Как старого, но еще нестарого Вову в новые управдомы выбирали

Дата: 06-03-2012 | 23:11:45

        В некотором царстве, в бело-сине-красном государстве стоял дом. Собственно, этот дом и был царством-государством или царство-государство — домом, но в такие детали и Википедия не вникала. Стоял себе дом не так, чтобы очень ладно: то тут крякнет, то там брякнет, то сям хрюкнет. Домовые, конечно, покряхтывали, поминали матушку, доставали денежку, но продолжали жить-поживать да добра в кредит наживать.
        Заведовал домом Вова-всем без него хреново. В стародавние времена его назначили домом заведовать с подачи Бори-унеси ты мое горе, и никак он не переназначался. Потом еще раза полтора Вову в Вовы выбирали, да так и привыкли. Что бы в доме ни случалось, Вова был ни при чем, и к этому тоже все скоренько приспособились. Всегда попадался тот, кто, в случае чего, в другой дом, березовый, через Ла-Манш линял или в хижину дяди Ходора, за колючку, забивался, правда, в единственном числе. Недовольных Вовой было, хоть не очень много, зато и не слишком мало, но и те, если и шуршали, то исключительно в соцсетях.
        Но вот приспела пора снова Вову ставить. И тут, откуда ни возьмись, материализовались еще четыре потенциальных управдома, желающих в новые Вовы податься: Гена-все будет офигенно, другой Вова-нецензурное слово, Серега-куда ему ей-богу и мальчик-с-пальчик Миша-чья-то денежная крыша. Вдобавок повыпрыгивали из интернет-подвалов, отвалов и завалов хомячки сытые, морды небитые — ровным счетом навалом — и давай дополнительно сети и улицы мутить. Дескать, надо нового Вову честно выбирать, ведь нечестно уже было, а это нечестно. Шибко они расстраивались да и других подрасстроили невзначай. Иные домовые, не с тем делом, на улицу повылазили, белыми ленточками себя осенили, и давай выкликать: хотим, дескать, правильного Вову.
        Хотите — нате, сказал Вова. На каждую урну, куда домовым велено было ему синюю метку бросать, велел присобачить веб-глазок: дескать, смотрите, как меня совсем по-честному коронуют. Все разом угомонились и принялись ждать критического дня.
        Долго ли, коротко ли, начались аты-баты-теле-дебаты. Гена-все будет офигенно грозился все у тех отнять и отнятое на этих поделить; другой Вова-нецензурное слово кричал, что дом только для местных домовых, а неместные — пусть уматывают в свой Гастарбайстан; Серега-куда ему ей богу вообще ничем внятным не запомнился; а мальчик-с-пальчик Миша-чья-то денежная крыша обещался дом в Европу зафигачить и в его директоры определиться. В общем, на какое-то время бело-сине-красный дом превратился в желтый. Но этого никто не замечал, всем было смешно. Тем более что Вова-всем без него хреново в дебатах не участвовал: некогда ему было, ключом разводным работал.
        В критический день началось такое, что ни в твиттере сказать, ни в фейсбуке описать. Буквально все заверте... как сказал другой домовой по другому поводу. Вова-то был на все руки дока: и швец, и жнец, и на трубе газовой игрец. И на карусельном станке работал — загляденье просто. В общем, когда синие птички подсчитали, оказалось, что за Вову домовые их вбросили аж в два раза больше, чем за остальных вместе взятых.
        Больше всего был ошарашен другой Вова. Первое время он даже рта раскрыть не мог, потом промямлил здравицу в честь нового управдома и отвалил пить горькую.
        Серега бодро порадовался за Вову и, посетовав, впрочем, на то, что тот победил бы и так, без карусельного станка, помчался в ресторан пить коньяк на оставшиеся.
        Мальчик-с-пальчик Миша, ни с того ни сего выросший в динозавра средней руки, к добрым словам в честь победителя присовокупил следующее: дескать, погодите, я вам еще покажу. И зафрахтовал «Боинг» в Курвовель — на себя и цельный кагал ближайших друзей.
        И только Гена-все будет офигенно встал в третью позицию, от славословий начисто отказался и пригрозил, что завтра же перейдет к ненасильственным действиям против Вовы. Да и то сказать: насильничать в его бригаде некому — старенькие все. Но водочкой в соседнем трактире никто не пренебрег. Туда и потопали.
        А сам Вова вышел на придомовую территорию и, поигрывая разводным ключом, громко возгласил свежесобранным изо всех квартир домовым: «Я вам обещал, что мы будем! И мы будем». Потом спросил: «Мы стали?». Домовые весело запричитали: «Стали!».
        И тогда Вова, сунув разводной ключ за пазуху, пролил скупую управдомовскую слезу. Правда, потом он уверял, что это из-за ветра. Но мы-то с вами знаем, из-за чего...

6-7 марта 2012
г.Орск

Что сказать? Блестяще!
Говорю это, подленько прикрываясь т.с. экстерриториальностью.
Вот пишу этот комм., и вдруг соображаю, что могу не успеть скопировать сию былину в отдельную памятную папку. Щас отвлекусь для этого…
…Готово.
Так о чём бишь я?
Да! А тебя ить пасодють! Как тут уже кому-то, помнится, предсказывали.
Но пронесло… Так что – не сомневайся, друг: мы с тобой.
А.К.

Криминала не нашел. Но написано хорошо, достаточно смешно, если учесть грустный сюжет. А еще лучше было бы написать это все раёшником. Всех благ, тёзка!

Мы выбирали домового...
Не то чтоб был он шибко нов.
Но чуточку мощней другого
из двух предложенных нам Вов...
"Мы победили!" - рек. На слово
попробуй Вове не поверь!
Теперь он смотрит аки зверь:
кого же победит он снова?
Ну, право, некого ж теперь!..
Ему все побеждать охота.
(Дракон без драки - дряхлый кот).
Жаль, не поймет: что он всего-то
свой лучший победил народ...