Кристиан М. Мантойфель. Delectatio morosa.

Кристиан М. Мантойфель.
Delectatio morosa

Krystian Medard
Manteuffel


...delectatio morosa
wiele lat potem

...zdawalo mi sie, ze znaki dostrzegam,
lecz moj przyjaciel powiedzial, ze ja umarlem,
nie ma mnie wcale; wiec co ja wlasciwie
dostrzegam?
To, czego nie stworzyl, czego juz nie potrafi,
to, czego nie ma, w co ja tylko wierze.
A ja widzialem swiatlo prochna noca;
delectatio morosa , uparte wnikanie ,
w strefy umarle, niegdys powaga I groza
plomienne
– o gdybym ja potrafil opisac te ognie,
te strefy zakazane, do drzewca golego
przywiazac idee sierpniowych pochodow,
ze szczeliny bruku wygrzebac ostatnie
slowo wyszeptane, goretsze od kuli
stygnacej pod sercem.
Gdybym na cmentarzach mogl udzwignac
plyty,
czytac z ich rewersow, moze bym utracil
wiare, ze ta jasnosc, to cos ponad swiatlo
prochna noca,
i ze ma to znaczenie dla kogos jeszcze,
nie tylko dla wiatru.
Gdybym uwierzyl, ze wystarczy zdmuchnac,
co czas juz wypalil, musialbym tez uwierzyc,
ze dla tego plomienia
nie warto bylo
byc nieposlusznym Bogu,
na pysk padac
a bylo...
Warszawa, kwiecien 2006


...delectatio morosa
много лет спустя

…мне казалось, что я замечаю знаки
но приятель мне сказал, что я умер,
нет меня вовсе; тогда что я собственно
замечаю?
То, чего не сделал, чего уже не суметь,
то, чего нет, во что я только лишь верю.
А я видел свет тлеющий ночью:
delectatio morosa, настойчивое вникание
в мёртвые зоны, некогда значением и угрозой
пламеневшие
- о если бы мне удалось описать те огни
те запретные зоны, к голому древку
привязать идею августовских шествий,
из щели мостовой выгрести последний
шёпот, слово, горячее от пули ,
остывающей под сердцем.
Если бы на кладбищах мог я, поднимая
плиты,
читать их с изнанки, я, возможно, утратил бы
веру в ясность, что превыше света
тлеющего ночью
и что имеет это значение для кого-то ещё
не только для ветра.
Если бы я поверил, что достаточно смахнуть
то, что уже выжгло время, я должен был бы поверить также,
что для того пламени
не стоило
быть непокорным Богу
падать ниц ,
а надо было…

Варшава, апрель 2006.

(MOROSE PLEASURE
Deliberate complacency in a sinful object, presented by the imagination but unaccompanied by a desire for the object. Also called morose delectation. (morosa delectatio).
Преднамеренное самоудовлетворение в греховном объекте, представленном воображением, но несопровождаемое желанием объекта. Также названное угрюмым удовольствием. (morosa delectatio).(Википедия))


Krystian Medard Manteuffel - To nie tak byc mialo


...jest nie tak, na bialym sztandarze
rozsypane, niegdys spojnie krwia wypisane litery.
Glosu Boga nie slychac w kakofonii falszow.
Wiedna bukiety poezji pisanej na swiadectwo prawdy.

Zywimy sie scierwem tamtych, dawno zapomnianych,
powstalych z ich wielkosci i zatraconym z wlasnej pychy;
z ruin wygrzebujemy ich miraze dopisujac im chwale i winy.
Jawimy sie, by z niewyschnietych zrodel czerpac slodkie soki,
plynace z krynicy, ktorej nie ma, lecz mozna w nia wierzyc
ciagle jeszcze, zanim piasek klepsydry nie zasypie nam mozgow.
I kto nas wspomni, gdy tylko kruchosc dana nam byla od Boga,
stworzonym po to zaledwie, aby zaistniec i oddac sie wiatrom,
choc strach nas przenika i chcialoby sie nie klekac lecz zaklac...

2008
Не так должно было быть,
… не так стало, на белом знамени
рассыпаны некогда связанные выписанные кровью буквы.
Голос Бога не слышен в какофонии фальши.
Вянут букеты поэзии, написанной чтобы свидетельствовать о правде.

Кормимся падалью тех, давно забытых,
восставших в их величии и поверженных из-за своей гордыни;
из руин выгребаем их миражи, дописывая им похвалы и обвинения.
Приходим, чтобы из невысохших ручьёв черпать сладкие соки
из источника, которого нет, но в который можно верить,
пока песок клепсидры не засыпал нам мозги.
И кто вспомнит о нас, если только хрупкость дана была нам от Бога,
сотворённым для того лишь, чтобы возникнуть и отдаться ветрам,
хотя пронизывает нас страх, и хотелось бы не склоняться, а проклинать…
***
Датировка 2006-м годом - пятидесятилетия Познанского и Венгерского восстаний, "августовские шествия" 1980-го года - Солидарность.

И вот стихотворение Лесьмяна, первую строчку которого без выделения цитирует Мантейфель в первом стихотворении:

Болеслав Лесьмян
Niegdys Powaga I Groza Plomienni...

Niegdys powaga i groza plomienni -
Stali sie dzisiaj wspomnieniem i echem,
Wymyslem ptakow, oblokow usmiechem
Ci - niezastepni i ci - niezamienni.
Dla gnusnych bogow sa strozami ziemi.
Dla zakochanych - wzorem lub przysiega,
Dla dzieci - dziecmi, lecz bardziej pieknemi,
A dla poetow - przyrownan potega!
Dla zmarlych - lilia, wykwitla za wczesnie,
A dla rycerzy - ogniem i zelazem,
A dla uspionych - zaledwo snem we snie,
A dla mnie - niczym i wszystkim zarazem!
Zas dla rusalek, zrodzonych wod jasnia,
Sa zaniedbana w blekitach wspolbasnia...




Некогда пламенно властным и грозным,
Ставших теперь только в памяти эхом,
Вымыслом птичьим, облачным смехом -
Им, непременным, им, непреложным,
Быть для ленивых богов сторожами,
Быть для влюблённых примером, обетом,
Милыми стать для детей малышами,
Символом творческой силы- поэтам,
Лилией – мёртвым, отцветшей до срока,
Рыцарям – грозным огнём и оружьем,
Сном лишь во сне для уснувших глубоко,
А для меня – и небывшим и сущим!
И для русалок, рождённых вод лаской,
Стать позабытой на дне полусказкой.



Вспоминается из Бальмонта:

Тише, тише совлекайте с древних идолов одежды,
Слишком долго вы молились, не забудьте прошлый свет.
У развенчанных великих как и прежде горды вежды,
И слагатель вещих песен был поэт и есть поэт.

Победитель благородный с побежденным будет ровен,
С ним заносчив только низкий, с ним жесток один дикарь.
Будь в раскате бранных кликов ясновзорен, хладнокровен,
И тогда тебе скажу я, что в тебе мудрец — и царь.

Дети Солнца, не забудьте голос меркнувшего брата,
Я люблю в вас ваше утро, вашу смелость и мечты,
Но и к вам придет мгновенье охлажденья и заката, —
В первый миг и в миг последний будьте, будьте, как цветы.

Расцветайте, отцветайте, многоцветно, полновластно,
Раскрывайте все богатство ваших скрытых юных сил,
Но в расцвете не забудьте, что и смерть, как жизнь, прекрасна,
И что царственно величье холодеющих могил.


На ту же тему и "Монумент" Балиньского.
(Прим. ЛБ.)



У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!