Альфред Остин O Любви

Дата: 30-10-2012 | 19:40:32

Альфред Остин Троица Любви

Что телом, сердцем и душой зовем,
в любви их не разъять, не развести...
Того стыдимся, это не в чести,
но вместе вспыхнут, сплавлены в одном,
так словно уголь с жаром и огнем.

То не любовь, что тело отдает
без сердца; душу на алтарь неся,
плоть стережет... Любовь отдастся вся,
чья высь, - как небо, глубь - как бездна вод,
ширь словно воздух или звездный свод.


Alfred Austin Love's Trinity

Soul, heart, and body, we thus singly name,
Are not in love divisible and distinct,
But each with each inseparably link'd.
One is not honour, and the other shame,
But burn as closely fused as fuel, heat, and flame.

They do not love who give the body and keep
The heart ungiven; nor they who yield the soul,
And guard the body. Love doth give the whole;
Its range being high as heaven, as ocean deep,
Wide as the realms of air or planet's curving sweep.

Альфред Остин Мудрость Любви

Теперь в любви взнеслись мы к небесам,
лишь поцелуй, - прощание отсрочь,
но лучше смерть, чем с выси - падать в ночь,
свободным - покоряться всем ветрам.
Здесь целый мир уже открыт очам,
и чувствовать сильней уже невмочь;
продлить восторг, и только, - время нам,
привычку умаля, могло б помочь.
Увы, не удержаться в вышине...
Божественную страсть - испить вдвоем,
хотя бы и единожды, зане
иссякнет вдруг любовь, что ждет потом?
Даруй лишь поцелуй, о, Небо, - мне,
и врозь к юдоли дольной побредем.

Alfred Austin Love's Wisdom

Now on the summit of Love's topmost peak
Kiss we and part; no further can we go:
And better death than we from high to low
Should dwindle or decline from strong to weak.
We have found all, there is no more to seek;
All have we proved, no more is there to know;
And time could only tutor us to eke
Out rapture's warmth with custom's afterglow.
We cannot keep at such a height as this;
For even straining souls like ours inhale
But once in life so rarefied a bliss.
What if we lingered till love's breath should fail!
Heaven of my Earth! one more celestial kiss,
Then down by separate pathways to the vale.


Альфред Остин Ослепление Любви

Любовь слепа и, ею ослеплен,
не вижу ни красот, объявших сад,
ни жизни, ни надежды, ни отрад;
тебя нет рядом - темен небосклон.
Я без тебя на хладность обречен,
в цветенье лета - вижу листопад,
в синичьем пенье - слышу крик ворон;
мне изобилье утолит ли глад?
Но лишь твои шаги взволнуют тьму,
взор - осияет горькие часы, -
затеют звонко птицы кутерьму,
под пологом рассветной полосы
все расцветет вокруг, и я пойму, -
прекрасен мир - в лучах твоей красы.


Alfred Austin Love's Blindness

Now do I know that Love is blind, for I
Can see no beauty on this beauteous earth,
No life, no light, no hopefulness, no mirth,
Pleasure nor purpose, when thou art not nigh.
Thy absence exiles sunshine from the sky,
Seres Spring's maturity, checks Summer's birth,
Leaves linnet's pipe as sad as plover's cry,
And makes me in abundance find but dearth.
But when thy feet flutter the dark, and thou
With orient eyes dawnest on my distress,
Suddenly sings a bird on every bough,
The heavens expand, the earth grows less and less,
The ground is buoyant as the ether now,
And all looks lovely in thy loveliness.


Альфред Остин Единство Любви

Любовь к тебе не выразить подчас.
Смогу ли передать, как ты мила?
Люблю всегда, расправишь ли крыла,
иль складываешь их, в любви лучась.
Как ночь без перемены дня, для нас
Любовь без перемен темна б была.
Любовь горит, но не сгорит дотла,
тобой воспламенен, я не угас.
Агония сладка! И солнце в срок
вспылавшее, на западе зайдет;
а утром всходит вновь на небосвод.
Так делает любовь моя виток,
и каждое начало - новый взлет,
но вместе все - одной любви исток.


Alfred Austin Love’s Unity

How can I tell thee when I love thee best?
In rapture or repose? how shall I say?
I only know I love thee every way,
Plumed for love's flight, or folded in love's nest.
See, what is day but night bedewed with rest?
And what the night except the tired-out day?
And 'tis love's difference, not love's decay,
If now I dawn, now fade, upon thy breast.
Self-torturing sweet! Is't not the self-same sun
Wanes in the west that flameth in the east,
His fervour nowise altered nor decreased?
So rounds my love, returning where begun,
And still beginning, never most nor least,
But fixedly various, all love's parts in one.


Альфред Остин Страда Любви

Нет, не кляни сезоны, дорогая,
и с временем не начинай войны,
плоды, что дарит год нам, убегая,
не превзойдут ли все цветы весны?
Восславленная в соловьином пенье,
в страду луна не светит ли сильней?
Такой же, как теперь, во дни цветенья,
останешься со мной на склоне дней.
Когда уступит солнцу дождь покорно,
и серп сверкнет, где плуг возделал новь,
и зелень тихо превратится в зерна, -
разбросанное соберет Любовь,
и кинет взор вокруг, так жнец довольный
свой урожай оглядывает дольный.


Alfred Austin Love’s Harvest

Nay, do not quarrel with the seasons, dear,
Nor make an enemy of friendly Time.
The fruit and foliage of the failing year
Rival the buds and blossoms of its prime.
Is not the harvest moon as round and bright
As that to which the nightingales did sing?
And thou, that call'st thyself my satellite,
Wilt seem in Autumn all thou art in Spring.
When steadfast sunshine follows fitful rain,
And gleams the sickle where once passed the plough,
Since tender green hath grown to mellow grain,
Love then will gather what it scattereth now,
And, like contented reaper, rest its head
Upon the sheaves itself hath harvested.


Альфред Остин Изменчивость Любви

Я легкомыслен? - полно, легкий лишь;
и повинуюсь легкости твоей,
будь ты весна - могу ли быть теплей,
иль веселиться, если ты грустишь?

Будь солнцем, - будет в этом небе тишь;
споешь, и я зальюсь как соловей:
не будет ближе наших двух стезей,
ты следовать тебе не запретишь.

Так ветер бросит флюгеру упрек,
как мне вменишь изменчивость в вину:
стань югом, я твой южный ветерок,
стань постоянной, знай, не поверну.

Но пусть любовь твоя бы замерла,
моей любви ли складывать крыла?


Alfred Austin Love’s Fitfulness

You say that I am fitful. Sweet, 'tis true;
But 'tis that I your fitfulness obey.
If you are April, how can I be May,
Or flaunt bright roses when you wear sad rue?
Shine like the sun, and my sky will be blue;
Sing, and the lark shall envy me my lay:
I do but follow where you point the way,
And what I feel you doing, straight must do.
The wind might just as well reproach the vane,
As you upbraid me for my shiftings, dear:
Blow from the south, and south I shall remain;
If you keep fixed, be sure I shall not veer.
Nay, on your change my changes so depend,
If ends your love, why then my love must end.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!