Леон Дьеркс Зимний день и др.

Дата: 13-11-2012 | 21:43:06

Леон Дьеркс Зимний день
(Перевод с французского).

Как слиток, что остыл, в безбрежье расстояний
последняя звезда погасла в вышине.
Всё прошлое черно. Погода всё туманней,
и в этот зимний день мне горестно вдвойне !

Светило сквозь туман ко мне не тянет дланей -
с утра не смог ни луч блеснуть в моём окне.
В глазах лишь только мгла и никаких желаний.
Представь, Моя Душа, что деется во мне.

Все в саванах во тьме архангельские рати,
и лампы ни один из сонма не вознёс.
Задумайся, Душа, о гибнущих без слёз,

не слышащих вдогон речей о благодати.
Гробницы через край переполняет прах.
Задумайся, Душа, об этих мертвецах !

Leon Dierx Journee d'hiver

Nul rayon, ce matin, n'a penetre la brume,
Et le lache soleil est monte sans rien voir.
Aujourd'hui dans mes yeux nul desir ne s'allume ;
Songe au present, mon ame, et cesse de vouloir.

Le vieil astre s'eteint comme un bloc sur l'enclume,
Et rien n'a rejailli sur les rideaux du soir.
Je sombre tout entier dans ma propre amertume ;
Songe au passe, mon ame, et vois comme il est noir !

Les anges de la nuit trainent leurs lourds suaires ;
Ils ne suspendront pas leurs lampes au plafond ;
Mon ame, songe a ceux qui sans pleurer s'en vont !

Songe aux echos muets des anciens sanctuaires.
Sepulcre aussi, rempli de cendres jusqu'aux bords,
Mon ame, songe a l'ombre, au sommeil, songe aux morts !


Леон Дьеркс Расшалившийся Эрот

Я видел как-то поутру
как бог Эрот в смешной одёжке
затеял летом на дорожке
свою забавную игру.

Весь в золоте да изумрудах,
без лука, без колчана стрел,
он песни шутовские пел,
не думая о пересудах.

Где б ни прошёл вблизи воды,
весь берег был в цветах красивых,
а жаворонки и дрозды
бодрей резвились в старых ивах.

Виновник многих слёз, стрелок, -
он, обратясь к иным потехам,
ходил и заливался смехом,
как безоружный дурачок.

Изобразив кого-то из бродяг,
капризу своему в угоду,
чтоб миру возвещать свободу,
он гордо поднял алый стяг.

Leon Dierx L'amour en fraude

J'ai vu passer, l'autre matin,
Un jeune Dieu dans la prairie ;
Sous un costume de feerie
Il sautillait comme un lutin.

Tout perle d'or et d'emeraude,
Sans arc, sans fleche et sans carquois,
En chantonnant des vers narquois,
Il s'en allait comme en maraude.

Il redonnait, a chaque bond,
L'onde aux ruisseaux, des fleurs aux rives,
Des alouettes et des grives
Au saule creux et moribond.

Le fol Archer buveur de larmes,
Pour une fois pris en defaut,
A travers champs riait tout haut
De n'etre plus qu'un fou sans armes !

Et singeant l'air d'un franc routier,
Fier de trahir son roi morose,
Il arborait un drapeau rose
Pour delivrer le monde entier !


Леон Дьеркс Око
(Перевод с французского).

В сплетениях ветвей - тенистые глубины
густых древесных крон. Сквозь праздничный наряд
любых лесных стволов, от корня до вершины,
луна бросает свой текучий блеклый взгляд -
и видно, как дрожат на ветках их листочки
и плачут почки...

Ночами человек покоится во сне,
а жизнь в лесу - и в ночь - не исчерпать до донца.
В нём тени без конца трепещут при луне,
и сам он, как вдовец, всю ночь в тоске о Солнце.
Лес страждет от тревог, сомнений и забот.
Он не заснёт...

Ночами свет луны ложится вниз на нивы,
струится по траве. Там водят хоровод,
не открывая лиц, спокойно и красиво,
бесшумные рои хозяек здешних вод.
Не то они в кружок усядутся под ивы -
а в водах - диво...

Далёкий круглый диск задумчивой луны.
Он только чуть прикрыт мистическим туманом.
В пруду её черты, как в зеркале, видны,
а тусклый блеск нам люб. Он сходен с оловянным.
То твой, природа, глаз ! Бессменный взор времён !
Бессмертный - и заметно утомлён.

