Коктебель

Дата: 24-10-2012 | 00:24:55

Дух киммерийский – Енишар,
волошинской юдоли лоно;
здесь нет давно уже кошар
и овцы не пылят по склонам.
Зато отсюда Коктебель
как на ладони /с Карадагом/.
И ты подумай: не тебе ль,
завещан Крым восточным магом.
Маг акварельного мазка!
Бог строк, в которых сладко тонешь!
Зачем-то пчёлка у виска
всё вьётся, вьётся, не отгонишь.
Вдоль троп – ковыль,
вдоль троп – полынь,
чабрец цветёт неистребимо;
отхлынет вал седой – и вынь
из гальки сердолик любимой.
Меняет цвет Хамелеон.
Меняет время поколенья.
Дух Киммерии возведён
Волошиным в ранг поклоненья.
Здесь был писательский бомонд –
звенели песни менестрелей,
и солнце, как японский зонт,
стояло в небе Коктебеля.
Пускай поток несёт планёр
по восходящей –
выше –
выше!
Я тот посёлок до сих пор
ношу в душе и сердцем слышу.
О, Макс Волошин не забыт
на этих берегах хвалёных,
но кто вернёт тот славный быт
душ, меркантильности лишённых?
Кто нынче с музами на ты
в стране, омытой светом лунным,
где сердолики, как цветы,
дарили поэтессам юным?..




Коктебель - 2


Склон Кара-Дага. Дом Поэта.
Горсть сердоликов. Море глаз.
Уже описано всё это,
наверно, миллионы раз.

Но помнить вечно не тебе ль,
как свет Селены в бухты лился,
и как любил нас Коктебель
и отпускать не торопился?

Ведь даже катер на Судак,
/куда весь люд с утра стремится!/
не мог нас заманить никак
на генуэзские бойницы…

С туристами мы песни пели,
в долину шла тропа овец,
и мы не знали в Коктебеле,
что и у счастья есть конец.

Но дух Волошина над нами
тогда взошёл, взял в оборот, –
он подхватил нас, как цунами,
и до сих пор с тобой несёт.



И плыли в небе иероглифы

О.И.


Пишу, пишу, – не о тебе ли? –
в словах завяз я, как в смоле,
и сердолики Коктебеля
пылятся в письменном столе.
Что толку ахать или охать?
Грустить, не зарекаясь впредь,
тянусь к окну,
чтобы стекло хоть,
если не память, протереть.
Я не забыл тебя и всё же
хоть и живу, как на юру,
тоска тишком, по-осьминожьи,
вселилась в душу, как в нору.
Ты помнишь, как с тобой
продрогли мы
в последний из прощальных дней
и плыли в небе иероглифы
уже безлиственных ветвей.
И опускался, словно занавес,
закат на ниточках потерь,
тот день был соткан
из тумана весь,
он гуще стал ещё теперь…



Вячеслав!
Такие соображения:
Вот если подработать фразу:
Здесь был писательский бомонд –
элита русских менестрелей

так, чтобы уйти от «масла масляного» (был… бомонд – элита),
например –
Здесь был писательский бомонд –
собор российских менестрелей
,
то из общего штиля не выпадало бы.
А вот
он брендом стал в местах хвалёных
совершенно выпадает…

кстати

"Дух киммерийский..." и "Пишу, пишу..." - просто отлично!!!