенье,
И короли упали на колени:
Перед святыней рядом - враг и друг!

Твой полный жест – луна, что так высоко
Восходит, а внизу черны - осока
И тростника распущенная прядь…

Твой жест – пещеры таинство ночное…
Увидеть этот жест и потерять -
Не больше! И мечта – всё остальное…

У tocadora de harpa, se eu beijasse
Teu gesto, sem beijar as tuas mгos!,
E, beijando-o, descesse pelos desvгos
Do sonho, atй que enfim eu o encontrasse

Tornado Puro Gesto, gesto-face
Da medalha sinistra — reis cristгos
Ajoelhando, inimigos e irmгos,
Quando processional o andor passasse!…

Teu gesto que arrepanha e se extasia…
O teu gesto completo, lua fria
Subindo, e em baixo, negros, os juncais…

Caverna em estalactites o teu gesto…
Nгo poder eu prendк-lo, fazer mais
Que vк-lo e que perdк-lo!… E o sonho й o resto…

VI
Черты, заметные во мне едва,
Несу издалека я, настоящий,
Черты того, кто злит меня всё чаще -
Мне чуждого, иного существа.

Возможно, связан узами родства
С ним Боабдила * взгляд непреходящий,
Куда вошла, надрывна и щемяща,
Оставленной Гранады синева.

Сейчас я – ностальгия по державе,
Сплетая цепь в сознании больном,
Своей потери сам служу звеном.

И на дороге в Неизвестность въяве
Подсолнухи блистают в гордой славе
Империи, заснувшей мёртвым сном.

* Боабдил (Боабдиль) - Мухаммед XII Абу Абдаллах, в 1492 году, после длительной осады, сдал Гранаду католическим королям Испании.


Venho de longe e trago no perfil,
Em forma nevoenta e afastada,
O perfil de outro ser que desagrada
Ao meu actual recorte humano e vil.

Outrora fui talvez, nгo Boabdil,
Mas o seu mero ъltimo olhar, da estrada
Dado ao deixado vulto de Granada,
Recorte frio sob o unido anil…

Hoje sou a saudade imperial
Do que jб na distвncia de mim vi…
Eu prуprio sou aquilo que perdi…

E nesta estrada para Desigual
Florem em esguia glуria marginal
Os girassуis do impйrio que morri…

VII

Когда бы осуждён я был заране
На жизнь без жизни, тлеющую где-то
Дождливой ночью, ночью без рассвета
Среди подводных скал воспоминаний…

Как если бы в предутреннем тумане
«Не будь ничьим» - вещала мне комета…
О цели вопрошал я без ответа
И ждал грядущего без упований…

Когда б я был метафорой ничтожной
В стихах поэта ноткою тревожной,
Того, кто умер, слабый и больной,

В бою, на пораженье обречённом,
Припав лицом к развёрнутым знамёнам
В последний день империи одной…

Fosse eu apenas, nгo sei onde ou como,
Uma coisa existente sem viver,
Noite de Vida sem amanhecer
Entre as sirtes do meu doirado assomo…

Fada maliciosa ou incerto gnomo
Fadado houvesse de nгo pertencer
Meu intuito gloriola com ter
A бrvore do meu uso o ъnico pomo…

Fosse eu uma metбfora somente
Escrita nalgum livro insubsistente
Dum poeta antigo, de alma em outras gamas,

Mas doente, e, num crepъsculo de espadas,
Morrendo entre bandeiras desfraldadas
Na ъltima tarde de um impйrio em chamas…

X
Из вечности, где некогда блуждала,
Пришла ко мне вот эта жизнь. И странно
Из существа, что было первозданно,
Путём неведомого ритуала

Из дальних блесков, гаснущих устало,
Из ностальгии, ноющей, как рана,
Неясных криков, слышных из тумана,
Та сущность родилась, что мною стала.

И в том, что было мною, тучей грозной
Нависло небо в серой тишине,
Ложилась ночь, дождлива и беззвёздна…

Ищу в душе то, что берёг бы свято, -
Пустыня там, где Бог имел во мне
Забвенья средоточие когда-то…

Aconteceu-me do alto do infinito
Esta vida. Atravйs de nevoeiros,
Do meu prуprio ermo ser fumos primeiros,
Vim ganhando, e atravйs estranhos ritos

De sombra e luz ocasional, e gritos
Vagos ao longe, e assomos passageiros
De saudade incуgnita, luzeiros
De divino, este ser fosco e proscrito…

Caiu chuva em passados que fui eu.
Houve planнcies de cйu baixo e neve
Nalguma coisa de alma do que й meu.