Leon Dierx L'oeil

Sous l'epais treillis des feuilles tremblantes,
Au plus noir du bois la lune descend ;
Et des troncs moussus aux cimes des plantes,
Son regard fluide et phosphorescent
Fait trembler aux bords des corolles closes
Les larmes des choses.

Lorsque l'homme oublie au fond du sommeil,
La vie eternelle est dans les bois sombres ;
Dans les taillis veufs du brulant soleil
Sous la lune encor palpitent leurs ombres,
Et jamais leur ame, au bout d'un effort,
Jamais ne s'endort !

Le clair de la lune en vivantes gerbes
Sur les hauts gazons filtre des massifs.
Et les fronts penches, les pieds dans les herbes,
Les filles des eaux, en essaims pensifs,
Sous les saules blancs en rond sont assises,
Formes indecises.

La lune arrondit son disque lointain
Sur le bois vetu d'un brouillard magique
Et dans une eau bleme aux reflets d'etain ;
Et ce vieil etang, miroir nostalgique,
Semble ton grand oeil, o nature ! Helas !
Semble un grand oeil las.


Леон Дьеркс В саду
(Перевод с французского).

Вокруг сидящих дам, беседовавших вяло,
садовая листва под вечер чуть дрожала.
Одетые пестро, как требовал сезон,
подруги, ярче клумб, украсили газон.
В густой тени кустов купались силуэты,
блестели все колье, все кольца и браслеты -
на персях, на перстах; запястья унизав -
сплошная мишура ненынешних забав !
Вверху зажглась звезда и на небе застыла,
а следом - сотни звёзд и прочие светила.
Над чашей зашептал и резво взмыл фонтан,
рассыпавшись вокруг в сияющий туман
и будто бы ловя окрестную молву...
Деревья, наклонясь, приблизили листву,
чтоб слышать эхо волн, шумящих на просторе:
здесь был когда-то порт; здесь рядом плещет море.

Leon Dierx Au jardin

Le soir fait palpiter plus mollement les plantes
Autour d'un groupe assis de femmes indolentes
Dont les robes, qu'on prend pour d'amples floraisons,
A leur blanche harmonie eclairent les gazons.
Une ombre par degres baigne ces formes vagues ;
Et sur les bracelets, les colliers et les bagues,
Qui chargent les poignets, les poitrines, les doigts,
Avec le luxe lourd des femmes d'autrefois.
Du haut d'un ciel profond d'azur pale et sans voiles
L'etoile qui s'allume allume mille etoiles.
Le jet d'eau dans la vasque au murmure discret
Retombe en brouillard fin sur les bords ; on dirait
Qu'arretant les rumeurs de la ville au passage,
Les arbres agrandis rapprochent leur feuillage
Pour recueil l'echo d'une mer qui s'endort
Tres loin au fond d'un golfe ou fut jadis un port.

Леон Дьеркс Невидимая связь
(Перевод с французского).

Невидимая связь - секрет самой природы:
связь смыслов и умов, связь тела и души.
А в песнях, что звучат в любой из дней с восхода,
победный звон сплетён со стонами в тиши.

Невидимая связь между живым и косным
сопровождает их лютейшую вражду -
с погибелью зимой, с расцветами по вёснам,
в кругу метаморфоз - на радость и беду.

Невидимая связь скрывается в потёмках
и в яркости цветов; и в дивных образах
и в ужасе разрух над скопищем обломков,-
в надежде и в тоске, в улыбках и в слезах.

Невидимая связь идёт от корня к сокам -
и к запахам затем - и к звукам, наконец.
В итоге в нас мечты рождаются потоком,
и тот, кто не из плакс, потом у нас певец.

В шумах лесов и нив, в бурленье водопада -
невидимая связь Земли и ясных звёзд.
В ней ярость тех сердец, в которых пламя ада,
в ней лёгкость тех сердец, чей мир открыт и прост.

Невидимая связь скрепляет жизнь со смертью.
В нас память всех тревог прошедшего житья.
Душа утомлена безбрежной круговертью.
Любовь стоит за жизнь и враг небытия.

Leon Dierx L'invisible lien

L'invisible lien, partout dans la nature,
Va des sens a l'esprit et des ames aux corps ;
Le choeur universel veut de la creature
Le soupir des vaincus ou l'insulte des forts.

L'invisible lien va des etres aux choses,
Unissant a jamais ces ennemis mortels,
Qui, dans l'anxiete de leurs metamorphoses,
S'observent de regards craintifs ou solennels.

L'invisible lien, dans les tenebres denses,
Dans le scintillement lumineux des couleurs,
Eveille les rapports et les correspondances
De l'espoir au regret, et du sourire aux pleurs.

L'invisible lien, des racines aux seves,
Des seves aux parfums, et des parfums aux sons,
Monte, et fait sourdre en nous les sources de nos reves
Parfois pleins de sanglots et parfois de chansons.

L'invisible lien, de la terre aux etoiles,
Porte le bruit des bois, des champs et de la mer,
Leger comme les coeurs purs de honte et sans voiles,
Profond comme les coeurs pleins des feux de l'enfer.

L'invisible lien, de la mort a la vie,
Fait refluer sans cesse, avec le long passe,
La seculaire angoisse en notre ame assouvie
Et l'amour du neant malgre tout repousse.


Леон Дьеркс Ритмы
(Перевод с французского).

Круженье пёстрых одеяний,
шуршанье тканей,
и запахи духов им вслед.
Лихой подскок - легко и бодро -
да пируэт:
под вздутой юбкой тонут бёдра.

Леса баюкал лёгкий бриз.
По пальмам вниз
струя смолистая бежала,
и ток тот слёзный был не скуп.
Он тёк в бокалы -
на каждом след от алых губ.

Безумолчно, всё время вторя,
вздыхало море.
Был пенист голубой простор.
Забив ракушками пейзажи,
морской напор
выглаживал все пляжи.

Свист ветра будоражил дух.
Пронзая слух,
звучала череда симфоний,
то раструбя, то смяв
поток гармоний.
И сердце ликовало, вняв.

Спешат различные сезоны,
дни монотонны.
Нас наша память молодит.
Мечта спешит по зову страсти
прочь с мест, где скрыт
источник давнего несчастья.

Во мне ж безумная мечта.
Бокал у рта,
чтоб стихла призрачная жажда.
Я снова вижу лучший край,
где жил однажды...
Я вновь припомнил невзначай

цветные платья в ритмах танца,
бокалы в глянце,
морскую ширь и дальние огни,
и бризы с вихрем песнопений:
благие дни
неповторимых упоений !


Леон Дьеркс Гордость
(Перевод с французского).

Вершины дивных гор над маревом тумана !
Гордитесь красотой, исполненною чар.
Металлы в глубине угасшего вулкана !
Твердейте, не забыв былой несносный жар.

Пусть гордость гонит прочь соблазны и привады,
огородив сердца от дрелей женских глаз.
В отсутствии страстей в душе у нас отрада,
спокойный мирный сон, невинный мёртвый час.

Ах, горы ! Но, таясь, в ущельях зреют бури.
Все кедры без конца в томлениях дрожат,
и эхо от громов тревожит сон лазури,
в грозу то сук, то ствол ложатся в водопад.

О Гордость, глянь ! Любовь всё время на чеку.
Вблизи. И всё кричит о крахе устремлений,
вещает про свою бесплодную тоску,
отчаянье и мрак душевных угрызений.

Какая б ни была грозящая опасность,
и кто бы вас не влёк в туман и в темноту,
вершины гордых гор, храните вашу ясность !
В задумчивых мечтах сияйте на свету !

Пусть громко грянут злость, и ропот, и рыданья,
ты, Гордость, будь тверда, взирая только ввысь.
Смолчи в ответ на все докучные терзанья.
Будь солнечно ясна и только улыбнись !


Leon Dierx L'orgueil

Monts superbes, dressez vos pics inaccessibles
Sur le cirque brumeux ou plongent vos flancs verts !
Metaux, dans le regret des chaleurs impossibles,
Durcissez-vous au fond des volcans entr'ouverts !

- Herisse, amer orgueil, ta muraille rigide
Sur le coeur que des yeux de femme ont perfore !
Desirs inassouvis, sous cette fiere egide,
Mornes, endormez-vous dans le sommeil sacre !

- L'antique orage habite, o monts ! Dans vos abimes,
Et prolonge sans fin sous les cedres vibrants
Les sonores echos de ses eclats sublimes,
Et des troncs fracasses qu'emportent les torrents.

- Orgueil, derriere toi l'amour est la, qui gronde
Toujours, et fait crier l'ombre des reves morts,
Aux lugubres appels de l'angoisse infeconde
Et des vieux desespoirs perdus dans les remords.

- Sur les ebranlements, les eclairs, les ecumes,
Pics songeurs, vous gardez votre serenite.
Du cote de la plaine, o monts ! Vierges de brumes,
Vos sommets radieux baignent dans la clarte.