Narrei-me a sombra e nгo me achei sentido
Hoje sei-me o deserto onde Deus teve
Outrora a sua capital de olvido…

XI
Я – полотно, сейчас на мне картину
Напишет мастер. Знал я наперёд:
Коль душу я, покорствуя, отрину,
Моё начало целью расцветёт.

Что до того, пусть осень паутину
Плетёт, и скуки нарастает лёд,
И до причуд души, что сквозь рутину
О царских почестях в чаду поёт?

Рассеян… Веером сложилось время,
Душа - высокий свод, и в ней простор…
А скука? Боль? На миг забыто бремя…

Для обновленья крылья распростёр,
И на земле, куда достанет око,
Полёта тень трепещет одиноко…

Nгo sou eu quem descrevo. Eu sou a tela
E oculta mгo colora alguйm em mim.
Pus a alma no nexo de perdк-la
E o meu princнpio floresceu em Fim.

Que importa o tйdio que dentro em mim gela,
E o leve Outono, e as galas, e o marfim,
E a congruкncia da alma que se vela
Com os sonhados pбlios de cetim?

Disperso… E a hora como um leque fecha-se…
Minha alma й um arco tendo ao fundo o mar…
O tйdio? A mбgoa? A vida? O sonho? Deixa-se…

E, abrindo as asas sobre Renovar,
A erma sombra do voo comeзado
Pestaneja no campo abandonado…

XIII
Посланец я, но от меня таят
Посланий смысл, и речь моя потоком
Слетает с губ, и мню себя пророком,
И сам как будто надвое разъят…

Я тот, чьи прорицанья свет струят,
И я – ничтожный червь во рву глубоком,
И миссия моя - к людским порокам
Внушает мне презренья грозный яд…

А вдруг умолкнет голос отдалённый,
И сам себя на царство я венчал,
Своей гордыней страшно ослеплённый?

Но ширится высокая тревога,
Оттуда, из начала всех начал…
И – вот оно, прикосновенье Бога…

Emissбrio de um rei desconhecido
Eu cumpro informes instruзхes de alйm,
E as bruscas frases que aos meus lбbios vкm
Soam-me a um outro e anуmalo sentido…

Inconscientemente me divido
Entre mim e a missгo que o meu ser tem,
E a glуria do meu Rei dб-me o desdйm
Por este humano povo entre quem lido…

Nгo sei se existe o Rei que me mandou
Minha missгo serб eu a esquecer,
Meu orgulho o deserto em que em mim estou…

Mas hб! Eu sinto-me altas tradiзхes
De antes de tempo e espaзo e vida e ser…
Jб viram Deus as minhas sensaзхes…

XIV
Как высохшего родника упрёки,
(И пыл напрасный взглядов наших, вскоре
Разъединённых) там, в полдневном хоре,
Тоской моей рождённый зов далёкий

Затих… И вновь звучат его намёки,
Из музыки, парящей на просторе,
Мистерией безмолвной, точно море,
Сияющее в штиль на солнцепёке.

Затем пейзаж и существует дальний,
Чтоб тишина в нём падала, как полог,
Чтоб тайну рассказать в исповедальне.

И мир – лагуной тёмной, из чьего
Немого лона - жизни путь так долог…
И Бог, Огромный Свод в конце всего…

Como uma voz de fonte que cessasse
(E uns para os outros nossos vгos olhares
Se admiraram), para alйm dos meus palmares
De sonho, a voz que do meu tйdio nasce

Parou… Apareceu jб sem disfarce
De mъsica longнnqua, asas nos ares,
O mistйrio silente como os mares,
Quando morreu o vento e a calma pasce…

A paisagem longнnqua sу existe
Para haver nela um silкncio em descida
Para o mistйrio, silкncio a que a hora assiste…

E, perto ou longe, grande lago mudo,
O mundo, o informe mundo onde hб a vida…
E Deus, a Grande Ogiva ao fim de tudo…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!