- Sur les dechirements, les sanglots, les rancunes,
Fermez, orgueil, fierte, votre ceinture d'or.
Du cote de la vie aux rumeurs importunes
Reluisez au soleil, et souriez encor !


Леон Дьеркс Водоворот
(Перевод с французского).

Всё в городе молчит. Тележки уж не мчатся,
под грохот развозя свою поклажу вскачь.
Сочтён дневной доход. И жертва, и палач,
уснувши, видят сны, что к ним плывёт богатство.
И в окнах чернота. Кругом темно, хоть плачь.

В своих мечтах все ждут богатства издалёка.
Пустуют все торжки, затихли кабаки.
На стойки уж никто не сыплет пятаки.
В ночи лишь редко кто шагает одиноко.
В театрах - никого. Закрыты на замки.

Сминая все шумы, послышалось гуденье.
Поблизости вокзал. Там, видно, есть народ.
Оттуда резкий свист: то смолкнет, то хлестнёт.
Властительная ночь воюет с чёрной тенью,
и миллионы глаз пронзили небосвод.

Властительная ночь - со скрытой подоплёкой.
Таинственный покров редеет не спеша.
И слышен горький плач, что тяжкий труд, круша,
гнетёт и губит жизнь бедняги одинокой.
Девица спит. Во сне открылась вся душа.

Печалится лицо бессонного поэта.
Как вихри тысяч пчёл, гудят его мечты.
Он нынче удручён от вечной суеты.
Все мысли мельтешат. Рассудок ждёт просвета.
Едва возьмёт перо, дрожат его персты.

Неуловимый рой разбуженных мечтаний.
Душа полна тревог. Как в море, то отлив,
то яростный прилив. Прилипчивый мотив
оставленных надежд. И снова зыбь желаний:
свободы и любви... Потом - опять - надрыв.

В душе густая зыбь, в которой зреет злоба,
и хочется укрыть в гробнице свой накал,
не то разбить себя о твердь подводных скал.
Все люди - болтуны, не стоящие пробы !
А гордый дух велит, чтоб бился или пал.

Leon Dierx Le remous

Tout se tait maintenant dans la ville. Les rues
Ne retentissent plus sous les lourds tombereaux.
Le gain du jour compte, victimes et bourreaux
S'endorment en revant aux richesses accrues ;
Plus de lampe qui luise a travers les carreaux.

Tous dorment en revant aux richesses lointaines.
On n'entend plus tinter le metal des comptoirs ;
Parfois, dans le silence, un pas sur les trottoirs
Sonne, et se perd au sein des rumeurs incertaines.
Tout est desert : marches, theatres, abattoirs.

Tout bruit se perd au fond d'une rumeur qui roule.
Seul, aux abords vivants des gares, par moment,
Hurle en dechirant l'air un aigu sifflement.
La nuit regne. Son ombre etreint comme une foule.
- Oh ! Ces millions d'yeux sous le noir firmament.

La nuit regne. Son ombre etreint comme un mystere ;
Sous les cieux deployant son crepe avec lenteur,
Elle eteint le sanglot de l'eternel labeur ;
Elle incline et remplit le front du solitaire ;
Et la vierge qui dort la laisse ouvrir son coeur.

Voici l'heure ou le front du poete s'incline ;
Ou, comme un tourbillon d'abeilles, par milliers
Volent autour de lui les reves reveilles
Dont l'essaim bourdonnant quelquefois s'illumine ;
Ou dans l'air il surprend des frissons singuliers.

L'insaisissable essaim des reves qui bourdonne
L'entoure ; et dans son ame ou l'angoisse descend
S'agite et s'enfle, avec un reflux incessant,
La houle des desirs que l'espoir abandonne :
Amour, foi, liberte, mal toujours renaissant.

Comme une houle epaisse ou fermente la haine
De la vie, en son coeur plus cache qu'un cercueil,
S'eleve et vient mourir contre un sinistre ecueil
L'incurable degout de la clameur humaine
Dont la nuit au neant traine le vain orgueil !



Владимир,

я французского не знаю, и Ваши переводы читаю просто, как русские стихи. Меня заинтересовала строка

Как слиток, что остыл от стуков и швыряний,

подумал, неужели Дьеркс написал так "швыряний". Попробовал перевести сонет и обнаружил, что Вы перепутали в переводе первую и вторую строфу местами.

В оригинале наковальня. Звезда на наковальне, отличный образ. Может вместо "швыряний", написать "на наковальне". Рифма такая же. Но ближе в Дьерксу и более поэтичней:)

Успеха,